'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 05 ноября 2010, 19:08

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте, это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. И я приветствую Леонида Радзиховского в этой студии. Здравствуйте, Леонид.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Здравствуйте, Таня.



(Голосование закончено в 19:00)



Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Напоминаю, что у нас работает трансляция на нашем сайте. Кроме того, включена кардиограмма эфира. Это значит, что вы можете на нашем сайте, если вы зарегистрированный пользователь, голосовать за слова Леонида Радзиховского. Не показывать свое отношение к нему как к журналисту или гостю «Эха Москвы», а именно за его слова, поддерживаете или не поддерживаете эти самые слова – будем внимательно следить, как эта кардиограмма идет. Ну и, конечно, SMS +7 985 970-45-45. Леонид.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ау?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Освободите, скорее, вот этот вот груз со своих плеч.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Моральный груз.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тут, вот, приходят срочные сообщения. Вы знаете, что, несмотря на то, что праздники, у нас новый мэр продолжает работать в поте лица. Вот, нового префекта, например, назначил.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Где?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Восточный административный округ. Будет там господин Ломакин, Николай Ломакин.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А сняли кого?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Был там Николай Евтихеев.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Евтихеев, был такой точно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот. Но он теперь в отставке.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Понятно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вчера нового пресс-секретаря назначил.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Давно пора.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В общем, видите, новый мэр очень активно взялся за работу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Новый мэр активно метет. Я вот что хотел сказать. Отвечу на любые ваши вопросы, но просто… Вот, кстати, маленькая разница. Вам тоже интересно будет – не опускайте глаза. Вам будет интересна разница между словом и делом. Вот такие балабоны как я с их особым балабонством, они, значит, мастера все вопросы решить. И про Путина, и про Обаму, и про международное разоружение.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но только на словах?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. В общем, Валиадису палец в рот не клади. И Бриану палец в рот не клади.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Потому что он – голова.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, Бриан – голова, и палец в рот Валиадис ему не положит. То есть пальцы в рот мы кладем всем, кому угодно. Чисто в вербальной сфере. И вообще профессия журналиста описывается простым выражением – «Чужую беду руками разведу, а к своей ума не приложу». Я, значит, пытаюсь как-то конвертировать свой треп хоть во что-то реальное. Много раз пытаюсь. Вот это, может быть, последняя попытка, которую я предприму… А, может, и не последняя. Может, еще раз попробую.

Значит, я обращаюсь к одному из вновь назначенных префектов через эфир – это префект Северного округа Силкин Владимир Николаевич. У нас, слава богу, сняли прежнего префекта – это был Митволь, совершенно, по-моему, ни в какие ворота не лезущий префект, ну, бог с ним, сняли и сняли. Значит, обращаюсь к префекту Силкину и обращаюсь к жителям Северного округа, которых это прямо касается – не меня же одного. Значит, Северный округ – это уникальное место города Москвы, а, может быть, вообще уникальное место в Европе, где в центре большого города находится абсолютно пустой пустырь. Пустой пустырь – странное выражение. Абсолютный пустырь такой, заросший травой. Это так называемое Ходынское поле.

Обращаюсь к префекту. Глубокоуважаемый Владимир Николаевич, прошу вас, пока вы только-только назначены, разберитесь в этой ситуации, кому принадлежит этот пустырь. И если он, как я надеюсь, принадлежит городу, пожалуйста, предпримите нужные усилия, чтобы этот пустырь превратился в сад, в цветущий сад. Жители за это вам будут крайне благодарны. И если даже через какое-то время вас снимут, что вполне естественно, потому что всех чиновников рано или поздно снимают, то от вас останется одно хорошее, доброе дело, добрая память.

Более этого, это, может быть, даже не обойдется в большие деньги городу, потому что главная у нас проблема – это не деньги, а организация. Вот, если бы та же самая префектура взялась организовать жителей окружающих домов – это дома Гранд-парк, Приват-сквер, еще какие-то – там порядка 15 тысяч жителей, помогла бы им, я уверен, они бы с удовольствием скинулись, потому что такой сад нужен самим жителям – он повысит стоимость их квартир. То есть это абсолютно благое дело, которое никому не мешает – всем только помогает.

Там часть этого пустыря уже отгородили, грозят там начать строительство. Причем, что самое смешное, это грозит та самая фирма «Интеко». Но есть надежда, что сейчас она, все-таки, ручки-то малость шаловливые поостережет. Это первое обращение. И второе обращение к жителям.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Еще и второе есть?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, оно – продолжение, к жителям Приват-сквера, Гранд-парка…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Говорите – тут кардиограмма все выше и выше.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: ...и так далее. Дорогие жители, вас несколько тысяч человек. Сорганизуйтесь, хотя бы на уровне сайта. Создайте сайт – пусть люди подписывают обращение к префекту. Что я один? Я – ноль. Если подпишут тысячи людей… Вот, ровно такое обращение: разобраться, кто есть собственник, какие нужны усилия для того, чтобы огромный бессмысленный пустырь превратить в прекрасный сад, что вполне возможно в этом месте, благо пока что никакого строительства там нет. Это будет всем хорошо и абсолютно никому плохо. Все, я сказал.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Леонид Радзиховский попытался конвертировать свое журналистское… Как вы сказали? Балабонство?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Балабонство, да. Во что-то реальное.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, во что-то реальное. Посмотрим, как у него получится. Если посмотреть на кардиограмму нашего эфира, то, скорее, все эти слова поддерживают.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Надеюсь.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В прошлой программе задавала моя коллега Ольга Журавлева вам вопрос по поводу этой шпионской истории в Грузии.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А тогда уже было разве?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы сказали, что нет никаких комментариев, ничего непонятно. Вот, комментарии появятся, тогда и комментировать сами, собственно, и будем. Что теперь? Вот, есть полный список задержанных по подозрению в шпионаже в пользу России. Есть 2 видеопризнания, которые уже вовсю транслируют. Есть реакция МИДа, который говорит, что это все грузинская провокация. Что дальше? Очередной виток прекрасных российско-грузинских отношений?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да куда уж виться-то? Я не знаю. Но вообще, довольно странно. Я не очень понимаю, что говорит МИД. Значит, если признание вынужденное, то ответов может быть 2: или грузины пытали этих задержанных, или эти задержанные – изначальные провокаторы, допустим, агенты грузинского МВД. И в том, и в другом случае возможно какое-то международное расследование, которое установит, действительно пытали этих людей и являются ли они, действительно, российскими, ну, хотя бы элементарно российскими гражданами?

В общем, история довольно глупая. Есть такая версия, как я понимаю, что Грузины давно за ними следили и приурочили их арест к предстоящей сессии Россия-НАТО, чтобы нагадить в компот российской стороне, в частности, Медведеву, чтобы он плохо выглядел перед НАТО. Ну, по-моему, это, честно говоря, довольно слабая версия по двум причинам. Во-первых, ну, в Грузии нашли российских шпионов. Ну и что? И в каком смысле это портит репутацию Медведеву? Во всех странах есть шпионы, время от времени их находят.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте мы сейчас сделаем небольшой перерыв. Нам нужно прерваться буквально на минуту, и про «во-вторых» Леонид Радзиховский расскажет совсем скоро.

РЕКЛАМА

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что в студии Леонид Радзиховский, который делится своим особым мнением и мы говорим о ситуации вокруг шпионского скандала. Задержаны люди в Грузии по подозрению в шпионаже в пользу России. Вы считаете, что это никаким образом не может навредить репутации России, и поэтому все эти конспирологические версии, которые приурочивают это к встрече Россия-НАТО – это все так, несерьезно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, я допускаю, что в Грузии есть свои чудаки, без вопросов, которые, действительно, по какой-то причине считают, что это может навредить России. Только я не понимаю, как? Что у России есть шпионы? Вряд ли кто-то в этом сомневается. Что российские шпионы те еще козлы? После истории с очаровательной… Как ее звали-то?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Анна Чапман.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Анной Чапман. А до нее была еще какая-то Катя?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это вы другую историю, по-моему. Про Катю – это другая история, совсем.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Катя Яшина? Или как ее?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте про Грузию и про людей, которые шпионят в пользу России.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, короче говоря, что эти шпионы те еще козлы, это общеизвестно очень часто. Поэтому тут тоже навредить нечему. Наконец, а зачем, собственно говоря, Грузии, какой интерес пытаться портить отношения России с НАТО? Наоборот: если у России наладятся какие-то приличные отношения с НАТО, так и удавка на шее Грузии будет послабее. Поэтому с точки зрения государственных интересов Грузии, бросать дохлые кошки в компот Россия-НАТО, по-моему, довольно бессмысленно. Я вполне допускаю, что у каких-то грузинских чиновников другие соображения на этот счет. Но я говорю не с точки зрения интересов тех или других грузинских чиновников, или корпоративных интересов каких-то ведомств грузинских, а с точки зрения интересов государства Грузия. Чем лучше отношения у России с НАТО, тем лучше для Грузии, по-моему.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хорошо. Эту версию признаем скорее несостоятельной.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, странноватой, скажем так.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тогда что это и какие будут последствия?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, последствий, я думаю, никаких особенно не будет. Ну, обменяются очередным потоком ругательств. Какие еще последствия?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть все опять вербально исключительно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, конечно, вербально. Те шпионы, которые граждане России, ну, я надеюсь, что их не посадят на кол, а отправят назад в Россию, а Россия там… Ну, я не знаю, кого она может отправить в Грузию – у нас, вроде, грузинских шпионов нет. Ну, может, найдут каких-нибудь.

Вот. Я надеюсь, что это обойдется без великих последствий. Ну, потоков ругани будет довольно много с той и с другой стороны. Но главное, я думаю и надеюсь, что отношения России с НАТО вся эта бадяга не испортит. Почему грузины решили раскрыть эту сеть, действительно, за 10 дней до встречи Медведева с натовцами? Я думаю таким образом на этот счет. Что грузинские чиновники думают не столько о стратегических интересах Грузии, сколько о каких-то ведомственных проблемах. Ну, наверное, может быть, Саакашвили, может быть, еще кто-то, действительно, хочет, так сказать, нагадить России. Довольно глупо. Потому что, еще раз, повторяю…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Так это… Подождите. Я правильно понимаю? Тогда получается, что эта вся история – она больше для внутригрузинского пользования?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, конечно. Естественно. Вне всякого сомнения.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не на международную арену, скажем так?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет. Я думаю, что в Грузии, действительно, существует такой пунктик. Отчасти от вызван реальными обстоятельствами – Россия с Грузией воевала, как известно. Но такой пунктик антироссийский существует. Ну, они этот пунктик время от времени расчесывают. А то, что в Грузии дофигища русских шпионов, в этом нет никаких сомнений. Было бы очень странно, если бы их там не было. И то, что квалификация этих Чапманов оставляет желать лучшего… Тоже было бы очень странно, если бы это были какие-то Зорге – откуда они возьмутся сейчас?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение». Я бы хотела, чтобы мы поговорили с вами на тему, о которой вы много писали, много уже ранее комментировали. Но тут, вот, уже появились новые заявления. Это партия «Яблоко», которая рассчитывает пройти в Госдуму на выборах 2011 года и не исключает возможных коалиций с самыми разными объединениями, политическими организациями…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да-а. С кем же это?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Какие именно пока не уточняется, но, вот, например, очень часто, ну и вы сами произносили фамилию Лужков.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я произносил? Я – не член партии «Яблоко», тем более не член руководства «Яблока».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, отдельно. Сейчас мы уже отдельно про экспертов, про наблюдателей. С кем может объединиться «Яблоко»? Среди прочих называлась фамилия Лужков. Кроме того, Григорий Явлинский не исключил участия в президентских выборах 2012 года.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В качестве кого?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, от «Яблока» кто-то будет принимать участие в президентских выборах. Он сказал, что это решение будет приниматься гораздо позже.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это уже после выборов? Выборы пройдут, потом они примут решение.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот какая-то, вроде как политика намечается, возобновление политической деятельности «Яблока» уже в таких, серьезных масштабах. Или нет?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В серьезных масштабах «Яблоко»? Где это вы тут политику обнаружили?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тут нет политики?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы меня хотите стравить с Мельниковым.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, ни в коем случае.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Чтобы он написал еще тысячу постов о том, какой я негодяй.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет-нет, я хочу, чтобы вы сказали о жизнеспособности коалиции «Яблока» с, например, Юрием Лужковым. И вообще о реальности прохождения «Яблока» в Госдуму на выборах в 2011 году.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: «Яблоко» не пройдет в Думу на выборах 2011 года – это не заслуга и не вина «Яблока», просто так устроена наша политическая система, что кто выпал из думской обоймы, ему, естественно, становится в 10 раз труднее попасть в Думу. У него нет организационных возможностей. Ну, просто элементарно кабинетов нет с телефонами, которые находятся в Думе. У них нету денег, ну, потому что какой дурак будет давать просто так деньги, сжигать их? Дураков больше нет. Ну и так далее.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Так, поэтому и идет речь о том, что возможны коалиции.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Коалиции с кем? Ни одной из думских партий «Яблоко» даром не нужно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А Лужкову?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А коалиции с теми, кто вне Думы… Значит, насчет Лужкова тут я «Яблоко» горячо приветствую. Дело в том, что партия «Яблоко» отличается и славна прежде всего своими высочайшими моральными стандартами. Партия «Яблоко» категорически отказывалась заключать коалицию с «Союзом правых сил», говоря, что эти люди участвовали в приватизации, что многие из этих людей не чисты на руку, а с людьми, у которых скверная репутация, абсолютно честная интеллигентная и демократическая партия ничего общего иметь не будет. И, вот, осмотрев огромное поле российских политиков, «Яблоко», наконец, нашло человек с абсолютно кристальной репутацией, которого, действительно, никто не может обвинить ни в коррупции, ни в каких-то других злоупотреблениях, человека, чистого как алмаз на просвет. Они нашли этого человека, а поскольку такой человек в России только один, действительно, эталон нравственности, чистоты – это Юрий Михайлович Лужков, то вполне логично, что такая чистая, интеллигентная, благородная партия как «Яблоко» ни с кем кроме такого чистого, бескорыстного и интеллигентного человека как Юрий Михайлович, заключить союз не может.

Но! Здесь есть одна маленькая деталь. Дело в том, что Юрий Михайлович 1936 года рождения, в следующем году ему исполняется 75 лет. И в таком возрасте сидеть в предбаннике у господина Митрохина и ждать…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Почему в предбаннике-то?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И ждать…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Почему в предбаннике? Коалиция не подразумевает, кто старше, а кто младше.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Подразумевает, подразумевает!

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Почему же?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Увы, подразумевает. Так вот, в таком возрасте сидеть в предбаннике у господина Митрохина и ждать, как Митрохин…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть вы уже сами придумали, как будет это все?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И ждать, как Митрохин решит судьбу Юрия Михайловича, я боюсь, что в таком возрасте Юрий Михайлович не станет. Поэтому коалиция Лужков-«Яблоко» возможна только в одном качестве – если Юрий Михайлович оную партию или оную коалицию возглавит. А «Яблоко» известно своей недоговороспособностью в этом плане. Поэтому хотя в моральном плане несомненно союз с Лужковым увенчает, действительно, безупречную моральную репутацию «Яблока», но в техническом отношении это сложно. Потому что Лужков в качестве пристяжной в эту компанию не пойдет, а в качестве основной «Яблоко» его не возьмет. Потому что какой смысл был «Яблоку» 20 лет кочевряжиться, чтобы потом стать яблоком, валяющимся на лужке? Вот и все.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В таком случае скажите, как вы думаете, с кем вообще может существовать коалиция?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: У «Яблока»?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ни с кем, разумеется.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, Лужкова вы сейчас отмели.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ни с кем. Потому что «Яблоко» за 20 лет много раз показывало, что ни с кем оно никакие коалиции заключать не будет, и это не недостаток «Яблока». Вообще, я вам должен сказать, что политические партии крайне неохотно идут на коалиции. Потому что все очень хорошо, осталось выяснить одну мелочь – кто главный? И об эту мелочь все ударяются.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть без этого никак.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот, например, «Эхо Москвы» могло бы заключить коалицию, допустим, с Шансоном. Осталось выяснить, кто главный?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Радиостанции не заключают коалиций.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И политические партии тем более, потому что амбиции у них еще больше.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Им нужны коалиции…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нужны!

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: ...потому что им нужен электорат, понимаете?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Таня, нужны!

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Им нужны голоса на этих выборах.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Тань, им нужны коалиции – я ж не говорю, что они им не нужны. Я говорю, что они не могут их заключить. Нужны и могут – это 2 совершенно разные вещи. Вообще, в России политические партии заключают коалиции только с одной организацией – с администрацией президента РФ.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: С Кремлем.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Совершенно правильно. А заключают они эту коалицию по одной простой причине – знаете, по какой?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Неужели, их заставляют?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет. Потому что в этом случае ни у кого нет сомнений, кто главный. А когда сомнений нет, то заключить коалицию легко. А когда сомнения есть, то заключить ее трудно. Вот и все.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте про праздник. 4 ноября – День народного единства. Я надеюсь, уже все выучили, как называется этот праздник.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я – нет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Почему? Вы не считаете, что это серьезный праздник? Вот тут вот вчера сразу 2 Русских марша было.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Друг на друга?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет. Один, вот, тут недалеко от нашей редакции на набережной Тараса Шевченко.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Против вас?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Почему против нас-то?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Просто спрашиваю.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет-нет, не против нас.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: М-м. Тогда какой же это Русский марш, если не против вас? Интересное дело.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А почему вы считаете, что Русский марш должен быть против нас?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А потому что если б организовывал Русский марш, то девиз был бы один: «Эхо Москвы» вон из Москвы».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот интересно…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну вот так мне кажется.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В Люблине еще тоже националистические организации прошлись русским маршем со всеми вытекающими отсюда лозунгами. Хороший праздник, правильный, все на марш?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Правильный.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И все разрешенные, главное, марши.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Видите ли, в чем дело? Поскольку это праздник в честь того, что мы 400 лет назад (мы – я имею в виду мы, русские люди) 400 лет назад вышибли поляков из Москвы, то вполне естественно желание опять кого-нибудь вышибить из Москвы. Но с поляками сейчас большой дефицит. Я вам больше скажу, даже с евреями за пределами некоторых радиостанций и телестанций тоже дефицит. Поэтому вышибать из Москвы сейчас довольно сложно кого? Вот это некоторая такая интеллектуальная загадка, интеллектуальный ребус, который надо решать Русским маршем.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Каждый год 4 ноября.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Каждое 4 ноября. Общий тренд очевиден – вышибить врагов из Москвы в соответствии с традициями. Ну, вот, соответственно, они эту проблему и решают как-то.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но это прекрасный, ведь, лозунг для объединения людей.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Все всякого сомнения…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вокруг кого только – вот вопрос.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Люди всегда объединяются не «вокруг кого», а «против кого». В данном случае ясно: против тех, кого надо вышибить из Москвы. Но я еще раз повторяю, что список тех, кого надо вышибить, достаточно длинен. Но тем не менее, тренд очевиден.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вас не смущает то, что на одном, например, из этих Русских маршей… Ну, мы не говорим про то, как свозили автобусами на тот, который более многочисленный, который устраивало движение «Наши». А, вот, например, тот, который в Люблине, там, ну, совсем еще дети.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Дети.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Совсем молодые. Ну, вот, юные, неокрепшие, прямо скажем.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, пусть приобщаются смолоду. «Береги честь смолоду», — говорят на Руси, знаете?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не страшно за будущее страны? Или это все правильно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, я надеюсь, что их приобщат.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Пусть закаляются на Русских маршах.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Как закалялась сталь. Нет, ну, понимаете, дело в том, что я вообще ко всякого рода таким мероприятиям отношусь совершенно спокойно, потому что… Я не помню, кто это сказал: «Дикость российских законов искупается необязательной практикой их применения». Не помню, кто сказал, но сказано, в принципе, правильно. Ну, марши там… Потрындели, пообещали кого-то вышибить, никого ниоткуда не вышибли и благополучно разошлись.

У нас в Москве ксенофобские националистические настроения злые, но гораздо менее организованные и гораздо менее массовые, чем в Австрии, в Брюсселе, в Германии, в Англии и так далее. Потому что у нас нету гражданского общества. А начальство, как всегда, проявляет полную нерасторопность. А сами люди организоваться даже с такой святой целью не в состоянии.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Никуда не уходите – мы сейчас сделаем небольшой перерыв, «Особое мнение» продолжится.

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что у меня в гостях сегодня Леонид Радзиховский, +7 985 970-45-45 – это номер SMS и не забывайте про кардиограмму эфира. На нашем сайте вы можете голосовать «за» или «против» слов, которые произносит Леонид Радзиховский.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Долой Путина. Поднялось?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет. Мы проверим это через какое-то время.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Очень много сообщений приходит от слушателей, просят они сказать пару слов про Виктора Степановича Черномырдина. Ну, вот, как тут пару слов сказать, я не знаю, потому что человек такого масштаба. Но, может быть, вы могли бы назвать главное достижение и какую-то главную ошибку, которую совершил за свою жизнь Виктор Черномырдин, за свою политическую деятельность?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, я свое мнение о Черномырдине на сайте «Эха Москвы» высказал. Поскольку слушают больше, чем читают, я могу сказать, что я, вообще, с годами как-то научился глубоко плевать на политику. И если в политике, то есть в политическом деятеле есть что-то человеческое, это меня интересует. А если это машина для производства разных политических решений, это менее интересно. Вот, с моей точки зрения, в Черномырдине было много человеческого, и главное человеческое – это не его знаменитые шутки (действительно, необыкновенно удачные, это правда), а необыкновенно сильная история любви. Я должен сказать, что подобной большой истории любви я, в общем, среди, по крайней мере, известных публичных людей в России не припомню. Жена Черномырдина умерла и все, кто знали Черномырдина, говорили, что это его смерть – не ее, а его смерть, что он ее не переживет.

Вот эта история колоссальной любви, которая является в жизни главным у любого нормального человека, и трагическим, и самым дорогим, что в жизни человека есть. Это, по-моему, колоссальная удивительная история, колоссальный и удивительный человеческий пример, то, что меня, действительно, глубоко тронуло в жизни и судьбе Черномырдина как человека. Что, еще раз, повторяю, с моей точки зрения, в миллион раз важнее, ценнее и задевает больше, чем любые глупые политические решения.

Если же вас интересует политическая требуха, то могу сказать. Я не знаю, какие были ошибки у Черномырдина. Я знаю, какую колоссальную ошибку совершил Ельцин. Эта колоссальная ошибка заключалась в том, что он отправил Черномырдина в отставку, и вторая колоссальная ошибка заключалась в том, что он не пробил Черномырдина в качестве своего преемника. Потому что президент России Черномырдин – это был бы, с моей точки зрения, идеальный для нашей страны президент. Лучшего придумать просто при всем желании абсолютно невозможно.

Вот. В остальном он совершал все положенные русскому политику ошибки. Главное его достоинство было в том, что у него был колоссальный, огромный здравый смысл, раз. И он был не злой и не закомплексованный человек, два. Вот, сочетание этих двух качеств – огромный здравый смысл и то, что человек не закомплексованный и не злой – это колоссально много для любого человека, даже для какого-нибудь несчастного журналюги. А уж для политика это просто невероятно много. Вот, в Черномырдине эти 2 качества были.

Это очень легко сказать, но это трудно иметь и еще в миллион раз труднее – это реализовать. Он умел это реализовывать и это был превосходнейший политик России. Но ему немножко не хватало масштаба, это правда. Но масштаб обретается от должности. Если бы он был президентом, я думаю, он стал бы вровень с собой.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение». Про Россию и США давайте поговорим. Вот, буквально только что у нас в эфире был посол США в России Джон Байерли. И, вот, выразил он надежду, что на саммите НАТО в Лиссабоне Россия и США объявят о намерении совместно работать над системой ПРО. Кроме того, возможно, там будет встреча Дмитрия Медведева, Барака Обамы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: То есть как «возможно»? А что, не будет что ли встречи? Разойдутся, сделают вид, что друг друга не узнали?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, имеется в виду, что встреча в плане такая, предметный разговор.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Посидят?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Посидят, поговорят, обсудят. В отношениях России и США все как-то не очень стабильно, что ли.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Страны нестабильные.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: «Страны нестабильные». Что-нибудь эта встреча лиссабонская, она может изменить? Или это очередные какие-то декларации?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Отдельная встреча абсолютно ничего изменить не может, а тренд есть. Это тренд на сближение. К сожалению, по условиям нашей политической жизни это слишком зависит от людей. Лично от Обамы, от Медведева.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот здесь есть 2 конкретных человека.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, это плохо.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Дмитрий Медведев и Барак Обама.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это очень плохо. Потому что люди приходящие, а музыка вечна. И боюсь, что до вечной музыки тут еще очень далеко. России, с моей точки зрения, жизненно необходимо сближение с Америкой. Великолепный повод – это создание совместной ПРО. Повод, ценный многими вещами. Это политическое сближение, это технологическое сближение. Причем, технологическое именно в той области, в которой России есть, что показать. Слава тебе господи, что-что, а производить металлолом для человекоубийства мы хорошо умеем и тут, пожалуй, мы Америке ничуть не уступаем.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но эти бесконечные противоракетные истории…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну я и говорю.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. Вот это главная точка соприкосновения?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Конечно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И главная, и единственная?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, на сегодняшний день, пожалуй, да. По крайней мере, это единственная область, где мы, действительно, абсолютно конкурентоспособны во всем мире и уж точно ни в чем не уступаем никому. Это великолепное место для начала большого технологического контракта, большого технологического сближения. Плюс это то технологическое сближение, которое автоматически конвертируется в политическое сближение, то есть это идеальная точка соприкосновения.

К сожалению, еще раз повторяю, это слишком зависит от двух людей – это плохо, потому что эти люди могут уйти через 2 года с большой вероятностью, и так далее, и так далее. Впрочем, если они успеют глубоко увязнуть в этих делах, сильно законтачиться, то, может быть, оно и не прервется дальше. Единственный шанс на технологический рывок в России заключается в том, что мы начнем реальную совместную большую технологическую программу с передовыми странами. Таковых стран в мире мало, а по масштабам России так только или США, или Евросоюз. И с теми, и с другими надо сотрудничать в тех областях, где Россия сильна. Эти области – военные технологии. А оттуда уже дальше это можно тащить и на другие технологические области.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Рейтинг Форбс. Давайте обсудим 68 самых влиятельных людей планеты. Там такой принцип: один на 100 миллионов населения. В Прошлом году было 67 самых влиятельных людей планеты, в этот раз 68. Четвертое место – Владимир Путин. Год назад на третьем месте был российский премьер.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: За что же они его так опустили? Что он плохого сделал?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: На 12-м месте Дмитрий Медведев, на 52-м господин Сечин. Вот, трое россиян, такие расстановки. Насколько это соответствует действительности, вот, по вашим ощущениям? И как там вообще оказался господин Сечин, по-вашему?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да ничему это не соответствует. Рейтингов можно нарисовать сколько угодно, от балды это, на самом деле, все. Но, в принципе, тренд есть. Они, ведь, что делают? Они учитывают 2 фактора – это возможности страны и возможности человека внутри страны. Ну, например, Саудовская Аравия не такая большая, не такая влиятельная страна. Но, вот, король Саудовской Аравии в пределах своей страны может по их понятиям абсолютно все. И поэтому король такой относительно небольшой страны как Саудовская Аравия оказывается третьим по влиянию человеком.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Так, а почему ж тогда у нас Владимир Путин на 4-м, а Дмитрий Медведев на 12-м?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А, значит, потому что Владимир Путин в пределах нашей страны по их понятиям может значительно меньше, чем король Саудовской Аравии в пределах своей страны. Но в пределах нашей страны Путин может намного больше, чем Медведев, а Медведев может намного больше, чем Сечин.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хорошо. Так, а Дмитрий Медведев год назад был где-то там в районе 40-го, по-моему, места, а сейчас стал сразу на 12-м. Значит, он так серьезно укрепил свое влияние в России?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, он так серьезно укрепил свое влияние во мнении американцев о России, скажем так. Ну, не придавайте большого значения этим рейтингам. У них есть рейтинги самых плохо одетых знаменитостей, рейтинги самых хорошо одетых знаменитостей. Это из той же серии. Но, в принципе, на глазок они правы. Ну, кто в России влиятельные люди? Ну, конечно, Путин. Власть и собственность в его руках в значительной степени – это и Газпром, и нефтяные компании, и так далее, и так далее. Это, конечно, Сечин, у которого в руках и власть, и огромное влияние на сырьевой, опять же, сектор. Ну и, разумеется, это президент России. Куда денешься? Поэтому на глазок они правы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А президент России – это уже не важно, какая там фамилия рядом с титулом…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, разумеется.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: ...рядом с должностью.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Разумеется. Это на глазок. А уж как они там рейтинги ставят, это… Чего вы так интуристов обожаете? Среди них разные попадаются. Ну, нарисовали они какой-то дурацкий рейтинг, бог ты мой. Этих рейтингов у них…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Скептически настроен Леонид Радзиховский.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да нет, просто реалистически.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, что? Смотрим на кардиограмму – пациент скорее жив, что не может не радовать.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, хорошо.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое всем, кто был с нами. До встречи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире