'Вопросы к интервью

М. КОРОЛЕВА – Здравствуйте. Это действительно программа «Особое мнение». Ну а гость программы сегодня Артемий Троицкий, журналист. Здравствуйте, Артемий.





А. ТРОИЦКИЙ — Здравствуйте, ура, впервые тет-а-тет с живым классиком российской словесности.

М. КОРОЛЕВА – Как это, никаких впервые. Неправда. Нет. Мы с вами здесь уже были, вы просто запамятовали.

А. ТРОИЦКИЙ — Вы тогда еще классиком не были, наверное.

М. КОРОЛЕВА – Да, не забронзовела еще наверное. Первый вопрос, мэрия Москвы прекратила принимать заявки на акции на Триумфальной площади. Буквально час назад и прекратила. Дело в том, что там начнется строительство крупного подземного паркинга. В мэрии Москвы поясняют: тем, кто подал заявки на акции после 22 августа, будет предложено несколько других вариантов. А сколько продлится строительство на Триумфальной площади, мэрия вообще не уточняет. Как вам такое решение?

А. ТРОИЦКИЙ — Я думаю, что главное, чтобы строительство это когда-нибудь было закончено. Вообще идея очень хорошая, в Москве катастрофически не хватает хороших подземных парковок. А такое место как площадь Маяковского, или Триумфальная площадь, там вообще припарковаться негде. Я думаю, там абсолютно уместна многоярусная большая подземная парковка. Кроме того, с политической точки зрения я считаю, что это тоже очень удачное решение. Потому что наша оппозиция, в общем, сделала из Триумфальной площади совершенно определенный фетиш.

М. КОРОЛЕВА – Вы же тоже были как-то.

А. ТРОИЦКИЙ — Да, я там один раз был и больше ходить не собирался. Дело в том, что в Москве есть масса других мест и площадей. Это место приобрело какой-то совершенно несоразмерный ему, площадь не слишком большая, масштаб, и выросла в символ, причем символ непонятно чего. Скажем, имеется Химкинский лес, до некоторой степени тоже место, которое сейчас стало символичным. Но дело в том, что Химкинский лес один и если его вырубят, то этого леса больше не будет.

М. КОРОЛЕВА – Подождите, как площадей много, так и лесов много с другой стороны.

А. ТРОИЦКИЙ — Конкретный Химкинский вырубаемый лес он один. И если его вырубят, то леса не будет. Все. История закончена. Площадей в Москве огромное количество. И я хочу сказать, что я спорил со всякими любителями прогуляться по этой площади 31-го числа, и я им говорил: ребята, почему вы отказываетесь, скажем, от Болотной площади, красивейшее место. Просторное, Стенька Разин там опять же символическим образом ласты склеил. Там при соизволении властей можно было бы что-то организовать, что-то реальное. То есть поставить сцену, сделать настоящий митинг, концерт. Народные оппозиционные гуляния и все такое прочее. Нет, к черту Болотную, нам надо на Триумфальную. И я думаю, отчасти это связано с тем, что наша оппозиция, вот если ей предложить какое-то хорошее место, она не будет знать, что ей с этим местом сделать. Вот это точно так же, как если оппозиционным партиям вдруг сказать: ребята, вот вам Кремль, вот вам Белый дом.

М. КОРОЛЕВА – А вам не кажется, что если они выберут, например, Площадь Революции и начнут требовать именно эту площадь, точно также через какое-то время и ее могут закрыть на реконструкцию. А потом Болотную. И так постепенно закрывать просто все площади Москвы. Чтобы не было никакой оппозиции.

А. ТРОИЦКИЙ — Марин, ради бога, пожалуйста, но я думаю, что этот процесс займет очень и очень много времени. Так вот, намного проще выйти на Триумфальную площадь, потому что там все понятно, там ОМОНа, милиции в 10 раз больше, чем протестующих граждан. Там тебя тут же повяжут, бросят в автозак и главное надо успеть сделать ручкой в камеру. Это очень просто. И легко и все понятно. По наторенному пути. А вот взять и что-то такое интересное замутить, это намного сложнее. И совладать с большой толпой народа, которая придет попротестовать, это тоже намного сложнее, потому что эту толпу надо развлечь, ее надо организовать. Я думаю, что это сделать непросто. И соответственно, когда я читал какие-то комментарии, по-моему, Лимонова по поводу закрытия Триумфальной площади, где он сказал: мы все равно будем туда приходить…

М. КОРОЛЕВА – Да. Оппозиция собирается приходить туда все равно.

А. ТРОИЦКИЙ — И мы будем там ютиться под колоннадой и Московская филармония, зал Чайковского. Для меня это лишнее подтверждение абсолютнейшего инфантилизма нашей оппозиции. Потому что они сделали из Триумфальной площади фетиш. А фетишизм это, вообще говоря, болезнь. Это сексуальное расстройство. И от фетишизма лечиться надо.

М. КОРОЛЕВА – Не верите вы в оппозицию. Хорошо, вы сами собираетесь проводить концерт в защиту Химкинского леса. Это будет 22 августа на Пушкинской площади.

А. ТРОИЦКИЙ — Да.

М. КОРОЛЕВА – И кстати вам согласовали это место?

А. ТРОИЦКИЙ — Мариночка, концерт разрешили провести прямо около памятника Пушкину. И это будет действительно концерт. Естественно, это будет не просто поп-концерт, где будут выступать под фанеру всякие ребята и развлекать публику…

М. КОРОЛЕВА – А кто петь будет?

А. ТРОИЦКИЙ — Это будет концерт, в котором музыкальные выступления будут чередоваться с выступлениями в защиту Химкинского леса, в защиту вообще нашей матушки-природы. В защиту я так думаю, человеческого достоинства, что очень важно. Я вообще считаю, что помимо экологии и природы еще нужно говорить об экологии человека. Я считаю, что человеческое достоинство, его защита…

М. КОРОЛЕВА – В последние недели нам здесь есть о чем говорить.

А. ТРОИЦКИЙ -… это также важно, как защита природы. А выступать будут какие-то люди более известные, какие-то люди менее известные.

М. КОРОЛЕВА – Из самых известных.

А. ТРОИЦКИЙ — Практически все знакомые, которым я позвонил из числа популярных артистов, они все с большим удовольствием приняли предложение выступить. Многих, к сожалению, нет в городе в этот день.

М. КОРОЛЕВА – ДДТ будет, меня тут спрашивают.

А. ТРОИЦКИЙ — Будет не ДДТ, будет Юра Шевчук со своим трубачом Иваном, потому что там же маленький такой…

М. КОРОЛЕВА – Площадь действительно мала.

А. ТРОИЦКИЙ — …клочочек земли.

М. КОРОЛЕВА – Пока мы далеко с вами не ушли от темы акций протеста, концертов в защиту или против кого-то, вы сами хотели Пушкинскую площадь?

А. ТРОИЦКИЙ — Нет, я предпочел бы, чтобы это все происходило в Химках. Чтобы единство места…

М. КОРОЛЕВА – В Химках где, прям в лесу?

А. ТРОИЦКИЙ — …было соблюдено. В лесу я думаю, это было бы не очень правильно, потому что тогда были бы веские основания для того, чтобы сказать: вот вы защищаете лес, а тут понабежала толпа молодежи.

М. КОРОЛЕВА – И все вытоптала.

А. ТРОИЦКИЙ — Оставили всякие окурки, шприцы и презервативы. И какой это позор и какое лицемерие. Поэтому я бы предпочел, чтобы это было и это собственно говоря, так и планировалось, в городском парке города Химки. Там имеется местный парк культуры, какая-то сцена советского дизайна. Там, по-моему, это было бы очень трогательно. Но организаторы, то есть люди, которые занимаются всей технической, бюрократической, административной стороной этого дела, сказали, что… такая мутноватая там администрация в Химках, она вроде и «да» не говорит и «нет» не говорит, а если вдруг скажет «да», то нет ни малейшей уверенности, что в последний момент не кинет. В общем, решили сфокусироваться на Пушке, и так оно и будет. В 5 часов вечера, кстати. Воскресенье 22 августа добро пожаловать.

М. КОРОЛЕВА – Вы уверены, что туда пустят непроверенных людей, всех, кто захочет с улицы?

А. ТРОИЦКИЙ — Я думаю, что…

М. КОРОЛЕВА – Места действительно немного.

А. ТРОИЦКИЙ -…пустят всех, кто захочет придти и проверенных и непроверенных. А на что та людей проверять, на СПИД что ли? Нет, я думаю, что все в порядке. Это не митинг движения «Наши», или не митинг прогрессивной российской молодежи.

М. КОРОЛЕВА – И даже не день донора.

А. ТРОИЦКИЙ — Куда пускают только по аусвайсам, что ты там «Наш» или какая-то «Молодая гвардия» или какая-то еще помойная контора. Нет, у нас кто хочет, тот приходит. Если придут «Наши», захотят там побузить, какую-нибудь провокацию устроить, ради бога. Хотя я думаю, что это будет нелогично, это будет означать, что они против того, чтобы беречь и сохранять наш русский лес, который и без того сильно погорел в последнее время.

М. КОРОЛЕВА – Да, в непростой они окажутся в этом случае ситуации. 4 сентября будет как всегда день города. Первые выходные. И обычно в это время бывают очень пышные торжества. На Тверской устраивают концерт, обычно приветствует мэр всех. Потом проходит прием торжественный в здании мэрии. На этот раз мэр Юрий Лужков решил эти торжественные мероприятия отменить. И говорит, что деньги освободившиеся пойдут на социальную сферу. На здравоохранение. Сегодня же появилась новость о том, что все московские поликлиники будут оснащены кондиционерами. Как оцените?

А. ТРОИЦКИЙ — А как это можно оценить? Естественно, это можно оценить только положительно. Надо сказать, что весь этот день города в моем детстве, отрочестве, юности и даже поздней юности и даже ранней и средней молодости вообще не отмечался. С какой стати он на фиг нужен, я не знаю. Потому что…

М. КОРОЛЕВА – Кому-то нравится, весело, красиво ярко.

А. ТРОИЦКИЙ — Не имеется никаких оснований для того, чтобы считать, что Москва была основана именно в первый уикенд сентября Юрием Долгоруким. В общем, это изначально была устроена такая дополнительная кормушка для городских властей, администрации, коммунальных служб и прочее, прочее. Чтобы прожрать, точнее прогулять в полном смысле этого слова этот самый бюджет. И лишний раз наполнить свои карманы. И если в этот раз этого не произойдет, я думаю, город от этого вообще ничего не потеряет. Я думаю, некоторое количество всякого народу сохранит жизнь и здоровье, поскольку меньше будет всяких пьяных утонувших и попавших в нетрезвом виде под авто. Никакого качественного веселья в день города у нас никогда не было. Все это на уровне пивных фестивалей и каких-то жлобских гуляний. Оснастить поликлиники кондиционерами так это стопроцентно прекрасная и замечательная вещь.

М. КОРОЛЕВА – Хотелось бы понять, почему Юрий Лужков на такой шаг пошел. Для него обычно день города очень важное мероприятие. Просто это такой важный день, когда он может выйти, сказать какие-то слова, обратиться к москвичам. Видно, что он очень любит этот день. Тем не менее, он от этого отказывается. Что произошло? Он испугался? После того как его фактически, будем называть вещи своими именами, отозвали из отпуска. Мягко показали, что надо бы ему вернуться. Испугался за себя?

А. ТРОИЦКИЙ — Я думаю, что Лужков, в общем, он уже давно не жилец и это всем понятно. То есть то, что…

М. КОРОЛЕВА – В политическом смысле вы имеете виду.

А. ТРОИЦКИЙ — …на американском жаргоне называется «хромая утка». То есть он как бы досиживает свой срок и вопрос стоит только один: его выпрут в 2011 году, когда официально и формально истекут его полномочия или его попросят как из отпуска досрочно покинуть домик на Тверской площади. Только в этом вопрос, а вот что будет дальше, вот это непонятно. Потому что естественно, озлобление на мэра Москвы Лужкова, а также его супругу Батурину, очень сильное. И очень обоснованное. И все это знают. Причем озлобление повсеместное. Был он когда-то очень популярен, мне страшно в этом признаться, но когда-то в начале 90-х годов я за него голосовал. Ходил на выборы, отдавал Лужкову…

М. КОРОЛЕВА – Ничуть не удивлена, многие за него голосовали.

А. ТРОИЦКИЙ — Да, естественно, я знал в том числе и от людей из его окружения, что он вор, что он мздоимец, что он казнокрад и прочее, но при этом мне казалось, что вот это здорово, что он естественно, как и все чиновники себя любимого не забывает, но при этом и о нас москвичах заботится. И пусть он себе забирает хоть 70%. Но 30-то хотя бы нам остается. В отличие от многих других мэров и губернаторов, которые как известно, забирали и забирают себе процентов 90, если не 95. Но я боюсь, что в последнее время конечно Лужков оборзел, я не знаю, что с этим связано, возможно то, что чувствует свой близкий конец как говорится. А может быть и что-нибудь еще. Но конечно, масштабы разрушения Москвы, наглого воровства, каких-то совершенно чудовищных я считаю непростительных просто даже с точки зрения грамотного грабителя проколов, это стало просто невыносимо.

М. КОРОЛЕВА – С другой стороны москвичи же больше не выберут себе мэра. Он будет назначен. Как вам кажется, тот, кто придет, он будет лучше?

А. ТРОИЦКИЙ — Вы знаете, я не знаю, кто придет. Но во-первых, я не исключаю, что он будет лучше. Я был бы очень рад, если бы мэром Москвы стали бы какие-то ребята, скажем, Александр Лебедев или тот же Борис Немцов. Конечно, шансов мало, но какой-то минимальный шанс есть. Я думаю, что питерского мэром Москвы все-таки не назначат. Потому что я думаю, это вызвало бы слишком серьезный ропот у всего многомиллионного населения. Может быть, все-таки будет какой-то приличный человек. И потом вообще, с Лужковым примерно как с ГАИ. Я считаю, что организацию ГАИ надо просто упразднить, чтобы ее не было. Потому что при всем том, что она приносит какое-то маленькое количество пользы, но вреда и всякой пакости от этого ГАИ, ГИБДД гораздо больше, чем пользы. Я думаю, что если бы в один прекрасный день и миг ГАИ бы просто вдруг не стало…

М. КОРОЛЕВА – Может быть его и не станет.

А. ТРОИЦКИЙ — И с пробками в Москве стало бы легче и вообще стало бы намного легче. То есть ничто это лучше, чем ГАИ. Точно также и с Лужковым. Это в Америке в свое время в годы президентства Джорджа Буша был такой значочек, я кстати его тоже носил… bad Буш или: предлагаю свою собаку в президенты. Потому что кто угодно, любой хвостатый бобик четвероногий был бы лучше, чем этот убогий чудовищный президент. Я считаю, что с Лужковым точно такая же история. Кто угодно лучше.

М. КОРОЛЕВА – Раз вы про ГАИ заговорили, не могу не спросить по поводу милиции и полиции. Вам как это предложение?

А. ТРОИЦКИЙ — Да мне как-то на это дело наплевать. Больше комментариев у меня нет. То есть всем понятно, что дело не в лейбле. Дело не в названии. Можно пришить хоть полицию, хоть охранку, хоть городовых, хоть что. Вспомните, как назывались стражи порядка…

М. КОРОЛЕВА – То есть не верите в то, что слово может изменить сущность?

А. ТРОИЦКИЙ — … в Древнем Риме, или Древней Греции или у каких-нибудь русских язычников. Нет, естественно не лейбл надо менять, а всю форму. Сначала снять, потом выбросить…

М. КОРОЛЕВА – Форму-то поменяют.

А. ТРОИЦКИЙ — Я имею в виду, и форму и содержание. Все это. Все изничтожить, причем, как поется в гимне пролетариата — до основания. А затем сделать что-то совсем новое. Примерно так, как это было сделано в Грузии. Другое дело, что у нас конечно масштабы гораздо больше, я боюсь, что чисто технически осуществить эту операцию, которая в Грузии, кстати, прошла просто блестяще, я этому живой свидетель. Осуществить такую операцию у нас это было бы сложно, но с другой стороны попытка не пытка. Надо было бы постараться. Всех уволить, начиная от жирных генералов и кончая пьяными участковыми.

М. КОРОЛЕВА – Этого явно не будет. Тут такой философский вам вопрос от нашего слушателя из Казани: август традиционный месяц сюрпризов в постсоветской России. Как вы думаете, август 2010 принес уже все сюрпризы или этот месяц себя еще покажет?

А. ТРОИЦКИЙ — Я думаю, что покажет. Поскольку настоящих сюрпризов еще не было. Какие сюрпризы. У нас пожары, так это еще в июле все началось. И вообще это сюрприз относительный, странно, что этих пожаров не было гораздо больше, учитывая то, во что превратили наши лесные полевые и прочие угодья. Так что если сюрприз будет, то он еще грядет.

М. КОРОЛЕВА – С какой стороны ждете?

А. ТРОИЦКИЙ — Да в общем, я и не жду ничего.

М. КОРОЛЕВА – Хорошо, а как пережили то, что было здесь? Вы же где-то в районе Москвы находились?

А. ТРОИЦКИЙ — Да, я челночил между Москвой и дачей.

М. КОРОЛЕВА – Какие впечатления у вас?

А. ТРОИЦКИЙ — Впечатления конечно поганые. Дышать было тяжело, особенно тяжело, у меня ребенок грудной, полтора месяца дочки новорожденной. И было очень тяжело выбирать между плохим и очень плохим. То есть, находиться ли ей в духоте, но без гари или в проветриваемом помещении, но со всей этой пакостью вонючей. Я выбрал все-таки закупоренное помещение. Вроде как выжили. Хотя это было очень тяжело. На даче конечно гораздо лучше. В Москве это просто инферно.

М. КОРОЛЕВА – Это понятно.

А. ТРОИЦКИЙ — Я еще сейчас в метро приехал, я не знаю, что там говорят, что там соблюдаются какие-то нормы, я ехал по линии, которая считается какой-то более-менее благополучной, так называемая красная линия, то есть ехал из «Новой газеты» сюда, и там было жутко душно, чудовищно, вонюче и прочее. Так что тут я никаких новостей не сообщаю. Я просто считаю, что…

М. КОРОЛЕВА – То есть жили, как все.

А. ТРОИЦКИЙ — Да, я жил как все. А куда деваться-то, я кондиционеры терпеть не могу. Так что деваться было некуда. Я просто считаю, что помимо всех очевидных торфяников и прочее, прочее, конечно же, надо было бы строго спросить с тех, кто принял новый Лесной кодекс. Лишив наши леса вообще какого бы то ни было ухода. То есть мне понятно, почему это было сделано. Сделано это было естественно при Путине, и с его стопроцентного благословления. А сделано это было просто для того, чтобы наши леса из мест, где растут деревья, превратились в место, где деревья вырубают, продают, а оставшиеся поляночки застраивают.

М. КОРОЛЕВА – В общем, снова Химкинский лес. Тут прямой и незатейливый вопрос задает вам Ливан из Тбилиси. Артемий, верите ли вы в то, что Лукашенко псих?

А. ТРОИЦКИЙ — Я думаю, все зависит от того, кого считать психом. Я считаю, что несомненно Лукашенко параноик. Является ли это такой страшной…

М. КОРОЛЕВА – Но тоже страшновато звучит.

А. ТРОИЦКИЙ — Это понятно, но дело в том, что практически все диктаторы такие реальные знаменитые патентованные диктаторы, начиная со Сталина и Гитлера и кончая всякими Франко, Салазаром и так далее, они все как известно, имеются на этот счет всевозможные исследования, целые книги написаны. Все они были людьми с нездоровой психикой в той или иной степени. Все они страдали как правило какими-то сексуальными расстройствами. Это сто процентов. Гитлер — сто процентов, Сталин – сто процентов. Франко. У многих была паранойя и так далее. То есть я в принципе считаю, что любой человек мужчина особенно, женщины дело особое, да в общем, женщин диктаторов и не было можно сказать, слава богу, не в женской это натуре. Но любой мужчина, который лихорадочно стремится к власти, сначала ее схватить, а потом ее удерживать и при этом тащить и не пущать, и всех давить…

М. КОРОЛЕВА – Артемий, но не все же руководители государств диктаторы. Правильно? Лукашенко он диктатор?

А. ТРОИЦКИЙ — Но Лукашенко-то диктатор.

М. КОРОЛЕВА – У вас даже нет в этом сомнений никаких.

А. ТРОИЦКИЙ — В этом нет сомнений по-моему ни у кого. Лукашенко это то, что в политкорректной терминологии называется авторитарный лидер. А по-нашему – диктатор. Просто бывают диктаторы такие зверские и кровожадные, а бывают более мягкие. Которые и нашим и вашим, стараются какую-то дипломатию соблюдать и так далее. На Востоке это совсем уже мягко сходит, потому что там несколько иные традиции. Но для уровня, для каких-то параметров современной Европы 21 века Лукашенко несомненный диктатор.

М. КОРОЛЕВА – То есть вы посмотрели фильмы на НТВ, «Крестный батька-1-2-3» и поверили в то, что он такой есть?

А. ТРОИЦКИЙ — Я посмотрел только последний фильм, который батька номер три. Первых двух я не видел, но мне совершенно необязательно смотреть эти фильмы. У меня жена, кстати, уроженка Белоруссии. И я без того знаю и от своих друзей и знакомых.

М. КОРОЛЕВА – И что рассказывают?

А. ТРОИЦКИЙ — У меня полно знакомых и журналистов и бизнесменов. Они много чего рассказывают. Но ничего такого, что бы мы с вами себе не представляли. Да, естественно журналистов там преследуют, да, естественно, делать там бизнес без того, чтобы отдавать львиную долю выручки госорганам, собственно говоря, это то, что у нас тоже происходит.

М. КОРОЛЕВА – Я хотела сказать, вы говорите вроде бы о Лукашенко, а с другой стороны я как будто слышу про Россию.

А. ТРОИЦКИЙ — Да, да. Но в Белоруссии это стало происходить намного раньше и там это делается гораздо более откровенно, и там нет такого — добрый следователь и злой, как у нас Путин, Медведев. Модернист, традиционалист. Или ботаник и мачо. У них там один батька. Все. Без альтернатив. То есть там в этом смысле все понятно. И необязательно смотреть для этого передачи НТВ.

М. КОРОЛЕВА – Допустим. Тем более что в Белоруссии они на это время и поставили фильм про Михаила Боярского у себя. Вместо этого кино.

А. ТРОИЦКИЙ — Это наследник, я думаю.

М. КОРОЛЕВА – А мы-то что ополчились против Лукашенко?

А. ТРОИЦКИЙ — Марин, я люблю высказываться на те темы, в которых я хорошо разбираюсь, или более-менее хорошо, и где я могу сообщить уважаемым радиослушателям что-то новое. В данном случае я думаю, что есть специалисты гораздо лучше меня. Пусть они и говорят о нефти, газе, Лукашенко, Таможенном союзе.

М. КОРОЛЕВА – Там говорят про Абхазию и Южную Осетию.

А. ТРОИЦКИЙ — Во-во, Абхазия и Южная Осетия и прочее, прочее. Мне до этого по большому счету дела нет.

М. КОРОЛЕВА – Это понятно. Но вам нравится, что люди, которые входят в один союз Россия и Белоруссия, у нас же союзное государство и мы Россия, другой части союзного государства Белоруссии рассказываем про их руководителя, как он плох и как ужасен и более того, он параноик, псих и так далее. Это нормально?

А. ТРОИЦКИЙ — Я так думаю, что это ненормально. Но собственно говоря, сам этот союз абсолютно ненормален. То есть весь этот союз это какое-то анекдотическое образование, где главный чиновник Пал Палыч Бородин естественно, хорошие денежки получает. Вообще ни за что. Там имеется еще один мой приятель, кстати, ведает культурой Игорь Угольников. Тоже прекрасно себя чувствует. На потрясающих шишах. А кому это нужно, вообще непонятно. Это просто бред. Какой бредовый союз, такие же и бредовые пассы внутренние вокруг него происходят со всеми этими взаимными поливами и наездами. Давайте о другом, Марина, пожалуйста.

М. КОРОЛЕВА – Давайте о наших российских делах. Вот сегодня пришло сообщение из Иркутска о том, что суд на 14 лет отсрочил приговор дочери главы иркутского избиркома Людмиле Шавенковой, которая сбила двух человек. Двух девушек на тротуаре, одна погибла. И вот поскольку у нее грудной ребенок, на 14 лет ей приговор отсрочили. Это значит, что отбывать наказание она начнет с 2024 году. Что скажете?

А. ТРОИЦКИЙ — Мы все видели эти чудовищные кадры. Что я тут могу сказать. Могу сказать, что я человек абсолютно не кровожадный. В принципе даже если бы эту тетеньку оправдали бы, я тоже особо протестовать бы не стал. Но есть некоторые вещи. Естественно, у каждого человека у меня, или у вас, могут отказать тормоза или свернуться руль или за рулем заснуть и так далее. Естественно, это был неумышленный наезд, понятное дело, она не занималась охотой на прохожих.

М. КОРОЛЕВА – Ее и не судили за умышленное убийство.

А. ТРОИЦКИЙ — Ужасно было то, как эта девушка себя повела. То есть она вообще не посмотрела в сторону раздавленных ею сестричек…

М. КОРОЛЕВА – Я видела этот ролик, это мог быть шок, например.

А. ТРОИЦКИЙ — Нет, там никакого шока не было. Она деловито вытащила мобильный телефон и стала осматривать повреждение автомобиля. То есть понятно, что баба исключительно паскудная. И конечно, в ходе этого судебного дела, я бы вынес конечно частное определение в адрес ее родителей, которые там какая-то «Единая Россия», ЦИК, избирком и так далее. Что они воспитали такое говно дочурку. Но я был бы абсолютно не против этого супермягкого символического приговора, если бы не то, о чем сейчас уже говорят. Дело Светланы Бахминой. Которая при трех детях отсидела по полной программе. И еле-еле ее выдернули.

М. КОРОЛЕВА – И по ее вине вроде бы никто не погиб.

А. ТРОИЦКИЙ — И по ее вине никто не погиб. То есть вот это уже называется в чистом виде свинство, скотство, двойная бухгалтерия, тройные стандарты и все такое прочее.

М. КОРОЛЕВА – Ее все-таки отпустили с другой стороны.

А. ТРОИЦКИЙ — После чего ее отпустили. И единственная положительная черта всей этой гнусной истории это то, что я уверен, что если бы не было общественного мнения, если бы не было бы внимания нашей медиаобщины, если бы не пошли статьи, телерепортажи, и все такое прочее, то я уверен, что вообще ее бы не осудили и не было бы никакого процесса. И прошла бы она, как и проходила в начале как свидетель по этому делу. А определили, что просто две несчастные девушки шли в неправильный день в неправильном месте и сами виноваты. И вообще все было бы шито-крыто. То есть то, что хотя бы был процесс и признали виновной, это все благодаря вам, благодаря нам, я считаю, что это хоть и маленькая, и неполная, но все-таки победа.

М. КОРОЛЕВА – То есть вы удовлетворены тем, что есть хотя бы приговор и был хотя бы суд.

А. ТРОИЦКИЙ — Ну а что еще в этом деле меня может удовлетворить? Естественно, все остальное печально и паскудно.

М. КОРОЛЕВА – Я знаю, что вы много говорили, и мы с вами в этой студии говорили в свое время про дело Баркова.

А. ТРОИЦКИЙ — С делом Баркова я напомню, Анатолий Барков, вице-президент ЛУКОЙЛа на площади Гагарина раздавил насмерть двух женщин. В этой истории все, к сожалению, совсем плохо и совсем грустно. Потому что, к сожалению, единственный человек, который формально считался потерпевшим, это Сергей Сидельников, который сын мамы акушера и муж Ольги Александриной, он, притом, что молодой человек, он не выдержал всего этого дела. С ним случился тяжелый инсульт, он умер.

М. КОРОЛЕВА – Да, мы об этом сообщали.

А. ТРОИЦКИЙ — И это я думаю, сильно обрадовало компанию ЛУКОЙЛ и всех тех, кто ее отмазывает. Потому что он был единственным формальным потерпевшим. Все остальные далекие родственники. Он умер. Какая самая поганая сторона во всем этом деле. Очевидно, совершенно, что за рулем сидел никакой не водитель-охранник, что за рулем сидел сам Барков. Потому что…

М. КОРОЛЕВА – Это ваша версия.

А. ТРОИЦКИЙ — Это не моя версия.

М. КОРОЛЕВА – Мы, к сожалению, сейчас должны будем заканчивать. Поэтому последние два слова.

А. ТРОИЦКИЙ – Я скажу. На подушке безопасности была обнаружена кровь, которую удивительным образом не удалось идентифицировать. У Баркова был сломан нос. Это типичнейшая травма для человека, который сидел за рулем. Короче говоря, подставить водителя тут уже не получается. А вот Баркова наше правосудие естественно судить уж никак не хочет. Это ужасно. Это преступление.

М. КОРОЛЕВА – И это была версия Артемия Троицкого.

А. ТРОИЦКИЙ — Это была правда.

М. КОРОЛЕВА – Это его «Особое мнение». Тем не менее, это ваше мнение.

А. ТРОИЦКИЙ — Это была правда, пусть Барков подаст на меня в суд за клевету. Тогда ему придется доказывать, что на самом деле его там не было. И вот мы посмотрим тогда, что будет.

М. КОРОЛЕВА – Артемий Троицкий, журналист был сегодня в программе «Особое мнение». Спасибо.

А. ТРОИЦКИЙ — Пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире