'Вопросы к интервью
М. КОРОЛЕВА – Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Гость сегодня – главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Здравствуйте.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Добрый вечер.



М. КОРОЛЕВА – Лукашенко. Естественно, большинство вопросов были посвящены этой теме. Фильм на НТВ и кроме того, был накануне сюжет на «Раше тудей», который тоже назывался «Последний диктатор Европы». Что такое случилось?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Лукашенко это довольно тяжелый пассажир, как говорят люди, которые с ним общаются.

М. КОРОЛЕВА – Для кого?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Для российского руководства. Начиная с Ельцина и завершая Медведевым. На самом деле понятно, что Лукашенко контролирует в Белоруссии выборный процесс и следующие выборы президента Белоруссии, скорее всего, закончатся тем же, чем заканчивались предыдущие и предпредыдущие. Он останется президентом. Лукашенко человек, который очень тонко и точно понимает структуру власти. На мой взгляд. И поэтому конечно, когда идет интеграция, скажем, Таможенный союз, то это же отказ от суверенитета, если раньше сам Лукашенко принимал решения, какие пошлины повысить, какие понизить, какие ввести, какие нет, то вхождение в Таможенный союз, в союзное государство это реально отказ от возможности самому лично принимать решения. Раньше решения принимал он, теперь придется согласовывать. И это противно его натуре. Это первая история. Вторая история заключается в том, что, безусловно, что такое показало НТВ, что мы не знали раньше, о чем мы раньше не говорили. Что, разве исчезновение политических противников Лукашенко без следа, мы разве о них не говорили? Мы разве не говорили об ответственности президента? Мы об этом говорили.

М. КОРОЛЕВА – Другое дело тон.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тон, стилистика, я не хочу обсуждать канал НТВ, но стилистика программы «Максимум» условно говоря, и напомню, что фильм, который сделан был про Лукашенко, это делал тот же человек, который рассказывал про то, как Ходорковский собирался убивать людей, о том, какой негодяй Гарри Каспаров, который живет на западные деньги. Это такой Мамонтов канала НТВ. Это такая стилистика. Чтобы вы понимали, Алексей Малков, за что кстати и получил орден из руки президента Путина в свое время.

М. КОРОЛЕВА – Но это можно было бы понять, если бы речь шла о шпионах, например…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, история в том, это средство давления на Лукашенко для того, чтобы он принял какие-то или сделал какие-то движения или принял какие-то решения.

М. КОРОЛЕВА – Но момент, сегодня было подписание.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я напомню, что Дмитрий Медведев, тем не менее, во Владивостоке ответил на письмо Лукашенко словами: не надо рассылать спам. То есть ответ нашего президента стилистически был выдержан в жанре фильма на канале НТВ. Здесь ничего такого нового нет. Понятно, что Лукашенко с точки зрения нормальной демократии диктатор. Понятно, что исчезают его политические противники бесследно и их невозможно найти, и, скорее всего, они погибли или убиты. Скорее всего, хотя конечно никто следствие не ведет. Мы знаем о том, что с 1 июля Интернет в Белоруссии становится под особый контроль, и даже в интернет-кафе ты можешь зайти и теперь начать работать только по паспорту. Ты сел, паспорт предъявил, и спецслужбы знают, с какого компьютера ты зашел. Это факт, это такая страна.

М. КОРОЛЕВА – Что же белорусы-то не жалуются.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Во времена Саддама Хусейна не жаловались иракские товарищи. Там, правда, пропадали сотнями люди, целая компартия была изрезана, изничтожена. Кому жаловаться? Во времена Гитлера немцы не жаловались на Гитлера, потому что те, кто жаловались, оказывались быстро…

М. КОРОЛЕВА – Но вы сравните, Алексей Алексеевич…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я просто говорю, что в тоталитарном государстве некуда пожаловаться. И негде пожаловаться. Я просто обращаю на это внимание. Я не сравнивал Лукашенко ни с Гитлером, ни с Саддамом Хусейном, я говорю о режимах тоталитарных, где свободы информации не существует. И где нет альтернативных институтов. В суд можно пойти в белорусский может быть, не хотите?

М. КОРОЛЕВА – Я не знаю, может быть, белорусы и ходят. Мы не пробовали. Нам сегодня звонили слушатели в программу «Разворот», кроме того, тебе написали вопрос: Алексей, был в отпуске в Минске, мне так понравилось, что стал подумывать, а ни переехать ли мне туда насовсем. А вы как считаете, верным курсом ведет страну товарищ Лукашенко?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Повторяю, я не сравниваю Лукашенко с Гитлером, но я читал очень много материалов о людях, которые приезжали в гитлеровскую Германию в 1937-38 году, американцы англичане, и говорили: вот у нас бардак, а у них порядок.

М. КОРОЛЕВА – То есть им нравилось?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Да.

М. КОРОЛЕВА – Все чисто, красиво.

А. ВЕНЕДИКТОВ — И послу, между прочим, по фамилии Кеннеди, папе Кеннеди, который был послом в Лондоне, папа президента Кеннеди, тоже писал о порядке в гитлеровской Германии и о бардаке в Англии. Вот порядок. Орднунг. И повторяю, я не сравниваю режимы, хочу, чтобы слушатели меня правильно поняли. Я говорю о том, что сам факт того, что кому-то больше нравится там или там, не свидетельствует о комфортности жизни большинства людей. Почему Лукашенко нервничает? – потому что практически Белоруссия во многом живет на дотации РФ. Это правда. Это цифры. Почему он пошел опять на Таможенный союз, и вынужден пойти – потому что мы дотируем эту экономику. И надо понимать, что белорусские граждане долгие годы жили на российские дотации. На наши с вами налоги. И, пожалуйста, я хорошо к этому отношусь, ничего страшного, я считаю мы один народ. Но это надо понимать.

М. КОРОЛЕВА – По поводу нас, преподаватель из Казани тебя спрашивает: а зачем России нужен тройственный Таможенный союз? Теперь ВТО побоку?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Нет, отвечу, во-первых, я вообще сторонник интеграции. Я считаю, что интеграция это во всем мире, мир глобален…

М. КОРОЛЕВА – Даже с Лукашенко, о котором ты только что сказал.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Не с Лукашенко, а с Белоруссией. С Украиной. Вот был Ющенко, был Янукович или есть, будет еще кто-то. Мы будем интегрировать экономики, иначе Россия одна, представь себе, мир 6 млрд. людей и Россия 150 миллионов. Как можно развивать экономику, вообще страну, если ты закрываешься. Только интеграция. Сначала экономическая, Белоруссия, где говорят на русском, Украина, где многие говорят на русском. Бывшие страны СССР, республики, где говорят во многом на русском это реально для нас возможность экономической интеграции.

М. КОРОЛЕВА – Маленький вопрос по Белоруссии, Сергей спрашивает из Барнаула: может ли теперь после этих нападок на него, батька сильно повернуться к Западу?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Нет. Его интересы, интерес его страны, интерес его экономики объективно связан с Россией. На самом деле взаимопроникновение экономик очень высоко у нас с Белоруссией.

М. КОРОЛЕВА – Но если так ругают, нападают…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Ничего страшного. Ну батька, тем не менее, поехал и подписал. Несмотря на это, поехал и подписал. Потому что: а) деться некуда и б) наверняка нашел, как и в газовой войне выгоду и учел ее, он вообще один из самых опытных политиков теперь на территории советского пространства. Он и Назарбаев, пожалуй, я бы поставил на первые позиции. Он поехал и подписал. Он что не знал это все? Знал. Поехал и подписал. Значит, ждите, что будет выгода у него.

М. КОРОЛЕВА – И совсем последний вопрос по Белоруссии. Чем закончится история с Белоруссией, — спрашивают из Минска, — Лукашенко останется царствовать или уйдет? Ты говорил свое предположение, но все-таки чуть развернуто.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это вопрос ваш, уважаемые граждане Белоруссии. Почему это вопрос российскому журналисту. Останется ли царствовать или уйдет – это должен быть вопрос Белоруссии. На мой взгляд, экспертная оценка заключается в том, что он останется. Но что очень важно для развития любой страны, моей страны, вашей страны это политическая конкуренция. И очень важно в моей стране, в вашей стране бороться за то, чтобы у наших президентов была настоящая политическая конкуренция, чтобы они все время оглядывались на то, что предлагают другие, чтобы они все время спорили, чтобы были альтернативные мнения. Но это в Белоруссии вопрос белорусского общества.

М. КОРОЛЕВА – Идеальную картину такую нарисовал.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это цель. Но это длинный путь. Как говорят китайцы, путь в тысячу ли начинается с одного шага.

М. КОРОЛЕВА – Или вектор, как любят говорить наши чиновники. Польша. Бронислав Коморовский. Считай, победил. Во всяком случае, Дмитрий Медведев его уже поздравил.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Его поздравил Ярослав Качиньский, что гораздо важнее. Значит, признал поражение.

М. КОРОЛЕВА – 52,6 у него, у Качиньского 47,4%. Уже первый анализ приходит, Коморовский улучшит отношения с Россией, и со своим правительством, говорят аналитики. Ты-то что думаешь?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я думаю, что у Польши свои интересы. Представить себе, что люди приходят и сразу вся их политика зависит от того, как они будут относиться к России, это неверно. Польша – член НАТО, только что Хиллари Клинтон была в Польше и подписала дополнительный протокол по размещению ракет в Польше. Насчет улучшения, кстати, с правительством Туска. Того самого друга Владимира Путина. У Польши есть свои геополитические интересы. У Польши есть остаточный болезненный синдром от России, от Советского Союза, от российской империи, это историческая боль, фантомная, но есть и сегодняшние интересы. Она член ЕС, она член НАТО, она участвует в Афганистане. Она участвовала в войне в Ираке. И поэтому я не думаю, что Коморовский изменит вектор. Я думаю, что может быть, стилистика поменяется. Возможно. И не намного, он уже три, четыре месяца и.о. президента…

М. КОРОЛЕВА – Но почему все так дружно говорят о том, что для России Коморовский лучше, чем Качиньский?

А. ВЕНЕДИКТОВ — В том смысле, что Качиньский Ярослав, так же как и Качиньский Лех, они были плюс еще к этому мне не нравится слово «русофобы», они консерваторы. Они реакционеры. В марксистском понимании. И в этом смысле они были гораздо более радикальнее по отношению к России, тем более что Ярослав Качиньский неоднократно намекал, что его брата убила Россия. Он намекал на это. И все ожидали сразу после прихода, если Качиньский приходит, соответственно нападок. У Коморовского нет таких фобий. Но при этом Коморовский это антикоммунист, это антисоветчик, это диссидент, и конечно же он никакой не пророссийский президент. Он пропольский президент, он пронатовский президент, чтобы не было сомнений, он прозападный президент. Чтобы не было никаких иллюзий и сомнений.

М. КОРОЛЕВА – Это с точки зрения России. А для Польши?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Польша разделена между консерваторами и либералами. Но что их объединяет? – они оба рыночники, Коморовский более евролиберал, а Качиньский, это скорее плюс для ЕС, потому что братья Качиньские были евроскептиками. Коморовский сторонник ЕС, больше интеграции.

М. КОРОЛЕВА – То есть такой небольшой разрыв говорит о том, в частности, что одно, что другое?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Нет, это не коммунист и антикоммунист. Это посткоммунистическая, антисоветская диссидентская элита выбирала между собой. Кстати Валенса поддерживал Коморовского, и Вайда поддерживал. То есть люди, которые особой любовью к Советскому Союзу не отличались.

М. КОРОЛЕВА – Кстати, тебе Илья из Москвы пишет: удивительно, но в Италии для входа в интернет-кафе тоже надо показывать документы. Испытал на себе, был в шоке.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это правда. Только единственное, что в Италии существует несколько провайдеров. А в Белоруссии один провайдер – государственный. Понимаете, куда все уходит.

М. КОРОЛЕВА – Будем надеяться, не шпионы же заходят в это кафе. Кстати о шпионском скандале. Тебя спрашивает служащий из Москвы: как вы сами думаете, такая сеть российских шпионов, которую раскрыли в США, она на самом деле доказала свою эффективность и если нет, то почему так грубо работаем?

А. ВЕНЕДИКТОВ — На самом деле за эти дни я переговорил со многими людьми, которые, как бы вам сказать, которые служили и служат в разведке и российские политики, которые сталкивались и сталкиваются с подобными скандалами, вынуждены принимать решения, скажем мягко. Чтобы понять, что же произошло. Моя точка зрения следующая. Первое – сама сеть грандиозный успех российской разведки. Если мы вдумаемся, что произошло, российские граждане по подложным паспортам много лет назад внедрились и осели в США.

М. КОРОЛЕВА – И сколько же их должно быть еще.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Залегающая сеть. Это очень дорогое и трудное дело. Это же не российский журналист, которые едет под своим именем. Есть несколько человек, которые были под своими именами, но есть люди, которые с выдуманными биографиями, легендами, глубоко задокументированные, глубоко подготовленные, были направлены и осели в США обзавелись соседями, друзьями, детьми, между прочим. Для чего? Ну как мне объяснил один, вот представляешь, сидит там человек 5 лет 7-8 лет, а потом подает заявку в ЦРУ на работу или ФБР и его принимают, он американский гражданин, все соседи потому что людей проверяют, да, говорят, он замечательный, 8 лет здесь живет. Замечательная американская семья. То есть эти люди нелегалы так называемые, были глубоко внедрены и продержаться 12 лет таким образом, их не было задачей красть секреты, это люди на внедрение, как мне объяснили.

М. КОРОЛЕВА – То есть информаторы до определенного момента.

А. ВЕНЕДИКТОВ — До определенного момента живите, зарабатывайте деньги, вы американские граждане, забудьте о нас. Ваше дело – продвигаться постепенно к источникам информации. По возможности. Это есть в нелегальной разведке всего мира такие люди. Именно нелегалы. Не с советскими, российскими паспортами, которые приезжают под видом чего-нибудь и занимаются сбором данных или являются курьерами. Нет, это люди, еще раз повторяю, с легендами, глубоко эшелонированные, глубоко подготовленные, они могут передавать всякую муть, они могут вообще ничего не передавать. Их задача – врастать в общество, чтобы они стали настоящими американцами.

М. КОРОЛЕВА – И это выстреливает в определенный момент.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, или это выстреливает, когда они доходят до определенного уровня карьеры, начинают подходить близко к важной информации, и тогда они начинают ее передавать.

М. КОРОЛЕВА – Или не выстреливает.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Или не выстреливает.

М. КОРОЛЕВА – То есть их сейчас взяли и накрыли, а ты говоришь об успехе разведки.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это успех внедрения сети. Я отделю. Это грандиозный провал российской разведки, потому что все люди, которые там хоть какое-то отношение к подобной работе имели, говорили: Алексей, без предательства не обошлось. Без утечки не обошлось. Потому что известно по открытым источникам, я думаю, наши слушатели могут их собрать и в американской печати и российской. За разными элементами этой сети следили. За кем-то следили, за кем-то еще не следили. Кто-то еще не был вскрыт. И вдруг год назад приблизительно или полтора, это оказалось, то есть ФБР поняло, что это одна сеть. В принципе это было невозможно. Это должен был человек, который об этой сети знает, объединить эти элементы лего, и сказать ФБРошникам или кому-то, вот на самом деле они все связаны. Потому что специалисты по тому, как за ними следили, по тому, что официально говорят американские ФБРошники, они просто делают вывод о том, что сеть была сложена в головах ФБР не так давно. Год-два-три. Два точнее. И поэтому мои собеседники говорят, что, скорее всего, кто-то ушел или кто-то сдал. Это раз. Второе, что очень важно. Позиция российского государства, которое их признало немедленно российскими гражданами. Ты представь себе на секунду, что сидит человек, он арестован, он американец, идет проверка. И вдруг выходит российский МИД и говорит: это наш гражданин.

М. КОРОЛЕВА – Почему?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Потому что российский консул тогда начинает иметь доступ. Потому что он немедленно становится изолированным, а у него дети, у них у всех дети. То есть, есть всегда давление возможность спецслужб. А тут если он российский гражданин, извините. Консул имеет право по всем договорам иметь к ним доступ.

М. КОРОЛЕВА – Хорошо, но это на уровне МИДа…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это не на уровне МИДа. Конечно, принимал решение Совет Безопасности, люди из Совета Безопасности, конечно, Лавров не сам принимал такое решение, и Медведев, и Путин и Бортников, и Фрадков глава СВР.

М. КОРОЛЕВА – Люди, которых ты назвал Медведев и Путин, мы их не слышали. Медведев молчит.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Как мне сказали, Медведев выступит после Обамы по этому вопросу.

М. КОРОЛЕВА – Действительно есть такие предположения. «Русский Newsweek » тоже написал, что ждет Обаму.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Решение заключается в том, что поскольку национальной безопасности США не нанесен, видимо, этой сетью, еще не знаем, ФБР может, знает, может, не знает, ущерб, то принято решение спустить это дело на тормозах. Политическими лидерами. Обама что говорит.

М. КОРОЛЕВА – То есть никаких ответных шагов, никаких высылок.

А. ВЕНЕДИКТОВ — А какие высылки, они не дипломаты.

М. КОРОЛЕВА – Хорошо, тогда мы можем немедленно вскрыть их сеть. У нас же есть какие-то разработки.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Пожалуйста, можно вскрывать сети, но на самом деле мои собеседники говорят, зачем они вскрыли эту сеть. Сеть же нужна для дезинформации. Для манипулирования.

М. КОРОЛЕВА – А зачем вскрыли?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Есть предположения, что вскрылось то, что сеть вскрыта, и они начали утекать. Почему такой срочный арест.

М. КОРОЛЕВА – Это какая-то очень внутренняя история.

А. ВЕНЕДИКТОВ — История с Метсос, человек, который на Кипре был, который на самом деле являлся не куратором этой сети, но он их всех знал. Он же 17 июня уехал. Причем уехал, не предупредив, обычно предупреждают соседей, ключ от дома. Исчез. Обнаружился на Кипре. И тогда видимо, это я не знаю, было принято решение, что раз сеть, они почувствовали, что их вскрыли, может, заметили слежку, всякое бывает, и тогда их закрыли что называется. Поэтому нормальная контрразведка использует сеть для манипулирования, для подбрасывания дезинформации, для разводок. Это просто азы работы контрразведки. А чего их изымать. Ну другие придут. Помнишь, как Путин сказал по поводу истории с камнем: ну вышлем мы их, пришлют других. Это про дипломатов. А здесь-то люди не знают, что за ними следят, они получают какую-то информацию, и не понимают, что это деза.

М. КОРОЛЕВА – Ты считаешь правильно, что Медведев-то молчит?

А. ВЕНЕДИКТОВ — А что он может сказать?

М. КОРОЛЕВА – Ну как-то ответить.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Чем?

М. КОРОЛЕВА – Не знаю.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Ведь не Обама арестовывал их, арестовывали спецслужбы. Я вообще считаю, что в данном случае наши ведут себя совершенно позитивно в том смысле…

М. КОРОЛЕВА – То есть это дело разведок?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это дело разведок, это не политическое дело, да, так случилось, работа у них такая.

М. КОРОЛЕВА – Вопрос еще по поводу шпионского дела. Водитель из Монреаля спрашивает: расскажите, пожалуйста, об отце Анны Чепмен Василии Кущенко, подробнее, если вам конечно известны какие-то детали его биографии. Насколько я помню, он был в спецслужбах.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я знаю только по открытым источникам, естественно, я задавал вопрос и, судя по тому, что люди, которые в принципе должны были его знать, делали большие глаза и говорили: кто это. Я говорил: ну ладно вам, это отец Анны Чепмен. – А, ну так бы сразу и говорил. То есть Чепмен они знают. На самом деле в этом мире люди не очень охотно рассказывают о конкретных людях. Они выстраивают конструкции, для меня, например. Разные конструкции разные люди. Что, судя по всему, из осколков можно собрать. Во-первых, это женщина молодая, она очень хорошо подготовлена. На самом деле это не курьерская работа.

М. КОРОЛЕВА – Красивая.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Вы думаете, что в спецслужбы берут за 80? Членов КПСС с 1905 года.

М. КОРОЛЕВА – Про пенсионный возраст мы дальше будем разговаривать.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Она действительно, если посмотреть внимательно ее биографию, она возникает немножко ниоткуда девушка, выходит замуж за человека, подходит к человеку достаточно известному, сыну достаточно известного человека в бизнесе. Переезжает в Англию, получает подданство. И разводится через 5 месяцев, по-моему. Не буду говорить, что ее муж говорил, это все в открытых источниках. Затем в 2007 году переезжает в США, что случилось-то? Почему ты назад не едешь, дорогуша. Любимый папа, которого она боготворит, он здесь. Ее адвокаты рассказывают, когда история, когда она якобы получила паспорт от агента ФБР, я напомню, история была в том, что агент ФБР, представившийся сотрудником российских спецслужб, назвав правильный пароль, а откуда она знала пароль, если она невинная овечка. Он вручает ей паспорт, говорит о том, что это паспорт сделанный, его надо передать российскому дипломату. Она говорит: говно вопрос, это все под камеры. Теперь это войдет в историю. И по адвокатскому мнению звонит папе, папа говорит: иди, сдавайся в полицию. Но если это было так, я вас уверяю, что ее звонок зафиксирован. Потому что ее вели уже. Ее телефон. Правда, у нее почему-то было, по-моему, 27 сим-карт. С собой. А по заявлению ФБР она поехала в точку встречи к этому якобы российскому дипломату и там была взята. То есть на самом деле это была абсолютно спецоперация ФБР. От имени советского агента и так далее. Я бы не стал относиться к ней презрительно, что она как говорит Юля Латынина, Катя Му-Му международного масштаба. Я не думаю, то есть, конечно, можно представить, что наше СВР таким девушкам, — а, отвези паспорт подложный российскому дипломату.

М. КОРОЛЕВА – И не Мата Хари, наверное, все-таки.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Мата Хари еще вопрос была ли она шпионкой. Извините. Есть и такие разведчицы. Но на самом деле людей готовят, конечно. И поскольку папа нашей героини профессионал, я думаю, что он просто так дочку бы не заложил. Я думаю, что ее готовили в специальной организации.

М. КОРОЛЕВА – В США к счастью есть не только российские шпионы, но и есть такой знаменитый…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Марина, разведчики. У них – шпионы, а у нас – разведчики. Это меня 4 раза сегодня поправили на встрече. Я говорил: шпионский скандал.

М. КОРОЛЕВА – Я скажу нейтральное слово – агенты. Ларри Кинг вроде бы ничей не агент, просто знаменитый телеведущий. Я очень хотела, чтобы ты высказался по этому поводу, потому что возможно он осенью закроет свое шоу, которое он вел ежедневно, Ларри Кингу 76 лет, он действительно невероятная фигура, легендарная. И вот уходит.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я, поскольку по-английски не говорю и не читаю…

М. КОРОЛЕВА – Смотришь же его.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я смотрю, и прочел его книгу и читал переводы его интервью. Я учился на этом и понимал, что там мое, что не мое. Все индивидуально. Но я расскажу одну историю, связанную с Ларри Кингом. Один мой близкий приятель после знаменитого интервью Владимира Путина Ларри Кингу – «она утонула», задал Кингу вопрос, через неделю встретились. Они тоже знакомы, сказал: Ларри, а почему у тебя такое скучное интервью с президентом России. Ну совершенно никакое. Пресное. А у Ларри Кинга есть правило — он не играет на обострение. Ларри Кинг сказал ему: слушай, после того, как он мне ответил «она утонула», я понял, интервью вошло в историю, мне стало скучно и неинтересно.

М. КОРОЛЕВА – Он знал, что потом это будет везде.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Больше я ничего в этом интервью сделать не могу. Поэтому я отрабатывал…

М. КОРОЛЕВА – Думаешь, говорил правду, думаешь, понял?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Думаю, конечно. Это же видно, если ты читаешь тексты его интервью, видно, что он вытягивает одну фразу, после чего стухает. Он занимается представлением своих героев. Он их любит, это такой стиль, это программа «Дифирамб». Ларри Кинг реально это программа «Дифирамб». У него сидят убийцы, — это программа «Дифирамб».

М. КОРОЛЕВА – Тебе жаль, что он уходит?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Мне жаль, что он уходит. Потому что он представляет определенное направление, а в этом направлении определенную высоту в жанре интервью. Он представляет такое любовное интервью очень подготовленное, с очень хорошими, на подготовке интервью Ларри Кинга можно учиться. Это школа. И даже если это не в твоем стиле, не в моем точно, я считаю, что когда закрывается школа замечательная, жалко.

М. КОРОЛЕВА – У нас бы он ушел давно, потому что пенсионный возраст сам знаешь, и вот теперь его собираются повышать. Вроде бы появились сведения, источники в правительстве говорят, что все-таки будет повышение пенсионного возраста. Правда, по некой другой схеме. То есть каждые два года будет повышение на год, чтобы плавно. Я знаю, что у тебя есть мнение, но не знаю, какое.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Мнение очень простое. Я считаю, что это надо делать. Это неизбежно. Это связано с несколькими позициями. Во-первых, это нужно для экономики, и это не только у нас, буквально завтра французский парламент обсуждает повышение пенсионного возраста, а это самая социалистическая страна Европы.

М. КОРОЛЕВА – Это Франция, это другая продолжительность жизни.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Германия. Причем, это не связано, Марина.

М. КОРОЛЕВА – Мужчины не доживают у нас.

А. ВЕНЕДИКТОВ — И чего?

М. КОРОЛЕВА – Вы не доживаете до 60 лет.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну тогда какая нам разница?

М. КОРОЛЕВА – Как это, а пополучать пенсию хотя бы какое-то время.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Если мы не доживаем до 60 лет, то нам никакая пенсия, ни в 60, ни в 61, ни в 63, ни в 70 не светит. Нам без разницы. На самом деле это все лукавство. Весь вопрос заключается в другом. Как сделать так, чтобы люди, которые хотят работать, насильно не увольнялись, в 60 лет или в 65, если они хотят и могут работать. Но как сделать при этом так, чтобы люди работали и зарабатывали на приличную пенсию, потому что за то время, пока они накапливают, приличной пенсии не будет. Я не вижу никакой трагедии в повышении пенсионного возраста. 93% в возрасте от 45 до 55, говорят о том, что будут работать после пенсионного возраста. Какая разница.

М. КОРОЛЕВА – Это они говорят теоретически. Когда дело доходит до пенсии…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Сколько у нас работает людей пенсионеров в возрасте от 60 до 70 лет? 83%, Марина.

М. КОРОЛЕВА – Хорошо, тебе не кажется, что это может стать…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Нет, не кажется.

М. КОРОЛЕВА – …особенно перед 2012 годом каким-то источником напряженности в обществе. Потому что так все-таки у людей есть некий гарантированный кусочек.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Отвечаю тебе. Перед 2012 годом никакого повышения не будет. До выборов нового президента РФ, Медвепутина, Путемедведева, повышения пенсии не будет, потому что это…

М. КОРОЛЕВА – Это надо записать и проверить потом.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Запишите. Потому что это непопулярная мера для того электората, который голосует. Но поскольку следующий президентский срок 6 лет, там более длинная история, то если в первый год принять пенсионную реформу, в смысле повышения возраста, по очень сложной шкале, по схеме, о которой ты говорила, я думаю, что к следующим президентским выборам 2018 года все поймут, что ничего страшного нет. Но это неизбежно.

М. КОРОЛЕВА – Есть вопрос по поводу нашей Ленинградки, это московская проблема. Поскольку сегодня снова были сообщения о том, что Ленинградка стоит, буквально в мертвую. И вопрос есть от человека из Московской области: как вы думаете, дожил ли бы какой-нибудь губернатор в какой-то другой стране кроме нашей, если бы сказал как Борис Громов, посоветовал бы всем купить вертолеты.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я отвечу вот что. Это тот самый пример, о котором я не устаю говорить с 2003 года. Поскольку губернатор не избирается или глава области, города, а назначается. Плевать они хотели на ваше мнение. У них есть один избиратель, зовут его президент РФ. Ну может быть два. Ну может быть пять, считая Суркова, Собянина и Нарышкина.

М. КОРОЛЕВА – Но ведь он за такое может и снять. Причем немедленно.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Может снять. Но вряд ли. Ну не сняли. Ну ни Лужкова не сняли, ни Громова. Ни Бирюкова не сняли, который там устроил на Патриарших прудах со словами: это мои Патрики, как мне передали.

М. КОРОЛЕВА – И сказал, что это не Европа, а что-то другое.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Жопа. Правда, опровергают, тем не менее. Ну, у них начальник не народ. У нас написано в Конституции: источником власти является народ. Нет, источником власти губернатора Громова, мэра Лужкова и префекта или первого зам. мэра Бирюкова является президент РФ. И они смотрят на него, ну сказал, ну глупость. Ну, с жары. Ну перепил воды холодной из колодца. Ну бывает. Ну сумасшедший. Что возьмешь, имеется в виду цитата. Поэтому отмена выборов губернаторов, отмена ответственности власти перед народом, собственно говоря, приводят к результатам Ленинградки. Если бы ему завтра идти на выборы, стояла бы Ленинградка? Да по ней бы летели машины без остановки и не только с синими ведерками.

М. КОРОЛЕВА – Не успеваю задать последний вопрос. Хотела, но не успеваю. Приходите, Алексей Алексеевич, в программу «Особое мнение». Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире