'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». В гостях у нас как обычно Константин Ремчуков — главный редактор и гендиректор «Независимой газеты». Добрый вечер.

К. РЕМЧУКОВ — Добрый вечер.

(Голосование закончено в 19:45)



К. ЛАРИНА – У нас помимо всех обязанностей есть еще эксперимент. По-моему, вы в нем еще не принимали участие.

К. РЕМЧУКОВ — Принимал.

К. ЛАРИНА – В кардиограмме. Тогда я напомню слушателям, что кардиограмма это возможность ваша проголосовать за слова, которые произносит в эфире наш гость. Вы заходите на сайт «Эхо Москвы», видите баннер с портретом нашего гостя, и написано там: голосовать за слова. Один раз в минуту вы можете нажать кнопочку, поддерживаю или нет. У нас есть монитор, на котором мы будем следить за этим графиком, смотреть, какую реакцию вызывают слова Константина Ремчукова у нашей аудитории. У нас много событий произошло, я думаю, что стоит начать с нового мэра. Сергея Собянина. Сегодня прошла презентация его в московской городской думе. Где он поздоровался за руку с каждым из депутатов фракции «Единая Россия». А их как минимум 32 человека. Это уже время. Естественно, с коммунистами с тремя тоже. Там что касается содержания, как мне показалось, не очень много было интересного, поскольку по сути повторил те наказы, которые дал ему президент. То есть пробки, коррупция, социальная защита. Пожалуй, все. Как вы расцениваете эту фигуру, знакомы ли вы с ним, встречались, пересекались?

К. РЕМЧУКОВ — Встречался. Мое отношение сложное. И как к личности, и как к процедуре. Поскольку я все-таки считаю себя сильно уязвленным человеком, которому не разрешено в силу законодательства голосовать самому, избирать мэра и все те оговорки, которые использовались в мотивирующей части, почему надо лишить нас права выбирать, говорилось о том, что мы не разберемся, могут злоупотреблять кандидаты, подкупать. Бандиты, криминал рвется во власть.

К. ЛАРИНА – Надо вспомнить, что это было в целях безопасности сделано в свое время.

К. РЕМЧУКОВ — Это под предлогом безопасности. Но в целом аргументация меня сильно задевает, потому что получается, что в нашей стране я чувствую себя лишенным права выбора на основании того, что я не разберусь в ком-то. Я не могу себе представить средний уровень электората ни в одном городе мира, который был бы выше моего. Лично моего, Константина Ремчукова уровня политической экспертизы и способности принимать правильные решения. Плюс мой материальный статус, если уж апеллировать к опыту Древней Греции позволяет мне относительно свободно чувствовать, что меня кандидат в депутаты не подкупит килограммом гречки или сахара. И поэтому в этом смысле отношение к Собянину как назначенному, ну вот назначили. Это все равно, что я вас спрошу: как вы относитесь к тому, что я вчера купил японскую вазу эпохи Мэйдзи…

К. ЛАРИНА – Хорошо отношусь, даже завидую.

К. РЕМЧУКОВ — …А вы переживали или нет. Ну чего я должна переживать, это же ваша жизнь. Так и здесь. Назначили его, назначили. Что он будет делать с Москвой, тоже в этой процедуре вдруг выясняется, что помимо личной субъективной обиды моей упускается очень важное звено, которое делает не совсем современным всю эту процедуру. Более того, совсем несовременной. Что назначается человек, который имел контакт с президентом, который сказал, что он живет в Москве и знает ее проблемы. Миллионов 10 москвичей тоже знают проблемы. Он не выделяется этим.

К. ЛАРИНА – Я даже думаю, что получше, чем Собянин.

К. РЕМЧУКОВ — Миллиона два приезжих знают эти проблемы. То есть все-таки недостаточная информация. Что современная эстетика и этика и политика в большинстве столиц мирового уровня, Москва, безусловно, столица мирового уровня, предполагает, что кандидат в мэры должен поделиться с москвичами своей программой и концептуально обозначить приоритеты. Борьба с пробками и коррупция очень важные вещи…

К. ЛАРИНА – Тем более это не его программа.

К. РЕМЧУКОВ — Пусть борется. Это вообще программа всей власти. Да и эти ребята должны, если хотят куда-то успеть, с пробками бороться. А вопрос того, какая будет это столица. Какая будет экономика здесь, будут ли вынесены промышленные предприятия, будет ли у нас город изумрудная Москва какая-то, зеленая Москва. Как мы решим экологические проблемы. Какова будет структура креативной экономики.

К. ЛАРИНА – Этого вообще никто не говорил. Это даже никому в голову не придет.

К. РЕМЧУКОВ — А для меня это существенно, потому что это город и он лидер, если говорить о модели лидерской, то Сколково призвано выполнять роль лидера инновационного. Москва, как правило, это лидер для всей страны…

К. ЛАРИНА – Подождите. Я поняла, Константин. Но, исходя из того, что эти темы вообще не поднимались ни на встрече с депутатами московской городской думы, я не знаю, будут ли обращение нового мэра к москвичам. Может быть и будет. Но я не думаю, что там будут подняты такие проблемы. Это о чем говорит? О том, что все-таки это еще одно подтверждение, что мы имеем мэра технического, который самостоятельным не будет и не будет сам принимать решения. У меня только такая мысль в голову приходит.

К. РЕМЧУКОВ — Нет, Собянин не может быть техническим. Он очень сильный аппаратчик, поэтому он будет содержательным и функционирующим. Другое дело, каково содержание его программы и каковы цели и механизмы функционирования. Для меня это важно. А то, что Собянин очень сильный человек и он очень быстро набрал вес и будучи теневым человеком в Москве, стал абсолютно мегавлиятельным человеком в столице, во всех структурах власти.

К. ЛАРИНА – Давайте мы прервемся на  рекламу, а то меня застрелят.

РЕКЛАМА

К. ЛАРИНА – Мы начали разговор с темы вновь назначенного мэра. Но вот мне кажется, ответ на многие вопросы, в том числе может быть и те, которые вы задавали, есть в том интервью В. Ю. Суркова, которое опубликовано в газете «Взгляд». Вы читали его?

К. РЕМЧУКОВ — Читал.

К. ЛАРИНА – К тому, что вы говорили, он не говорит про экологию, про столицу, он говорит о том, что, во-первых, не будет противостояния между центром и Москвой. Это раз, во-вторых, усилится роль партии «Единая Россия» на территории столичного региона. И, в-третьих, наконец-то движения молодежные прокремлевские развернутся в полную силу. Вот все. Если это мечты такие были, такие планы, то наверное они все-таки сбудутся.

К. РЕМЧУКОВ — Трудно комментировать, потому что все параметры, по которым Сурков выделяет Собянина, кроме противостояния центру, они в Лужкове воплощались, мне кажется в еще большей силе. Он отец-основатель партии, лидер, у него нет вопросов. Противостояние тоже мне показалось не совсем убедительно, потому что если противостоит и это не нравится, чего его избирают, поддерживают. Опять назначали без выборов. То есть если это так принципиально плохо, то непонятны действия федерального центра в предыдущие годы. Так что это не совсем убедительно. Мне кажется, это может быть из совсем другой оперы все эти заявления.

К. ЛАРИНА – Нет, они из той же оперы. Потому что он здесь через запятую называет бредовые идеи Лужкова, среди которых разгон «Речника» и выборы губернаторов. Это через запятую происходит. Такое интервью очень странное, в принципе, конечно, оно вызывает один вопрос у нормального человека, как мне кажется: а кто этот человек. Кто такой первый зам. главы администрации. Можете вы объяснить нам, уважаемый Константин, в чем сила, брат, этого человека?

К. РЕМЧУКОВ — А вы не в курсе?

К. ЛАРИНА – Я хочу, чтобы вы объяснили. Потому что по функциям я не понимаю, я прочитала сегодня внимательно все функциональные обязанности главы администрации президента. Так ничего про то, что он говорит, не сказано. А так ощущение, что кто хозяин в доме, как Венедиктов нам объяснил тут же на сайте, вы поняли теперь, кто хозяин в нашей стране. Действительно так?

К. РЕМЧУКОВ — Я считаю Суркова архитектором нынешней политической конструкции в России. Политтехнологом номер один в стране, если он назвал Собянина тоже политтехнологом, то хочу сказать, политтехнолог номер один Сурков. На протяжении последних 10 лет. Фактически он создал конфигурацию контроля Кремля над СМИ. Федеральные каналы и такой дисциплины трудно было ожидать еще в 2001-2002 году. Просто казалось нереальным, это невозможно захлопнуть эту свободу. Он смог это сделать. При этом он не уронил рейтинг лидера Путина. Поддерживает его уже 11 лет на уровне 70%, что де-факто беспрецедентно и, скорее всего, взаимосвязано. Потому что ассиметрично информированные люди могут иметь искаженное представление о том или ином политике. Он отформатировал думу и Совет Федерации. Сурков. Своей волей, своим пониманием.

К. ЛАРИНА – Полномочия ему кто делегировал на такие судьбоносные решения?

К. РЕМЧУКОВ — Администрация президента. Президент я думаю.

К. ЛАРИНА – Президент?

К. РЕМЧУКОВ — Да. И его решения, он их умеет выстраивать, продавливать, проводить. Я думаю, что Кадыров в Чечне Рамзан в значительной степени его креатура в том плане, что модель взаимоотношений Чечни с федеральным центром это тоже Владислав Юрьевич Сурков придумал и настоял.

К. ЛАРИНА – А что тогда делает президент и премьер-министр, если все сделал Сурков. Это мир создал В. Ю. Сурков. Мир, в котором мы живем.

К. РЕМЧУКОВ — У руководителей много, они верительные грамоты принимают.

К. ЛАРИНА – Встречаются на высшем уровне, ведут переговоры.

К. РЕМЧУКОВ — Награды, переговоры.

К. ЛАРИНА – Встречаются с музыкантами.

К. РЕМЧУКОВ — А политтехнологическая компонента, безусловно, Сурков.

К. ЛАРИНА – Очень интересная тема. Когда на ваш взгляд эта структура — администрация президента, претерпела такие изменения. В какой момент? Потому что я вспоминаю, при Борисе Николаевиче не было…

К. РЕМЧУКОВ — При Волошине.

К. ЛАРИНА – Когда появилась такая сильная личность.

К. РЕМЧУКОВ — Появилась личность, и он первый раз дал слабину публичности, когда не смог снять Скуратова. Пришел в Совет Федерации, и там начали выкрики раздаваться какие-то, и Волошин стушевался и ушел. После этого стиль поменялся, никаких публичных объяснений, и началась эта мощнейшая работа за сценой. Ария певца за сценой.

К. ЛАРИНА – Но смотрите, какая-то шизофрения в этом все-таки есть. Должность – зам. главы администрации президента. Всего лишь. Не вице-премьер, не главный по тарелочкам, в смысле по идеологии. То есть, у него должности М. А. Суслова официально нет. Но, тем не менее, по сути, он выполняет эти функции. Мне кажется, что люди в большинстве своем, если говорить целиком о стране вряд ли даже подозревают реальную силу этого человека. Если они вообще о нем знают.

К. РЕМЧУКОВ — И что? Люди о массе чего не подозревают…

К. ЛАРИНА – Что это за такая конструкция?

К. РЕМЧУКОВ — Администрация она была выстроена и много на нее нападок было и в 90-е годы, когда она противостояла и когда в думе был ресурс оппозиционность, когда коммунисты там в большинстве были. И вопросы задавались: кто это такие люди. Это не конституционный орган, эта структура не имеет той легитимности. Может быть, и не имеет, но по факту это самый влиятельный орган власти в стране. Самый результативный, самый беспощадный в достижении целей и самый не требующий никаких пререканий, причем на любом уровне, не только уровень высших руководителей. Очень такой орган при президенте, который реально является инструментом воплощения воли президента в жизнь как главного человека в стране.

К. ЛАРИНА – Они навязывают ему волю?

К. РЕМЧУКОВ — Это сложный вопрос. Я не стал бы идеализировать наших президентов, мне кажется, ни Путин, ни Медведев не относятся к категории лиц, которым навязывают. Но оба этих человека относятся к категории лиц, которые хотят, чтобы их воля воплощалась. А уже в какой момент президент ощущает эту волю как свою, тут сложно, если не присутствовал, сложно судить.

К. ЛАРИНА – То есть когда мы в силу своей экзальтированности демонизируем эту фигуру, мы недалеки от истины. Я имею в виду Суркова.

К. РЕМЧУКОВ — Наверное, да.

К. ЛАРИНА – Наверное, да?

К. РЕМЧУКОВ — Я не очень могу представить его роль в вашей экзальтированности. Просто я серьезно говорю, это из всех, с кем я встречался самый содержательный и отдающий себе отчет в том, что он говорит, а главное, что он уступает после того, как он говорит. То есть слов много, и людей с прекрасными идеями много, а вот доводить их до той конфигурации, в которую выстраивается политика в России внутренняя и внешняя, это он может. Причем у нас с ним бывает, когда мы не так часто встречаемся, но когда встречаемся, такой есть формат стратегия-2020, у нас пикировки какие-то, не согласны с чем-то. Потому что я критикую многие вещи, которые с моей точки зрения ошибочны. Но мне кажется, что в целом политическая система функционирует, гипотезу выдвигаю, для того чтобы удерживать власть. Вот когда мы исходим из того, что выборы это способ поменять власть, то может быть, мы ошибаемся. Выборы — это для того, чтобы легитимизировать власть, которую надо удержать. И технологии, которые существуют в мире, они нацелены на эту цель. И я думаю, что в рамках этой цели Сурков очень эффективный менеджер.

К. ЛАРИНА – Все-таки эффективный менеджер, не более того.

К. РЕМЧУКОВ — Мы исходим из того, что политиков два: Путин и Медведев. Все остальные — менеджеры.

К. ЛАРИНА – И он среди них первый.

К. РЕМЧУКОВ — Да.

К. ЛАРИНА – Еще тогда если мы так подробно говорим о Суркове, в этом интервью он с барского плеча разрешил «несогласным» выходить на Триумфальную площадь. Как вы думаете, выйдут?

К. РЕМЧУКОВ — Конечно, выйдут.

К. ЛАРИНА – Вот сейчас на сегодняшний день информация, что заявку на митинг приняли. Раньше даже заявку не принимали.

К. РЕМЧУКОВ — Последний раз не принимали из-за того, что строительство началось. Реконструкция.

К. ЛАРИНА – Так она и сейчас идет. Там копают, чего-то ищут. Они сами запутались, не понимают, что там делают.

К. РЕМЧУКОВ — Мне кажется, что очень интенсивный обмен мнениями Путина и Медведева в августовско-сентябрьский период с иностранными политологами, экспертами, журналистами, огромное количество интервью показало, что эти вопросы чаще всего всплывают и чаще всего люди не понимают, почему надо запрещать. И ущерб репутационный, который получает Россия от запретов на эти митинги, уже мне кажется, что всем стал очевиден, несопоставим с возможной правдой, которую можно услышать на этих митингах. И это несоответствие, плюс есть такое понятие идентичность страны. Я просто сейчас в русле этих концепций сегодня ночью закончил статью «Идентичность страны и стандарты демократии», пытался проанализировать и мне кажется, что идентичность страны и стандарты демократии нужно понимать в методологии современного государства. Если это не современное государство, то вполне возможно можно гонять дубиной по башке, если же государство современное, а модернизация несовременному государству не нужна, то это выглядит абсолютно ужасно. И мне кажется, наступает конфликт огромных усилий, когда Шварценеггер приезжает, миллиард долларов инвестиций приводит, а тут опять кадры будут, новостной трафик из России, который только что начал фокусироваться на каких-то содержательных вопросах, инновационно-развивающих, и вдруг выясняется, что опять дубиной по башке, кого-то запихивают…

К. ЛАРИНА – А как они будут это делать технически, не очень понимаю. Если они там все уже перекопали, обратно асфальт закатают к 31 числу.

К. РЕМЧУКОВ — Давайте мы будем следить. Вот если они подали заявку, то, скорее всего, сейчас будет процедура. То есть пригласят заявителей, куда они подали заявку и спросят: друзья мои, вы где собираетесь?

К. ЛАРИНА – На Триумфальной.

К. РЕМЧУКОВ — Вот смотрите, тут у нас бетонные, вот в каком месте. Я думаю, что будут разговаривать, и договорятся.

К. ЛАРИНА – А если выйдет 10 тысяч человек.

К. РЕМЧУКОВ — Если бы вышли 10 тысяч человек, то никто бы не спрашивал разрешения ни у Суркова, ни у Медведева, ни у ГУВД. 10 тысяч это то количество, которое выглядит политической силой. И с этой силой никто не спорит, на эту силу никто с дубинками не посылает, никто. Потому что это уже признаки серьезного общественного волнения. Вот именно вся проблема «несогласных» в том, что они не могут подсобрать 10 тысяч человек. Потому что 10 тысяч никто даже удерживать не будет. Наоборот, многие милиционеры, у меня подозрение, могут из солидарности и примкнуть.

К. ЛАРИНА – Да, ружья повернут в другую сторону. Я кстати была свидетелем этому на митинге памяти Анны Политковской. На Чистых прудах. Там тоже стояли омоновцы милиционеры в оцеплении. И очень многие из них фотографировали и снимали выступающих, снимали выступление на видеокамеру или телефон. Я подумала, наверняка дома домашним покажут. Может быть что-нибудь в голове повернется. Потому что слова-то правильные произносят. У нас сейчас перерыв на новости.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Продолжаем «Особое мнение». Давайте мы перейдем к теме СМИ. Тем более что опять какие-то флажки вокруг выстраиваются. Сегодня буквально окончательно принято решение о закрытии русской версии журнала Newsweek, и сегодня я прочитала на сайте «Новой газеты» весьма тревожное обращение к читателям, что вполне возможно, что «Новая газета» будет закрыта, поскольку ей вынесено предупреждение. Ищут они какие-то националистические материалы в статье, которая посвящена проблемам экстремизма и национализма в нашей стране. И говорил об этом Дмитрий Муратов, что мы-то думали, что сайт, на который они ссылались националистический будет объектом внимания правоохранительных органов, получилось ровно наоборот. Ваше отношение к этим событиям и не является ли это уже тенденцией, однако.

К. РЕМЧУКОВ — Мне кажется разные абсолютно истории. Русский Newsweek, насколько я понимаю, по убыточным соображениям, экономически убыточным. Причем в сообщении говорится о том, что все годы издания Newsweek был убыточным изданием, поэтому с точки зрения бизнеса оказалось не совсем выгодно. Но я раз оказался в этом бизнесе, я все время думал и проводил даже исследования, собеседования, размышления на тему, каким должен быть еженедельный политический журнал типа Newsweek. И я понял, что никто из издателей этого журнала, по крайней мере, для меня как для читателя не реализует миссию, которая с моей точки зрения должна быть верная. Журнал еженедельный глянцевый политический должен, если бы я его издавал, миссия была бы такая – создавать повестку дня для других СМИ на ближайшую неделю. Мои бы материалы были такие, которые бы никто не мог, ни «Независимая газета», ни «КоммерсантЪ», ни «Известия», ни «Ведомости» избежать, они бы брали эти темы. Поэтому я бы взял не так много людей, платил бы им зарплату 10 тысяч долларов, запретил бы работать где бы то ни было еще и направлял, командировка в Иран, провести исследование, расследование бензин, настроение людей, то, се, приезжает и рассказывает. Отношения с Россией, какие там бизнесы…американцы, какая их роль. И он делает материал и выстраивает, чтобы мы рассуждали о российско-иранских отношениях под углом зрения вот этой публикации. Афганистан, Америка.

К. ЛАРИНА – А есть такой журнал вашей мечты, он существует в мировом пространстве?

К. РЕМЧУКОВ — Мне нравится «Тайм», например. Кстати Newsweek, хотя у него большие убытки в последние два года, по миллиону долларов. Кстати международный Newsweek тоже, они стали терять цепкость. Я читаю регулярно их и «Тайм» я вижу, держится, а эти нет. И это сложнее конечно, но тиражи может быть большие, может быть какие-то издержки. Размывается фокус, но в принципе журналы американские по-прежнему несут в себе заряд новости и аналитической новости и нового элемента повестки дня. У нас такого журнала…

К. ЛАРИНА – А «The New Times»? Который бывший «Новое время».

К. РЕМЧУКОВ — «The New Times» мне кажется, что хороший журнал, он ставит, наверное, какие-то цели, но очень в узкой какой-то нише оппозиционности. Повестка дня для страны в оппозиционности в нынешних условиях в России не может быть повесткой дня для СМИ. Опять с точки зрения бизнеса это не совсем правильная модель. Бизнес-модель должна отражать тот спрос, который будет подхвачен бизнес-единицей…

К. ЛАРИНА – Это мы с вами ушли немножко. Здесь очевидно экономические причины. И кстати Михаил Фишман, теперь уже бывший главный редактор бывшего журнала тоже признает, что не справились они с проблемами кризисными, не удалось. Но это как-то меняет картину общую в российских медиа или нет?

К. РЕМЧУКОВ — Мне кажется, нет.

К. ЛАРИНА – То есть он не был журналом знаковым что называется. Который определял какие-то тенденции.

К. РЕМЧУКОВ — Мне кажется, нет. Деликатная тема, не хочется коллег критиковать.

К. ЛАРИНА – А про «Новую газету» скажите.

К. РЕМЧУКОВ — Я сегодня позвонил, на летучке у нас журналисты возбудились по поводу сообщения о втором, как они сказали предупреждении. Я позвонил Дмитрию Муратову, говорю: Дима, нужна какая-то поддержка, моральная, эмоциональная, фактическая. Он говорит: нет, мы пока справляемся. Кстати, слухи говорит, чуть-чуть преувеличены. У нас первое сейчас фактически письменное предупреждение. Потому что то, которое было за интервью Масхадова мы в суде отбили, его сняли.

К. ЛАРИНА – А здесь иск не приняли.

К. РЕМЧУКОВ — Нет, приняли, рассмотрели и постановили в пользу этого. Вы уже сказали, главная суть его удивления и возмущения, из открытых источников взяли. Не закрытых. Если вы так следите за национализмом, закройте этот сайт. И тогда как-то другую форму. А если вы не закрываете, и мы сообщаем, что не закрыт и такая информация…

К. ЛАРИНА – Даже не заинтересовались.

К. РЕМЧУКОВ — …это очень опасная тенденция. Он сказал, что он будет биться и в Мосгорсуд как он сказал, до Кащенко дойдем. Будем биться, потому что в данном случае я считаю, что в целом СМИ, я как редактор газеты, я чувствую, они обложены очень сильно флажками. То есть все время законодательство может быть так проинтерпретировано, что я основную свою миссию – информировать читателей о том или ином событии не могу реализовать. То есть мой журналист сообщает о том, что проигравший кандидат считает, что его соперник использовал административный ресурс. Например, мы судились с Платоновым. Председателем Мосгордумы. Буквально месяц назад было слушание. То есть Трунов сказал, Элина Белевская написала, Платонов на нас подал в суд со штрафом. Вот это мне кажется, противоречит духу Конституции. Конституционный суд должен такого рода поправки в законодательство рассматривать, потому что есть дух и есть философия о правах граждан, которые реализуются непосредственно, а мы и они имеют право получать информацию. Мы должны эту информацию давать. И я вправе сказать, что этот человек, вот у меня магнитофонная запись, сказал, что он дурак. Я не несу ответственности за то, что он сказал. Я просто информирую, потому что для читателя вполне возможно тоже интересно, что вот этот человек, который назвал его дураком, он несдержанный. Это тоже информация, это тоже надо знать. Но такое жесткое и письменное предупреждение все знают, что это очень серьезный прессинг на журналистов.

К. ЛАРИНА – Все время человек должен с оглядкой…

К. РЕМЧУКОВ — Я считаю, что Муратов будет идти туда, и надо, чтобы судебное решение, которого он добьется, чтобы мы об этом максимально широко знали и фактически превратить его в прецедентное решение. Потому что это важно и для СМИ и для общества. Потому что если люди хотят, чтобы их информировали обо всем, что происходит в стране, они должны защищать нас и мы будем стараться тогда.

К. ЛАРИНА – Кстати, сегодня же, когда готовилась к эфиру, еще одно сообщение близкое к этой теме увидела, что проверяют на закон об экстремизме, на эти материалы Википедию российскую. Ну уж там-то действительно, если там есть Гитлер как персонаж исторический и про него есть некая статья или Муссолини, про которого они говорят, а как тогда по-другому. И, конечно же, есть какие-то фрагменты и какие-то цитаты из их произведений, а как по-другому. Это конечно вопрос вопросов. Хотя они при этом спокойны, как я поняла Википедия, потому что они вообще не здесь зарегистрированы.

К. РЕМЧУКОВ — В целом это говорит о том, что ход как в том анекдоте: вы не правы, но ход мыслей ваш нравится. Мне ход мыслей мне не нравится. Что они не с того бока и не так борются с экстремизмом.

К. ЛАРИНА – А это проще.

К. РЕМЧУКОВ — Они в экстремизме готовы обвинить тех, уж кого-кого, но Диму Муратова и его газету нельзя в этом заподозрить. Это до конца будет биться за идеи против ксенофобии, против национализма. И бескомпромиссен он и все это знают. И когда кто-то дает отмашку на то, что давайте мы пошлем такое предупреждение, у меня несколько месяцев назад была такая ситуация с Абельцевым, который в прокуратуру подал на нас письмо, что экстремистская статья…

К. ЛАРИНА – Он вообще любитель, мы знаем…

К. РЕМЧУКОВ — Но он все-таки доктор юридических наук, профессор. По-моему, если я не ошибаюсь, он первый номер в кадровом резерве президента. Это не просто так. И прокуратура принимает к исполнению все исследования. Это же форма давления. Когда люди ходят в прокуратуру, когда журналисты пишут объяснения, это образ жизни. Звонит журналист и говорит: Константин Вадимович, я вместо летучки иду в прокуратуру.

К. ЛАРИНА – Аналогичный случай произошел с вашим визави. Я на прошлой неделе, две недели назад была вызвана в прокуратуру по поводу эфира с Германом Стерлиговым, который здесь в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» фактически призывал к дискриминации гомосексуалистов, то есть людей нетрадиционной ориентации. Это я сейчас совсем все смягчила, потому что на самом деле все было очень резко. Но в итоге меня тоже вызывали, и я писала объяснение. Но сам факт, что мне сказал районный прокурор, меня потряс. Я спросила: а что следователь, смотрел распечатку этого эфира? Вроде говорит, смотрел, но не нашел никаких правонарушений в тексте фигуранта. Понимаете? То есть у него ничего не нашел, а я должна писать объяснение. Я так понимаю, что значит, дело касается не только всех законов, связанных с противодействием экстремизму и прочее, но еще закон о СМИ, который требует каких-то корректировок.

К. РЕМЧУКОВ — Да.

К. ЛАРИНА – Мы заканчивать должны. Мне так понравилось, я только разговорилась. Я бы еще говорила и говорила. Спасибо вам большое. Это Константин Ремчуков, главный редактор и генеральный директор «Независимой газеты». Мы прощаемся с вами, пока до свидания.

К. РЕМЧУКОВ — Всего доброго.

Комментарии

76

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

19 октября 2010 | 23:27

Очень интересно, как всегда. Спасибо. С одной стороны, понятно, что Сурков.. ну, объективно говоря и in the long run, действует контрпродуктивно для страны. С другой стороны, с ним, наверное, безумно интересно работать. Думаю, те, кто говорит о нем с пренебрежением, просто плохо информированы или сами не очень далекие люди.


aninel 20 октября 2010 | 00:43

Ходжа Насреддин наоборот
Помните характеристику Ходжи Насреддина? "Умом он неслыханный плут, сердцем - чистый праведник". Так вот, чтобы не ошибиться rapundzel, тому, кто считает очень интересным поработать с сурковым: умом он действительно неслыханный плут, но сердцем - совсем наоборот. Кто антипод праведнику - дьявол, что-ли? Процитирую ещё Р.Гамзатова: "по силе мышц оцениваем глазом двужильного коня или вола. А сила человека - это РАЗУМ, СПОСОБНОСТЬ ОТЛИЧИТЬ ДОБРО ОТ ЗЛА". Отличайте, господа, отличайте!


nolimit 20 октября 2010 | 01:06

Ксении Андреевне и Константину Вадимовичу большое спасибо за эфир. Получилось и информативно, и живо. Вот на таком "Эхе" я и рос как радиослушатель лет, по-моему, с пятнадцати.

Как мне кажется, самый интересный вопрос для тех, кто не является столичным жителем, - это вопрос о политике государства в отношении протестных движений. Очень хочется почаще слышать передачи и интервью, посвященные анализу тех изменений, которые прослеживаются в дискурсе власти и в ее репрессивной тактике. Выступления оппозиционно настроенных общественных деятелей, политологов и обозревателей, не считающих курс медведевской администрации в чем-либо отличным от путинского курса, лично мне уже не представляются ни актуальными, ни убедительными. Иронизировать по поводу "нанопрезидента", "блоггера Медведева" и "игры в либерализм" можно сколько угодно, но не заметить таких событий, как переход к фазе переговоров с "несогласными" невозможно. Да, конечно, я понимаю тех, кто проявляет скепсис: скорее всего, Кремль напуган августовскими событиями, скорее всего, были консультации с западными специалистами, скорее всего, власть отчаянно ищет себе новую эффективную "косметику", умело тасуя реакцию и либерализацию, чиновников с человеческим лицом и великодержавных параноиков, но насколько глубок этот процесс? Мне, как рядовому гражданину, трудно это понять.

Могу сказать одно: прогрессивной части российского общества, российским контрэлитам следовало бы как можно более внимательно и трезво рассмотреть все изменения последнего времени. И если маятник государственного произвола действительно на мгновение застыл в воздухе и пока не торопится совершать очередное разрушительное движение, то я желаю всем нам максимально полезным образом использовать эту передышку. Разумеется, только передышку. До "оттепели" еще далеко.


michails35 20 октября 2010 | 13:07

Очень верно.
Нужно использовать каждую щель, пусть даже микроскопическую (или, как модно нынче, "нано").Возможно, новая демократическая "коалиция четырех" и явится тем "клином", забив который в эту щель, можно будет ее расширить.


nolimit 21 октября 2010 | 00:41

Очень-очень бы хотелось!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире