'Вопросы к интервью

А.ГРЕБНЕВА: Здравствуйте. В прямом эфире программа «Особое мнение». Меня зовут Алина Гребнева. И я с радостью представляю нашего сегодняшнего гостя, это журналист, музыкальный критик Артемий Троицкий. Добрый вечер.





А.ТРОИЦКИЙ: Привет, Алина.

А.ГРЕБНЕВА: И тем более мне радостно приветствовать вас в студии, поскольку вы оторвались буквально от вашей новорожденной дочки. Поздравляем вас с этим счастливым событием.

А.ТРОИЦКИЙ: Спасибо большое. Спасибо.

А.ГРЕБНЕВА: И слушатели вас на сайте поздравляют. Но там же задают много разных порой каверзных вопросов. Спрашивают про сегодняшний суд и приговор по делу о «Запретном искусстве». Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев были приговорены к штрафам. Прокуратура требовала три года реального срока, но все-таки суд штрафом решил их наказать. Вы довольны, недовольны?

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, я, в принципе, человек нерелигиозный, поэтому каких-то моих чувств, находящихся в духовной плоскости, эта история не затрагивает никак. То есть я и не атеист, в то же время… то есть я крещеный… в общем, это то, что называется в международном обиходе «not a religious person», то есть эти проблемы меня мало трогают. Тем не менее, я считаю, что эта история абсолютно постыдная. История, постыдная, в первую очередь, для нашей страны. Есть такая отличная русская пословица: заставь дурака богу молиться, ну и, известно, что он расшибет себе лоб. В данном случае расшибли лоб, я считаю, очень многим. Выигравших в этой истории нет. Даже если 350 тысяч рублей обломится какому-нибудь «Народному собору» и они на эти деньги накупят каких-нибудь свечек, и то, естественно, эти люди останутся недовольны, поскольку приговор мягкий, Ерофеев с Самодуровым останутся недовольны, поскольку их все равно признали виновными. А главным пострадавшим в этой истории я считаю, с одной стороны, образ нашей страны, потому что процесс, естественно, из серий «обезьянних процессов» в Америке в 50-е годы против Чарльза Дарвина.

А.ГРЕБНЕВА: Артемий, но все-таки не посадили. Вот если бы посадили, то тогда да – завинчивание гаек, бульдозером по выставкам…

А.ТРОИЦКИЙ: Алина, а если бы посадили, на самом деле, было бы намного веселее. Я Ерофееву сказал несколько дней тому назад: «Послушай, отлично, вас посадят, да еще и не в тюрягу какую-то, а типа колонии-поселения. Из этого можно будет сделать отличную арт-акцию, начнется тут же паломничество всяких альтернативных деятелей, вольных художников и так далее, станете там проводить выставки, начнется застраивание арт-объектов». К сожалению, Ерофеев, он парень такой, нехаризматичный и некуражистый. Если бы на его месте был, скажем, покойный Курехин, он бы из этого сделал акцию фантастическую. По поводу имиджа страны понятно – это постыдно. То есть это какое-то средневековье, мракобесие, эти слова всем давно известны, даже не хочется их употреблять. Но я считаю, что даже наша РПЦ тоже оказалась заложницей вот этих самых дураков, которых заставили богу молиться. То есть в РПЦ имеются очень милые просвещенные люди, которые правильно понимают роль церкви и то, что ей вообще надо делать, чтобы действительно стать какой-то позитивной силой в обществе, в стране и заработать себе какой-то авторитет.

А.ГРЕБНЕВА: А церковь должна быть какой-то силой в обществе?

А.ТРОИЦКИЙ: Я считаю, что церковь должна быть силой среди людей. Какой-то организационной силой – нет. Силой, которая просто поддерживает людей и делает для них что-то хорошее и делает жизнь для них светлее и счастливее, да. Таких людей, которые нуждаются в опоре, в помощи церкви, их довольно много. И я считаю, что, скажем, тот же наш патриарх Кирилл – отлично просвещенный, умнейший человек. Или, скажем, Владимир Вигилянский, кстати говоря, это мой бывший коллега по Институту истории искусств, отличный парень, умница и красавец и так далее, он сейчас, по-моему, руководитель пресс-отдела церкви, тоже очень правильный парень.

А.ГРЕБНЕВА: Как раз Вигилянский просил строго не наказывать.

А.ТРОИЦКИЙ: Они дистанцировались от всей этой истории, поскольку они понимают, что церковь оказалась в заложниках у дураков, вот у этих православных экстремистов. Ну естественно, в церкви есть и какие-то свои эти кликуши, какой-то Кураев, этот вот Шевкунов, начальник отдела культуры, и так далее. Эти люди просто не понимают. Они считают, что церковь должна быть агрессивной, что она должна быть идеологическим лидером, что она должны быть чем-то вроде отдела культуры ЦК КПСС в свое время, и так далее. Они дураки. Они не понимают, что это нельзя, что эти времена уже давно прошли. Времена инквизиции прошли давно. И вот такие инквизиторские процессы типа этого только подрывают реальный авторитет церкви у нормальных людей. То есть у кликушествующих бабушек – да, очень может быть, что они сейчас: «Да, вот этим досталось всем оголтелым, этим гадам…» Но эти бабушки – это же… Это смешно. Я люблю бабушек, но не о бабушках надо думать, а нужно думать о молодежи церкви, в первую очередь. Молодежь – это будущее. А бабушки – это позавчерашний день. Ну вот, в общем, короче говоря, история грустная. Я так думаю, что эти деньги еще будут отсуживаться и пересуживаться, будут какие-то апелляции и прочее и прочее, но церкви и хорошим людям в нашей церкви от этой истории уже стало плохо. Я думаю, что как раз это тот случай, когда сделан замечательный пиар всем тем, против кого это дело как бы было направлено. То есть и художникам нашим глумящимся, и галеристам, и кураторам – вот им от этого просто полный кайф. Они – самая выигравшая сторона. Потому что если бы не было этого постыдного процесса, то, естественно, никто бы о выставке «Запретное искусство» не вспомнил не то что в 2010-м, а уже на следующий месяц и на следующий год после ее закрытия в 2006 году. Тем не менее, сейчас вот это все разжевывается. Ну и ладно, и бог с ним. В конце концов, это не слишком важная история, на мой взгляд.

А.ГРЕБНЕВА: Еще один момент хотелось уточнить. На ваш взгляд, следует сейчас художникам российским, которые сейчас еще пытаются что-то здесь творить, придумывать, касаться вот этой именно религиозной темы? Светское, религиозное – как это все соотносится? Вот это сейчас нужно трогать или лучше пока дистанцироваться от этого всего?

А.ТРОИЦКИЙ: Я считаю, что художники должны трогать то, что им хочется трогать. И если это конституционно не запрещено, значит, они это могут трогать. Это могут быть религиозные темы, это могут быть национальные темы, политические и так далее. Искусство есть искусство. Это не политика, это не бизнес, это не уголовно наказуемое, вообще говоря, деяние. Поэтому я считаю, что такие процессы, как этот, в принципе не должны вообще иметь права на существование. Потому что это искусство, это художники. В конце концов, тут уже можно разные выстраивать логические линии. Я уже сказал, что я человек нерелигиозный, а, скажем, мой отец был коммунистом и был убежденным атеистом. Так вот, всякого убежденного атеиста в нашей стране, я уверен, убежденных атеистов и бывших коммунистов и просто атеистов некоммунистического толка, их у нас сотни тысяч и миллионы. Так вот, я считаю, что такого рода процессы и вообще всяческая религиозная пропаганда, будь то мусульманская, будь то православная, все это оскорбляет чувства атеистов, и получается так, что оскорблять чувства православных нельзя, это уже типа разжигание чего-то – а почему оскорблять чувства атеистов можно? Тоже нельзя. Или атеисты по сравнению с православными – это граждане второго сорта? Ничего подобного. Они точно такие же граждане одного-единственного сорта, который должен быть в демократической и цивилизованной стране. А получается именно так. И это абсолютно несправедливо, и это просто позорище.

А.ГРЕБНЕВА: Вы сказали, что Андрей Ерофеев в беседе с вами не согласился на такую арт-акцию и устроить из этого какой-то перформанс, но на это решились члены арт-группы «Война» — вам, наверное, она известна. Вот сегодня в Таганском суде они выпустили тараканов, судя по всему, мадагаскарских. Прямо в здании суда. Двух человек задержали с формулировкой – якобы за участие в несанкционированной акции. Как вам вообще такое радикальное проявление искусства в арт-группе «Война»? Как бы вы могли оценить вообще их деятельность?

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, арт-группа «Война» — да, это такие известные ребята, юноши и девушки наши московские молодые. Они довольно часто что-то устраивают. И в ЦДХ они что-то устраивали, я помню, на книжных ярмарках…

А.ГРЕБНЕВА: На Литейном мосту они устраивали.

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Ну ничего. Хотят – делают. Это называется хэппенинг. Это одна из форм современного искусства, я считаю, далеко не самая скучная. По поводу тараканов – ну, концептуально это никак не было объяснено, наверное, а может, и было. При чем тут именно тараканы, я не знаю. Думаю, что при желании можно каким-то образом и сформулировать именно тараканную концепцию этой акции.

А.ГРЕБНЕВА: Это особое мнение Артемия Троицкого. Я напоминаю слушателям «Эха Москвы», что вы можете на сайте www.echo.msk.ru наблюдать нашего гостя, следить за всем происходящим в студии. Ну а на +7 985 970 4545 вы можете задавать свои вопросы Артемию Троицкому. Пока вернемся к вопросам, которые приходили на сайт. Достаточно много вопросов, связанных с историей и скандалом вокруг Михаила Плетнева. Ну, мы с вами, как говорится, свечку не держали. В интернете появились призывы бойкотировать концерт. Плетнева отпустили из Таиланда с условием, что он вернется на очередное заседание суда. Сейчас он на гастролях в Македонии. Вот как вам идея бойкотировать выступление оркестра, который возглавляет Михаил Плетнев?

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, во-первых, я думаю, что, судя по всему, Плетнев на самом деле педофил.

А.ГРЕБНЕВА: То есть вы сейчас отвечаете за свои слова?

А.ТРОИЦКИЙ: Имеются косвенные данные. Я говорю – судя по всему. То есть меня уже просветили люди, сведущие в этом, которые его слегка знают, и так далее. То есть я не думаю, что он был насильником. Думаю, там все было полюбовно или за деньги, но педофил, по всей видимости, да. Я думаю, что концерты педофила действительно надо бойкотировать. То есть вообще что-то с этим надо делать. Бойкотирование концертов одного конкретно взятого педофила – это как бы мелкая разовая акция. По-настоящему надо было бы принять, естественно, по поводу педофилии закон, и закон очень суровый. Кстати говоря, в Грузии, которую у нас очень любят, как это поприличнее сказать, критиковать, прямо сейчас и вне всякой связи с пианистом Плетневым принимают закон о стерилизации педофилов. Я считаю, это очень правильный закон. То есть никакого такого насилия – химическая стерилизация. Просто чтобы людям было неповадно, точка. Это касается и Романа Полански тоже, и Михаила Плетнева. То есть если взрослых мужчин тянет на детей, это болезнь. Это очень опасная и очень гнусная болезнь. К счастью, не заразная. И надо людей от этой болезни избавлять самым гуманным образом. То есть взять и стерилизовать, и чтобы у них больше при виде детских прелестей никаких таких вдохновенных чувств и возбужденных органов не возникло. Закон такой надо принять. Или о стерилизации, или о чем-то еще. То есть это зло надо искоренять. Это несомненно. Я думаю, что никто с этим спорить вообще не будет. Говорят, что у нас имеется какое-то педофильское лобби. Вполне возможно. Ну, знаменитая история была 10-15 лет тому назад, если помните, в Бельгии. Там это вообще был скандал, который перевернул всю страну, когда обнаружилось, что огромное количество каких-то парламентариев, министров, судей и так далее были членами такой клиентской сети, организованной двумя подонками, которые снабжали их юными мальчиками и девочками. Тогда, на самом деле, были стотысячные демонстрации в Брюсселе, и благодаря вот этим могучим, просто жутким по своему масштабу и силе, гражданским действиям и тому, что несколько девочек там просто погибло в результате всего этого, удалось, и это в маленькой Бельгии, удалось принять закон о педофилии и привлечь к ответственности каких-то людей. У нас, я даже не знаю, что должно произойти, чтобы принять правильный закон о стерилизации или кастрации или о чем-то еще или хотя бы немедленном пожизненном заключении, я не знаю, что у нас должно произойти. Должны, по-видимому, обнаружить какое-то подпольное детское кладбище, чтобы всколыхнулось все. Тем не менее, в Грузии вот это уже происходит. Так что молодец Саакашвили Мишико, все правильно делаешь. И ГАИ разогнал, и ментов приструнил, и сейчас вот с педофилами тоже все в порядке. Так что я за то, чтобы у нас было, как в Грузии.

А.ГРЕБНЕВА: Вы упомянули фамилию режиссера Полански. Сегодня швейцарский суд как раз таки отказался экстрадировать его в США. На сайте слушательница одна радуется этому факту. Говорит – ура, Полански отстояли. Но вы, судя по вашим предыдущим словам, тоже против Полански и за то, чтобы его судили уже через несколько десятков лет.

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, это вообще идиотская история, которая, на самом деле, я считаю, может стать и уже стала пятном на американском правосудии. На американском правосудии уже огромное количество пятен, тамошняя судебная система, я так думаю, чуть лучше, чем наша, но все равно жуткая. Вспомните хотя бы оправдание OJ Simpson’а. Но это дурацкая история. Спустя 30-40 лет, самой этой бедной жертве уже под 50 лет, и ее это, естественно, дико травмирует, ей это не нужно, она от этого отказывается, но вот эта вот заведенная машина по-прежнему уже старичка этого несчастного подагрического, Поланского, требует к ответу. Надо было его стерилизовать еще тогда. Я думаю, он продолжал бы снимать такие более или менее ничего фильмы, хотя выдающимся режиссером я его отнюдь не считаю. А этого дела бы не было. И жил бы он себе хоть в Америке, хоть в Швейцарии. И никакие бы дамы бальзаковского возраста не метались бы и не переживали на эту тему.

А.ГРЕБНЕВА: То есть вы против такого наказания через много лет?

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, это дурацкая история. В принципе, правосудие существует для того, чтобы существовала справедливость, чтобы было честно и справедливо.

А.ГРЕБНЕВА: Ну вот они и хотят, чтобы неповадно было. Что не потому что он знаменитый, и значит, ему все можно.

А.ТРОИЦКИЙ: Чтобы неповадно было, это надо было делать намного раньше и по-другому, и так далее. Сейчас все это выглядит уже жалко, противно и никому не нужно.

А.ГРЕБНЕВА: Артемий Троицкий в эфире «Особого мнения». Несколько минут до перерыва остается. Удивительным стало для меня, что вы вдруг захотели поговорить о Чемпионате мира по футболу. Но не в свете футбольных матчей и того, кто там вообще победил.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, это точно. Я отношусь к футболу, как старик Хоттабыч. То есть у меня всегда возникает ощущение чего-то невероятно комичного, когда я, скажем, слышу в прямом эфире на радио, на телевидении разговоры, несомненно, взрослых, по всей видимости, умных мужчин, которые, сыпя цитатами из Достоевского, из Конфукция, кому что нравится, обсуждают то, как 22 туповатых мужичка пинают мячик по прямоугольному газону. По-моему, это смешно. То есть если нравится футбол, то в футбол надо играть. Мне, скажем, очень нравилось играть в футбол, особенно в пьяном виде и на снегу, чтобы было мягко падать. Тогда это очень весело. Смотреть на футбол, по-моему, занятие для лоботомированных. Насчет этого чемпионата я ничего не знаю. Я, на самом деле, был бы рад, если бы чемпионом стала Голландия.

А.ГРЕБНЕВА: То есть вы уже что-то знаете.

А.ТРОИЦКИЙ: Я что-то знаю. Я подготовился к сегодняшней передаче – я знаю, 1:0 выиграли испанцы. Я был бы рад, если бы это были голландцы. В 74-м году у них была совершенно гениальная сборная, и я болел тогда за голландцев, потому что это была лучшая команда, я думаю, всех времен и народов во главе с Кройфом, там все ребята потрясающе играли, просто это был театр такой балетный. Сейчас такого в помине нет.

А.ГРЕБНЕВА: Но вы ж не смотрели вчерашний финал.

А.ТРОИЦКИЙ: Я смотрел пару матчей. Финальные матчи – это всегда тяжело, муторно, осторожно и так далее. Я, естественно, не смотрел. Но поскольку я просто патриот Голландии и Амстердам – это моя любимая берлога, и вообще, я голландский шпион, поэтому я предпочел бы, чтобы выиграла Голландия, но вообще, по большому счету, пофигу. Главным победителем этого чемпионата, на самом деле, стала никакая не сборная Испании. То, что победила сборная Испании, это важно только для испанцев, всем остальным на это наплевать. Главным победителем стал осьминог Пауль.

А.ГРЕБНЕВА: Так, и вы туда же.

А.ТРОИЦКИЙ: Осьминог Пауль стал, естественно, главным вообще феноменом последнего времени. И тут даже дело не в том, что он все очень здорово предсказывает. Вот у нас имеется какая-то свора этих шарлатанов, которые тусят с одного помойного канала на другой, вот эти экстрасенсы, ясновидящие и так далее – вот можно себе представить, если бы у кого-то из них была бы хотя бы одна сотая часть авторитета Пауля, то есть это уже по 100 тысяч евро за каждый визит, зарабатывали бы они уже больше, чем Ваня Ургант на корпоративах. Но дело не в этом. И дело не в том, что этот лютеранский осьминог Пауль прекрасно ест своих устриц, прекрасно себя чувствует, радует детишек. Дело в том, что все последнее время, как минимум со смерти Римского Папы, вот последний был хороший, Иоанн Павел II, в мире не осталось ни одного авторитета.

А.ГРЕБНЕВА: Вот на этом я вас прерву, Артемий. В чем же дело и в чем феномен осьминога Пауля, об этом поговорим во второй части «Особого мнения». Артемий Троицкий в эфире «Эха Москвы» и канала RTVi.

А.ТРОИЦКИЙ: Договорились.

НОВОСТИ

А.ГРЕБНЕВА: Вторая часть программы «Особое мнение». В эфире «Эха Москвы» и телеканала RTVi Артемий Троицкий. Здравствуйте еще раз.

А.ТРОИЦКИЙ: Привет.

А.ГРЕБНЕВА: Ну что, осьминог Пауль.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, осьминог Пауль. Так вот, я сказал, что в мире уже давно – уже десятилетие или полтора или два – нет никаких авторитетов. Ни моральных, ни интеллектуальных, ни экономических. Моральным мог бы быть Гриша Перельман, но он как бы от этого дела отстранился. Ну, послание одно такое сделал, что нафиг мне ваш миллион. И все. И появилось такое существо головоногое – вот этот осьминог Пауль. Это единственное существо в мире, у которого есть ответы на вопросы. Это удивительно. Нет больше никого. Человеческих существ таких, которые знают разницу и которые знают, что да, и что нет, таких нет. Есть осьминог Пауль. Я считаю, что осьминог Пауль… ну, к сожалению, это не получится, потому что они живут очень недолго, и более того, вот этому конкретному Паулю, я слышал, осталось жить всего полгода. В принципе, на эти полгода к нему должна была бы выстроиться огромная очередь во главе с государственными деятелями, духовными лидерами, всеми остальными, чтобы они ему приносили эти баночки-вазочки, а там было бы написано, скажем: «Евро или доллар», «любовь или секс», «христианство или мусульманство»…

А.ГРЕБНЕВА: «Путин или Медведев».

А.ТРОИЦКИЙ: «Путин или Медведев». И прочее-прочее. Вот и Пауль давал бы им точные ответы. То есть пока что он отвечал на все вопросы с точностью 100%. В общем-то, если так происходит, значит, по-видимому, есть у него какой-то секрет. Значит, он знает, в отличие от нас всех. Он знает, что делать. Соответственно, по заветам осьминога Пауля мир хоть как-то бы слегка сориентировался. Я, конечно, понимаю, что то, что я говорю, похоже на типичные бредовые выкладки писателя Проханова, но, тем не менее, вообще это какой-то удивительный прецедент, когда какие-то десятки и сотни миллионов… ну, пусть это футбольные болельщики, специальная публика, может, не самая подкованная в мире, но, тем не менее, сотни миллионов людей ждали, на какую из двух баночек сядет этот моллюск чертов. И, в общем-то, дождались. Дождались того, что он все делал правильно. Больше этого не делает никто в мире – ни Барак Обама, ни Путин, ни шмутин, вообще никто. Один осьминог Пауль. Это удивительный феномен. Я думаю, что вообще это надо осмысливать, разрабатывать и идти дальше паулевским путем.

А.ГРЕБНЕВА: Вы в первой части программы сказали в шутку, что вы считаете себя голландским шпионом, поскольку болеете на сборную Голландии.

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, это я болею за сборную Голландии, потому что я голландский шпион.

А.ГРЕБНЕВА: Вот поэтому, да. Давайте о шпионах. Как вам вся эта история? Мы им четверых, они нам десятерых, в том числе эту красотку Анну Чепмен, которую уже называют самым сексуальным секретным агентом, и даже вице-президент США Джозеф Байден в эфире ночного телешоу говорит: «Каюсь, это не я постановил ее выслать! Такая горячая штучка!» Как вам все это?

А.ТРОИЦКИЙ: Понятно. Ну, Аннушка, на самом деле, ничего так. На юге России вообще очень много привлекательных таких миловидных девушек с хорошим темпераментом. Ну, история абсолютно опереточная, на самом деле, начиная с того, что вообще в принципе все эти агенты – это никому не нужно. Это совершенно очевидно. Вообще, это истории с 19-го или с 20-го века – какие-то эти люди, которых присылают, они там под прикрытием живут под какими-то именами, занимаются мелким бизнесом ради чего-то. Ради того, что, может, когда-то они смогут всплыть и что-то ценное для страны добыть. Это типичный позапрошлый век. Никакой шпионаж так уже давным-давно не осуществляется. Потратили на этих шпионов огромное количество денег абсолютно бесполезным образом. То есть любые хакеры, какие-то аналитики, интернетчики и так далее, я уверен, в любых ведомствах приносят в миллион раз больше пользы, чем все эти маты хари, рихарды зорге и так далее. Мата Хари хотя бы имела доступ к телу каких-то генералов и полковников.

А.ГРЕБНЕВА: Ну, Анну Чепмен хотели тоже заслать.

А.ТРОИЦКИЙ: Ничего бы у нее не получилось.

А.ГРЕБНЕВА: В британскую элиту она пыталась, чуть ли не к принцам в постель.

А.ТРОИЦКИЙ: Пыталась, и не получилось. Все, это дело было закрыто. Просто люди проедали наши с вами налогоплательщицкие денежки для того, чтобы разводить садики в Нью-Джерси и обучать своих детей в американских школах и колледжах. Абсолютно бессмысленная история, которая вообще была не нужна. Собственно говоря, поэтому американцы их и выпихнули. Потому что понятно, что никакого вреда от этих опереточных шпионов никакой Америке не было и быть не могло бы. Потому что Рихард Зорге все-таки был на дипломатической службе и имел доступ к информации. А эти люди – вообще, что они там делали? Я абсолютно уверен, что это был просто какой-то откатный коммерческий проект наши ФСБ, ГРУ или кого-то еще. Они списывали миллионы на содержание какой-то невероятной сети в Америке, подпольных людей под прикрытием и так далее. Думаю, это стоило очень больших денег, из которых, как всегда, 99% шло в карманы непосредственно генералам, полковникам и так далее. Соответственно, в том числе и для того, чтобы это все не вскрылось, их взяли и быстренько-быстренько обменяли – хулигана на Луиса Корвалана. Очень смешная история, тоже не имеющая, на мой взгляд, никакого отношения ни к реальной жизни, ни к будущему, а имеющая какое-то отношение только к славному шпионскому кинематографическому прошлому.

А.ГРЕБНЕВА: А то, что Москва так спокойно отреагировала, и Штаты вроде тоже отшутились на разных уровнях? Почему не разрослось в огромный политический скандал?

А.ТРОИЦКИЙ: Я уже сказал, это опереточная история, она совершенно…

А.ГРЕБНЕВА: Но можно же было воспользоваться ею.

А.ТРОИЦКИЙ: Она абсолютно несерьезная. Зачем этим пользоваться? Это никому не надо. Россия оказалась в смешном положении, поскольку у нее была целая команда подсадных уток, Америка тоже… то есть они как бы этих уток раскрыли, тем не менее, они довольно долго у них под носом существовали. Это вообще никому не нужно. Всех этих ребят, шпионов и шпионок, надо кого-то на панель, кого-то к станку, и все, пусть занимаются реальной жизнью. Обо всей этой истории, я думаю, даже фильма не снимут, потому что она того не стоит.

А.ГРЕБНЕВА: Особое мнение Артемия Троицкого. К нам 10 человек из США перебрались, а есть среди россиян, в том числе известных, те, кто смотрит в сторону США. На днях наш конькобежец Скобрев сказал, что он не против получить американское гражданство. И сначала он вроде бы сказал, что он, может быть, даже хотел бы выступать за американскую сборную, потом, после его интервью, в американской прессе последовали опровержения. То есть такая борьба за спортсмена, где ему выступать. Как вам кажется, может человек уехать с родины и выступать там, где ему условия позволяют?

А.ТРОИЦКИЙ: Алин, я скажу честно – такого рода истории меня вообще не волнуют. Как и весь спорт. Как и все перебежчики. Я считаю, что человек волен жить там, где ему больше нравится. Если с точки зрения профессиональной, с точки зрения самореализации и чего угодно ему больше нравится в Америке, то пусть он там и живет, и выступает. Если при этом его не мучает ностальгия по березкам и осинкам, то ради бога, туда ему и дорога. Мне абсолютно все равно. У нас огромное количество гораздо более ценных людей уехало в Америку. Если говорить о спорте, то это очень многие наши лучшие тренеры, из-за чего, соответственно, наш спорт весь провалился на Олимпийских играх. Но и тренеры – это тоже фигня, потому что там есть ученые, которые могли бы работать на нашу страну, а вместо этого работают на США. К счастью, Америка всеми своими достижениями щедро делится, так что и к нам это приходит тоже в виде интернета, каких-то технологий и всего прочего. Тем не менее, живут выдающиеся ученые в Америке. И вот это гораздо грустнее.

А.ГРЕБНЕВА: А вот президент Медведев туда ездил, общался с русской общиной в США, в том числе «Сколково» они обсуждали.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, там, кстати, был интересный вопрос, я прочел: станет ли привлекательным для американских гениев переезд в «Сколково» с точки зрения тех привилегий, которые характерны для нашей элиты? То есть вот если они будут в «Сколково», там будут не только налоговые льготы, но и, как все наши блатные ребята, они смогут спокойно ездить по встречной полосе с мигалкой, ссать против ветра, стоять под стрелой и вообще прекрасно себя чувствовать в таком вот правовом вакууме. Вот очень может быть, что для каких-то американских беспредельщиков это на самом деле будет очень здорово. Соответственно, они себя окружат огромным количеством русских эскортных девушек. Так что, может быть, таким образом в «Сколково» кого-то и удастся привлечь. Каким-либо еще – я сильно сомневаюсь.

А.ГРЕБНЕВА: Ну и еще один вопрос с сайта. Переводчик из Дортмунда, из Германии, продолжает спортивную тему – спрашивает у вас, несмотря на то, что вы не имеете отношения к спорту, как вы относитесь к фигуре Мутко? Он непотопляем, на ваш взгляд?

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что у нас в стране есть некоторые люди невсплываемые, а есть некоторые люди непотопляемые. Скажем, самый известный «невсплываемый» — это Ходорковский Михаил Борисович. Самый известный непотопляемый – ну, скорее всего, это Мутко. До него были еще некоторые – скажем, некто Зурабов был еще. Я так думаю, что невсплываемость и непотопляемость зависит от одного-единственного фактора, а именно – от личного отношения к данному человеку Владимира Владимировича Путина. То есть если Путину приспичило, то кто-то будет находиться у него под ногтем всю жизнь, а кто-то, напротив, кто-то будет весело подпрыгивать у него на ладошке.

А.ГРЕБНЕВА: Спасибо большое. «Особое мнение» Артемия Троицкого.

А.ТРОИЦКИЙ: А чего так быстро-то?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире