'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 03 декабря 2010, 19:08

О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер, это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева. У нас в гостях по традиции в этот день и в этот час Леонид Радзиховский. Добрый вечер.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Добрый.

О.ЖУРАВЛЕВА: Наша кардиограмма к вашим услугам, голосуем за или против того, что говорит Леонид, соглашаемся или не соглашаемся. Видеотрансляция на сайте уже включена, и смски принимаются по стандартному номеру +7 985 970-45-45. Игорь нам предлагает перестать говорить о политике, поговорить об эротике в реальной жизни. Но в политике тоже полно эротики, мне кажется.

(Голосование закончено в 19:43)



Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Об эротике в реальной жизни. И все это под камеру?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, это в стиле нынешнего Викиликса, это как раз то, что требуется.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, в стиле Викиликса, совершенно верно. Кстати говоря, по поводу Викиликс сегодня достаточно явственно высказался Медведев, сказал несколько слов и даже, я бы сказала, пошутил весело, что если бы не дай бог дипломатов наших переписка по поводу США открылась, то, наверное, в США узнали бы много интересного, он сказал. Ну и при этом, конечно, пожурил за цинизм дипломатов, за то, что они там говорят всякое разное, не подумавши.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А молчать должны?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ваша версия?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Версия чего?

О.ЖУРАВЛЕВА: Развития событий. Повлияет вообще этот Викиликс на кого-нибудь? Все сделали нейтральное более-менее лицо, каждый отреагировал. Ассанжа, наверняка, поймают, накажут.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так а чего его ловить? Известно, что он в Лондоне. И даже наш бывший пребойкий префект Митволь заявил, что он с ним в Лондоне встречался.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот кто слил всю информацию.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вероятно. Американское посольство с Митволем в особых отношениях, я думаю. Видите, Оля, я думаю, что, на самом деле, эта история с Викиликсом – она, может быть, конечно, пшик, а, может быть, она обозначает начало вот такой новой прекрасной эры. То есть я имею в виду следующее. Что, все-таки, прозрачность мира сейчас, конечно, невероятная. Я, вот, на компьютер и вы, наверняка, и все постоянно получаю такие штуки. Там, за 1000 рублей дам базу данных по московскому ГАИ, за 1,5 тысячи рублей дам базу данных по всем квартирам города Москвы, там, еще что-то, еще что-то и так далее. Так? Если пройдет какое-то время, то скоро будем получать там за 100 долларов базу данных по переговорам китайского посольства с нигерийским посольством. Но это цветочки.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, это такая «Горбушка» вселенская, где все можно купить.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Правильно. Так мир и становится… Это просто таковы технические условия современного мира, что он неизбежно станет, действительно, большой «Горбушкой». Причем, если вы думаете, что все ограничится сведениями о переговорах китайского посла с его шефом, то это не так. Я, допустим, ввожу «Ольга Журавлева», и получаю ваши переговоры с вашим любимым мужчиной, скажем, или с вашей дочерью и так далее, и так далее. А вы, соответственно, можете получить любую информацию обо мне, о ком угодно. То есть вот это тот мир, на самом деле, без дураков, к которому мы объективно движемся – это просто неотвратимо. Вообще, технический прогресс, равно как и социальный прогресс (прогресс или регресс – это уж кому как нравится), но технические и социальные изменения, как известно, остановить нельзя, хотя очень многие пытались. Все пытаются. И вполне возможно, что вот эта фигня с этим Викиликсом, сама по себе вполне ничтожная, но об этом можно отдельно сказать, это просто звонок к тому, что мы, действительно, подошли к тому моменту, когда тайн в понимании предыдущих 20-ти веков просто не осталось, поскольку техническая возможность вскрывать практически любые компьютеры существует, а почти все общение у людей, в том числе и интимное общение, к которому нас призывал тут слушатель, оно сейчас идет через компьютеры. Деловое, интимное и так далее.

Это что касается знака, знака судьбы, который может быть обозначен эти самым Викиликс. Теперь что касается самого этого скандала, то он тоже, по-моему, очень интересный и такой, симптоматичный. Вот, я когда езжу с водителями, особенно шахид-такси когда беру, то они часто меня спрашивают: «Скажите, кто будет президентом в 2012 году?» или «Что, на самом деле, происходит?», или там «Сколько денег у Путина на счетах?» И когда я говорю, что я об этом знаю ровно столько же, сколько вы, они говорят: «Ну, мы понимаем, что вы сказать не хотите». Даже некоторые улыбаются, а некоторые обижаются.

Так вот, Викиликс доказывает, что я говорю водителям правду. Что не только я об этих интересных вещах знаю ровно столько, сколько водитель-узбек, но ровно столько об этом знает американский посол, американские дипломаты. Американские дипломаты не глупее остальных дипломатов, вот, все в мире дипломаты, разведчики, журналисты, политики не знают ничего, что блестяще доказывает вот это самое Викиликс. Они знают какие-то мелкие подробности, имена, пароли, явки вот в таком диапазоне, который лично их касается, а глобально они не знают абсолютно ничего. Вот, все эти переговоры дипломатов, когда их читаешь, это просто такой порожняк, который с невероятным грохотом они гоняют друг другу.

О.ЖУРАВЛЕВА: Леонид, вы только что сказали, что глобализация ведет к абсолютному отсутствию тайн, к абсолютной прозрачности.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, совершенно верно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Если можно вскрыть, слить переговоры достаточно личные между разными дипломатами, то что мешает точно так же вскрыть счета?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Совершенно верно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Уход-приход денег? Тогда информация будет вполне реальной.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Совершенно верно. Отдельные мелкие детали – вот, как говорят, дьявол в деталях – отдельные мелкие детали вскрыть можно и будут вскрываться. Вот, пока что открыли переговоры секретные, а следующим этапом откроют совершенно секретные. И в этих совершенно секретных будут мелкие подробности, кто сколько денег украл, например, если речь идет о России, или, там, кто с кем переспал, если речь идет о США. То есть где что считается мелкими пикантными подробностями.

Но глобально выяснится, что тайн нету, потому что никто ничего не знает. Никаких глобальных планов, вот тех самых, о которых так любят говорить, долгие, тонкие, сложные планы, которые строят или жидомасоны, или мировая закулиса, или Римский клуб, или Бабельсбергский клуб, или мировая элита, или правительство США, или правительство России, этих тайн никто не знает, потому что их просто нет. Политики питаются глупыми статейками из газета, а журналюги питаются глупой болтовней политиков.

Вот, уровень анализа… Понимаете? Не мелких подробностей, а анализа у больших политиков – это пшик, это идиотские газетные статьи. Вот, что интересно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение». Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, у нас в гостях журналист Леонид Радзиховский, и мы продолжаем. Вот тут же на SMS приходит ответ на ваш предыдущий спич: «Зачем ту информацию, которую цитируют, вообще держать в каких-либо материалах, тем более секретных?» — спрашивает Константин из Ростова-на-Дону. Мы вот сейчас на перерыве как раз говорили о том, что как выяснилось король голый, пузырь вообще лопнул.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Король голый, посол голый, министр голый. Все голые. Зачем держать в секретах? Дорогой мой, а за что им деньги-то получать? Если не надувать щеки и не гнуть пальцы, кто будет платить им деньги? Вот, вы разворачиваете газету и вы читаете бойко написанную статью, допустим, подписанную мной. Вы что, из нее узнаете что-то такое, чего вы не знали? Ничего подобного. Просто она чуть-чуть бойчее изложена. Вот, вы слушаете это самое «Особое мнение». И что? Это какое-то интеллектуальное открытие? Вы что-то узнали, чего вы не знали? Или оно подтверждает ваши глупости, или оно отрицает ваши глупости. В первом случае слушателю нравится, во втором не нравится. Но нового ничего нету.

Я хочу сказать, что, на самом деле, уровень анализа… Ведь, политики мыслят как и все люди. Они не просто воспринимают поток фактов, они их как-то организовывают, упаковывают, правильно? Они мыслят какими-то своими представлениями, какими-то своими теориями, какими-то своими гипотезами. Так вот, все эти гипотезы, эти теории, эти представления – это не они придумали, это взято из тех же самых газет, из книжек XIX века или XX века, написанных тоже не великими гениями, прямо скажем. Великих гениальных ученых в области общественных наук – раз-два и обчелся. А остальные – это просто, по большому счету, переливание из пустого в порожнее. Вот, как это устроено? Я несколько раз тоже беседовал с разными дипломатами. Мне всегда было и смешно, и стыдно, примерно как на «Эхе Москвы». На кой черт меня зовут эти дипломаты? Ну, кормят там. Денег я, естественно, с них не брал, чтобы не иметь неприятностей.

О.ЖУРАВЛЕВА: А зачем вы ходили?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, любопытно. Потом, неудобно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так и им любопытно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Пустейший треп. Я им сообщаю то, что они прекрасно знают без меня. Они потом это как-то упаковывают, организовывают и с грифом «секретно», получив от 5 таких чудиков как я, отправляют по своей…

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть вот это вот и есть «шакалить у посольства»?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот это и есть дипломатическая, политическая и прочая так называемая секретная работа. Еще раз повторяю, есть отдельные мелкие секретные факты (номера счетов, кто у кого что украл) – это да. Но общий анализ, что будет с той страной, каковы тенденции развития этой страны, что будет с человечеством, так сказать – это просто пшик. Не только никто этого не знает (знать это, в принципе, невозможно, потому что это зависит от слишком многих вещей), но в современной политике даже долговременных вот этих тонких, сложных, долгих, на годы вперед рассчитанных планов и то ни у кого нет. Вот это очень любопытно.

Вот эта степень обнажения, что король голый, в этом Викиликсе – она пикантна. Хотя, опять же, в этом нет абсолютно ничего нового. Потому что если вы возьмете любы мемуары, любые протоколы Политбюро или каких-то комиссий Конгресса, Сената – пшик. Вы не узнаете из этих…

Вот, допустим, интересный вопрос. Почему началась, предположим, Первая мировая война? Все архивы открыты, все мемуары написаны, все дневники опубликованы. Так почему? Никто не знает. Кто начал? Все начали. У каждого были свои вот такие копеечные на 1 миллиметр…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, все побежали и я побежал, это понятно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: На 1 миллиметр амбициозные расчеты. И когда эти амбициозные расчеты в силу абсолютно независящих от этих козлов причин столкнулись, вот оно и бахнуло. Люди хотят романтизировать и рационализировать свою убогую жизнь и придумывают теории заговоров, придумывают какие-то сложные тайны. Не тайны, еще раз повторяю, по мелочи, кто у кого сколько денег украл, а большие тайны, большие тайны, что, вот, доведено до некоторого высшего уровня в теории протоколов сионских мудрецов. Вот, есть такая тайная организация, которая что-то планирует на годы и организовывает. Вот, читая все мемуары, все переписки, все секретные протоколы, вы видите, ничего этого абсолютно нет в помине. Есть копеечные крохотные расчеты, которые сталкиваются. Бывают политики гангстерского склада, которые, действительно, строили таинственные, далеко идущие планы – там, Гитлер, допустим, Сталин. Но и их таинственные планы были достаточно прозрачны и очевидны всем просто из газет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, из личных даже выступлений, наверное.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, совершенно верно. В 30-е годы все понимали, что Гитлер рвется к мировому господству. А процессы в Москве, которые устраивает Сталин, полная липа. Величайшие секреты. Все эти величайшие секреты открыты – бери, не хочу.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте следующий величайший секрет (не знаю, насколько он секрет). Решение FIFA. Вот, преподаватель из Москвы так формулирует: «Способствует окончательному угробливанию России?» А Макс из Пензы спрашивает: «Как вы относитесь к трауру среди либералов по поводу выигрыша Россией права на Чемпионат мира-2018?» Вы с теми, кто в трауре, или с теми, кто рад?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, я думаю, что Россию угробить одним футбольным мячом по башке, даже если он пущен со страшной силой… Все-таки, голова у России крепкая, ее мячом не убьешь. Траура я никакого не испытываю. Я думаю, что Путин забил, ну, скажем так, осторожно: Путин получил мяч, для того чтобы забить в президентские ворота. Конечно, свою капитализацию этим самым решением FIFA Владимир Владимирович здорово увеличил. И если считать, что у них идет матч с Медведевым за президентство, то, конечно, Путин вышел к воротам, и мяч у него в ногах. И, в общем, будет довольно странно, если президентом будет к 2018 году не Путин при таком раскладе. Потому что футбол – это единственное, что есть живого в современной российской политике.

О.ЖУРАВЛЕВА: У нас еще Олимпиада, не забудьте.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И Олимпиада, да. Тоже путинская работа. Так что когда наши политики и дипломаты находили веские аргументы, которые подействовали на FIFA и на Международный олимпийский комитет, я думаю, что Владимир Владимирович находил эти веские аргументы не зря. И эти веские аргументы ему сильно помогут. Так что если считать, что возвращение Путина в качестве президента есть угробливание России (придерживаться такой точки зрения), то с тем, что мы получили Чемпионат, это событие приблизилось. Не скажу, что оно стало неотвратимым, но оно сильно приблизилось. Трудно представить еще такой эффектный ход современного российского политика, который бы все запомнили.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но это именно электорат к нему прильнет?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Естественно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Или он сделает это вне зависимости от желания электората?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вне зависимости от желания электората ничего не бывает, даже в самых свирепых диктатурах. Извините за выражение, сучка не захочет, кобелек не вскочит. Самые свирепые диктатуры замечательны тем, что народ их всегда поддерживает. Не голосованием, не на выборах – просто поддерживает.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, не протестует же на улицах, не берет дворец, правильно, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот, когда народ серьезно недоволен и серьезно протестует, ни одна диктатура не выдерживает. Диктаторы – это те, которые умеют организовать народную поддержку. У нас диктатуры сейчас нет ни свирепой, ни не свирепой, и выборов у нас нет. Но поддержка хотя бы молчаливая, хотя бы равнодушная, непротивление власти и некоторая минимальная к ней симпатия в обществе этой власти необходимы. И Путин, я думаю, этим делом сегодня пользуется, то есть имеет эту поддержку. А то, что он организовал Чемпионат по футболу, конечно, симпатии к нему привлечет у избирателей вне всякого сомнения. Причем, не только у футбольных фанатов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну а как вам кажется, вообще мы как страна, мы это потянем?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну а куда мы денемся?

О.ЖУРАВЛЕВА: Рабочие места создадим, там все, проведем дороги?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да ладно, Оль! Ну, реально это стоит, говорят, чего-то там, ну, 6 миллиардов допустим.

О.ЖУРАВЛЕВА: Один даст Абрамович.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, дело не в этом. Абрамович – номинальный владелец, он имеет свою долю малую в своем бизнесе, честную долю (это его).

О.ЖУРАВЛЕВА: А зачем ему тогда Путин прямо на глазах у изумленной публики говорит там: «Надо раскошелиться. Пора поделиться»?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А затем, чтобы опять же положить себе в карман восторги изумленной публики. Что публике нравится?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Именно это.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Что нравится народу? Что я из своего кармана буду оплачивать этот самый Чемпионат? Или что Абрамович из своего кармана будет оплачивать? Разумеется, народу нравится, что оплачивает Абрамович. То, что карманы Абрамовича наполнены деньгами, которые, прямо скажем, Абрамович не на улице нашел, а нашел их в земле, а земля принадлежала государству, а государство эту землю подарило Абрамовичу. А потом государство у Абрамовича эту землю выкупило по максимальной цене. Это все публика забывает. Факт тот, что Абрамович дал – не я дал, Абрамович дал. Приятно? Приятно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, ну все помнят, что он у нас украл эти деньги.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А теперь отдает. И очень хорошо.

О.ЖУРАВЛЕВА: А теперь Путин их у него отнимает.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не отнимает, а Абрамович отдает. Дело в том, что Абрамович как и все наши крупные бизнесмены, он, ведь, номинальный владелец, правильно? То есть я еще раз говорю, у него есть его честная доля. Вот, во столько по-честному оценили его умение жарить шашлыки для Дьяченко-Юмашева, договариваться с Путиным и так далее. Это его честная доля. Ну, допустим, там, 3 миллиарда, 4, 5 миллиардов. По понятиям его честная доля, и на эту честную долю никто не претендует. А остальное – номинальное владение.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы по-человечески понимаете? Вот, вроде бы человек везде фигурирует в списке Forbes, где угодно, в таблоидах как некий очень богатый человек, который правдами-неправдами заработал себе огромное состояние. Может себе позволить Челси и все остальное. Его прилюдно как кутенка берут за ухо и говорят: «Да, кстати. Бабки верни».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Понимаете, если бы он при этом начал дергаться, то ухо-то, пожалуй, в этих самых пальцах бы и осталось. Как у Ходорковского. А он хочет, чтобы уши у него к голове были привязаны покрепче. Поэтому он не дергается. Тем более, что пусть не 15 миллиардов, пусть не 20 миллиардов. Но еще раз повторяю, его доля малая честная по понятиям у него есть, на которую никто не претендует. Ну 3, ну 4, ну 5, но это его, их никто отбирать не будет. А остальное – это общак, это номинальное владение. Делись. Нормально. Он эти правила игры принимает, и за это он имеет и долю малую, и номинальное владение. А не принимал бы, не имел бы ни доли малой, ни номинального владения.

О.ЖУРАВЛЕВА: «Как вы считаете, — спрашивает студент из Москвы, — олигархи-приватизаторы хоть немного хотят, чтобы в стране прошли демократические и свободные выборы? Что их ждет, по-вашему, если такие выборы состоятся?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я не думаю, что они этого хотят. Зачем им этого хотеть? Они, еще раз повторяю студенту из Пензы, номинальные…

О.ЖУРАВЛЕВА: Из Москвы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Из Москвы, извиняюсь. Повторяю для студента из Москвы свое особое мнение. Я думаю, опять же, столь же банальное, что все его и так знают. Они, в основном, номинальные владельцы по понятиям. Перемена понятий означает утрату значительной части этого номинального владения. Вот, вы, студент из Москвы, по договоренности с бабкой, по договоренности с чужой бабкой живете в ее квартире. Она вам пообещала, что вы за ней ухаживаете, и квартира после этого останется в вашем распоряжении. Вы хотите, чтобы пришли ее родственники, ее сын, допустим, законный и сделал юридически прозрачную процедуру, которая регламентирует ваши отношения с этой бабкой? То есть, допустим, вы там этой бабке чего-то такое платите, и ни о какой квартире можете не мечтать. Я думаю, вы этого не хотите. И олигархи этого не хотят. Зачем им перемена тех правил? Зачем им, чтобы слили мутную воду и чтобы они задохнулись в совершенно прозрачной серной кислоте?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, получается, когда вы так говорите, получается, что народ бухтит по поводу того, что, вот, они разворовали страну. Ничего они не разворовали – они голые и босые сидят там со своим процентом, а, на самом деле, все эти деньги аккумулированы где-то в другом месте совсем другими людьми.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, Оля, если вы считаете, что 4-5 личных миллиардов, замки, острова, яхты…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну так вы только что сказали, что они ничем не владеют.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Этим? Нет. Вы извините, вы меня как-то странно слушаете. Я сказал: «У них есть своя доля малая». Эта доля малая, еще раз повторяю, это 3-4-5 своих миллиардов, которых никто у вас по понятиям не отнимет. А все остальное – это общак. Вот и все.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Хорошо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Кстати, это относится не ко всем олигархам. Ну, например, тоже, ведь, понятия – это настоящие, честные понятия. Если человек получил в готовом виде Сибнефть или там еще какую-нибудь не им разведанную, не им созданную компанию, то у него доля малая одна, а общак большой. А если он сам, ну, сам создал бизнес, которого раньше не было, ну, например, связанный с мобильной связью, тоже есть общаковая доля, потому что ему дали создать. Но, все-таки, она гораздо меньше. А его доля малая гораздо больше. Я думаю, это как-то так устроено, по справедливости. Но в любом случае доля малая включает в себя не один и не два малых миллиарда долларов, миллиарда малых долларов, скажу так.

О.ЖУРАВЛЕВА: Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлева, никуда не уходите – мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлева, наш гость – Леонид Радзиховский, и мы продолжаем. Леонид, вот, вы выстроили свою концепцию, как вы видите, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Она не моя, Оля. Я еще раз повторяю, ничего нового нету.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, хорошо. Как вы ее видите. Вы ее назвали, хорошо. Вы назвали вот такую концепцию. Это наш государственный строй, если я правильно понимаю.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это наша государственная экономика. Она может называться словом «олигархический капитализм», но, по-моему, существует гораздо более простое и точное обозначение – феодализм. У феодала его собственность была отчасти его, отчасти не его. Там разные были законы, но, в принципе, он получал ее от государя, эту собственность.

О.ЖУРАВЛЕВА: За заслуги определенные.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, за заслуги. Ну, например, как Абрамович за умение жарить шашлыки. А кто-то умел там не жарить шашлыки, а замечательно рассказывать анекдоты, а кто-то еще что-то умел. Борис Абрамович умел демоническим взглядом смотреть на родственников Ельцина, показывая, какой он невероятно глубокий, умный Мефистофель. Ну и так далее. Каждый имел свой талант. А феодалы воевали там с кем-то.

Не важно. Вот это некая феодальная собственность. И эта феодальная собственность – она отчасти принадлежит феодалу, отчасти принадлежит тому, кто ему эту собственность дал. Хотя, она наследуется и так далее. У нас просто такой, лживый до мозга костей, лживый теневой феодализм в XXI веке. А лживый он потому, что он пережил себя. Феодализм настоящий кончился много веков назад, а у нас это такой покойный феодализм, который…

О.ЖУРАВЛЕВА: Римейк.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, это как-то по-другому называется, когда мертвецы воскресают (какое-то есть выражение). Вурдалаки что ли? Нет, какое-то другое.

О.ЖУРАВЛЕВА: (смеется) Ну, хорошо. Воскресшие из ада-4. Было такое кино.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, вот, типа того. Воскресшие из зада-4, да, совершенно верно. Ну вот это такой феодализм. Кстати, естественно: феодализм – он же всегда связан с землей. А у нас, действительно, сырьевая рента, то есть земельная рента. Вообще, крупная земельная собственность – довольно естественно, что она имеет отношение к феодализму всегда и везде.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но в этой структуре, в этой схеме – в ней жить-то можно остальным, кто не является феодалом?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А вы не живете?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, хочется видеть перспективу. И нашим слушателям тоже. Вот, они за вас беспокоятся. Влад все переживает за вас и просит об этом вам сообщить.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А что за меня переживать?

О.ЖУРАВЛЕВА: Что, вот, вы такое говорите.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И что?

О.ЖУРАВЛЕВА: Вам могут угрожать.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, я вам должен сказать, что более безопасной профессии чем старбол… Я хотел сказать вместо «стар» другое…

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо, мы поняли.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот! Просто ее не существует на свете. Вот эти старые болтуны из кафе «Фанкони», которые сидят и пытаются кадрить вот таких очаровательных ведущих, которые делают вид, что им это интересно. Журналист в России, вынужден разочаровать Влада, это, в общем, удивительно безопасная профессия. Я знаю, что убивают некоторых журналистов и так далее, и так далее. Но должен вам сказать, что за последние 10 лет, насколько мне известно, за исполнение своих профессиональных обязанностей погибло 8 журналистов. Если вы сравните, сколько при исполнении профессиональных обязанностей погибло даже не пожарников и милиционеров, а, скажем, врачей, которых убили родственники людей, которых эти врачи неправильно лечил, учителей, которых избили возмущенные родители, то я думаю, что это абсолютно сопоставимо.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но, ведь, я прошу прощения, задачи-то разные. Одних за плохое исполнение по мнению кого-то.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: По мнению кого-то. Так и тут за плохое по мнению кого-то, понимаете. По мнению кого-то это плохое исполнение. Я не преуменьшаю героические подвиги моих коллег, тем более коллеги так громко говорят о своем героизме, что я бессилен перекричать моих коллег. Журналисты очень любят рассказывать о своей героической работе, дай им бог. Но я свою личную работу считаю абсолютно безопасной (вот, свою личную) и работу многих своих коллег считаю тоже совершенно предельно безопасной. Хотя, конечно, надуть щеки, изобразить невероятный риск, сердца беспокойны, это ради бога.

О.ЖУРАВЛЕВА: Алексей Навальный, известный юрист-блогер, который недавно поднял волну по поводу всевозможных историй с Транснефтью, вдруг о нем стало известно, во всяком случае было сделано такое заявление неофициальное, что он имеет отношение к крупным коммерческим сделкам сомнительного свойства. Правда, сам Навальный в своем блоге пишет, что ему не подтвердили существование каких-либо дел против него. Но тем не менее вот такое вот заявление было сделано.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так. Что вы от меня хотите?

О.ЖУРАВЛЕВА: Это реакция на его заявления? Или что?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это несомненно реакция на его заявления, что абсолютно не доказывает, что это неправда. Я охотно верю, что Алексей Навальный имеет прямое отношение ко многим крупным коммерческим фирмам, что он совсем не наивный романтик с пылающим взглядом, который просто так из воздуха достает разные материалы и просто так размещает их в интернете. Но если Навальный имеет отношение ко многим коммерческим фирмам и делает свой бизнес, в том числе если он делает нечестный бизнес и просто бесчестный бизнес, это никоим образом не доказывает, что те сведения, которые он размещает, есть ложь. Потому что с самыми коммерческими бесчестными целями можно публиковать полную правду. А можно и неправду. Это никак не связано с тем, является Навальный святым, жуликом или просто ловким, быстрым человеком.

О.ЖУРАВЛЕВА: Возникает еще один интересный вопрос. Очень часто у нас в последнее время заявляют, там, то про то, то про это. В Кущевке нашлось сращивание бандитов…. С чем только не нашлось. Вытащили про нашего молодежного лидера – в 90-х годах он тоже там с какими-то бандитами был каким-то образом связан.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так, не связан – они фирму вообще с бандитами зарегистрировали.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, да! Он был связан с ними неразрывными узами.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Куда уж неразрывней.

О.ЖУРАВЛЕВА: Более того, его пресс-секретарь как-то очень необдуманно сказала, что в 90-е годы да в Люберцах, да кто там не был завязан.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Действительно. Кто не был.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот. Возникает у меня вопрос. Вот, почему говорят «А», а «Б» не говорят практически никогда?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А «Б» — вы что имеете в виду?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, если о человеке сказали, там не знаю, о губернаторе, о начальнике ГУВД, дальше процесс? Где прокуратура, которая приходит с бумагами, начинает чего-то ковырять?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Где прокуратура, Оля? Там же, там же, под той же крышей, под общей крышей.

О.ЖУРАВЛЕВА: Зачем делаются такие заявления в таком случае, если дальше ничего не будет? Про Лужкова кино нам показывали с утра до вечера, какой он ужасный. Где судебный процесс?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Душа моя, вы чего от меня-то хотите?

О.ЖУРАВЛЕВА: Не, я хочу увидеть логику. Вы видите в этом логику?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Конечно, вижу.

О.ЖУРАВЛЕВА: Какую?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Элементарно, Ватсон. Лужков сдуру, уж не знаю, какая там муха его покусала, выбежал за флажки. Ну, ему ту лапку, которую он высунул за флажки, отгрызли ровно на то расстояние, на которое он за флажки высунул. Он эту лапку обратно убрал, ну и бегай себе по своему Лондону со своими дочерьми.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть это чистый гуманизм.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Естественно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Его не нужно было давить, отнимать у него собственность.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Э, э, извиняюсь! Вот это я извиняюсь. Насчет собственности, это будем посмотреть. Опять же, его долю малую, там, 3-4-5 миллиардов, уж сколько он заработал трудами праведными, дочкам, ему и его красавице-жене оставят, базара нет. А, вот, что оттяпают, поживем-увидим.

О.ЖУРАВЛЕВА: А почему оставляют? Вот, объясните мне. Это, действительно, понятия так велят?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Понятия, конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: По-другому никак не возможно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Понятия.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть единственный человек, который вышел за понятия, это тот самый Ходорковский.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, да, вышел. Вышел на свою голову.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть во всей стране из всех людей, которые как-то влезали во все какие-то финансовые дела, буквально единицы не просто вышли за флажки, а вышли целиком.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, понимаете, что значит «вышел целиком»? Опять же, я не думаю, что он сидел и думал «Хочу стать мучеником, хочу в тюрьму, хочу сидеть».

О.ЖУРАВЛЕВА: На какую мозоль тогда нужно наступить, чтобы вот это произошло?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Высунулся в неудобной позиции, и его вытянули всего. А Лужков лапку высунул, ему эту лапку – чик, он обратно убрался и все. А что касается лидера молодежи и прочих, ну, живут они под крышей. Какие-то журналюги разбили под этой крышей маленькую форточку, потянуло ветром. И, вот, девушка по фамилии Потуник или как ее?

О.ЖУРАВЛЕВА: Потупчик. Кристина Потупчик.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Потупчик! Батюшки! Потупчик бросилась, закрыла девичьим телом как Александр Матросов эту форточку, чтобы постепенно-постепенно температура в комнате восстановилась. Но главное, что стоит крыша. А закон крыши, все понимаете, один – своих не сдаем. Потому что если крыша своих сдает, то кому нужна такая крыша? Это ж очевидно. Крыша своих не сдает. Пока не сдает, все в порядке. Прохудилась крыша, не взыщи.

О.ЖУРАВЛЕВА: В Кущевской прохудилась крыша?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А?

О.ЖУРАВЛЕВА: В Кущевской крыша прохудилась? Или просто уже вышел градус за пределы человеческого разумения?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А в Кущевской они же думали, что эти трупы сгорят, и это будет зарегистрировано как пожар. А получилось, как всегда, на старуху бывает проруха. Получилось, что трупы идентифицировали как трупы, а никто им не давал добра на то, чтобы открыто убивать 12 человек. Убить и концы в воду? Это, видимо, более или менее вписывается в ту систему понятий, которая существует в Краснодарском крае. А убить и концы не в воду, ну извините.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, надо просто тогда учитывать, что эта система понятий действует не только в Краснодарском крае, о чем, кстати, неоднократно заявляли руководители в разных интервью.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: О чем говорят от посла США до президента РФ, а в промежутке все журналисты, абсолютно все, и новостью это в России не является, я надеюсь, ни для одного человека. Между прочим, известно, что никто, ведь, не спорит. Система, тотальная коррупция, крыша. Самый иступленный патриот в этом вопросе полностью солидарен с самым сумасшедшим либерастом, правда? Различия начинаются дальше, когда исступленный патриот говорит «А вы лучше? А ваши-то лучше?» А кроме того, есть проклятые американцы, пиндосы. Если мы им крышу сдадим, то они как просто какие-то крысы прорвутся и сожрут нас, и так далее, и так далее. А сам факт всего этого не отрицает никто, ни один человек в стране не отрицает.

О.ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое. Последнюю смску зачитаю специально для вас. Лена из Тирасполя пишет: «Леонид не старбол, а красавец и умница». (смеется)

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А старболы разве не бывают красавцами?

О.ЖУРАВЛЕВА: Старбол, красавец и умница.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Журналист Леонид Радзиховский был сегодня гостем «Особого мнения». Меня зовут Ольга Журавлева, всем спасибо, всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире