'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 02 июля 2010, 19:08

М.КОРОЛЕВА: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». В студии Марина Королева, гость «Особого мнения» сегодня, как всегда по пятницам, журналист Леонид Радзиховский. Здравствуйте.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Добрый день.



М.КОРОЛЕВА: Вы можете задать ему свой вопрос по телефону +7 985 970 4545 или прямо сейчас подключиться к нашему сайту www.echo.msk.ru, где идет видеотрансляция «Особого мнения». Давайте, знаете, о чем сначала? Новость, которая пришла буквально полчаса назад — дело об убийстве журналиста Пола Хлебникова, казалось бы, уже все и подзабыли. Давно это было, его убили в 2004 году. Здесь, в Москве, в России. Но вот семья не успокаивается. И семья может привлечь Россию к ответственности через Страсбург, через Европейский суд по правам человека. Брат Пола Хлебникова дал интервью агентству «Рейтер», сказал, что их расследование не устраивает, будут обращаться, видимо, в Страсбург.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Марин, но мне трудно это прокомментировать. Во-первых, я не знаю, каковы результаты официального расследования. Кого-нибудь обвиняли вообще в убийстве, нет? подозреваемые какие-нибудь?

М.КОРОЛЕВА: Убийц так и не нашли. Там были подозреваемые, их задерживали, отпускали. Но, в общем, никто не отбывает наказание, насколько я понимаю.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не, не отбывает, это понятно. Подозреваемый — это неразменный, вечный, растяжимый Борис Абрамович, конечно, естественно.

М.КОРОЛЕВА: С чего бы?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, с того, что всегда, уж если дырку заткнуть надо, то Борис Абрамович всегда сгодится. При его репутации одним убийством больше, одним меньше…

М.КОРОЛЕВА: Ну, это вы сказали.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну да, я сказал. Вы думаете, что он мне мстить за это станет по принципу — одним больше, одним меньше? Нет, ну я не знаю, мне трудно комментировать это дело, поскольку я понятия не имею, как шло расследование дела Хлебникова. Я только не совсем понял, при чем здесь Страсбургский суд-то. Страсбургский суд — это суд по правам человека, так?

М.КОРОЛЕВА: Ну так Россию обвиняют в том, что она не обеспечила должного расследования. Вот, например, что говорит Майкл Хлебников, это брат Пола Хлебникова, по агентству «Рейтер». Он говорит, что для России это был своеобразный тест, и этот тест Россия не прошла. Она должна была найти виновных.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я, конечно, не хочу обижать семью Хлебниковых, но это, простите, немножко манией величия отдает. Именно убийство Пола Хлебникова было тестом для России. Да в России какое знаковое убийство, я хотел бы знать, расследовано? Убийство Листьева не расследовано. Старовойтовой — вот единственное, которое расследовано. Это точно. Там осуждены, сидят, все правильно. Все остальное… Несчастный этот парень из «МК», Холодов: вроде бы убийц нашли — оправдали. Убийство Маневича — сколько лет уже? 90-е еще годы… Не нашли. Может быть, конечно, с точки зрения Хлебниковых, это тест.

М.КОРОЛЕВА: Ну вот смотрите, они говорят, что просто не верят российскому правосудию, поэтому собираются обратиться в Страсбург. Имеют право.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Естественно. Флаг им в руки. Я бы хотел посмотреть, кто верит-то российскому правосудию. Ну, здесь, опять же, давайте так, чтобы постараться быть объективными: насколько я понимаю, заказные убийства — это вообще одна из самых плохо расследуемых штук. Не знаю, подавала ли семья Кеннеди в Страсбургский суд, но в Америке многих не устраивает официальное заключение о том, что это был убийца-одиночка.

М.КОРОЛЕВА: Ну, все-таки США не Европа. Может, поэтому не подавали в Страсбургский суд.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Там убивать можно, да?

М.КОРОЛЕВА: Ну просто не Европа.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Хорошо. Швеция — Европа?

М.КОРОЛЕВА: Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Подавала ли семья Улофа Пальме в Страсбургский суд? Не знаю, но…

М.КОРОЛЕВА: Не помню такого.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот и я не помню. Сколько лет прошло с момента убийства Пальме? То есть я просто хочу сказать, что…

М.КОРОЛЕВА: Но там люди доверяют правосудию. Своему правосудию они доверяют. И если не нашли, значит, действительно, не смогли. Нет?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну да, наверное, там больше доверяют. Семья Пальме — вот убили человека. Доверяй, не доверяй, но факт тот, что прошло бог знает сколько лет, убийц не нашли. Наверное, семью не очень вдохновляет такая штука. Ну да, они, наверное, считают, что более или менее тщательно проводятся расследования. В России все считают, что все делается спустя рукава, никого ни черта не ищут. Ну, подали они в суд — правильно сделали. Но если им что-то присудят, вот тогда я Россию…

М.КОРОЛЕВА: Пока только собираются.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Но если они реально подадут и если им что-то по этой причине присудят, вот тогда я Россию поздравляю. Потому что десятки тысяч убийств…

М.КОРОЛЕВА: Без кавычек поздравляете?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В кавычках, разумеется. С чем поздравлять-то? Десятки тысяч убийств, которые не расследованы, вот тут поток такой хлынет в Страсбург… Потому что это ж прецедент. Если Хлебниковым за то, что убийцу не нашли и, по их понятиям, вели расследование спустя рукава, присудят хоть символическую, но сумму, и, опять же, она для семьи Хлебниковых, надо думать, не бедной, символическая, там несколько тысяч долларов, а для обычной российской семьи не такая уж она и символическая, то хлынет, конечно, потом колоссальный. А, вру — еще, кажется… точно. Нашли убийцу Юшенкова. Это сопредседатель той же самой партии. Опять же, некоторые говорили, что это не он. Ну, как всегда. Тем не менее, убийцу нашли. И, насколько я знаю, родственники Юшенкова не возражали против такого приговора суда. Но подавляющее большинство этих дел не расследовано. И, наверное, в этом вопросе у нас процент нерасследованных знаковых дел выше, чем в Европе, что было бы вполне естественно, потому что у нас вообще низкая раскрываемость, ниже, чем в Европе. Так что если они добьются этого прецедента, то, конечно, Россия попляшет. Это точно.

М.КОРОЛЕВА: Нам просто Анна из Петербурга напоминает, что, действительно, по Хлебникову подозреваемые в убийстве уже оправданы присяжными, и Хожахмед Нухаев не был арестован, это подозреваемый заказчик. Ну, вот на данный момент это так.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А, ну тогда я вообще не понимаю, в чем суть претензий господина Хлебникова. Что не собрали нужных улик?

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Мы переходим к следующей теме, которую продолжим буквально через минуту. Ленинградка. Как это называют, «блокада Ленинградки». Я знаю, что вы не автомобилист, и вряд ли вы ездите по Ленинградке не машине. Но вы не могли не слышать, что там происходит и что происходит вокруг этого.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Слышал.

М.КОРОЛЕВА: Вот об этом мы и поговорим буквально через минуту. Я напомню, что гость «Особого мнения» сегодня Леонид Радзиховский. +7 985 970 4545 — это телефон для ваших вопросов.

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЕВА: И сегодня это особое мнение журналиста Леонида Радзиховского. Еще раз напоминаю: + 7985 970 4545 — это для ваших смсок. И не забывайте о видеотрансляции, которая идет на нашем сайте. Итак, Ленинградка, которая стала новостью на последние несколько дней. Жара, ужас, коллапс, люди не могут доехать до Шереметьево, подмосковные города. Уже начались разговоры о том, что кроме транспортного возможен и продуктовый коллапс.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это почему?

М.КОРОЛЕВА: Потому что поставки. Ну а как же? По Ленинградке идут фуры с продуктами, и так далее.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну а ночью они идти разве не могут?

М.КОРОЛЕВА: Ну, они могут идти ночью. Но они не только ночью, наверное, могут ходить. Смотрите, вице-премьер Сергей Иванов поручил Минтрансу разобраться, почему ремонтируют летом, Общественная палата создает рабочую группу, открыта горячая линия, и так далее. Владимир Путин высказался. Вот сейчас нам приходят сообщения, что там уже открыли какие-то дополнительные съезды со МКАДа на Ленинградку. Ну вот, на ваших глазах развивается этот сюжет — что скажете?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Марин, вы ждете от меня взрыва гражданского негодования?

М.КОРОЛЕВА: Ну, или наоборот — похвалить кого-нибудь захотите вдруг. Власти отреагировали стремительно. Буквально: запись в блоге — несколько высказываний — и вот, пожалуйста, все разруливается. Вот оно, общественное мнение.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, я вам могу отбарабанить положенную по этой причине либеральную негодовалку. Что вот, до какого же хрена докатилась наша…

М.КОРОЛЕВА: «Либеральная негодовалка» — я запишу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: До чего же докатилась наша чертова вертикаль, что все должен решать или лично Путин, или вообще никто не решает. Все стоит в режиме ручного управления, руководится страна, ручное управление никуда не годится, из-за этого коллапса… бла-бла-бла. Вы сами это «бла-бла» можете сказать не хуже меня. Я могу вам выдать патриотическое эссе на эту тему, что либералы только и ищут повода ущучить и напасть на власть. А власть старается — видите, за один день…

М.КОРОЛЕВА: То есть вы в разных стилях можете спеть эту песню?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Без проблем. Поскольку никакого личного мнения по этому поводу, на сей счет, у меня просто нет.

М.КОРОЛЕВА: А почему? Просто потому что вы не автомобилист? Но у вас же сила воображения есть — я знаю, есть. Вы же можете себе это представить. Я верю. Вы можете себе представить, что такое человек, опаздывающий на самолет. Вы никогда, кстати, не опаздывали на самолет?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Марин…

М.КОРОЛЕВА: Я опаздывала на Ленинграде однажды.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Надо родину любить. Зачем уезжать из России?

М.КОРОЛЕВА: Ну хорошо, но можно же из Шереметьево лететь в какой-то другой город российский и тоже попасть в эту пробку.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Минуточку. Не надо грязи. Существует Быково. Существует еще один крупный аэропорт, который работает в основном на внутренние рейсы. Как он называется, я забыл. Не Внуково и не Быково, а…

М.КОРОЛЕВА: Домодедово?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Совершенно правильно. И название-то какое хорошее — «Домодедово». В свой дом летать. Что за подлянка — летом валить из России? Это как? Вывозить деньги. Минуточку. Вы хотели мое мнение? Вы его услышите. Минуточку. Вы их заработали — честно или нечестно, не будем уточнять — здесь, в нашей стране. Или, как выражаются некоторые господа, «в этой стране». Для них наша Россия — «эта страна». Так вот, в этой стране вы заработали деньги и валите с этим…

М.КОРОЛЕВА: Я поняла, что вы скажете. Московские власти выставили просто препоны на пути вывозящих деньги.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Совершенно правильно.

М.КОРОЛЕВА: Тогда, с позволения федеральных властей это?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Совершенно правильно. Чтобы жизнь малиной не казалась. Что это такое? Турция, понимаешь, Египет, Италия. Это как?

М.КОРОЛЕВА: Пусть все едут в Сочи. Правда?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не обязательно. В Чечню. Вот сейчас господин Хлопонин сказал, что Кавказ имеет шанс стать, как в «Кавказской пленнице» говорилось, не только всесоюзной житницей, не только всесоюзной кузницей, оружия по преимуществу, всесоюзной здравницей. Поезжайте в Чечню. Горы, прекрасный чистый воздух, прекрасная моральная атмосфера, созданная господином Кадыровым. Вот там и тратьте свои деньги. А если вы их там не потратите, все равно без них вернетесь. Без проблем.

М.КОРОЛЕВА: Ну я вам скажу, это совет на уровне того, который дал сегодня Борис Громов, губернатор Московской области, который предложил сегодня летать вертолетами.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Его личными.

М.КОРОЛЕВА: Его личными ли купленными где-то в других местах.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, опять, Марин, вот не надо грязи. Если господин Громов, человек ответственный, взрослый, серьезный, говорит — летайте вертолетами, он прекрасно знает, что средний российский гражданин пока еще не в состоянии купить даже нановертолет. Следовательно, он предлагает им свой вертолет или свои вертолеты для перелета. Иначе его заявления суть бессмысленны.

М.КОРОЛЕВА: Но очередь-то выстроится буквально на всю Ленинградку, вы ж понимаете, на его вертолет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А откуда вы знаете, что у господина Громова один вертолет?

М.КОРОЛЕВА: А этого я не знаю. Хорошо, ну уже серьезно скажите мне, на самом деле, они что, не понимали, что происходит, когда они закрывали Ленинградку и оставляли по одной полосе в каждую сторону летом? Ведь кроме Шереметьево… ну хорошо, оставим аэропорты, не надо уезжать никуда из России, согласна, не надо, надо любить свою страну.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не надо. Вот я, например, здесь. И смотрите, я загорел. Вот покажите крупно ручку, пожалуйста.

М.КОРОЛЕВА: Я вижу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ручка тоненькая, но загорелая.

М.КОРОЛЕВА: Радзиховский действительно загорел.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И заметьте, каждую неделю на «Эхо Москвы». Вы думаете, что я, допустим, после вас срочно мчусь в Шереметьево, улетаю в свой Израиль, там загораю и возвращаюсь? Фига.

М.КОРОЛЕВА: Я думаю, вы загораете где-то в районе Красной площади. В Александровском саду.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Совершенно правильно. Я загораю исключительно в родной Москве. И, как видите, прекрасно.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Но есть подмосковные города. Люди там живут, им нужно туда ехать. Вот они, например, хотят загорать на своей даче. И это тоже через Ленинградку. Что, этого не знали, когда закрывали дорогу и начинали ремонтировать ее в самый разгар? И почему этим должны заниматься теперь федеральные власти?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так, Марин, мы вернулись к тому, с чего я начал. Либеральная мантра. Ручное управление, вертикаль не работает, нельзя, чтобы все решалось через руку одного Путина. Я эту либеральную мантру уже произнес. От того, что мы к ней вернемся второй раз, она ни убедительнее, ни либеральнее не станет.

М.КОРОЛЕВА: Вы категорически отказываетесь говорить о проблемах Москвы и проблеме транспорта?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, я не отказываюсь. Я думаю, что проблемы Москвы абсолютно безобразные. Я об этом говорил тысячу раз. Я думаю, если вас интересует мое мнение, что это абсолютное свинство, совершенно необъяснимое и непозволимое свинство — не предупредить даже людей. Потому что если бы их предупредили, они хотя бы ночью ехали.

М.КОРОЛЕВА: Оповещения не было, это правда.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Говорят, что там какие-то плакатики висят. Но не все, кто едет в Шереметьево, видят эти плакатики, и не все там проехали накануне. Хоть предупреди, чтобы люди на самолеты не опоздали. Это свинство, которое нельзя оправдать даже тем, что у нас последние три тысячи лет или тысячу лет или 300 лет или 500 лет сплошное свинство. Да, совершенно правильно — так всегда было. Но это не оправдывает данное конкретное безобразие, вне всякого сомнения. Если в течение одного-двух дней хотя бы частично, хотя бы на 20% эту проблему удалось снять, значит, она не является технически неразрешимой. Если она не является технически неразрешимой, о чем же вы, козлы, думали, когда всю эту подлянку устроили? Уж это-то, то, что вы сделали после ударов святейшего, сиятельнейшего и просто монаршего кулака по столу, чего ж вы заранее-то этого не сделали? Абсолютное беспробудное свинство, более чем характерное для управления нашим городом. Должен вам сказать, что, хотя я не езжу в Шереметьево, но по Москве я, к несчастью, вынужден ездить. И, конечно, с каждым годом это становится все невыносимее и невыносимее. Это факт. Я думаю, что даже нечего тратить время на рассказы о том, что сегодня 2 июля, по Москве ездить нельзя, меня зовут Леонид, вас зовут Марина. Эти сведения известны всем, кто живет в Москве, кто не живет в Москве, кто был в Москве, кто сроду не был в Москве. Известно, что Москва – город для жизни неприспособленный. И главное – 90% проблем – это, конечно, эти чудовищные, невозможные, невыносимые пробки.

М.КОРОЛЕВА: Страшный вопрос задам. А как вам кажется, а такой коллапс транспортный, как на Ленинградке, или именно он не может ли привести, скажем, к отставке московских властей?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да и без коллапса коллапс московским властям легко можно устроить. Понимаете, тут особый повод и особый предлог-то не нужен. Ну давайте так. Опять же, объективно. Постараемся быть объективными. Любого российского чиновника, начиная с премьер-министра, поскольку президент чиновником не является, и кончая руководителем районной управы, в любую секунду можно с треском снять – найдется, за что, и можно с треском повысить – при желании, опять же, найдется, за что. Деятельность чиновника многообразна. Найти, в чем конкретно виноват данный Иван Петрович или какова заслуга Ивана Петровича, всегда можно. Было бы желание. Что касается московских властей, то здесь проблема следующая. Ситуация в городе, несомненно, ухудшается. Это совершенно очевидно. Что Лужков свой ресурс выработал, это, по-моему, опять же, очевидно всем. Но столь же очевидно и то, что если бы сегодня, как требуют многие демократы, либералы и так далее, в Москве проводились бы честные выборы мэра, стопроцентно, на них победил бы Лужков Юрий Михайлович. Не с таким чудовищным счетом, как в 90-е…

М.КОРОЛЕВА: Не 100% проголосовали бы за Лужкова, а стопроцентно победил бы?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Со стопроцентной вероятностью победил бы Юрий Михайлович Лужков, хотя и не с таким чудовищным отрывом, как в 90е годы.

М.КОРОЛЕВА: Некого больше, что ли?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это среди 10-миллионного-то города некого? Бабки, которым он платит прибавку к пенсии, московские чиновники, которые все на него завязаны, московские строители, которые все на него завязаны, московские коммунальные службы, которые все на него завязаны. Инерция, которая всегда тянет прежнего начальника. И т.д. и т.п. Найти нового мэра Москве необходимо. Но сегодня, если бы у нас были действительно демократические выборы, Лужкова бы выбрали с, еще раз повторяю, не стопроцентным результатом, я думаю, он набрал бы процентов 56-60 от тех, кто придет голосовать, но со стопроцентной вероятностью. Снять его можно только в условиях авторитарного, недемократического, неизбирательного права. Таково мое убеждение. А то, что свой ресурс 74-летний человек, который руководит городом 19 лет, выработал, это, по-моему, очевидно всем. Равно как и то, что его снимают или не снимают не из-за коллапсов. Начальство, как справедливо отметил Громов, в этих коллапсах не участвует. А только по высокополитическим соображениям. И они известны. Соображение, в сущности, одно: сможет ли новый начальник обеспечить нужный партии «Единая Россия», Медведеву и Путину результат на выборах 2011 и 2012 года. Говорят, что у многих на этот счет есть сомнения, что сможет обеспечить. А про Лужкова сомнений нет. Да, обеспечит. И хотя бы по этой причине они не хотят его убирать. Это первое. А второе – естественно, слишком много желающих на московский пирог.

М.КОРОЛЕВА: И пока не выбрали.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Естественно. Поэтому выборы не закончены. Выборы нового начальника идут в кабинетах. Но слишком много желающих. И по этой причине Лужков остается.

М.КОРОЛЕВА: Особое мнение сегодня высказывает в эфире «Эха Москвы» и канала RTVi Леонид Радзиховский. Как вам, Лень, шпионская история с нашими 11-тью шпионами в США, с сетью разветвленной, с подробностями, с фотографиями, с интернетом.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Девка хороша. Похуже, на мой вкус… Хотя, нет, не похуже. Не хуже Муму. Помните девушку Муму, которая популяризировала?

М.КОРОЛЕВА: Да помню, помню. Не знаю, все ли помнят, но тем не менее.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну как же, она популяризировала стольких политиков в России. Вот примерно класс Муму, я бы так сказал. Хороша девушка. История мне не совсем понятна. Американцы сами заявили, что они не опубликовали все данные, которые у них есть. Но здесь есть несколько позиций, о которых я бы хотел сказать. первое. Насколько мы поняли из опубликованных данных, эти ребята не воровали никакие технологические, промышленные, собственно, военные и так далее секреты.

М.КОРОЛЕВА: Не успели.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: За 8 лет так и не раскачались. Да, наверное. Видимо, они собирались заняться этим еще лет через 50-60. Это те самые Штирлицы Исаевы, Йоганы Вайсы, Александры Беловы, агенты глубокого погружения. Как говорилось в романе «Щит и меч», как сейчас помню — внедряться, стиснув зубы, закрыв глаза, не глядя ни на что, вживаться. Вот они вживались и внедрялись. А зачем же они вживались и внедрялись? А затем, как нам объясняют, чтобы заниматься лоббистской деятельностью в пользу России. В частности, они околачивались вокруг юбок госпожи Хиллари Клинтон. Пытались втереться в ее окружение. Вопрос. Согласно американскому законодательству, вы имеете полное право и, более того, святую обязанность – объявить, повесить на себя лейбл: «я лоббист государства Никарагуа (или Россия, или Иран, или Монголия)». Официальная должность – лоббист. И если бы… Продолжим через…

М.КОРОЛЕВА: Вот. Вы сказали – вопрос. Будем отвечать на него, через несколько минут.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЕВА: И это особое мнение журналиста Леонида Радзиховского. +7 985 970 4545 – это для ваших смсок. Видеотрансляция тоже продолжается. Там можно смотреть и слушать Леонида Радзиховского. И хотя вам тут пишут, что вам надо заканчивать с пессимизмом и предлагать новые идеи и смыслы, и хотя вас спрашивают, что вы нашли такого в Анне Чапмен, мы все-таки продолжим с вами разговор о шпионах.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ребята, в Анне Чапмен я, к сожалению, ничего не нашел, поскольку найти не мог. Но ее фотка мне, в отличие от вас, понравилась. Вот и все. Я закончил с пессимизмом. Посмотрел на фотку Анны Чапмен и тут же закончил с пессимизмом. Вот и все. А вы посмотрели – у вас пессимизм остался.

М.КОРОЛЕВА: Вопрос. Лоббизм. Если это можно делать легально, я так понимаю…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, Анна Чапмен со своим честным паспортом Хавронья Донцова, например, приезжает в Америку, чин чинарем, регистрируется, открывает лавочку, на которой написано: «Лоббисты такие-то такие-то». И хрен бы американская ФБР их ущучила. Внедряется в окружение мадам Клинтон. Тем же самыми способами, которыми она это делала под фальшивым паспортом. И вся инфа, которую она может собрать с мадам Клинтон… правда, непонятно, кому эта инфа нужна, поскольку мадам Клинтон общается с нашими дипломатами, с нашими министрами, с нашими бизнесменами, с нашими правозащитниками, с нашими чиновниками. Но, допустим, вот еще дополнительная инфа. Путину и Медведеву мало тех потоков информации, которую они получают от Клинтон. Не успела им надоесть Клинтон – им хочется еще что-то о ней узнать. Отлично. Госпожа Чапмен, вступив в близкие или дальние отношения с ее поваром, массажистом, садовником, секретарем, с ее дочкой, наконец, очаровательной Челси Клинтон, звонит по телефону и в порядке светского трепа говорит: «Слушай, мне вчера рассказали, что старуха Клинтон…», и дальше выкладывает любую инфу. И что бы ФБР, слушая все эти разговоры, допустим, могло госпоже Чапмен предъявить? Ничего. В то время как сейчас ей можно предъявить фальшивые документы и еще целый ряд вещей. Какие-то там закопанные деньги и прочее барахло. Спрашивается: зачем же не ищем по жизни мы легких путей? Если можно честно, чин чинарем, по американскому закону собирать ту нехитрую информацию, которая вас интересует? Зачем же лезть через черный ход, если широко открыт вход белый? Просто чтобы попилить бюджетные бабки? Чтобы кто-то там в СВР мог себе навинтить еще одну дырочку? Дырочку он и так может себе навинтить. Наш агент совершенно открыто… И так далее. Вот я, например. Обо мне бдительные слушатели «Эха Москвы» так и пишут – что я агент США.

М.КОРОЛЕВА: Ну, вы вообще агент ста разведок.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну да, ста разведок. Но я живу по своему честному паспорту. Не выкапываю деньги, не закапываю деньги.

М.КОРОЛЕВА: Но они тоже до поры до времени жили по своим честным паспортам, которые потом оказались сфабрикованными СВР.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: То есть вы имеете в виду, что мой настоящий паспорт американский?

М.КОРОЛЕВА: Конечно. Он просто не проверен еще.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И фамилия – что-то вроде Клинтон. Понимаю. Поищем. Ну, короче говоря, если можно в лоб, зачем заходить с тыла? Непонятно. Если только, еще раз повторяю, это не способ попилить бабки для СВР. Теперь вторая позиция, о которой тоже очень много говорят. Какого рожна этих друзей схватили аккурат в честь отъезда Медведева? Не очень понятная постановка вопроса. А когда их должны были арестовать? В день присутствия Медведева? Подарок ему к ланчу? Или накануне его приезда, чтобы ему жизнь малиной не казалась?

М.КОРОЛЕВА: И еще вопрос – почему сразу так много? Вы помните вообще, чтобы сразу когда-нибудь арестовывали 11 человек?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну это, наверное, вопрос к СВР. Сколько посылают, столько и арестовывают. Лишних не берут.

М.КОРОЛЕВА: Вы думаете, это все, кого они послали?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, я думаю, там еще много. Кого нашли, того и арестовали. Мне так кажется. Так вот, почему они их арестовали после отъезда Медведева? Да потому и после, что не до и не вовремя. Чтобы именно не портить малину. Почему сразу после отъезда? Дорогие мои, хорошие, а если бы их арестовали через месяц или через два месяца после отъезда, что, скандал был бы меньше? Скандал связан не с тем, что их арестовали на следующий день после отъезда Медведева, а с тем, что их вообще арестовали. Значит, постановка вопроса должна быть такая: пусть американцы на радостях от того, что у них налаживаются отношения с Россией, позволяют нашим ребятам за ту же зарплату шустрить, нарушая их американские законы. но Вот этот номер не пляшет. Не говоря уже о том, что, вообще-то говоря, американцам налаживать отношения с нами значительно меньше нужно, чем нам налаживать отношения с ними. Потому что, насколько я понимаю, мы не так сильно можем помочь американцам модернизировать их экономику, как американцы могли бы помочь нам модернизировать нашу. Поэтому в наших отношениях симметрии нет. Мы в них заинтересованы значительно больше. Но в любом случае – какого рожна американцы будут позволять агентами иностранного государства шустрить у себя в Америке, как на заднем дворе? Поэтому я думаю, что американцы в данном случае поступили, в принципе, правильно. Они вывели этих людей, пасли их несколько лет, а потом по своим агентурным соображениям сочли – вчера было рано, завтра будет поздно, арестовываем сегодня. Это одна версия. Возможен, конечно, и другой вариант: что, действительно, в Штатах есть люди, допустим, в той же ФБР или еще где-то, которых не устраивает курс Обамы. Должен сказать – хоть я и не американец, но меня, например, господин Обама здорово раздражает. Мне он кажется очень плохим президентом США.

М.КОРОЛЕВА: Нет, подождите. Но эти люди работали все-таки гораздо дольше, чем Обама находится на посту президента.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Согласен. Но у нас почему-то бытует версия, что вот эта сегодняшняя акция об аресте была направлена против курса Обамы на сближение с Россией. Санкцию на арест, тем не менее, по-видимому, давал сам Обама. Но – что значит, давал Обама? Ему приносят материалы, материалы делает ФБР. И в соответствии с этими материалами Обама дает некое распоряжение. Одобряет, не одобряет арест. И так далее. Так вот, представим себе, что в ФБР или в ЦРУ или в других организациях есть люди, которые недовольны Обамой и конкретно недовольны его курсом на сближение с Россией. Вот я еще раз говорю – я не американец, Обама как президент американский мне, например, крайне не нравится. А вот его курс на сближение с Россией мне как гражданину России, болеющему за Россию, очень нравится. Но американцам этот курс может не нравится, и они хотят вставить Обаме палки в колеса.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо, Лень, бог с ними, с американцами, давайте о нас тогда коротко. Мы должны были отвечать? У нас арестовали 11 разведчиков. Мы что, не можем предъявить ни одного американского, что ли, в ответ?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, мы могли начать встречный скандал и на абсолютно пустом месте поломать только-только намечающиеся отношения с Америкой. Тогда надо забить здоровенную вывеску на Сколково и сказать: Сколково, чистое от американцев, без всякой американской агентуры. Сами справимся со Сколково. Забить на всю эту модернизацию. В общем, на все эти глупости забить и сказать: «Зато кузькину мать мы вам покажем». И переименовать то же самое Сколково в Кузькиноматкино, например. И все, и закрыть тему. В этой ситуации наши повели себя абсолютно адекватно – отшутились, отмолчались, сделали вид, что ничего не произошло.

М.КОРОЛЕВА: То есть правильно поступили?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Абсолютно правильно. И американцы поступили совершенно адекватно. Не стали раздувать скандал. Ребята, шпионские страсти – это шпионские страсти. Это не украшает, но ничему стратегически и не мешает. Живем по-прежнему. Американцы то и дело, раз в несколько лет, арестовывают шпионов из Израиля. Ну и что? Израиль остается стратегическим партнером США. Каждый раз это неприятно, это скандально, это приводит к многочисленным нервным выбросам, но от этого отношения не портятся. Я не знаю, правда, были ли случаи, чтобы в Америке арестовывали английских шпионов или французских, но допускаю, что и такое бывало. В принципе, как говорил Рейган, доверяй, но проверяй. Поэтому от того, что проверяют, даже с помощью шпионов, не перестают доверять. Это не повод. Шпион – не повод для того, чтобы порвать складывающиеся политические отношения.

М.КОРОЛЕВА: Две минуты у нас остается с Леонидом Радзиховским. Ну раз уж вы сами перешли на Сколково, модернизацию и так далее, я вас хотела спросить, тем более, тут по смс тоже просят, чтобы мы с вами о науке поговорили. Получится совсем коротко. Чтобы вы высказались по поводу математика Перельмана. Вы написали об этом пост на сайте «Эха Москвы», о его отказе получать премию тысячелетия. Но, знаете, я прочитала и так и не поняла…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А при чем тут Сколково и Перельман?

М.КОРОЛЕВА: Ну как, наука все-таки, согласитесь. Высокая наука, фундаментальная, кстати, наука.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В Сколково, к счастью, ее не будет, насколько я понимаю.

М.КОРОЛЕВА: Да, судя по всему, не будет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Слава богу, хоть на это ума хватает.

М.КОРОЛЕВА: Так про Перельмана. Ваши версии, почему он отказался.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Слушайте, ну я Перельману не брат и не сват. Я просто хотел обратить внимание, что мне кажется действительно любопытным, что он отказался от денег, от чего все обалдели – как, от бабок отказался! То есть вообще уже, ничего святого у человека нет.

М.КОРОЛЕВА: Ну смотрите, его даже Путин похвалил. Помните?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да.

М.КОРОЛЕВА: Сказал – «Вот, Гриша Перельман молодец!»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Наверное, поэтому он и отказался. После похвалы Путина окончательно. Колебался до этого, а после похвалы Путина решил – все, не могу обмануть доверие Владимира Владимировича.

М.КОРОЛЕВА: Говорят, он телевизор не смотрит.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, это-то он, наверное, узнал. Ему принесли записку, под дверь сунули. Короче говоря, народ совершенно осатанел, что от святого человек отказывается. Хоть что-то святое должно быть. От бабок отказывается. Что Перельман отказался от бабок, это самое банальное. На кой черт Перельману деньги? Человек ведет аскетический образ жизни. Надо думать, этот аскетический образ жизни он ведет не просто так. Так ему удобно. Ну, удобно и удобно. Что он в 44 года будет ломать свой образ жизни? Для чего? Чтобы быть как все? Это смешно. Интересно другое. Мне кажется интересным совсем другой вопрос. Вот то, что человек категорически отказывается от всех внешних знаков научного престижа, это означает его внутреннюю свободу от этих глупостей или его внутреннюю несвободу? То есть что для него все эти глупости, все эти идиотские процедуры, фраки, смокинги и болтовня настолько важны и неприятны, что имеют какое-то колоссальное значение? Потому что когда легко принимаешь эту дурацкую премию, ну, принял, забыл, проехал. В общем – что это такое: внутренняя свобода или внутренняя несвобода? Интересный и открытый вопрос, как интересен и сам господин Перельман.

М.КОРОЛЕВА: Заканчивать с Леонидом Радзиховским нам сегодня приходится вопросом. Читайте его блог на сайте «Эха Москвы». До встречи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире