'Вопросы к интервью
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте, это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и вы уже слышите голос Артемия Троицкого, журналист, музыкальный критик. Здравствуйте.

А.ТРОИЦКИЙ: Здравствуйте, Татьяна.



Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: +7 985 970-45-45, напоминаю, номер SMS, присылайте свои вопросы, ну и не забывайте про прямую трансляцию на нашем сайте echo.msk.ru – можно на нас посмотреть, нас послушать и оттуда вопросы тоже задать. Что касается вопросов тех, которые уже задавали наши слушатели на сайте «Эха Москвы», то очень многие из них касаются ситуации вокруг Химкинского леса. Я знаю, что вы внимательно очень следите за развитием событий. Но пока к активистам не присоединяетесь?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, ну, дело в том, что к активистам каждый присоединяется по-своему: одни едут в Химкинский лес. Ехать, кстати, надо от метро Планерная на 817 автобусе.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Маршрут вы изучили.

А.ТРОИЦКИЙ: До остановки Мелькисарово, и дальше метров 500 через мост, через речку Клязьма. Так что имейте в виду, 817-й автобус от Планерной, остановка Мелькисарово – там находятся самые веселые ребята в Москве и Подмосковье на данный момент, и девушки симпатичные. Значит, некоторые также находятся сейчас на Чистых прудах, кому лень ехать до остановки Мелькисарово, еще некоторые сейчас отправились к офису компании «Теплострой» — это как раз та самая компания, чьи тонтоны-макуты в куклуксклановских одеждах там избивали активистов и журналистов, и компания «Теплострой», опять же объявляю для всех желающих испить коктейля Молотов, находится по адресу Средний Тишинский переулок, дом 8.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Артемий, вы сейчас…

А.ТРОИЦКИЙ: Это недалеко от Тишинской площади.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы сейчас что пытаетесь? Призвать людей на улицу выйти или что? Или это вы таким образом поддерживаете активистов Химкинского леса?

А.ТРОИЦКИЙ: Татьян, я таким образом призываю ко всему. С одной стороны, поддержать активистов Химкинского леса. С другой стороны, выйти на улицу, потому что если у людей нет дома кондиционеров, то вентиляторы сейчас уже абсолютно не помогают. Поэтому чтобы немного привести себя в чувства, как раз сейчас стемнеет, в общем-то, жары такой нет, прямых солнечных лучей тоже нет, самое время выйти на улицу. Значит, почему я поддерживаю активистов Химкинского леса?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я смотрю, вы в тесном взаимодействии. У вас очень много информации относительно того, кто где. Вы регулярно созваниваетесь, узнаете, что у них нового?

А.ТРОИЦКИЙ: У нас телепатическая связь. (смеется)

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Наладили, через космос, может быть.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, со всеми лесовичками и прочими такими занятными…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Лесными созданиями.

А.ТРОИЦКИЙ: ...тамошними троллями, гномами и эльфами.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Чем же они вас пленили?

А.ТРОИЦКИЙ: Значит, почему я их поддерживаю? Потому что, на самом деле – сейчас уж я скажу абсолютно серьезно – это тот случай, когда не надо спрашивать, по ком звонит колокол, потому что звонит он, на самом деле, по всем жителям Москвы и Подмосковья, особенно по тем жителям Москвы и Подмосковья, у кого имеются дачи. И не надо думать, что вот это что-то такое локальное в Химках и сделают там эту просеку и построят магистраль. Естественно, отомрет этот лес, поскольку вокруг магистрали будут построены всякие склады, торговые центры и все такое прочее.

Дело в том, что это не локальная история, это история глобальная, и где бы ни была у вас дача. Вот, у вас, Тань, где дача?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У меня нет дачи.

А.ТРОИЦКИЙ: У вас нет дачи?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет. Это печально, я вижу.

А.ТРОИЦКИЙ: А у Паши?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, нету дачи у нас.

А.ТРОИЦКИЙ: И у Паши нет дачи. Значит, вам легче. Значит, вы, в общем-то, находитесь в чуточку менее уязвимом положении, чем, скажем, я. Но я могу сказать, что будь у людей дача в Апрелевке или в Кратове, или в Снегирях, или под Звенигородом как у меня, мы все находимся под ударом. Потому что имеется некий план урбанизации, составленный губернатором Московской области Борисом Громовым, ну и естественно, какими-то его предшественниками. По этому самому плану урбанизации, который можно во всех деталях рассмотреть на сайте ecmo.ru, практически все Подмосковье в радиусе, ну, где-то 50-60 километров от Москвы подлежит этой самой урбанизации. Строятся скоростные магистрали, строится вот эта вот пресловутая Московская, кажется, она называется Центральная Кольцевая магистраль.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, ну, нужна хорошая дорога между Москвой и Петербургом. Ну, с этим же нельзя поспорить, что дорога нужна.

А.ТРОИЦКИЙ: Дело в том, что дорогу между Москвой и Петербургом можно построить таким образом, чтобы не разрушать Химкинский лес.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А почему тогда упорствуют власти, как вы думаете?

А.ТРОИЦКИЙ: На самом деле, должны были просто-напросто расширить существующее Ленинградское шоссе. Но после того как были оформлены документы на расширение этого шоссе, все это пространство, где должны были пройти дополнительные полосы шоссе, тут же было застроено какими-то торговыми центрами, там какие-то мебельные, какие-то такие-сякие и так далее. И все, этого больше нет. Тем не менее, все это должно быть застроено и урбанизировано. Просто потому что у Бориса Громова нет нефти, нет газа, а хочется ему быть, ну, как Сечин примерно.

А что у него есть? У него есть отличные дорогие подмосковные земли. Соответственно, все эти земли пойдут под вырубку, под скоростные магистрали, под склады, под какое-то элитное жилье, под торговые центры. И это только одна сторона этого зла.

Вторая сторона такая, что на данный момент в Московской области проживает 15 миллионов человек. По плану Громова в обозримом будущем население Московской области должно увеличиться до 30 миллионов человек. Вопрос: кем будут заселять эту самую Московскую область и все эти новые, урбанизированные земли?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы сейчас прервемся буквально на минуту рекламы, а потом обязательно продолжим обсуждать с Артемием Троицким все грани зла.

РЕКЛАМА

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, у меня в гостях сегодня Артемий Троицкий. Говорили мы о разнообразных гранях зла.

А.ТРОИЦКИЙ: Мы не договорили, Татьяна.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы об этом не договорили. Я хотела уточнить. Правильно ли я понимаю, что сейчас вот эта ситуация вокруг Химкинского леса – она уже такая, достаточно политическая, что ли? Потому что мы видим, что все больше и больше людей, связанных с политикой, присоединяются к решению этой проблемы.

А.ТРОИЦКИЙ: Я не думаю, что эта ситуация политическая. Мне не хотелось бы, чтобы она таковой становилась. Дело в том, что политическая жизнь в нашей стране изначально обречена. У нас нет ни ярких оппозиционных политиков, ни жалких политических партий, что оппозиционных, что не оппозиционных. Я считаю, что политики в нашей стране нет. Есть администрирование, ну и какие-то ошметки, опилки, которые от этого администрирования летят. Поэтому на смену политической жизни пришла, на самом деле, гражданская самооборона. И вот это то, что людей реально трогает. Их не интересуют политические партии. Все наши политпартии, все абсолютно надо отправлять на свалку – они себя дискредитировали полностью. Но тем не менее, жизнь-то продолжается. И люди же не хотят, чтобы их топтали, причем внаглую. Соответственно, возникают такие ситуации как то со сносом исторических памятников в Москве, с вырубкой леса, с поселком Речник, и прочее-прочее.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но послушайте. Например, когда была история с дачей Муромцева, такого… Ну, все было достаточно серьезно, но не так, как в Химкинском лесу, не так, как с Химкинским лесом.

А.ТРОИЦКИЙ: А я думаю, что будет становиться все серьезнее и серьезнее.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А почему?

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, потому что наша клептократия, все эти сволочи, ворюги – они достали. И они достают все сильнее и сильнее. Я просто думаю, что наша власть в силу своей общей недалекости, то есть она привыкла, что народ – это быдло, и что им всегда всё будет сходить. Я думаю, что сейчас вот это их такое, безмятежное ощущение, оно будет постепенно улетучиваться и довольно быстро, потому что народ звереет. Я это чувствую в том числе на своем личном примере.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы звереете?

А.ТРОИЦКИЙ: Я зверею, в том числе потому, что я впервые почувствовал какие-то признаки солидарности в обществе. У нас было абсолютно тупейшее, глухое, бездарное, трусливое десятилетие, так называемые нулевые годы. Сейчас я чувствую, что ему приходит конец. То есть, вот, как вот были у нас 70-е годы XX века, тоже такие, нефтяные, благополучненькие, все было тихо-спокойно, а кому было менее спокойно, те валили в Израиль, да? Ну вот, значит, после 70-х наступили 80-е. Что было в 80-е, вы прекрасно знаете: сначала завинчивание гаек, а потом опаньки, все эти гайки полетели во все стороны, нанося тяжелые травмы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас тоже гайки готовы полететь?

А.ТРОИЦКИЙ: Я бы очень хотел, чтобы повторилась ситуация 80-х годов, причем, по полной программе. И я чувствую, что это может быть. Значит, я закончу по поводу Химок и по поводу урбанизации.

Так вот. Кто будет заполнять все эти вакансии на 15 миллионов урбанизированных московских соток и гектаров? Естественно, это будут, с одной стороны, все вот эти мигранты, то есть всякие ребята, которые плохо владеют русским языком, участвуют в строительствах, коммунальных службах и прочее-прочее. Наша власть их очень любит, поскольку они зависимы, они несчастны, они бессловесны и прочее, и прочее. Плюс работают и денег не просят.

Но это бомба замедленного действия, потому что когда алжирцы приезжали во Францию, когда турки приезжали в Германию, то они тоже были несчастные, бессловесные. А что сейчас происходит в Западной Европе, я думаю, все знают прекрасно, и это, на самом деле, полный абсолютный ужас. У нас будет, я думаю, еще хуже, учитывая традиции страны. Кроме того…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, а вы, наверное, поддерживаете квоты на мигрантов.

А.ТРОИЦКИЙ: Я поддерживаю любые разумные меры, которые могли бы восстановить здравый смысл. А здравый смысл состоит в том, что, в общем-то, в стране должны в первую очередь работать местные люди. А если местные люди пьянствуют, а их место занимают люди, которые даже не владеют местным языком, я считаю, это, на самом деле, диверсия, направленная в будущее, потому что через 10, 20, тем более 30 лет, те, кто сейчас вальяжно пьянствуют, составляя коренное московское население, не останется вообще ничего. И самым популярным именем будет не Ваня, а Мохаммед или что-нибудь еще.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Скажите. Просто так получается, что, вроде как, это приезжие виноваты в том, что москвичи бухают, извините за выражение.

А.ТРОИЦКИЙ: Приезжие вообще ни в чем не виноваты, они просто заполняют вакуум. В принципе, виноваты отчасти москвичи, которые просто позволяют этому всему твориться. В первую очередь, виновата местная власть, которая, естественно, по принципу временщиков, то есть «после нас хоть потом и трава не расти», они ввозят сюда сотни тысяч этих самых ребят, вообще не задумываясь о последствиях. Но кроме того, даже если это будут не люди откуда-то из Средней Азии, Кавказа и прочее-прочее, даже если это будут люди…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Северный Кавказ – часть РФ.

А.ТРОИЦКИЙ: А какая разница? Я говорю, что даже если это будут люди из Сибири и Дальнего Востока, в этом тоже нет ничего хорошего. Потому что Сибирь и Дальний Восток и так пустеют, там уже не хватает рабочих рук, там вообще просто не хватает людей. Там вымирают целые города и деревни. И все это всасывает в себя как пылесос – сначала это Новосибирск, Красноярск, потом Екатеринбург, а потом и Москва. То есть пустеют главные российские территории. Я считаю, что даже с точки зрения такого правоверного государственничества, хотя я не являюсь неправомерным негосударственником, так вот, даже с этой точки зрения эта политика преступная. Вспомните про Китай и все такое прочее. В общем, тут все понятно, на самом деле. Чего тут говорить? Поэтому я и говорю, что все те, кому дороги их сотки, гектары, их дачи, земельные участки и так далее, ребята, имейте в виду, что сейчас в Химках решается не судьба лесопосадок в районе Шереметьево, а решается в том числе судьба ваша и ваших детей. Поэтому будьте добры, дорогие ребята (обращаюсь в том числе и к тем, кто смотрит по интернету), обратите на это самое пристальное внимание и поддержите тех, ту небольшую горстку, в общем-то, довольно-таки героических ребят и девчат, которые сражаются за вас, в первую очередь.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы сами-то собираетесь к ним заглянуть на огонек?

А.ТРОИЦКИЙ: Я делаю по-своему. Да, естественно, я к ним обязательно загляну на огонек, хотя и не курю

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы тут уже немного коснулись состояния политической системы в России, и про власть немного поговорили. Еще одна тема, которую предлагают нам обсудить наши слушатели, много очень вопросов, но выберу я, наверное, один, от Евгения Исакова, преподавателя из России, ну, наш человек внимательно следит. Спрашивает он: «Можете ли вы прокомментировать симпатии Путина к байкерам, а байкеров к Путину?» Мы, вообще, внимательно следили за передвижением премьер-министра – он то с байкерами, то со шпионами поет «С чего начинается родина».

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, я боюсь, что Путин стараниями каких-то своих пиарщиков все в большей степени превращается в какой-то опереточный персонаж. То есть он и раньше любил с обнаженным торсом, там, какими-то мускулами своими играть, да? На истребителях полетывать. Сейчас это стало уже совсем смешно. То есть с байкерами, причем, приехал туда, на самом деле, на трехколесном велосипеде. (смеется) Это очень смешно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мотоцикле.

А.ТРОИЦКИЙ: Сказали, что это трайк. Дело в том, что я катался на трайках, я знаю, что такое трайк. У нормального реального трайка гораздо более низкая посадка, там люди сидят вот так вот.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Почти лежат.

А.ТРОИЦКИЙ: А то, на чем там ехал Путин с этим самым российским флагом и в джеймсбондовских очочках, на самом деле, это больше всего похоже на квадроцикл с одним смещенным колесом. Очень странное мотоциклетное сооружение. Может быть, это инновация какая-то. Но выглядело очень уродливо. Так что с Путиным все понятно – он просто ведет, по-видимому, какую-то линию на завоевание симпатий такой молодежи, которая любит играть в игры-стрелялки и смотреть фильмы типа «экшн».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Так он перед этим на хип-хоп фестивале каком-то выступал.

А.ТРОИЦКИЙ: Вот-вот-вот, да. Хип-хоп, там, все в порядке.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как-то совершенно разные стили, хип-хоп и байкеры.

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, это разные субкультуры, но стиль один и тот же. То есть если Медведев делает упор на каких-то студентов, на ботаников, на яппи, на карьеристов и так далее, отсюда там всякие компьютеры, интернеты и так далее, а Путин делает ставку… Естественно, это предвыборная история, тут и говорить нечего. Стопроцентно предвыборная. Путин делает ставку, соответственно, на конкретных пацанов. Но во всей этой истории меня, на самом деле, гораздо больше позабавили наши байкеры.

Я был знаком со всеми этими байкерами, в том числе и с Сашей Хирургом, который там светился на всех камерах. В принципе, когда-то в середине 70-х годов они были нормальными ребятами. Ездили, правда, не на Харлеях, а на мотоциклах типа Ява и Иж. Сейчас они все занимаются бизнесом каким-то своим. И проблема в том, что байкеры всегда во всех странах. И Hells Angels в Америке, и так называемые Раггеры в Скандинавии, и Рокеры в Англии, и так далее. Они всегда были антигосударственной, очень вольнолюбивой анархистской силой. Наши байкеры, наоборот, они занимают себя «Ночные волки», но, на самом деле, это просто банда дрессированных бобиков, дрессированных и стоящих на службе государства. Им скажут – они возьмут православные хоругви, им скажут – они возьмут баннеры «Единой России» и так далее. Что-то вроде такого моторизованного отделения организаций типа «Наши», «Молодая гвардия» и так далее. Ну, если с «Нашими» и «Молодой гвардией» все понятно – это просто оболваненная какими-то этими Якеменками туповатая молодежь.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Эка вы всех под одну гребенку-то.

А.ТРОИЦКИЙ: И туповатая, и еще и оболваненная вдобавок. И с ними все ясно, и за них даже не обидно, да? Ну, ничего: прочухаются, может, поймут, что были не правы в свое время.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А за байкеров обидно?

А.ТРОИЦКИЙ: За байкеров немного обидно, потому что я, в принципе, человек того же разлива и я тоже люблю рок-н-ролл, и у меня до сих пор где-то висят парочка черных курточек и имеются кожаные джинсы. И когда я просто вижу, что вот это вот славное братство превращается в государственных холуев (а иначе не скажешь), я просто вижу в этом абсолютный фальшак и лицемерие.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. Так, лаконично вы, конечно, приложили и байкеров, и Владимира Путина.

А.ТРОИЦКИЙ: А что о них больше говорить? Придурки, и все тут.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, хорошо, а встречаться со шпионами же здорово?

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, я не знаю. Как-то эта история шпионская, она с самого начала была опереточной, такой, какой-то веселой, комедийной. Дебильной, я бы сказал.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, вот, вас послушать, так Владимир Путин превращается в какого-то смешного, комичного персонажа.

А.ТРОИЦКИЙ: Я об этом сказал с самого начала. Вот, как его сейчас позиционируют.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, это не вяжется с его действиями.

А.ТРОИЦКИЙ: А, вот, это уже другой вопрос, что он делает и каким его представляют публике. Делает он, может быть, какие-то серьезные вещи – я уже даже не знаю, хорошие или плохие, не мне судить. Хотя, некоторые плохие, несомненно. Скажем, то, что Байкальский комбинат снова стал работать, это, конечно, Путину сильный минус и явный незачет. Но помимо того, что он делает реально в должности премьер-министра, у него еще имеется некая публичная составляющая, ведомая его пиарщиками, и вот она абсолютно водевильная.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Про публичную жизнь политиков обязательно продолжим, буквально через несколько минут. Не уходите.

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Артемий Троицкий, журналист, музыкальный критик продолжает рассказывать свою точку зрения относительно происходящего в стране. Про политику и, так скажем, внешнюю сторону, общественную сторону жизни политика давайте поговорим. Вопрос от Марии, домохозяйки из США. Спрашивает она: «Как вы считаете, тема личной жизни главы государства – это тема желтой прессы или тема, которая достойна общего внимания? Так вот, если сейчас вспомнить, что вы сказали про, например, Владимира Путина. Мы же можем посчитать вот эту поездку на мотоцикле частью личной жизни?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет. Я думаю, что это была, естественно, часть общественной жизни Владимира Владимировича. Но что касается его личной жизни, то вот тут вот ситуация более чем странная. И, кстати, симптоматично, что вопрос задала женщина из Америки. Почему-то нашим согражданам эти вопросы вообще в голову не приходят.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тема личной жизни политиков?

А.ТРОИЦКИЙ: Тема личной жизни высших лиц государства. Значит, известно, что у Владимира Путина имеются 2 дочери, по-моему, их зовут Маша и Катя. Больше о них неизвестно вообще ничего. Их фотографии никогда не были опубликованы, неизвестно, где они живут, где они учатся. По слухам, они учатся где-то то ли в Германии, то ли в Швейцарии. Ничего абсолютно…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но зато мы знаем про сына Дмитрия Медведева что-то. Не много.

А.ТРОИЦКИЙ: Мы говорим сейчас о дочерях Владимира Путина, вот. И мне абсолютно непонятно, почему это его дочери засекречены больше, чем любые военные секреты, за которыми охотятся Сутягины?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Privacy.

А.ТРОИЦКИЙ: Нет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Уважайте privacy премьер-министра.

А.ТРОИЦКИЙ: Это не privacy, это не privacy.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Почему?

А.ТРОИЦКИЙ: Это называется Северная Корея. С какой стати о его дочерях вообще ничего не известно? Боятся, что какой-нибудь чеченский плейбой их умыкнет? Или что их похитят, или, там, что кто-нибудь ненароком их замуж возьмет? Абсолютно непонятно. Если вы возьмете любого лидера любой страны, не только европейской или североамериканской, но и латиноамериканской, и африканской, и так далее, все об их детях все знают. Эти дети как-то фигурируют. А если они взрослые, там, они разъезжают с родителями, участвуют в их предвыборных кампаниях, учатся где-то. Посмотрите, на всех и Клинтонов, и Бушей, и Обам, и детей английской королевы, наследных принцев, и прочее-прочее. Кроме наших – вообще, полный молчок, полный просто такой вот железобетонный бункер как над Чернобылем. Но более того, имеются, как вы прекрасно знаете, очень упорные и популярные слухи, что у Владимира Владимировича Путина имеется еще совсем малолетний сынок где-то 1-1,5 лет отроду.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это желтая пресса или что? Вот, вы сейчас что хотите?

А.ТРОИЦКИЙ: Значит, смотрите. Я хочу сказать, что если имеется младенец Путин, то почему бы об этом не сказать? Если это какие-то нехорошие слухи, то почему бы эти слухи не опровергнуть? Почему вокруг личной жизни одного из главных в стране людей, ну, какие-то мифы, легенды и туманы, как будто он Синяя борода и живет в замке?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Зачем вам личная жизнь премьер-министра, объясните мне? Пусть он работу свою делает нормально.

А.ТРОИЦКИЙ: Премьер-министр – это как бы, может быть, и да, потому что премьер-министров, как известно, назначают. Но дело в том, что Путин до этого 8 лет был президентом и почти наверняка через 2 года он снова будет баллотироваться в президенты. И, вот, мы, выбирая человека, мы имеем полное стопроцентное право знать все о его личной жизни, о его детях и так далее. Если есть у Путина маленький ребеночек, я абсолютно уверен, что страна его поймет. И женская половина населения, и мужская. У нас страна не католическая, проблем с разводами нет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Опять, еще раз: почему же это не privacy?

А.ТРОИЦКИЙ: Потому что это человек, которого мы должны знать и которому мы должны верить. Если бы он был бы не президентом, а просто резидентом без буквы «п», каким он был раньше, тогда да, вся его семья должна быть засекречена, все сведения должны быть где-то там закопаны в архивах и так далее. А тут мы имеем полное право знать о нем все.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А семья президента вас также интересует?

А.ТРОИЦКИЙ: Я повторяю, страна у нас не протестантская, то есть, как бы, нет вот такого пунктика по поводу аморалки, как в Америке, да? То есть ущипнул кого-то за задницу, и все, и ты уже, типа, согрешил. У нас страна в этом смысле, сексуальном абсолютно либеральная. У меня у самого полно детей и большинство из них от разных мам, и многие из них не были рождены в законном браке. Ну, ничего… Я Путина прекрасно понимаю.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы мне скажите, жизнь президента, личная жизнь президента вас также интересует? Или вас чем-то зацепил именно Владимир Владимирович?

А.ТРОИЦКИЙ: Дело в том, что из личной жизни нынешнего президента Медведева, по-моему, особого секрета никто не делает. Да, известно, что есть у него сынишка, есть у него жена Светлана и, в общем-то, как это нормальная, публичная семья. Точно так же, как была публичная семья у президента Ельцина, у президента и генсека Горбачева. Даже у генсека Брежнева и то, при том, что это был Советский Союз. Все знали про Галю Брежневу, все, кстати, знали про детей Игоря и Татьяну генсека-чекиста Андропова и так далее. Не было такого секрета как вокруг семейства Путина. И, вот, мне непонятно: а с какой стати и имеет ли вообще Владимир Владимирович Путин право на то, чтобы полностью скрывать от всех свою личную, семейную жизнь? Я считаю, не имеет и дело тут не в желтизне. Потому что Путин – это не актриса Заворотнюк или, там, какой-нибудь сериальный герой. Его сериал слишком серьезен для того, чтобы мы о нем ничего не знали.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Понятно. Это Артемий Троицкий в программе «Особое мнение». Еще несколько вопросов касаются 31 числа. Через несколько дней на Триумфальную площадь опять выйдут люди, не очень понятно в каком составе. И вроде намечается какой-то раскол, а, может быть, и не раскол в связи с тем, что Эдуарда Лимонова то ли заявлять, то ли не заявлять в организаторах. Вы следите вообще за вот этими всеми событиями?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, я за этим не слежу. Я говорил еще раньше. То есть я однажды сходил на Триумфальную площадь 31 числа, по-моему, января или марта, уже не помню. Мне все это представляется абсолютно не интересным. Это не интересно, я лучше схожу 31 числа, если вообще уеду с дачи, на пикник в Коломенское.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Или в Химкинский лес заедите.

А.ТРОИЦКИЙ: Там будут симпатичные концерты. Да, отличная идея, Тань. То есть гораздо лучше, на самом деле, пойти в Химкинский лес, чем заниматься стоянием по поводу недействующей статьи забытой Конституции.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Еще один вопрос, касающийся протеста. Наблюдается некая тенденция, протест становится модным. Мы видим, что Катя Гордон записывает клипы и поет про Несогласных и про свободу, и прочее. Там, пишут статьи из зала Хамовнического суда, где судят Ходорковского. Люди абсолютно гламурные, персонажи светской хроники вдруг выступают на стороне, там, условно несогласных, выступают в оппозиции, вообще начинают заниматься политикой.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, Танечка, это очень хорошо. Это как раз косвенные симптомы того, о чем я говорил вначале: времена меняются, общество наше меняется, происходят какие-то пока не очень понятные и малосформулированные, но какие-то сдвиги, я считаю, очень серьезные. Это один из признаков этих сдвигов.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть это не мода? Это не так, что, вот, я сейчас 2 недельки покручусь на Триумфальной, а потом пойму, что мне что-то другое нравится?

А.ТРОИЦКИЙ: Танечка, это не имеет значения – это, может быть, мода, это, может быть, не мода. Даже если это мода, то это правильная мода. Потому что на протяжении последних 10 лет или даже 15 у нас быть инакомыслящим, быть оппозиционером, быть против власти у нас было признаком лузерства. Вот, кто против власти? В основном, какие-то обиженные, убогие, несчастные, пожилые, дурно одетые, кликушествующие городские сумасшедшие. Вот, Валерия Ильинична Новодворская – вот, типичный пример, да? Абсолютно не модная фигура и абсолютно, как бы, символичная для нашей непримиримой оппозиции и инакомыслия. Слава богу, что теперь какие-то гламурные дамы, какие-то модные певицы и так далее.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть лучше пусть Катя Гордон, чем Валерия Новодворская.

А.ТРОИЦКИЙ: Лучше, чтобы их было много, чтобы они были разные. И чтобы люди видели, что можно быть успешным, модным, гламурным, востребованным и прочее, и прочее, и при этом показывать власти или фигу, или даже кулак. Вот это очень хорошо, это очень правильная тенденция. А мода это или нет, это дело 25-е.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое, это был Артемий Троицкий в программе «Особое мнение». Всем счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире