'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 09 сентября 2010, 19:08

Н.АСАДОВА: 19 часов и 8 минут в Москве, у микрофона Наргиз Асадова. Это передача «Особое мнение», и сегодня своим особым мнением поделится журналист и музыкальный критик Артемий Троицкий. Здравствуйте.



А.ТРОИЦКИЙ: Здравствуйте, Наргиз, привет.

Н.АСАДОВА: Я напомню телефон для смсок — +7 985 970 4545. Я уверена, что огромное количество наших слушателей и зрителей вам хотят задать свои вопросы. Так что присылайте, еще раз — +7 985 970 4545. А также у нас на сайте echo.msk.ru идет видеотрансляция нашего разговора – присоединяйтесь. Я вынуждена начать наш разговор с трагического события, которое сегодня произошло. Это теракт во Владикавказе. На настоящий момент уже 16 человек погибших, более 100 раненых в больницах находятся, десятки людей в тяжелом состоянии, дети в том числе. Уже выступил премьер-министр Путин, выступил глава Ингушетии Евкуров, оба сказали, что это провокация, что цель этого теракта – поссорить между собой народы России, ингушей с осетинами, мусульман с христианами и так далее. Когда это все закончится?

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, надо подождать еще несколько веков, тогда это точно закончится. Ну, во-первых, я, конечно, не тот человек, который может сообщить что-то особо интересное, тем более эксклюзивное, из первых рук по этому поводу. Точно так же, я не силовик и не политолог и не специалист по исламу, чтобы выдать какие-то серьезные рекомендации на эту тему.

Н.АСАДОВА: Но вы как наблюдатель, как журналист, человек, который с обостренным ощущением – вот почему такое?

А.ТРОИЦКИЙ: У меня есть просто некоторые наблюдения и соображения по этому поводу. Ну, во-первых, я хотел бы сказать, что это ужасно и что я искренне сочувствую всем тем, кто погиб, кто пострадал, ну, в общем, по кому эта чудовищная история в очередной раз проехала каточком. Во-вторых, я хотел бы сказать, что вот мы тут живем в Российской Федерации, читаем газеты, смотрим телевидение, слушаем радио, и все время у нас бывают новости из таких стран, как Ирак, Афганистан и Пакистан. И из десяти новостей из этих стран девять, естественно, касаются терактов – взрыв тут, взрыв там, смертник, труп там и так далее. И вот мы живем у себя тут, в городе Москве, и все думаем – какие чудовищные страны, и как там люди только живут, и почему они оттуда не уезжают, там каждый день что-то взрывается, гибнут люди, что это вообще за ад такой на земле? Так вот, я хотел бы сказать, что люди, которые живут в Германии или во Франции или, скажем, в Эстонии или в Чехии, точно так же думают про нашу страну. Потому что новости из Российской Федерации тоже практически каждый день – то в Дагестане, то в Осетии, то в Чечне, то в Ингушетии. Они на нас смотрят примерно так же, как мы смотрим на Ирак и Афганистан.

Н.АСАДОВА: Как сказал основатель Гугла, Сергей Брин, «Россия –это такая Нигерия в снегу».

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что он имел в виду другое – он имел в виду, на самом деле, тоже справедливые вещи, то есть уровень коррупции у нас, как в Нигерии…

Н.АСАДОВА: Уровень безопасности тоже.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, и другие малоприятные вещицы. Но в данном случае я сравниваю не с Нигерией. В Нигерии, кстати, теракты случаются раз в двадцать реже, чем в России. А у нас – вот пожалуйста. И надо просто взглянуть на себя со стороны и подумать лишний раз, в каком ужасе мы живем. И вот вы, молодой человек, Наргиз, вот подумайте о том, где вы живете. Мне-то уже поздно делать радикальные выводы – я уже повязан по рукам и по ногам.

Н.АСАДОВА: То есть вы намекаете на то, что надо бежать?

А.ТРОИЦКИЙ: Я намекаю на то, что, в общем-то, если вы не чувствуете в себе морального, материального, под материальным я имею в виду образование, скажем, в том числе, и так далее ресурса для того, чтобы жить здесь, то, я считаю, ради сохранения собственной жизни и жизни своего потомства и так далее такой вариант стоит как минимум очень серьезно рассмотреть.

Н.АСАДОВА: Но не все, кстати говоря, с этим согласны.

А.ТРОИЦКИЙ: Да разумеется.

Н.АСАДОВА: Вот наш слушатель из Владикавказа, который, кстати говоря, был практически свидетелем того, что там произошло, предлагает создавать отряды самообороны. Раз государство не может обеспечить защиту, то вот жители сами должны взять оружие в руки и защищать своих детей. Вот такое предложение прозвучало.

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, дело в том, что это уже, как у алкоголиков, то есть – выпил, а потом голова разболелась, а потом опохмелился и снова выпил. И, в общем, как вы понимаете, это все называется «штопор». То есть вот все эти вещи просто-напросто… Извините, ради бога…

Н.АСАДОВА: Как говорит Владимир Владимирович Познер, вы знаете, у нас прямой эфир, поэтому мобильные телефоны звонят прямо в студии.

А.ТРОИЦКИЙ: Дело в том, что я же сюда ворвался за две минуты до эфира, так что забыл даже отключить телефон. Я приношу свои глубочайшие извинения, дорогие друзья, всем извинения приношу. Так вот, возникнут отряды самообороны, и люди вооружатся, и потом эти отряды самообороны начнут отлавливать кого-то на улице и бить этих, а потом возникнут другие отряды самообороны, которые будут охотиться на существующие отряды самообороны, поскольку у кого-то возникла идея кровной мести, у кого-то что-то еще. В общем, это, на самом деле, падение в бездну. Вот я считаю, что это не выход. Что касается выхода, вот я уже сказал про несколько веков. Эта фраза, на самом деле, мотивирована только одним. Ислам – это относительно молодая религия по сравнению с христианством, то есть она где-то на полтысячелетия примерно моложе, чем христианство. То есть сейчас ислам, если брать возраст религии, переживает примерно то же самое время, что христианство переживало в Средние века, когда были, естественно, крестоносцы, когда была инквизиция, когда были дикие миссионеры, которые огнем и мечом насаждали христианство, и все такое прочее. Вот сейчас, как мне представляется, ислам проходит именно эту самую буйную стадию.

Н.АСАДОВА: То есть еще полвека, и все успокоятся?

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что еще полвека, и ислам превратится в такую же бесполезную музейную религию, как христианство. Вот и все.

Н.АСАДОВА: Это особое мнение журналиста и музыкального критика Артемия Троицкого. Мы прервемся всего лишь на одну минуту рекламы. Никуда не уходите. Мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

Н.АСАДОВА: 19 часов и 17 минут в Москве, у микрофона Наргиз Асадова, это передача «Особое мнение». Еще раз представляю нашего гостя сегодняшнего – это журналист Артемий Троицкий. Еще раз телефон для смс — +7 985 970 4545. Ну и приходите на наш сайт echo.msk.ru и присоединяйтесь к видеотрансляции, можете нас смотреть, задавать, кстати говоря, вопросы тоже в форуме. Мы продолжаем говорить о проблемах России, коль скоро мы отсюда не уехали с вами. Вот ДТП на Ленинском проспекте. Следствие признало Ольгу Александрину, погибшую в этом ДТП, виновной в аварии с участием автомашины вице-президента «Лукойла». Мы вывешивали документы этого дела на нашем сайте, и вот вы удовлетворены результатами расследований?

А.ТРОИЦКИЙ: А вы как думаете, Наргиз?

Н.АСАДОВА: Не знаю. Потому что очень… Вы знаете, вот мы тоже разговаривали с коллегами и пришли к выводу, что вообще, может быть, ничего не существует, никаких доказательств, даже если они на самом деле есть и даже если действительно Ольга Александрина виновата, то никто уже не поверит властям.

А.ТРОИЦКИЙ: Дело не в этом. Дело в том, что достаточно прочесть те свидетельские показания, которые имеются на фронт-пейдже «Эха», чтобы сделать совершенно определенные выводы из этого всего. Во-первых, я хотел бы отвесить «Эху Москвы» просто глубокий поклон и большой комплимент за то, что эти материалы были вывешены. Я думаю, что это не все материалы, но их тоже достаточно.

Н.АСАДОВА: Ну, то, что ГУВД предоставило.

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Там имеется самое первое и совершенно убойное показание единственного водителя, который все сказал честно и четко. Это показание, которое идет первым по счету. Человек, который ехал в одном направлении с Барковым и который пишет о том, что за несколько секунд до этой самой аварии… Да, он ехал в крайней левой полосе в сторону центра и увидел, что этот самый мерседес, который долго за ним маячил, вдруг вывернул, поехал, соответственно, по разделительной полосе…

Н.АСАДОВА: Ну да, он так и пишет.

А.ТРОИЦКИЙ: Больше он ехать нигде не мог, если он вывернул и обогнал эту машину. И тут же он столкнулся с этим ситроенчиком. Более того, этот человек пишет о том, что он увидел после того, как произошло столкновение. Он увидел то, что из передней правой двери вышел молодой человек…

Н.АСАДОВА: Светловолосый, да.

А.ТРОИЦКИЙ: То есть на том сиденье, которое вроде бы некоторые часто приписывали Баркову, находился молодой человек. Барков – явно не молодой человек. Вот он оттуда вышел. А также он пишет, что дверь правая открылась, но оттуда никто не вышел. По-моему, тут все абсолютно ясно. Опять же, ничего не говорится об обнаруженных следах крови на подушках безопасности, зато замечательным образом начальник Московского ГУВД Колокольцев обвел вокруг пальца, не побоюсь этого выражения, это я очень мягко сказал, всяких видных московских деятелей. Потому что я, скажем, разговаривал с Димой Муратовым, главным редактором «Новой газеты», и Муратов мне стал говорить: «Да, старик, я понимаю, вот это дело – конечно, гнусное, ужасное, все трагично, но вот на каких-то наших закрытых слушаниях выступал Колокольцев, и он мне сказал, что они там сделали такие дела, они там подняли какие-то записи со спутников, каких-то русских спутников, американских спутников, и что вот эти спутники из своего небесного далека показали, что мерседес никуда не выезжал и что мерседес не виноват». И это все было бы здорово, отлично, было бы крайне убедительным свидетельством новейших технологий и международного сотрудничества, если бы не один крошечный нюанс – была сплошная облачность над Москвой в это время без каких бы то ни было просветов. Увидеть какие-то маневры со спутников было в принципе невозможно. На это повелся даже главный редактор нашей основной расследовательской газеты Дмитрий Муратов.

Н.АСАДОВА: Может быть, им показали какие-то документы, которые не сделали публичными, но которые их убедили?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, он мне конкретно сказал о наблюдении со спутников.

Н.АСАДОВА: Видимо, им показали записи.

А.ТРОИЦКИЙ: И это полный абсурд. Им не показали, им рассказал Колокольцев об этом. Рассказал. Дело в том, что, если были бы какие-то мало-мальски убедительные документы, уж, Наргиз, будьте уверены на сто процентов, их тут же выставили бы в первый же день, в первый же день представили бы максимум документов о том, что Баркова не было, что вот эти виноваты две дамы, а вот эти не виноваты, и так далее. Неужели вы сомневаетесь, что при том, что Ленинский проспект – правительственная трасса, все просматривается с огромного количества камер, любой квадратный метр Ленинского проспекта, тем более тут площадь Гагарина, одна из главных вообще в столице транспортных развязок, там полно этих камер – не нашлось ни одной, где бы хоть что-то было видно. Неужели вы сомневаетесь, что если бы можно было представить убедительное свидетельство того, что это не мерседес, а что это плохое ситроен, это не было бы представлено тут же, причем в огромных количествах?

Н.АСАДОВА: Что касается меня, я бы с удовольствием посмотрела те самые снимки со спутников.

А.ТРОИЦКИЙ: Их не может быть. Там была сплошная облачность, и это видно везде, и об этом говорят все метеосводки. Был толстый слой облаков, и моросил мелкий снег с дождем.

Н.АСАДОВА: Сергей Игнатьев, наш слушатель из Челябинска, задает вам вопрос: «Артемий, вы планируете участие или организацию акции в связи с фальсификацией дела по ДТП на Ленинском?»

А.ТРОИЦКИЙ: Я себе не очень представляю, какая тут может быть акция протеста, ну вот, скажем, такого формата, к которым я привык – концерт или митинг, какое-то такое художественное, культурное действо. Потому что это слишком грустно. Я думаю, что если я был бы кинорежиссером или театральным режиссером, то можно было бы снять фильм на эту тему, поставить спектакль, и это было бы посильнее, чем «Фауст» Гете, потрагичнее, уж точно. Я думаю, что каждый российский гражданин и каждый москвич может сам поставить свой собственный спектакль по этому поводу и принять участие в акции протеста. Надо бойкотировать все заправки «Лукойла». Просто вот видите заправку «Лукойла», вот этой свинской организации, которая с особым просто безмерным цинизмом выгораживает своего вице-президента, более того, обвиняет невинно убитых женщин, это верх цинизма. Вот хуже этого я не знаю ничего. Это мрак. Это вот то же самое, как всякие сволочи, которые смертельно больным людям под видом лекарств продают зубной порошок, и те тратят свои последние деньги и едят зубной порошок вместо стволовых клеток и погибают, а кто-то на этом наживается. Вот это такие же преступники. Я считаю, что можно оправдывать убийство, если оно было сделано на самом деле совершенно непредумышленно и нечаянно и прочее-прочее, но вот такие вот сознательные акции окончательной человеческой гнусности оправдывать нельзя. Я бы за это приговаривал к высшей мере, что бы эта мера ни значила. Вот просто за надругательство над человеческой природой, человеческим естеством и моралью и вообще всем, что есть в мире хорошего. К высшее мере. Точка.

Н.АСАДОВА: Это особое мнение Артемия Троицкого. По поводу концертов. Вы были одним из организаторов концерта на Пушкинской площади в защиту Химкинского леса. И вот у нас очень много вопросов от наших слушателей, в частности, от Александра Ивановича, который спрашивает, «Что ожидает солистку группы «Барто» за выступление в поддержку Химкинского леса, вернее, в поддержку того, что от него осталось?» Действительно, мы знаем, что девушку вызывали в ГУВД на этой неделе. Вы с ней созванивались перед эфиром, я видела.

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да, мне Маша позвонила, но совершенно по другому поводу. У них готова наконец-то окончательная версия нового альбома. Кстати, потрясающий альбом совершенно. И она мне его принесет, наверное, завтра-послезавтра, я его послушаю. Во-первых, я хочу сказать одну такую штуку, которую мне только что рассказала Женя Чирикова, известная защитница этих самых зеленых насаждений. Она мне сказала, откуда возникла история по поводу того, что вести трассу через Химкинский лес, его попутно вырубая, почему это так дешево, почему это намного дешевле, чем все остальные альтернативные варианты этой трассы. Потому что, оказывается, расчет там велся из того, что один гектар леса – 4310 рублей. Представляете себе? Вот такая фантастическая дешевизна подмосковного леса.

Н.АСАДОВА: Да, именно так, потому что в Москве лес стоит в разы больше. Это наше законодательство.

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что это многое объясняет. Правда?

Н.АСАДОВА: Да, безусловно. Но тем не менее наши слушатели и я хотели бы знать все-таки, что с Машей из группы «Барто».

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да. Я думаю, что по поводу мотивации вырубки Химкинского леса тут все понятно. 4300 рублей за гектар. Соответственно, со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе тем, что расплачиваться инвесторы с транспортниками или, наоборот, транспортники с инвесторами будут вот именно этой самой разницей, которая, наверное, составляет, может быть, тысячу раз – между рыночной стоимостью гектаров этого леса и вот этой самой стоимостью, 4300 рублей за гектар. Опять же, это максимальный цинизм. Максимальный. По поводу Маши Любичевой. Сейчас проходит экспертиза. То есть у МВД имеются какие-то эксперты. Я не знаю, кто это такие. Был бы рад им помочь, у меня тоже есть знакомые эксперты – знатные филологи, скажем, имеется такой Максим Кронгауз, профессор, такой эксперт экспертов, которые могли бы в этом деле тоже им помочь разобраться. Они сейчас проводят экспертизу на предмет того, были ли в песне «Готов» экстремистские призывы. Вот эта экспертиза будет продолжаться примерно месяц. Я думаю, что за этот месяц эксперты к чему-нибудь да и склонятся. Точно так же я думаю, что за этот месяц наша прогрессивная общественность – как музыкальная, так и общекультурная – сможет сказать свое веское слово по поводу всего этого дела. А дело это является абсолютно выдающимся по одной простой причине. Я уже давно заметил, что новые российские власти решили как бы покорить и даже не то что покорить, а достичь больших вершин, чем пресловутые советские коммунистические тоталитарные власти. То есть вот то, что в Советском Союзе казалось слишком и как бы не очень хорошо тогдашнему КГБ, тогдашнему отделу культуры ЦК КПСС и прочее, нынешним властям уже кажется недостаточным. Короче говоря, в Советском Союзе я знаю прекрасно все дела уголовные, которые шли по поп— и рок-музыкантам. Это было в конце 70-х – начале 80-х годов, жертвами пали Андрей Романов и группа «Воскресенье», Жанна Агузарова, Александр Новиков и еще куча менее известных людей. Все эти дела были основаны или на подделке документов, или на незаконной коммерческой деятельности. В случае с ленинградской группой «Трубный зов» — на попытке перехода советско-финской границы. Но ни разу…

Н.АСАДОВА: Вынуждена вас прервать, Артемий, потому что мы должны сейчас быстро вылететь на новости и рекламу, а затем продолжим обязательно этот разговор. Никуда не уходите.

НОВОСТИ

Н.АСАДОВА: 19 часов и 34 минуты в Москве, у микрофона Наргиз Асадова. Мы продолжаем «Особое мнение» с Артемием Троицким. И мы закончили наш разговор на том, что в советское время как-то лояльнее к музыкантам относились. Вы так считаете, по крайней мере.

А.ТРОИЦКИЙ: В советское время к музыкантам относились, естественно, очень по-разному. К некоторым относились более чем лояльно и давали им звания, ордена и так далее, а некоторых действительно упекали в тюрьму. Но не было случая, я это утверждаю абсолютно ответственно, чтобы какого-то музыканта, будь то рок-музыкант или будь то бард, привлекли бы к уголовной ответственности, а в данном случае речь идет именно об уголовной ответственности, за содержание песни, за то, что человек поет. Такого при советской власти не было.

Н.АСАДОВА: За содержание песни просто не давали выступать. Или пластинки их не выпускали. И так далее.

А.ТРОИЦКИЙ: Дело в том, что, может, и не давали, но музыканты все равно выступали, и, естественно, записи передавались и переписывались. Так что повод, в принципе, вполне мог бы быть, но, тем не менее, ни разу вот именно под этим соусом никого в каталажку при советской, подчеркиваю, тоталитарной, власти не упекли. Сейчас вот у нас может возникнуть исторический прецедент.

Н.АСАДОВА: Мне вот интересно ваше мнение. Вот смотрите, музыкант поет какие-то призывы, даже если взять песню «Барто» «Готов» — «Мы готовы поджигать машины ментов – ты готов и я готов…» Может быть, я не очень точно цитирую, но призыв там именно такой был. Ну, мы понимаем – искусство есть искусство. Тем не менее, их слушают 15-16-летние подростки. Вот они могут по-разному ведь отреагировать. Особенно если они тут пьют пиво и так далее. Музыкант должен за это нести ответственность или нет?

А.ТРОИЦКИЙ: Наргиз, это скользкая тема, и тут может быть аргументация и с той и с другой стороны самого разного рода. Очень часто об этом говорят – об ответственности артистов за то, что они пишут, за то, что они поют, за то, что они показывают в кино, и так далее. То есть посмотрели люди ужастик и стали заниматься изгнанием дьявола…

Н.АСАДОВА: Или поиграли в компьютерные игры…

А.ТРОИЦКИЙ: …с летальным исходом. Посмотрели сериал про милицию и стали, понятно, что. На этот вопрос нет ответа. И я тоже ответа на этот вопрос дать не могу. Я считаю, что любое талантливое и искреннее произведение искусства имеет право на существование, какие бы последствия это дело не имело. Как говорил Чехов – кто искренен, тот и прав. Точка. Я считаю, это замечательная фраза, которая исчерпывает всю ситуацию с группой «Барто». Группа «Барто» — группа очень талантливая и очень искренняя, это не какие-то конъюнктурщики и не какие-то охотники за дешевым пиаром. Я думаю, что любой эксперт это подтвердит.

Н.АСАДОВА: Я смотрела пресс-релиз перед концертом, и там ожидалось гораздо больше музыкантов, в том числе Сергей Галанин, но многие не пришли. Почему?

А.ТРОИЦКИЙ: Александр Ф.Скляр и так далее.

Н.АСАДОВА: Да.

А.ТРОИЦКИЙ: По разным причинам. Некоторые не пришли, потому что, я так полагаю, испугались, а некоторые не выступили, потому что у них не было для этого технической возможности. Скажем, группа «Телевизор» не выступила именно поэтому. Потому что они выступают с клавишами и компьютерами, которые просто невозможно было подключить. Группа «Вежливый отказ» просто застряла на подходах к площади, потому что им не давали пронести инструменты. И прочее. То есть истории были разные. Но я любом случае, я считаю, что митинг-концерт был замечательный, и тоже, в общем, это было событие историческое. Я готов повторить свои собственные слова о том, что для меня «нулевые» кончились именно 22 августа текущего года на Пушкинской площади, когда я просто увидел пять тысяч человек, которые ничего не слышат, поскольку ничего не было слышно, но которые при этом не расходятся и стараются что-то уловить. Это были прекрасные люди. Вот это был наш российский народ, в его лучшем воплощении.

Н.АСАДОВА: Еще одна тема, которую я хотела с вами обсудить. На этой неделе стало известно, что в Ростове-на-Дону объявилась группа молодых людей, такое движение, которые с криками «Русские не бухают!» избивают тех, кто на улицах распивает спиртные напитки. Вот в связи с этим мы все задаемся вопросом – бухают ли русские?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, ну естественно, русские бухают. Там, кстати, был другой вопрос…

Н.АСАДОВА: Да масса вопросов, да, Илья из Санкт-Петербурга спрашивает: «Как бы вы отнеслись к людям, которые с лозунгами типа «Русские не колются» или «Русские не ширяются» стали бы громить известные им пункты распространения наркотиков?»

А.ТРОИЦКИЙ: Да, вот на этот вопрос мне ответить проще. И тогда, я думаю, будет чуть понятнее и чуть ближе ответ на изначальный вопрос по поводу «Русские не бухают». При том, что, конечно же, громить пункты распространения наркотиков – это как бы не очень цивилизованно, я считаю, что было бы очень хорошо, если бы это происходило. Потому что я считаю, что распространение наркотиков – это убийство в коммерческих целях, это, опять же, максимально гнусная вещь. Вот мы сегодня что-то очень часто говорим о таких вот окончательных просто гнусностях в жизни. Вот продажа наркотиков, особенно детям, подросткам, молодым людям – это точно такое же циничное убийство. И пусть громят. И я обеими руками за то, чтобы громили. А почему это происходит? Это происходит по одной простой причине: потому что наши власти не работают, и им на наших людей, их чаяния, наплевать абсолютно. Наши правоохранительные органы – это часть наших властей. Они и не лучше, и не хуже, чем все остальные власти. Они просто такие же свиньи. Соответственно, все знают прекрасно все пункты продажи наркотиков, все знают прекрасно, что, не скажу, что все, но очень многие милиционеры, наркоконтролеры и так далее их, что называется, крышуют. И вместо того, чтобы с наркотиками бороться, они в этой мутной водичке ловят свою жирную рыбку. Соответственно, что остается делать людям? Скажем, родителям, у которых из-за героина погиб ребенок? Остается просто, поскольку идти в милицию смысла не имеет, просто идти и громить. И я этих людей прекрасно понимаю.

Н.АСАДОВА: Артемий, я тоже понимаю по поводу наркотиков. А по поводу бухла?

А.ТРОИЦКИЙ: По поводу бухла я могу сказать, что…

Н.АСАДОВА: Идет человек, пьет пиво, никого не трогает.

А.ТРОИЦКИЙ: Это, конечно, штука гораздо более мягкая. Но, с другой стороны, я понимаю то, до чего уже довело и продолжает доводить нашу страну пьянство. То есть оно истребляет население нашей страны, в первую очередь мужскую, но, в общем-то, женщины, к сожалению, тоже подтягиваются. Это действительно смертельная вещь, которая низводит миллионы, может, даже десятки миллионов людей в нашей стране, до положения как бы уже таких почти что и не людей. Что можно с этим делать…

Н.АСАДОВА: Если всех бить, все музыканты будут ходить битыми.

А.ТРОИЦКИЙ: А вот пусть музыканты подумают о том, зачем они бухают, зачем они пьют и зачем они бравируют своим пьянством. А также, кстати говоря, и своей роковой любовью к некоторым наркотикам. И прочее, и прочее. Пусть подумают об этом. То есть я не одобряю это все, было бы смешно, если б я сказал – да, вот я сейчас тоже выйду и начну бить. Потому что я сам бухаю. Сейчас, правда, меньше намного. Но я могу это понять. И могу сказать, что, в отличие от многого другого, о чем мы говорили в сегодняшней передаче, особого возмущения кипящего и бурного у меня эту группа ростовских молодых людей не вызывает.

Н.АСАДОВА: Последний вопрос, все буквально задают вам – почему вы сегодня такой красивый? Почему в «бабочке»?

А.ТРОИЦКИЙ: Конечно, тут было бы элегантно сказать, что после того, как я перестал быть сотрудником «Эха Москвы» для меня каждый визит на родную радиостанцию – это праздник…

Н.АСАДОВА: А разве это не так?

А.ТРОИЦКИЙ: Это был бы элегантный ответ. Но, скажем так, это только часть ответа. А вторая часть ответа состоит в том, что прямо отсюда я сейчас ноженьками потопаю на улицу Поварскую, где свой юбилей, 50-летие, будет отмечать великий магистр Ордена куртуазных маньеристов, Вадим Степанцов. Вадику сегодня 50 лет. Он мой друг, я когда-то был свидетелем у него на свадьбе. И сейчас вот в смокинге и «бабочке» я его с большим удовольствием поздравлю с тем, что он дожил до 50-ти лет, несмотря на то, что трудно найти человека, который бухал бы настолько интенсивно и заразительно, как Вадим Степанцов.

Н.АСАДОВА: Ну что ж, провожаем Артемия Троицкого на юбилей. А мы с вами прощаемся. Спасибо всем, кто был с нами. Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире