'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 сентября 2010, 19:08



О. БЫЧКОВА – Добрый вечер. Мы начинаем программу «Особое мнение». С особым мнением Михаил Касьянов. Добрый вечер.

М. КАСЬЯНОВ — Добрый вечер.



О. БЫЧКОВА – У нас программа «Особое мнение», поэтому мы начнем с вашего особого мнения по поводу основных сегодняшних событий. Все сегодня говорят про публикацию в «Российской газете», Юрий Лужков написал про Химкинский лес и очень сурово высказался в адрес президента Медведева. Уже все это комментируют, там говорится, например, о том, что можно еще пять лет заниматься болтовней и ничего не предпринимать, то есть откладывать решение. Там слово «маниловщина» какая-то. Очень много таких эпитетов совершенно однозначных. Как вы думаете, это выступление Лужкова в «Российской газете» на тему леса или на тему личных отношений между Лужковым, кем-то и кем-то. Между Лужковым и Медведевым, Лужковым и Путиным. Медведевым и Путиным. Еще может быть кто-то включен в эту конфигурацию.

М. КАСЬЯНОВ — Я думаю, что более общие или более фундаментальные вещи кроются за этим. Фундаментальные вещи это будущее Лужкова и его той группы административной, которая вместе с ним работает. И это будущее связано непосредственно с предстоящими выборами в 2011-2012 году. И в этом контексте, безусловно, первым, будучи самым опытным человеком, политиком которому терять нечего, а мы знаем, что уже в июле следующего года полномочия Лужкова по назначению, он давно уже не избранный, раньше был избранный, это так. Но сейчас он назначенный мэр города и его полномочия завершаются в июле следующего года. И будучи человеком, умудренным в нашей российской политической жизни, Лужков принял решение определить свои позиции сейчас, зная, кто сильнее в этой стране на самом деле. Это абсолютно очевидно для всего сообщества российского, которое следит за политическими и общественными процессами в России и Лужков сделал выбор сразу, чтобы дать понять Путину о том, что он нужный человек как и прежде, и что он человек дела. А главное дело для Путина в 2011 и 2012 году это имитация выборов в думу и имитация выборов президента.

О. БЫЧКОВА – То есть на самом деле таким образом мы делаем вывод о том, кто в 2012 году будет президентом страны.

М. КАСЬЯНОВ — Для меня вывод делать не надо, я его сделал здесь у вас в эфире еще два года назад. И все эти два года пытаюсь спорить с людьми, которые говорят, что нет, зазор или разногласия между Путиным и Медведевым могут являться источником либерализации атмосферы общественной жизни. Я всегда спорил с этими людьми, такого нет, никакого зазора и ничего быть не может, никакой либерализации быть не может. Путин уже принял решение. В этой логике уже стало очевидно не только мне, но и многим людям, которые следят за общественной политической ситуацией.

О. БЫЧКОВА – То есть выступление Лужкова является косвенным тому подтверждением. А зазор действительно существует, он действительно серьезный? Или он такой внешне поддерживаемый. Один, например, путешествует на Ладе-Калине, а другой на Мерседесе как сегодня было показано. Один на Дальнем Востоке, другой теперь в Воронеже.

М. КАСЬЯНОВ — Если мы говорим о настоящих разногласиях, возможно, то конечно их нет. Все что существует, это мелкое шебуршение окружающих людей, чиновников, которые обеспечивают ежедневную жизнь одного и другого руководителя. Не более чем. Между Путиным и Медведевым никаких принципиальных разногласий по общественно-политическому устройству в стране, по административному устройству, по исполнению Конституции, исполнению законов, нет. Они все едины в одном, оба едины в одном: имитация — это главная форма сегодня соблюдения Конституции. Граждане не готовы к демократии, и последнее интервью ярко демонстрирует, что он с презрением смотрит на всех граждан, на оппозицию с особым презрением. Что конечно, никто недостоин в РФ по-настоящему использовать свои политические права, а означает участие в реальных, свободных, справедливых выборах. Таких выборов не ожидайте. Этим говорит Путин, своим, в том числе интервью.

О. БЫЧКОВА – Но получается, например, что если Лужков как вы говорите, определился и может быть хочет продлить свое политическое будущее, то в его же интересах, предположим, бороться за выборы губернаторов, а не назначение. Он же видит, что сейчас происходит. Уходят один за другим, и он заявлял, что их надо выбирать, а не назначать.

М. КАСЬЯНОВ — Для Лужкова это последний шанс остаться еще на какой-то срок на этой вершине власти. И он знает, кто какие приоритеты исповедует, кто какую логику жизни применяет на практике.

О. БЫЧКОВА – Что Медведев будет выбирать губернаторов?

М. КАСЬЯНОВ — Он понимает, что Медведев не обладает той силой реальной, на которую можно ставить в этой ситуации.

О. БЫЧКОВА – Это понятно.

М. КАСЬЯНОВ — Поэтому для Лужкова, он просчитывает логику жизни, возможные рассуждения Владимира Путина как он будет строить модель 11-12 годов с тем, чтобы сохранить власть и прирастить мышцы вертикали, скажем так, а не утратить их, и поэтому он делает немножко рисковое движение, но он делает однозначно.

О. БЫЧКОВА – Я спрашиваю о другом. Губернаторов снимает и назначает президент, а не премьер-министр. Вот те перемены с губернаторами, которые сейчас происходят, одна за другой, когда те, кто старше уходят, а на смену им приходят какие-то люди, имен которых даже не все знают, кроме даже местных жителей. Это делается как ни странно под Путина? Но руками Медведева.

М. КАСЬЯНОВ — Вы же не думаете, что Медведев принял самостоятельное решение без согласия Путина на назначение или снятие того или иного губернатора.

О. БЫЧКОВА – Я понятия не имею.

М. КАСЬЯНОВ — Я думаю, что вы не думаете так наивно. Я вам просто говорю, что такого нет. Ни одного назначения не только губернатора, это слишком большая должность, ни одного замминистра не назначается или что еще находится в номенклатуре президента, замминистра он не назначает, но это премьерская креатура, а другие должности, конечно, это все согласовывается однозначно.

О. БЫЧКОВА – Хорошо. О том, какие согласования происходят, и что они нам говорят о будущей системе жизни после 2012 года, мы поговорим через минуту.

РЕКЛАМА

О. БЫЧКОВА – Продолжаем программу «Особое мнение». Мы начали говорить о поездках Путина и Медведева на разных видах автомобильного транспорта. Нужно комментировать это как просто разницу в выборе моделей. Или это ничего не значит, или разницу в выборе географии имеет значение комментировать. Например, когда Медведев сегодня приезжает в Воронеж, останавливается будто бы у первого попавшегося магазина и проверяет там, сколько стоит хлебный батон. До этого он проверял, сколько стоит гречка. Потом выяснилось, что гречку ему слегка…

М. КАСЬЯНОВ — Из-под полы вынули.

О. БЫЧКОВА – В общем, с ценами там оказалось не так, как это показали Медведеву. Вот когда Путин едет по Дальнему Востоку и подбирает пассажиров разных и ведет с ними задушевные беседы, это делается для того, чтобы что-то показать про отцов народов или действительно им неоткуда узнать, сколько на самом деле стоит гречка, сколько стоит батон и в каком состоянии находятся автомобильные дороги на Дальнем Востоке.

М. КАСЬЯНОВ — Слушайте, вопрос такой задаете. Я должен какие-то прописные истины вам говорить. Неужели вы думаете, что на самом деле цель для того чтобы узнать у граждан, что они думают о состоянии дорог или качестве автомобиля Лада-Калина. Или сколько стоит хлеб или гречка. Конечно, нет, это все имитационные вещи, это все популизм, рассчитанный на то, что центральные каналы будут показывать заботу руководителей о жителях страны. Для того чтобы проехать 2 тысячи км по дороге со всем спецсопровождением, потребовалось три автомобиля Лада-Калина.

О. БЫЧКОВА – Три как минимум. Потому что говорят, там еще в кустах были спрятаны.

М. КАСЬЯНОВ — Я видел ролик.

О. БЫЧКОВА – Ролик все видели.

М. КАСЬЯНОВ — Который был в Интернете, там три автомобиля.

О. БЫЧКОВА – Потом еще было описание этих же мужиков, которые снимали этот ролик. И они сказали, что там что-то остановилось, и тут же еще какой-то появился автомобиль желтого цвета уже с другими номерами. Те были с одинаковыми.

М. КАСЬЯНОВ — Оля, ваши исследования я бы сказал проследования гораздо глубже, чем у людей, которые просто в Интернете ролики поместили. Поэтому то же самое относится и к гречке и хлебу. Мы же знаем, что гречка выросла в три раза, не на 30%, а в три раза. Где она есть. А она есть, на рынок сходите в Москве, мне знакомые рассказывали, она есть. Просто стоит 90 рублей. Стоила 30 рублей до всех событий, сейчас 90. Все присутствует. Поэтому, конечно, граждане все это видят, и они понимают, что какая инфляция, как она ускорилась.

О. БЫЧКОВА – Ну хорошо, ну на Дальний Восток Путин поехал же не для того чтобы устроить рекламный автопробег отечественным машинам желтого цвета. Это смешно.

М. КАСЬЯНОВ — Если говорить о реальной цели, как я это вижу, как я это читаю, немножко будучи погружен с прошлым, с настоящим в меньшей степени, в политические вещи, политические процессы и политическое то, что называется boiling , как это все варится. То у Путина всегда была проблема — его реальная поддержка на Дальнем Востоке, в Восточной Сибири, поскольку немного внимания уделялось популизму там для того, чтобы народ полюбил и безоговорочно поддерживал. И даже я помню, в 2004 году в тех выборах, очень были большие переживания в окружении Путина, поскольку рейтинг был ниже, чем рейтинг Шойгу.

О. БЫЧКОВА – То есть там был такой неохваченный регион.

М. КАСЬЯНОВ — Да. Сергей Шойгу был более популярным руководителем федерального центра, поскольку вы помните, во Владивостоке все люди мерзли, в Якутске мерзли, в Якутске наводнения и поскольку Шойгу все это восстанавливал, был старшим, наше правительство поручило все это делать, и он все это сделал. Конечно, в этом контексте он стал местным героем и героем страны, но в масштабе, это была очень важная работа, но в масштабе того региона, для них он был просто спасителем. Поэтому конечно это было переживание. Сейчас, как я могу это понять, Владимир Путин, готовясь к следующим выборам, начинает эту кампанию, весь сезон политический с Дальнего Востока. С тем, чтобы потом и Сибирь охватить и все другие регионы России. Но самый больной, самый чувствительный это был Дальний Восток. Тем более что всегда голосование начинается с Дальнего Востока и первые цифры голосования, будет у нас имитационное голосование, ну а вдруг придется расслабить ситуацию, а вдруг придется сделать что-то более-менее похожее на реальное. И если на самом деле реальные цифры начнут поступать с Дальнего Востока, и они будут не очень хорошо характеризовать кандидата в президенты Владимира Путина. Этот риск нужно минимизировать. Поэтому будет сделано все для того, чтобы активизировать все процессы там и получить любовь дальневосточного населения сегодня. Поэтому я думаю, что леворукие машины станут теперь приоритетом российского автопрома на Дальнем Востоке в частности. И все другие вещи…

О. БЫЧКОВА – Праворукие. То есть не такие, которые там сейчас.

М. КАСЬЯНОВ — Праворукие да. Левостороннее движение. Поэтому конечно будет этому уделено большое внимание. Что с точки зрения политтехнологий конечно правильно. Но это говорит о другом. Это означает, что нынешняя власть смотрит на то, что может быть действительно не просто имитация, то есть урны голосования это одно, и протоколы, несвязанные между собой вещи, как было в последний раз. А что-то придется, какую-то связь все-таки соблюдать.

О. БЫЧКОВА – Придется побороться по-настоящему.

М. КАСЬЯНОВ — Да.

О. БЫЧКОВА – А почему?

М. КАСЬЯНОВ — Это уже такое раскрытие некой информации, или той заботы, которая существует, озабоченность, которая существует у руководителей.

О. БЫЧКОВА – На чем она основана эта озабоченность? Потому что какие-то сигналы поступают противоречивые, мне кажется. С одной стороны да, мы видим все ролики в Интернете, вполне себе такие я бы сказала издевательские. По крайней мере, неподобострастные мягко говоря. Проезд трех желтых автомобилей в сопровождении огромного количества исключительно иномарок. Все эти комментарии нескончаемые, все, что происходило летом, когда в том же Интернете просто все действия власти подвергались под лупой рассмотрению. С другой стороны действительно ведь Медведев едет, Путин едет, их встречают люди, трудно себе представить, что они неискренне, например, кидаются им на шею.

М. КАСЬЯНОВ — Нетрудно представить.

О. БЫЧКОВА – Я думаю, что так оно и есть.

М. КАСЬЯНОВ — Есть. Но это не обычная вещь. Не массовая, не регулярная. Есть, конечно, Владимира Путина поддерживает 40%, на самом деле, если бы завтра было голосование, 40% за него реально проголосовало бы.

О. БЫЧКОВА – Это очень много.

М. КАСЬЯНОВ — Конечно очень много. Я поэтому говорю, что любые выборы сегодня, если та ситуация, если не дать года всем нам, оппозиции на то, чтобы могли пообщаться с людьми с использованием тех же средств коммуникации, каким является центральное телевидение. А если этого не делать, то сегодня он бы выиграл выборы. Он выиграл бы в два тура.

О. БЫЧКОВА – Так вы говорите, что существует вероятность того, что все-таки придется побороться. Побороться не только подкручивая, например, циферки с голосовании или на уровне администрации. А побороться именно за электорат. Почему вы так считаете?

М. КАСЬЯНОВ — Такой сценарий является вероятным, необязательно, что он таким будет, но этот сценарий вероятен, до выборов президента еще больше года. Полтора года. За это время много что может случиться в Москве, в регионах.

О. БЫЧКОВА – Что случилось на сегодняшний день?

М. КАСЬЯНОВ — На сегодняшний день совершенно очевидно, вы начали говорить о тех людях, которые на шею бросаются, которые нет. То, на мой взгляд, я не знаю, согласны вы с этим или нет, на сегодняшний день уже та часть общества, которую мы называем более образованной или та часть общества, которая интересуется общественной политической жизнью, для них абсолютно однозначно, что они не поддерживают Путина, мягко говоря. У меня уже это однозначный вывод. Кто поддерживает всю эту власть и весь механизм — поддерживают люди, которые вспоминают о руководителях только, когда они вечером смотрят экран телевизора и когда их призывают придти проголосовать. Они думают, ну ладно, вроде не хуже, чем прежде, проголосуем еще раз. Он все-таки выглядит хорошо и тогда другие слова, которые можно всячески говорить, как выглядит хорошо, как плавает, прыгает, бегает, такими критериями. Та часть примерно 40% населения. Это те 40%, о которых я говорю. То есть сегодня глава вертикали Владимир Путин общается с электоратом, поддерживающим его, через голову элит, через голову той части общества, которую можно называть образованная часть общества. Не элит, которые во власти, это просто властная группировка, это не элита никакая. А тех людей, которые хотели бы участвовать в управлении страной, хотели бы участвовать в формировании политического курса, хотели бы участвовать в контроле власти по исполнению тех наказов, которые они сформулировали в преддверие выборов. С этой частью общества я считаю, это 25-30% совершенно понятной части общества, с ними все ясно, что называется. У них нет никаких сомнений и нет сомнений больше у тех, которые на протяжении двух лет были, что разногласия позволят как-то само собой ситуации рассосаться и улучшиться. Они поняли, что ответственность на них. Не может само собой рассосаться.

О. БЫЧКОВА – Как это видно, что они это поняли? Потому что это те люди, которые предпочитают сидеть в Интернете, а не ходить на выборы.

М. КАСЬЯНОВ — В Интернете и высказывания на своих рабочих местах, а если мы говорим о творческой интеллигенции, которая выступает по тому же телевидению или в Интернете, уже другие термины применяются в оценке ситуации или в даче оценки тех или иных руководителей. Уже люди не хотят пресмыкаться даже в своем бытовом поведении. Они хотят ощущать свою гордость или свое честное имя в другом масштабе. Другим способом. То есть они не хотят уже подыгрывать этой ситуации. И поддерживать публично эту власть стало уже немодно. Даже более того, люди уже стесняются это делать. Помимо тех, скажем так, оторванных людей в «Единой России», которые в том числе и у вас везде одно и то же по кругу крутят, для образованных людей просто сегодня стыдно публично поддерживать власть, говорить какие-то хорошие слова. Это серьезная подвижка. И та ситуация, которую мы получили сейчас после всех летних месяцев это все, что связано с милицией и все те вещи, новые избиения, новые убийства милиционерами людей, которые мы видим по информации в Интернете, все то, что связано с пожарами, все то, что связано с продовольственным рынком, происходящим сегодня, все это в большей степени подвело людей к выводу, что эта власть уже более неспособна давать нам то, что удовлетворяло прежде. Возможность зарабатывать и тратить. Сегодня этого уже нет. И поэтому обмен свободой, свои собственные политические свободы на возможность зарабатывать, уже эта схема не работает. Этот контракт как бы навязанный Путиным в свое время, он уже исчерпал себя.

О. БЫЧКОВА – Сергей из Барнаула спрашивает: не перегорит ли, не выдохнется сегодняшний пиар к 2012 году? То есть тут обо всем можно спросить я думаю. И про президентско-премьерский пиар, и про настроения людей, которые меняются.

М. КАСЬЯНОВ — Это еще одна добавка, правильно, не перегорят ли они. А второе – не изменится ли внешняя ситуация. Внешнеэкономическая ситуация. Мы же знаем, что если сейчас цена на нефть опускается не до 20-30, если опускается до 60 и держится полгода, все, больше никакой копейки не будет через полгода максимум. При этой цене 75 министр финансов объявил, что в следующем году у нас не будет никаких резервов. Потому что дефицит бюджета, который принят, который исполняется сегодня и будет в следующем году, он не позволяет при цене 75-80 уже иметь резервы. А если это 60 долларов за баррель, что вероятно, то это все закончится через полгода. И тогда уже разные аналитики, политологи и экономисты начнут выстраивать модели, сколько дней осталось режиму. Поэтому люди образованные это начинают понимать, что устойчивость режима раскачивается, расслабляется с каждым днем. Сами слушатели сказали, пиар может выдохнуться, граждане осознали в своем большинстве, что так жить дальше нельзя. И третье, что внешние факторы независимые от нас, могут повлиять на ситуацию внутри страны. Поэтому за оставшиеся полтора-два года ситуация может измениться. И поэтому элемент того, что выборы могут быть чуть-чуть похожи на выборы в отличие от прежних, потому что прежние выборы были полной имитацией. То, что элементы какой-то реальности могут быть привнесены, такая вероятность есть, такой сценарий существует.

О. БЫЧКОВА – Элементы реальности это плюс-минус несколько процентов.

М. КАСЬЯНОВ — Конечно. Но не верить в это или быть в полном пессимизме, конечно, это неправильно. Тем более нам, тем, кто занимается политической работой.

О. БЫЧКОВА – То есть радикально это все равно ничего не меняет.

М. КАСЬЯНОВ — Радикально это изменит, если такой сценарий будет вероятен. То это изменит радикально.

О. БЫЧКОВА – Понятно. Мы сейчас сделаем перерыв в программе «Особое мнение».

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА – Продолжаем программу «Особое мнение». Тут вас спрашивают почти об одном и том же. Большинство слушателей и зрителей, которые прислали вопросы на сайт, которые присылают в виде sms и через Интернет. Большинство спрашивают про объединение демократических сил. Вот только один человек из Верхней Пышмы Сергей Шурыгин спрашивает: почему вы не ходите на Триумфальную площадь, и есть ли шанс на объединение демократических сил? Один из многих вопросов.

М. КАСЬЯНОВ — На Триумфальную площадь ходить еще время не созрело, не пришло.

О. БЫЧКОВА – Еще стоянку не построили.

М. КАСЬЯНОВ — Созреет время, приду и туда. Я же ходил на «Марши несогласных» в свое время. В преддверие тех выборов. Сейчас ситуация еще не созрела.

О. БЫЧКОВА – А куда должна созреть?

М. КАСЬЯНОВ — Еще два года до выборов. Полтора года. Еще есть время для созревания. Что касается шанса на объединение, конечно есть. И этим мы занимаемся. Мы ведем консультации друг с другом.

О. БЫЧКОВА – Это все? Это весь ответ. На самом деле понимаете, потому что консультации, я вас не прошу разгадывать, вернее, раскрывать всякие политические секреты. Я о другом. И люди спрашивают и другом. Смысл в том, что сколько можно уже ждать тем, кто хочет, чтобы что-то получилось. Тут спрашивают: а с «Яблоком» объединиться, а с теми, а с семи.

М. КАСЬЯНОВ — Я могу подробно разложить это дело системно…

О. БЫЧКОВА – Все что разъединяло, мы знаем. Это мы наблюдаем многие годы. Нам надоело, пишут люди.

М. КАСЬЯНОВ — Если дадите мне возможность высказать всю конструкцию…

О. БЫЧКОВА – Говорите.

М. КАСЬЯНОВ — Я не знаю, нужны ли такие детали, но если слушателям интересно, конечно это важно. Первое, что мы знаем, что через год фактически начинается новый конституционный сезон. Я не говорю, что будут свободные выборы, но должны быть выборы свободными. Какие они будут, это зависит в том числе от нас. И больше зависит от власти, но от нас зависит тоже. Поэтому сегодня пора принимать решения о том, что мы делаем с этими квазивыборами, и что мы делаем в этот период времени до следующей осени. Может быть, вы помните весной я объявил о том, что призываю создать демократическую коалицию в составе нашего РНДС, «Яблоко» и «Солидарности». И начали мы переговоры эти, мы, я в том числе лично с «Яблоком». Поскольку «Яблоко» единственная из наших трех организаций, которая имеет лицензию. То есть разрешение Кремля участвовать в выборах. Конечно, после возможной коалиции у «Яблока» могли бы отобрать такую лицензию, но они же занимаются политической деятельностью, а не политтехнологической.

О. БЫЧКОВА – Но пока не отобрали.

М. КАСЬЯНОВ — Поэтому переговоры эти два месяца шли. И ответ мы получили однозначный – не будет «Яблоко» создавать коалицию с кем-либо. Говорят, вступайте типа в «Яблоко» и пристраивайте…

О. БЫЧКОВА – Это известно все.

М. КАСЬЯНОВ — Про «Яблоко» забыли, это все отработанная, что называется…

О. БЫЧКОВА – Эти все ваши разногласия это прошлогодний снег.

М. КАСЬЯНОВ — Нет, я вам рассказываю всю конструкцию. Сейчас наступила осенняя вещь. Мы с нашими коллегами из «Солидарности» ведем консультации. У нас не было никогда и нет политических разногласий. Поэтому мы думаем о том, или мы в Народно-демократическом союзе смотрим как на всю ситуацию. Поскольку мы партия, которая желает изменения политического курса, но изменения политического курса только через конституционные способы, это означает через выборы. Это означает, что нужно их победить. Поэтому следующая осень для нас является ключевой в нашей политической деятельности. «Солидарность» исповедует то же самое. Они тоже, как и мы не призывают к революции, они тоже хотят менять ситуацию через выборы. Поэтому участие в выборах для нас должно быть принципиальным. Вот в этом контексте мы ведем разговор. Мы РНДС, нам трижды отказали в создании партии. В регистрации. Партия создана. Фактически в доступе на выборы нам отказали. Наша жалоба находится в Европейском суде по правам человека. Два года мы стоим в очереди, надеемся, скоро рассмотрят, но вы помните, наверное, что Михаил Ходорковский, сидя в тюрьме, ждал пять лет пока очередь до рассмотрения его жалобы дойдет. Мы ждем два года. Не сидя, слава богу, в тюрьме.

О. БЫЧКОВА – Там тысячи заявок по разным поводам.

М. КАСЬЯНОВ — Это так. Поэтому мы вновь не можем подавать на регистрацию, поскольку это нелогично. Мы должны дождаться решения высшей европейской инстанции в отношении нарушения наших конституционных прав. Другой вариант. «Яблоко» отказало. Говорит, не хотим никакими вашими демократами, у нас свое понимание жизни есть, как хотите нас называйте, демократами или квазидемократами. Они не хотят ни с кем ничего. Не хотят терять лицензию. Поэтому они не бойцы в этом деле. Остается одно – попытаться еще раз провести все эти процедуры и получить доступ к выборам, лицензию. Технический документ. Это не создание организации. Мы существуем. Мы, Народно-демократический союз, и наши коллеги из «Солидарности» существуют как организация. Нужно просто быть вместе. Означает коалиция. Для участия в выборах нам нужно что? – технический инструмент получения этой лицензии. Под названием любым этой как бы партии, которая…

О. БЫЧКОВА – Мы сейчас говорим о выборах в парламент. М. КАСЬЯНОВ — В парламент. Это первое. Мы должны к этому стремиться. Это наше понимание в РНДС. Мы пока переговоры, консультации ведем, я не говорю о том, как мы обсуждаем, я говорю о нашей позиции. И вторая конечно, вещь, она неразрывно связана с первой, с участием в парламентских выборах. Это выборы президента. По выборам президента, безусловно, скажем так, даже в этой жесткой ситуации, которая сегодня сохраняется в стране, существует теоретическая возможность получить регистрацию независимому кандидату. Не от партии, которая находится в думе, а от партии, которая не находится в думе. Не находящаяся в думе партия это означает независимый кандидат. И поэтому от такой коалиции РНДС-«Солидарность» мог бы быть единый кандидат. Но должен быть обязательно единый. Наша позиция всегда была и есть и моя, в том числе и  еще с прошлых выборов, что должен быть единый кандидат, выражающий интересы той части общества, которая исповедует или симпатизирует демократическим принципам устройства страны.

О. БЫЧКОВА – Вот с этим проблема.

М. КАСЬЯНОВ — Это Конституция наша.

О. БЫЧКОВА – Это проблема. С единым кандидатом.

М. КАСЬЯНОВ – Почему, она не проблема, эта тема только-только  начинается. Поэтому это две вещи неразрывно связанные. Поэтому мы с таким пониманием и консультируемся с нашими коллегами. Можно это сделать, будут достигнуты такие договоренности, такие решения, мы верим в это, что это можно и делаем все необходимое для того, чтобы такие договоренности были достигнуты. Посмотрим, мы очень ровно и понятно ведем эти консультации друг с другом. Поэтому немножко нужно дать нам время, немножко подождать. Это означает, что и совместные митинги, совместные демонстрации, семинары, конференции, участие в создании или проведению процедур по созданию партии нашими силами наших двух организаций, это означает потом формирование позиции и выдвижение единого кандидата и борьба за то, чтобы была эта поддержка обеспечена, за то, чтобы кандидат был зарегистрирован, за то, чтобы когда нас лишат этого права конституционного, для того чтобы люди понимали, что их лишили чего-то важного. Не кандидата, а возможности выдвигать и голосовать за того, кого люди хотели бы. А не из того выбора, который формирует власть.

О. БЫЧКОВА – Что является реалистичной задачей для оппозиции на сегодняшний момент? Исходя из всех имеющихся условий. Предыдущие разочарования ваших избирателей, во-первых, давление власти, которое, безусловно, существует, и ближе к выборам, конечно будет нарастать. И так далее.

М. КАСЬЯНОВ — Сегодня ситуация другая. Если мы сравниваем с тем периодом, это был 2007 год, в преддверие парламентских и президентских выборов, то люди или та часть общества, на которую мы больше всего рассчитываем, это средний класс, это все уровни интеллигенции творческой, научной и так далее. То эта часть общества самая активная, самая важная часть общества с точки зрения формирования взглядов и критериев к той реальной жизни, требования к власти. То эти люди в большинстве своем были удовлетворены происходившим, и они не желали разменивать какой-то свой бытовой комфорт на какие-то риски, связанные с вовлечением или поддержкой той или иной оппозиционной демократической деятельности.

О. БЫЧКОВА – То есть вы считаете, что это был объективный процесс.

М. КАСЬЯНОВ — Это был объективный. Сегодня ситуация иная. Более того, мы с вами только что как бы пришли к тому, что осознание людьми происходящего сегодня более глубокое. Люди понимают, что ситуация тяжелейшая и курс, которым идет страна, пагубный.

О. БЫЧКОВА – И что из этого следует?

М. КАСЬЯНОВ — Поэтому люди по-другому ведут себя. И поэтому разочарованность или неразочарованность, понимание людьми необходимости участия личного в политических гражданских, в этом случае не политический, а гражданский процесс, это требование проведения свободных выборов, это важная принципиальная вещь. Две вещи: свободные выборы и независимый суд. Две вещи, которые существуют неразрывно. Для того чтобы можно было…

О. БЫЧКОВА – Это требования, это лозунг. Я говорю о реалистичной задаче, которую оппозиция сейчас может себе представить. Не выбрать же президента, в президенты, не знаю, Михаила Касьянова.

М. КАСЬЯНОВ — Задача должна быть однозначно сформулирована по максимуму. Это означает победа на президентских выборах, победа на парламентских выборах. Реалистично что из этого получится, это зависит от действий самой объединенной оппозиции и от той ситуации, которая будет развиваться в стране. Зависит от гражданского общества. То есть другой части гражданского общества, не политической части гражданского общества, как люди будут реагировать. Они будут съедать, проглатывать все эти безобразия…

О. БЫЧКОВА – Я поняла. Значит ли это, что вы говорите, что в действительности о реакциях и настроениях в гражданском обществе сегодня точного представления все-таки у вас нет.

М. КАСЬЯНОВ — У меня есть представление, но ситуация развивается, динамика существует позитивная с точки зрения моего понимания будущих процессов и моего понимания будущих целей…

О. БЫЧКОВА – То есть ситуация находится в движении.

М. КАСЬЯНОВ — Абсолютно и движение очевидно.

О. БЫЧКОВА – Спасибо большое. Это был Михаил Касьянов в программе «Особое мнение».

М. КАСЬЯНОВ — Спасибо, до свидания.

Комментарии

105

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

sernikshpi 07 сентября 2010 | 16:31

О, глянька какой демократ объявился из ельцинской мафии, давно не видели. Неважные у нс правители, но и Касьяновых нам на дух не надо.


g0r2 07 сентября 2010 | 16:34

По хорошему, это самое главное что бы мне от него хотелось бы услышать. А он ломается и отвечать не хочет :)


opoor 07 сентября 2010 | 16:42

В Омске при сильном предварительном давлении властей выходит каждое 31 число от 200 до 400 человек. Последний раз было примерно 200 человек, без Касьяновских. Если они были бы, то было бы 201 человек.
Видео- фото репортаж (31.08.10г.) можно посмотреть сдесь -
http://www.echo.msk.ru/blog/gron/707929-echo/

Мы-то все думаем, что опозиция там, на Триумфальной за нас бъётся, а Мише это так, площадка и на Конституцию сегодня. "Время ещё не пришло."

"Пусть бьют по башке других", а время придёт,и когда они не смогут бить по башке - вот тут я, как всегда тут.

Вот тогда и выбирайте меня и только меня "Михаила Касьянова".


08 сентября 2010 | 00:53

Михаил и кто у Вас акционеры? Народ и демократы?
И правда то, что в передаче Караулова сказали, что, мол, Вы прдали торговый комплекс на Варшавке?


08 сентября 2010 | 00:53


08 сентября 2010 | 11:55

Здравствуйте !
Хотелось бы мне спросить у ув. г-на Касьянова, известно ли ему что-нибудь хотя бы о самых кровавых преступлениях, совершённых в России в те времена, когда он был премьер-министром? Хотя бы о тех из них, которые были совершены не где-то в далёкой Чечне (подвергнутой в годы его премьерства чуть ли не геноциду), а в Москве? Например, известно ли Касьянову, что теракт в "Норд-Осте" был организован российскими государственными "органами"? Читал ли он хотя бы знаменитые публикации Анны Политковской (в 2003 году в "Новой газете"), касающиеся пришедшего в её редакцию и подробно рассказавшего об этом Ханпаша Теркибаева, служившего в этих "органах" (впоследствии убитого, также как и сама Анна)? Неужто ув. г-н Касьянов мог не знать обо всём этом, будучи премьер-министром? А если знал, то почему не организовал настоящее расследование того теракта или хотя бы -- в случае невозможности этого -- не подал в немедленную отставку из рядов преступной властной группировки? И почему сейчас он молчит о подобных злодеяниях путинской "вертикали власти"?
Прилагаю свой небольшой материал о том, совершённом в годы премьерства Касьянова, теракте в центре Москвы (написанный, в основном, ещё давно, но опубликованный многими российскими и украинскими интернет-сайтами лишь в прошлом году).
Всем всего хорошего !
Дм.В. (г.Воронеж).



ТАК КТО ВСЁ-ТАКИ ОРГАНИЗОВАЛ ТЕРАКТ В НОРД-ОСТЕ ?

На мой взгляд, при официальном «расследовании» того чудовищного теракта было столько, мягко говоря, вопиющих противоречий, нестыковок, оставшихся без ответа вопросов и просто явного абсурда, что изображать хоть какое-то доверие к этому «расследованию» было бы просто неприлично. Надеюсь, читателям будут интересны эти мои попытки разобраться в тех кровавых событиях, предпринятые мной на страницах почти никому неизвестной самиздатской «Крамолы» ещё несколько лет назад…


Трагедия «Норд-Ост». Чей сценарий?

Речь здесь, конечно, не о сценарии знаменитого мюзикла, вроде бы не относящегося к жанру трагедии, а об известных трагических событиях в Москве 23-26 октября 2002 года, когда огромное здание со зрителями и артистами этого мюзикла было захвачено террористической группой Мовсара Бараева, потребовавшей прекращения бойни в Чечне.

Российские власти утверждают, что газ перед спецназовским штурмом здания на Дубровке был применён для того, чтобы мгновенно «вырубить» террористов, лишив их возможности нажать на кнопку взрывного устройства, способного, мол, взорвать всё здание с заложниками. Но, судя по рассказам многих бывших заложников — например, Ирины Куминовой, Андрея Ушакова и Ольги Рудаковой, выступивших по телеканалк «ТВС» 29 и 31 октября, Ольги Хухриной, выступившей 28 октября по «НТВ», и Ильи Лысака, интервью с которым напечатано в «Новой газете» за 18 ноября 2002 года, — террористы, почувствовав газ, вовсе не «вырубились», а «забегали, прижимая к лицам платки», «стали надевать респираторы» «принялись совещаться», и у них было, как минимум, от 5 до 10 минут (до начала штурма) — более чем достаточное время для нажатия кнопок взрывателей.

Кроме того, по данным ряда учёных Запада — например, выступившего 27 октября по «Би-Би-Си» профессора Белфастского Королевского университета Кэвета Сэренна, — вообще не существует такого газа, которым можно мгновенно (или хотя бы за несколько секунд) отключать сознание людей (тем более — в огромном театральном здании). Естественно, возникают следующие вопросы:

почему террористы-смертники не взорвали здание с заложниками, когда почувствовали газ или когда начался штурм?

и почему власти дали приказ о пуске газа и о штурме, зная, что у террористов будут многие минуты на нажатие кнопок взрывных устройств?

Сразу на оба этих вопроса, по-моему, есть лишь один правдоподобный ответ — следующий: взрывчатка (или, возможно, начинка взрывателей) у террористов была негодная, и российские власти, давая приказ о пуске газа и штурме, прекрасно об этом знали. А знать об этом они, по-видимому, могли лишь в том случае, если сами давали указание снабдить этих террористов через каких-то своих агентов этой «взрывчаткой».

Данная версия может объяснить все, казалось бы — необъяснимые противоречия и странности, связанные с терактом на «Норд-Осте», а также истинные цели его главных организаторов. Думаю, что к этим целям относится и наблюдаемое теперь стремительное восстановление в России тоталитарного режима, которое, так сказать, гармонично сочетается с повсеместным раздуванием античеченской истерии и с усилением геноцида в Чечне. Исходя из данной версии, нетрудно объяснить и упорный отказ властей сообщить кому бы то ни было (даже врачам, лечащим бывших заложников) точный состав примен ённого газа: если бы он стал достоянием гласности, то учёные легко могли бы доказать не только его заведомую смертоносность, но и — главное — невозможность его использования для мгновенного отключения сознания террористов. Можно объяснить в рамках данной версии и потрясающую кровожадность спецназа, убившего, как объявлено, всех террористов, даже тех, которые были захвачены спящими или в бессознательном состоянии: их показания на следствии и суде могли бы оказаться весьма опасными.

Довольно значителен при этом и такой факт: несколько недель после штурма по многим СМИ говорилось, в том числе и некоторыми официальными лицами, что двое или трое из нескольких десятков террористов всё же остались живы и теперь, мол, допрашиваются; а по телевидению (кажется, по «НТВ») сразу после штурма было показано, как одного из них, заломив руки за спину, спецназовцы выводят из здания театрального центра, но затем вдруг официально объявили, что убиты все террористы.

Есть и ещё один весьма существенный факт, полностью вписывающийся в вышеизложенную версию. В январе в «Новой газете» известный журналист и депутат Юрий Щекочихин сообщил в небольшой заметке, что из проверенных источников ему стало известно следующее: родственники одной из «норд-остовских» террористок узнали её по телевизору и очень этому удивились, т. к. она была осуждена за какое-то уголовное преступление, этапирована в один из далёких российских лагерей, где и должна была находиться ещё много лет, но почему-то оказалась на «Норд-Осте»…

Однако, некоторые вопросы, на мой взгляд, всё же остаются. Например: какое количество жертв российские власти считали для себя «оптимальным», и сильно ли оно отличается от реальных цифр; куда делись десятки пропавших без вести заложников; и был ли убитый при штурме Мовсар Бараев использован российскими «органами», как говорится, «втёмную», или, подобно своему печально известному дяде Арби Бараеву, являлся их агентом? Не всё ясно и насчёт Шамиля Басаева, вроде бы заявившего о своей причастности к теракту на «Норд-Осте». Возможно, например, что он участвовал в формировании или финансировании отряда террористов, не зная истинных планов и целей главных организаторов теракта.

Ещё я хочу добавить следующее. Конечно, любой теракт, при котором жертвами насилия являются невиновные люди, — явно преступен, независимо от сколь угодно благородных целей террористов. Но очевидно, что вообще любое убийство невиновных людей — тоже преступление, независимо от целей тех, кто его совершил (и даже в том случае, если оно совершено не умышленно, а «по неосторожности»). Но почему-то, даже несмотря на то, что вышесказанная мысль подтверждается и официальным «Уголовным кодексом», ни журналисты, ни правозащитники, ни депутаты ни в каких СМИ совершенно не пытаются (во всяком случае, мне о таких попытках неизвестно) поднять вопрос об уголовной ответственности тех, кто зачем-то убил газом, как минимум, сотни полторы невинных людей. Не говоря уж об уголовной ответственности за бессудный расстрел пленных террористов. Точнее — лишь подозреваемых в терроризме.

Дм.Воробьевский (апрель 2003 года).


Возвращение к «Норд-Осту»

В прошлом номере «Крамолы», вышедшем в середине апреля 2003 года, была опубликована моя статья «Трагедия „Норд-Ост“.Чей сценарий?», в которой на основе общеизвестных и легко проверяемых фактов доказывалась прямая причастность российских «органов» к организации того кровавого теракта. Спустя лишь пару недель — 28 апреля — эти доказательства были подкреплены огромным сенсационным материалом известной московской журналистки Анны Политковской, опубликованным в «Новой Газете». Он назывался «Кто остаётся в живых» и был основан на подробных откровениях участвовавшего в «норд-остовском» теракте агента российских «органов», сотрудника путинской президентской администрации и редакции правительственной «Российской Газеты» Ханпаша Теркибаева, заподозрившего, видимо, что использовавшие его российские власти решили на всякий случай от него по-тихому избавиться (т.е. «замочить», выражаясь официальным языком).

Возможно, этими откровениями, подтверждение правдивости которых «Новая Газета» получила и из многих других источников, он всё же продлил себе жизнь, но лишь на полгода или чуть больше: в декабре российские власти, так и не допросив его официально по делу «Норд-Оста», так и не ответив на запросы «Новой Газеты» ничего вразумительного, объявили, что он, мол, погиб в автомобильной катастрофе. Впрочем, есть подозрение, что ответ властей «Новой Газете» всё же имел место — ещё в начале июля — и заключался в следующем: с помощью неизвестного яда был убит участвовавший в расследовании «Норд-Оста» заместитель её главного редактора, депутат Госдумы от «Яблока» Юрий Щекочихин.

Исходя из вышеизложенного, мне остаётся лишь присоединиться к утверждению Анны Политковской в «Новой Газете» за 22 декабря: «Лично я никогда не смогу поверить в то, что спецслужбы непричастны к организации терактов». Разумеется, я не могу поверить и в то, что эти абсолютно «отмороженные» (даже по бандитским меркам) «спецслужбы» действуют без прямых и конкретных указаний В. Путина и его ближайших гэбистских «соратников». Я подозреваю, что регулярные кровавейшие теракты нужны им не только ради шкурных «политических» целей (разжигание античеченской истерии, поднятие своих «рейтингов», дальнейшее «закручивание гаек» под предлогом борьбы с терроризмом), но и по сугубо, так сказать, физиологическим причинам: видимо, подобно садистским маньякам, они уже не могут комфортно себя чувствовать без регулярных кровавых зверств. И самое печальное, по-моему, заключается в том, что вс ё вышесказанное — не какие-то измышления злобствующего «очернителя», а очевиднейшая правда.

Дмитрий Воробьевский (начало 2004 г.)

P.S. На «Норд-Осте», как, кстати, и в истории 1999 года со взрывами жилых домов, особенно — с попыткой взрыва дома в Рязани, террористы из «органов» попались, как говорится, «с поличным». (Недаром недавно под Москвой был арестован тираж книги о тех взрывах — «ФСБ взрывает Россию» — в рамках «уголовного дела» по статье о «разглашении государственной тайны»). Но и почти все другие крупные российские теракты последних лет вызывают, мягко говоря, вопросы и сомнения. Например, через день после крупного взрыва в дагестанском городе Каспийске ( 9 мая 2002 г.), ун ёсшего жизни более 40 человек, практически все российские телеканалы сообщили о задержании милицией Каспийска автомобиля с мощной миной и дистанционным взрывателем, аналогичными тем, что были использованы при том теракте. Это сообщение многократно повторялось в течении почти 2-х суток, но потом публично выступил начальник ФСБ Патрушев и объявил, что люди, находившиеся в том автомобиле, к террористам, мол, отношения не имеют. А к кому они имеют отношение, так и осталось тайной: российские СМИ вдруг моментально «забыли» о той задержанной в Каспийске машине. И примеров таких «странностей» — очень много.


gad123 08 сентября 2010 | 21:02

Ты понимаешь ситуацию? Сейчас- объясню! Не, объяснить я и сам могу! Ты понимаешь?


ambient2 09 сентября 2010 | 23:17

Впечатления оппозиционера не производит. Этакий абсолютно нейтральный весь. Прям забавно. А политик должен быть ярким. Шансов нет. Максимум депутатом может стать.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире