'Вопросы к интервью
О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер, это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева. У нас в гостях традиционно для этого дня Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра». Здравствуйте, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Добрый день.



О.ЖУРАВЛЕВА: Но перед тем как мы приступим с вами к обсуждению важнейших и менее важных тем, я бы хотела сделать объявление, очень важное. Дело в том, что мы сегодня анонсировали эфир в 21 час, сегодня с министром спорта, туризма и молодежной политики России Виталием Мутко. К сожалению, он не смог принять участие в сегодняшней программе, поэтому произошли изменения в эфире, обратите внимание, что будет. В 21 час в программе «В круге СВЕТА» тема программы – «Шпионские страсти между Россией и Америкой». С Александром Андреевичем тоже очень интересно про шпионов поговорить, мы об этом обязательно поговорим. А в гостях будут как раз люди, не чуждые шпионских страстей. Полковник Генштаба в отставке, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко и полковник КГБ в отставке, разведчик Олег Нечипоренко. Вот, специалисты объяснят нам и слушателям.

А.ПРОХАНОВ: Все это отличные парни, я их знаю. Это то, что надо, для этой передачи.

О.ЖУРАВЛЕВА: Правда?

А.ПРОХАНОВ: Да. В свою очередь мое маленькое, моя интродукция такая. Я в последнее время стал следить за комментариями к своей персоне. Вот, уже 3 сеанса у меня.

О.ЖУРАВЛЕВА: А раньше вас это не беспокоило, да?

А.ПРОХАНОВ: А раньше меня это не беспокоило, потому что я думал, что их вообще не существует. Я в этот водоворот сейчас погрузился. Во-первых, я поражен двум вещам. Обилию вот этой какой-то ветхозаветной ненависти к своей персоне. Такое ощущение, что существует какой-то центр, из которого она извергается. Это меня не травмирует, а просто изумляет. Может, даже это хорошо, такая энергетика ненависти. А с другой стороны, меня удивляет, что среди моих поклонников вдруг происходят исчезновения – как будто кого-то берут живьем и исчезает.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы уже говорили об этом.

А.ПРОХАНОВ: Вот, почему моего Егорыча, моего сторонника, утонченного мыслителя, изящного такого филолога? Его не существует уже в эфире 2 или 3 раза.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, отпуск. Время отпусков. Егорыч в отпуске.

А.ПРОХАНОВ: Егорыч – работник, он трудится дни и ночи.

О.ЖУРАВЛЕВА: Оставьте, оставьте.

А.ПРОХАНОВ: Я прошу вернуть Егорыча. Мне нужен Егорыч.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. «Свободу Егорычу». Отлично.

А.ПРОХАНОВ: Вернуть великолепным Чапаем.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так, теперь об Андреиче несколько слов. Хорошо?

А.ПРОХАНОВ: Валяйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте. Есть тема, прежде чем мы обратимся к шпионам, есть тема, о которой я хотела бы с вами поговорить. Уже многие высказались на эту тему. Государственная Дума единогласно приняла заявление, осуждающее указ исполняющего обязанности президента Молдавии Михая Гимпу об объявлении 28 июня Днем советской оккупации. Напомню, что 28 июня 1940 года имеется в виду, когда советские войска вошли на территорию страны. Еще раз обращаю ваше внимание, что это пока исполняющий обязанности президента, а не президент, что депутаты наши тоже отметили. Ну, вот, что сказала наша Госдума. Что сожалеют они о том, что в последние годы на постсоветском пространстве сложилась порочная практика, когда некоторые руководители государств присвоили себе право переписывать их историю, не имея при этом прямого мандата граждан своей страны. Согласитесь вы с Государственной Думой? Правильно она себя ведет?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я не соглашусь. Во всем виновата сегодняшняя Россия, российское руководство, которое наполнено жутким антисоветизмом. Топчут Советский Союз с момента его, как бы, отмены. Топчут так, как будто это самое страшное государство и самая чудовищная дыра в истории. И они добились.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть они сами подали плохой пример?

А.ПРОХАНОВ: Они объяснили миру, что все советское, включая победу, включая войну, включая имперское создание, воссоздание этого огромного русского имперского пространства – это чудовищное преступление и чудовищное зло. И теперь они, сами спровоцировав этот процесс, изумляются тому, что все страны демократии народной в прошлом, они ополчились на нас и плюют нам в лицо. А мы унижаемся, мы каемся во всем.

О.ЖУРАВЛЕВА: Уже все, покаялись. Уже покаялись. Теперь-то что они возмущаются?

А.ПРОХАНОВ: Мы покаялись и продемонстрировали, что нас можно топтать. И нас будут топтать.

О.ЖУРАВЛЕВА: А в чем здесь топтание?

А.ПРОХАНОВ: Одним из примеров того, что мы готовы к тому, чтобы нас топтали, не мы, а они, власть наша – я-то не готов, понимаете? – это был последний кинофестиваль, который прошел здесь в Москве. Сюда съехались кинорежиссеры из всех стран народной демократии в прошлом. Они привезли жуткие антисоветские и антирусские, по существу, фильмы. И мы этот фестиваль организовали, и мы радуемся этому. И мы принимаем у себя людей, которые топчут нас и превращают нас в пыль и в прах. Поэтому верно, учить надо. Вот, всех этих идиотов, которые до сих пор хотят исправить историю только одномоментно, что советское – это все ужасно, а, вот, Государственная Дума – это восхитительно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, хорошо. Поверните империю другим концом. Вот, посмотрите в трубку с другой стороны. С точки зрения Молдавии.

А.ПРОХАНОВ: У империи нет концов, она бесконечна.

О.ЖУРАВЛЕВА: С точки зрения Молдавии, у них могут быть претензии к советскому строю или нет?

А.ПРОХАНОВ: Нет, у них не может быть претензий к истории, потому что история, вообще, не является объектом претензий. Молдавия была, та часть Молдавии, которая была частью Румынии в свое время, Бессарабия – она принадлежала стране, союзнице фашистской Германии. Румыния – это фашистское государство. И, по существу, когда мы отнимали у этой фашистской или профашистской Румынии эту территорию, мы действовали стратегически – мы выходили к Дунаю. И поэтому наши претензии…

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть у плохих можно отбирать территории, а у хороших нельзя.

А.ПРОХАНОВ: Империя не знает понятия «плохой» или «хороший», она знает понятие «Гармония пространств». Для того чтобы империя существовала, эти пространства должны быть упакованы в очень четкую оправу. Как только мы выбрасываем…

О.ЖУРАВЛЕВА: А можно в шарик прямо упаковать империю.

А.ПРОХАНОВ: Шарик у вас в голове.

О.ЖУРАВЛЕВА: У вас тоже, и не один.

А.ПРОХАНОВ: У меня – нет, у меня не шарики, у меня один гигантский шар, глобус. Поэтому, понимаете, мы отдали Кавказ на растерзание, так сказать, НАТО и возмущаемся тому, что наш Северный Кавказ трепещет и дрожит. Он и не будет таковым, пока Грузия или, там, Армения, Азербайджан будут за пределами вот этой геополитической гармонии. Наш Кавказ, а также и Поволжье будет все время сотрясаться.

О.ЖУРАВЛЕВА: А есть какой-то способ, вот, как-то так себя начать вести, чтобы, наоборот, все говорили «Боже мой! Как было хорошо. Давайте все вернемся».

А.ПРОХАНОВ: Так, так все и говорят. Посмотрите, все народы, которые сейчас бедствуют, режут друг друга, умирают, деградируют…

О.ЖУРАВЛЕВА: Но ради чего тогда человек, который еще занимает достаточно условную позицию, вот, исполняющего обязанности президента? У него же популизм – это его, как бы, оружие. Он же должен какие-то популярные вещи придумывать, чтобы народ за ними пошел.

А.ПРОХАНОВ: Какие популярные? Молдавия – она безнадежна, у нее нет ни своей экономики, ни своего государства, ни культуры.

О.ЖУРАВЛЕВА: Они нас не будут после этого любить.

А.ПРОХАНОВ: Сейчас договорю. Они потеряли Приднестровье, они потеряли реальную возможность демонстрировать себя в составе великой цивилизации советской. Они стремятся обратно в Румынию, они стремятся в этот декаданс, они стремятся туда, откуда они с трудом были изъяты вот этой гравитацией великой империи. Поэтому я не думаю, чтобы народы Молдавии говорили, что при Советском Союзе было плохо. Они сейчас говорят, что там ужасно. Все молдаване работают в России. Слава богу, если им дают какую-то приличную работу. А то подметают улицы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, выходит так, что все сами себе враги. Вы уж меня извини, вот как-то так.

А.ПРОХАНОВ: Да уж ладно вы трактовать-то все мои слова эдак.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо, я здесь трактую Александра Проханова.

А.ПРОХАНОВ: Будьте осторожнее в трактовке Проханова.

О.ЖУРАВЛЕВА: Журналист Александр Проханов в программе «Особое мнение». Наш номер для связи остался прежним, +7 985 970-45-45. Видеотрансляция идет. Никуда не уходите, мы скоро будем здесь опять.

А.ПРОХАНОВ: Верните Егорыча.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова здравствуйте, это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, у нас в гостях Александр Проханов и мы продолжаем. Ну, про шпионов мы уже заговорили, когда речь шла об анонсе нашей программы в 21 час. А, вот, и вопросы, которые касаются шпионов. Их как раз максимальное количество. Из всех вопросов, заданных перед эфиром, основная масса посвящена как раз шпионажу. Очень много шпионов, что все обратили внимание, просто кусты, семьи. Это произошло непосредственно сразу же после вот этого прекрасного благостного визита с поеданием гамбургеров, с показыванием всяких штучек и просто, в общем, дружбой и жвачкой. И появились сообщения во многих СМИ о том, что 9 лет вели шпионов, и, вдруг, вот, как раз, вот, под визит подгадали. Что вы видите в этом? Что вообще происходит?

А.ПРОХАНОВ: Тут, на мой взгляд, есть как бы 2 стороны. Одна достаточно такая, тривиальная, политическая. Она связана с тем, что у Обамы стремительно падает рейтинг, он проваливается на глазах. Обаму обвиняют, особенно после заключения договора об СНВ, в том, что он предал национальные интересы Америки, что он снизил порог американской безопасности до недопустимо низкого уровня, что он хочет вывести войска из Афганистана. То есть его стратегия – она предательская и порочная. И во многом это связано с тем, что продался, ну, не за деньги, естественно, продался русским. Это, по существу, такой прорусский черный президент. Видимо, он помнит Поля Робсона.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я прошу прощения. Вот здесь вот можно сделать такую пометочку? Вы считаете, что вот эта шпионская история – это, как бы, в русле действий Обамы? Это не кто-то его там пытается подставить?

А.ПРОХАНОВ: Я просто продолжаю то, что я говорю. Обама должен был повысить свой рейтинг, он должен был показать публике, что он вовсе не русофил, что он очень жесток к врагам Америки, будь они русские или китайцы. Это было сделано как раз для того, чтобы повысить рейтинг. Сейчас истерия, Обама – спаситель страны, он вскрыл эту чертову сеть и так далее. Это обычный политический или политологический ход, пиар-ход, во многом блестящий. Есть вторая сторона этого. Есть сторона, связанная с такой политической психологией. И, может, даже не просто психологией, а с таким политическим садизмом.

Вот, прилетел наш президент в Америку. Он там себя чувствовал блестяще. Он был вальяжен, он наслаждался общением со Шварценеггером и с Обамой.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, вообще, такая, хорошая экскурсия была, да? Хорошая поездка.

А.ПРОХАНОВ: Нет, не просто экскурсия, нет. Он чувствовал себя в своей среде. Он – плейбой, он – человек Запада. Как он держался в кресле. Посадка головы, тон, интонация. Как он, действительно, прекрасно общается с публикой, с русской, что он, оказывается, был в Америке и сообщает: «О, я был там в свитере». Вся страна России рукоплещет: «Боже мой! Он был в свитере, в свитере он был!» Все передают из уст в уста.

О.ЖУРАВЛЕВА: В свитере или в Твиттере?

А.ПРОХАНОВ: Он пролетел над Калифорнией и сказал: «Какая дивная страна! Как хорошо здесь отдыхать!» Он пролетел над самым работающим штатом Америки, где люди работают с утра до ночи, где они создают цивилизацию будущего. Эта страна показалась ему местом отдыха, огромным пляжем калифорнийским. То есть пиаровцы медведевские создавали вот такой образ, такой театр. Театр счастливого, молодого, очень раскованного человека, явившегося из свободной страны, исповедующей ценности.

Но американцы – у них же тоже свои Мейерхольды есть, понимаете? Они вот в этот вот медведевский театр в виде маленькой, достаточно никчемной мизансцены вставили свой театр, театр со шпионским разоблачением. И Медведев, вот, в контексте этого нового театра выглядит как-то очень глупо, очень даже жалко.

О.ЖУРАВЛЕВА: Они хотели подставить Медведева в этой ситуации?

А.ПРОХАНОВ: Он приехал для того, чтобы, как бы, снять сливки своего общения с американцами. А по существу, это были не сливки, это была такая жесткая, переперченная кислая капуста, которую он там съел. И это ему устроили американцы. Они устроили это, с одной стороны, для того, чтобы, унизив Медведева и Россию, опять Обаму сделать кумиром своей собственной нации. А с другой стороны, мне кажется, что любые крупные политические дела, если они, действительно, крупные, они связаны с театром, они театрализированы. Например, уничтожение близнецов на Манхеттене, эти Боинги, эти небоскребы, эти пожары. Это мир был ошеломлен. Он был даже ошеломлен не столько самими жертвами, он ошеломлен был зрелищем. Это потрясающее зрелище, понимаете? Или расстрел Дома советов в 1993 году.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но за шпионами-то какое зрелище?

А.ПРОХАНОВ: Это театр, обставляющий политическую операцию. Если бы это была тихая операция… Ведь, шпионов очень часто вылавливают, постоянно вылавливают. Их либо меняют, либо о них говорят. А здесь устроили бум на глазах всего мира после отъезда из Америки любимца Обамы. Любимца, товарища по гольфу, который ходит в свитере, который пользуется новыми средствами связи телефонной, который любит такую изысканную еду как гамбургер, понимаете, пытаясь засунуть ее себе в рот.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы сейчас порочите нашего президента, вы чувствуете?

А.ПРОХАНОВ: Я не порочу, я говорю…

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы глумитесь над ним.

А.ПРОХАНОВ: Его порочат американцы. Им это удалось. По существу, в политике очень многое значит театр. Это борьба режиссур. И наши, вот, госпожа Тимакова или Поллыева, которая придумывает для Медведева вот эти удивительные спектакли, они могут недооценивать, что есть еще и другая режиссура. И схватка этих двух режиссур – она показывает, что в очередной раз госпожа Тимакова проиграла. И я сожалею, потому что мне кажется, что Медведев, все-таки, Ной. Он не такой, каким его показывают.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тогда скажите: Медведев знал, что у нас вот там сидят эти шпионы, что у них все плохо, что они как никогда близки к провалу?

А.ПРОХАНОВ: Какие это шпионы?

О.ЖУРАВЛЕВА: Во! Вот, тогда объясните мне, это шпионы или нет?

А.ПРОХАНОВ: Это не шпионы. Это не шпионы, потому что настоящая сеть – она, конечно, осталась там, я думаю, что профессионалы есть. Взяли каких-то людей. Когда говорят, расшифровывают вот эти передачи, которые им вменяются, они должны были внедряться в американский истеблишмент, менять политику истеблишмента в интересах России. Это бред! Таких заданий никогда никому не дают – там другие задания. Это не шпионы.

Я бы, все-таки, на месте нашего руководства политического сделал такой вот ответ, ответный демарш. Они арестовали, как бы, наших 11 агентов, а я бы арестовал их 11 агентов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, так обычно и делают.

А.ПРОХАНОВ: Которые в правительстве у нас работают, в Министерстве финансов.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, то есть прям вот у нас здесь всех взять?

А.ПРОХАНОВ: Ну, прямо здесь. Как и те. Я бы их арестовал, я бы показал всему миру, что вот это агентура Америки, она глубоко законспирирована была, она занималась нашими финансами, нашими СМИ, культурой. И таким образом, вот, 2 чаши весов. Тогда эти испугались бы, американцы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да что вы?

А.ПРОХАНОВ: Эта агентура. И этих отпустили, мексиканцев по происхождению своему. А бы этих отпустили. И эти, наши, вот, шпионы местные вернулись к исполнению своих шпионских заданий. А те продолжали внедряться в американский истеблишмент.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, вот, кстати, о том, как нужно себя вести, пишет нам пенсионер из Петербурга. Спрашивает: «Как должна поступить Россия с так называемыми шпионами? Признать их гражданами России, защитить их, включая военную защиту, согласно новому закону? Или отказаться, не признать их своими агентами, как это сделал самый мудрый человек на свете, великий вождь И.В.Сталин по отношению к нашему разведчику Рихарду Зорге?»

А.ПРОХАНОВ: Вообще, разведсообщество имеет свои законы, свою этику. Например, все разведчики друг с другом дружат.

О.ЖУРАВЛЕВА: Правда?

А.ПРОХАНОВ: Конечно. Они солидарны. Есть солидарность разведсообщества. И даже когда контрразведка выявляет какого-то разведчика в своей стране, она испытывает к нему определенную долю симпатии, она не испытывает ненависть. Поэтому внутри разведсообщества существуют самые разные договоренности. Например, есть способы предупредить проваливающегося разведчика, сказать ему: «Старик, ты когда пьешь Кока-колу, понимаешь, мы слышим, как ты туда в стакан наговариваешь информацию о переменах в Белом доме». И тонкое предупреждение – он линяет, он уходит из страны, вообще перестает играть.

Иногда люди меняют друг на друга. Иногда, как правило, они отказываются от своих разведчиков. Это тоже этика. Настоящая страна…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, в этой ситуации как, вот, правильно поступить?

А.ПРОХАНОВ: Я вам сказал, рецепт какой. Арестовать 11 американских агентов, которые засели…

О.ЖУРАВЛЕВА: Тем самым признать, что те – тоже агенты?

А.ПРОХАНОВ: Нет. Сказать, что это не агенты, это невинно страдающие люди. Там нет ни одного русского. Там мексиканцы, пуэрториканцы, перуанцы, несколько зулусов там. И сказать, что это не наши люди. Там нет ни одного русского. И сказать, вот, арестовав здесь наших соотечественников, сказать, что «смотрите, выбирайте». И они сделают правильный выбор.

О.ЖУРАВЛЕВА: Сергей из Барнаула спрашивает: «А что, если бы у Обамы был высокий рейтинг, то ЦРУ и ФБР работали бы, спустя рукава? Как вы считаете?»

А.ПРОХАНОВ: Если бы у Обамы был высокий рейтинг и если бы Обамы не обвиняли в том, что он предал русским национальные интересы Америки, этой операции бы не было, конечно. Ну, взяли-то бросовую агентуру. Это же смехотворные люди, это не свет русской разведки.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Хорошо. Значит, вы как всегда ничего толком не рассказали.

А.ПРОХАНОВ: Да просто я рассчитываю на толковых слушателей, между прочим.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, хорошо.

А.ПРОХАНОВ: Вот-вот.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ладно, хорошо. Тогда, вот, расскажите мне еще вот о чем. Тоже очень ваша тема, то, за чем вы всегда следите. Сегодня замечательный заголовок появился: «Допрос Квачкова был сорвал из-за поведения участников и слушателей. Они заработали 40 предупреждений и 2 удаления» – такие вести с полей. На самом деле, сегодня попытались допросить Владимира Квачкова. Не совсем удачно получилось, но кое-что он успел ответить, пока не начался вот этот футбольный разгул. Он сказал, что вообще не оружие, не взрывчатка не имеют к нему никакого отношения. Вы мне скажите, вы сами как считаете, Квачков покушался на Чубайса?

А.ПРОХАНОВ: Я в это время был на этом месте, понимаете? Я смотрел, как все это происходило. Я видел там тех, кто стрелял по Чубайсу. Там не было Квачкова – точно вам говорю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Он имеет отношение к покушению, по-вашему?

А.ПРОХАНОВ: М?

О.ЖУРАВЛЕВА: По-вашему, он имеет отношение?

А.ПРОХАНОВ: Нет, конечно. Вот, тактика… Понимаете, это третий раз меняют состав присяжных. Первый раз дважды меняли состав присяжных, и оба раза присяжные выносили оправдательный приговор. Значит, когда прокуратуре дан указ во что бы то ни стало посадить Квачкова, они третий раз приступают. Сейчас оправдают – четвертый…

О.ЖУРАВЛЕВА: Обычно они как-то легко решают эту проблему, когда им дан указ.

А.ПРОХАНОВ: Эту проблему трудно решить, потому что вопиющее такое вот злоупотребление. Покушения не было – так считают люди, обвиняемые нынешние. Это имитация покушения. Вот эта вся защита Квачкова, Миронова строится на том, на доказательстве того, что покушения не было. Там огромное количество форм и сведений, говорящих, что это имитация. А Квачков в данном случае судя по тому, что вы сказали, он лишь воспроизвел некоторые из доказательств того, что это была имитация и что он при этом не причем. И я как человек, знающий Квачкова, уважающий его…

О.ЖУРАВЛЕВА: А за что вы его уважаете, если он на Чубайса не покушался?

А.ПРОХАНОВ: А я уважаю его за его взгляды, он блестяще высказывается по поводу русского фактора, русских проблем.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но при этом он мирный человек и ни на кого не покушался, по вашим сведениям?

А.ПРОХАНОВ: Он мирный, добрый человек, он никогда не служил в армии и никакой он не полковник, понимаете?

О.ЖУРАВЛЕВА: А, это все обман?

А.ПРОХАНОВ: Да, он воспитатель детского сада, и это очень кроткое такое, доброе существо. Но не дай бог попасться ему на поле боя.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот, вы уходите от ответа. Я пытаюсь понять, он герой, потому что он борется с режимом? Или он просто вовлечен в какие-то страшные игры?

А.ПРОХАНОВ: Для меня он герой, потому что он борется с режимом. Если бы я знал или был уверен, что Квачков покушался на Чубайса…

О.ЖУРАВЛЕВА: В этой же ситуации вы бы его тоже поддержали.

А.ПРОХАНОВ: Нет, нет! Во-первых, если ты покушаешься, сделал дело – гуляй смело, понимаете? И это уже дикий непрофессионализм. А потом я считаю, что покушаться на Анатолия Борисовича Чубайса, который спас страну от энергетического кризиса и создал нам мощнейшую национальную энергетику – это недопустимо просто.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. И Квачков разделяет ваши взгляды? Как вам кажется? Вы же говорите, он ваш друг, вы его близко знаете.

А.ПРОХАНОВ: Я разделяю взгляды Квачкова. И в моей беседе с Анатолием Борисовичем Чубайсом, когда мы с ним беседовали, делали интервью, и он высказывал, Анатолий Борисович очень интересные… у него абсолютно либеральные экономические взгляды на мир. И я сказал: «Анатолий Борисович, имейте в виду, что вы беседуете с человеком, который стопроцентно разделяет мнение полковника Квачкова». И это было принято достойно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно, хорошо. Человек, который стопроцентно разделяет мнение полковника Квачкова, Александр Проханов присутствует в программе «Особое мнение». Вам приходит уже не первое сообщение на наш номер +7 985 970-45-45, пишут: «Что-нибудь о футболе, пожалуйста! Клава из Твери». Вы футбол смотрите?

А.ПРОХАНОВ: Я футбол смотрю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну и как? За кого болеете? Как там дела?

А.ПРОХАНОВ: Вообще, я болею за футбольный мяч – мне так его жалко. Пинают его, пинают. Он как-то даже на меня, вот, похож, понимаете? (смеется)

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, может быть, хорошо. В программе «Особое мнение» Александр Проханов, видеотрансляция на сайте продолжается, телефон для связи тот же. Никуда не уходите – мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», здесь в студии Александр Проханов, меня зовут Ольга Журавлева и мы продолжаем. Видеотрансляция на сайте «Эха Москвы», SMS-номер +7 985 970-45-45. Вот еще есть одно сообщение. А, во-первых, вопрос, очень часто задаваемый: «Где же вы были все это время? Говорят, вы путешествовали». Вы путешествовали, пока я была в отпуске? И где вы были, что вы видели?

А.ПРОХАНОВ: Да. Я был на благословенном Кавказе. Я посещал кавказские республики, дружил с кавказскими народами, вел большие беседы с замечательным человеком, главой чуть ли не сказал «президентом», но президентом, все-таки, Северной Осетии.

О.ЖУРАВЛЕВА: Теймураз Мансуров.

А.ПРОХАНОВ: Мансуров, да. Но он, простите, не называет себя «президентом», В общем, вникал в кавказские проблемы. Кстати, пришел к удивительному для себя выводу, что этот весь сегодняшний мучительный Кавказ, наполненный противоречиями, взрывами, сложностью такой. С одной стороны, конечно это, ну, как бы, такая драма для РФ, оттуда идет такой, вот, кошмар. А с другой стороны, это приобретение. Потому что вот эта сложность, эта драматическая сложность – она и составляет суть вот этой имперской политики. Без Кавказа Россия просто… Это, может быть, квас, а не вино с благородным букетом. Поэтому я, вот, удивился, что это драгоценное кавказское сознание, культура, кавказская гордость, иногда гордыня – это то, чего, во многом, не достает сегодняшнему русскому человеку. И я бы за Кавказ бился не потому, что это там углеводороды или геополитическая сложность. А я бы за него бился, как бился в свое время Лермонтов или Толстой. Пусть у меня в руках, скажем, винтовка и я охочусь за абреками, но я обожаю их, я преклоняюсь перед ними. Я их поэтизирую.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так, какой же вы видите перспективу? Какую перспективу на Кавказе? Вот это ощущение ваше, которое после бесед с руководителями республик?

А.ПРОХАНОВ: Кавказский узел затягивается, там, конечно, все очень мучительно. Там вот эта внутренняя драма – она нарастает. Ну, я просто убежден, что эта драма не превратится в кошмар второй или первой чеченской войны, с этой драмой овладеют все кавказцы, потому что там есть и другой процесс.

О.ЖУРАВЛЕВА: А на кого вы там больше всего рассчитываете, вот, в плане умиротворения, извините меня, Кавказа?

А.ПРОХАНОВ: На людей или на лидеров?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, я не знаю, у вас есть какое-то ощущение, лидеры ли, настроения там людей или что-то еще?

А.ПРОХАНОВ: Ну, с Чечней более-менее все понятно, я думаю, что Чечня сформировалась как такое сильное авторитарное маленькое государство с лидером великолепным.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но тем не менее, сегодня, все-таки, была еще какая-то история со взрывами, угрозами.

А.ПРОХАНОВ: Ну, это она и будет. Но, конечно, Кадыров, благодаря себе самому и главным образом и своему отцу, он сформировал образ и политику в Чечне, которую, условно говоря, называют такой мобилизационный проект. С одной стороны, очень жесткое подавление, а с другой стороны, возгонка вот этого героизма, поэтики, творчества. И эта форма поведения – она вообще в любой стране очень позитивна, а в Чечне она привела к желаемым результатам. Но меня удивило, знаете, что? Вот, Кабардино-Балкария, где я был – это Нальчик – которая была ужасно дотационным регионом, как и многие сейчас регионы России, она за последние 2 года, благодаря правильной экономической бизнес-политике, она продолжает быть дотационной, но там дотация всего лишь на 20%. Раньше было 70% дотаций, сейчас – 20%. Они сумели создать такую экономическую процедуру, что Кабардино-Балкария очень скоро может стать донором.

О.ЖУРАВЛЕВА: За счет чего?

А.ПРОХАНОВ: За счет бизнеса, за счет правильных бизнес-программ, за счет восстановления производства.

О.ЖУРАВЛЕВА: Западная модель?

А.ПРОХАНОВ: Может быть, китайская. За счет создания технопарков, за счет того, что президент – экономист, бизнесмен. Это очень важно. То есть это не черная дыра.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, в принципе, вы бизнесменов не считаете врагами рода человеческого? Нет?

А.ПРОХАНОВ: А я кто такой? Я сам бизнесмен.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, вы сами бизнесмен.

А.ПРОХАНОВ: Конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кстати, вам пишет Виталий из Рыбинска, рабочий, бывший тренер по самбо и дзюдо (это так, на всякий случай): «Вы любите мистику, поэтому мой вопрос вам. У нас в Рыбинске происходят мистические события. завод НПО «Сатурн» после многолетнего управления вашего кумира Ласточкина оказался в чудовищных долгах, и теперь придется сокращать персонал, а кто останется, будет работать бесплатно. Зато успешно развивается у Юрия Васильевича Ласточкина другой бизнес – завод «Русская механика», лыжный стадион Демина, куда в свое время ввалили огромные деньги. Не кажется ли вам странным такое совпадение?» — спрашивает рабочий из Рыбинска.

А.ПРОХАНОВ: Мне не кажется такое совпадение странным, потому что Ласточкин взял этот завод, купил этот завод, когда завод был просто руиной, там стояли ржавые станки без шпинделей. А Ласточкин уже был богатым человеком. Он и купил этот завод, потому что он был богачом. Его даже там называют «олигархом ярославским». Он купил этот завод не для того, чтобы этот завод обворовывать, например. А для того, чтобы создать. И он создал суперзавод, суперпроизводство.

О.ЖУРАВЛЕВА: Почему ж теперь рабочие говорят, что все плохо?

А.ПРОХАНОВ: Да рабочие всегда говорят, что все плохо, потому что, действительно, все плохо.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так вы и рабочий класс не любите?

А.ПРОХАНОВ: Я люблю рабочую интеллигенцию и рабочую аристократию.

О.ЖУРАВЛЕВА: И рабочих бизнесменов.

А.ПРОХАНОВ: А люмпенизированный рабочий класс или люмпенизированную власть российскую я не люблю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы сейчас Виталия из Рыбинска ни за что абсолютно пнули.

А.ПРОХАНОВ: Нет, он зря нападает на Ласточкина, потому что, повторю, Ласточкин – это крупнейшая, на мой взгляд, фигура современного вот такого российского бизнеса, которые свои таланты, энергетику, ярость свою, он направил на создание двигателя для истребителя 5-го поколения. Он создал завод и он создал двигатель для истребителя 5-го поколения.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы в этой передаче много раз говорили о том, что у нас нет ничего – ни двигателей, ни истребителей, ни 5-го поколения.

А.ПРОХАНОВ: Опять вы говорите… Только что, вот, ваш читатель из Рыбинска говорил, что я все время прославляю истребитель 5-го поколения Ласточкина. Мы с вами редко видимся последнее время, Оль. Хватит вам вообще где-то шастать на стороне, давайте работать вместе.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да и вас тоже давно не было. Вот тут столько всего происходит – вы все пропустили. Один вопрос мне очень понравился, который к вам обращает Бобрик из Израиля: «Александр Андреевич, кто поджог «Алмаз-Антей»?» Вы знаете, что сегодня был пожар в Москве?

А.ПРОХАНОВ: Да, это самовозгорание.

О.ЖУРАВЛЕВА: Как вы думаете, это не спроста?

А.ПРОХАНОВ: Это самовозгорание, жара. Балки перекрытий «Алмаз-Антей» были сделаны из секвойи. Смола, такие, спиртовые выделения. Может, там муравьи завелись. Самовозгорание.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо, ладно. Учтем. Есть еще одно сообщение, касающееся шпионов, уже как бы вдогонку того, что вы говорили «Так цвет русской разведки давно в Кремле сидит, а на нелегальную работу набрали перуанцев», — считает Вадим из Далласа. Хорошая версия. Вам не кажется?

А.ПРОХАНОВ: Возможно. Нас там еще по Италии что-то интересное спрашивали.

О.ЖУРАВЛЕВА: По Италии тоже интересное. Тут никаких шпионов, тут как раз, напротив, все открыто и ясно. Италия добивается в Европейском суде по правам человека отмены запрета на размещение распятий в зданиях школ. Дело в том, что Большая палата ЕСПЧ в Страсбурге рассматривает апелляцию, поданную Италией после вердикта этого же суда от ноября 2009 года. И на стороне Италии в этой ситуации выступают Армения, Болгария, Кипр, Греция, Литва, Мальта, Монако, Сан-Марино, Румыния и Россия, страны, которые считают, что, все-таки, нужно как-то с распятиями поаккуратнее. Вы вообще считаете, в школе распятия-то кому-нибудь мешают?

А.ПРОХАНОВ: Важно, во-первых, чтобы не распинали учеников и учителей.

О.ЖУРАВЛЕВА: Соглашусь: важно.

А.ПРОХАНОВ: Это очень важно, раз. Во-вторых, матушка Европа опомнилась. Европейская, а, значит, христианская цивилизация находится под страшной угрозой, под страшной атакой. Причем, ее атакуют вовсе не мусульмане, которые тоже, конечно, атакуют и замешивают там свой исламский фактор. Но ее атакуют европейцы, которые спятили с ума и наполнены антихристианскими агрессивными энергиями. Они сами внутри себя разрушают свою цивилизацию. Однополые браки, нарушения всевозможных заповедей христианских. Вообще, сатанизм такой – он доминирует в современной европейской культуре. И матушка Европа опомнилась, наконец. Она хочет положить запрет вот этим вот атакам. Удастся это или нет, я не знаю. И восстановить представление о Европе как о христианской стране. То же самое в России, кстати.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но пока не опомнилась. Наоборот, суд-то как раз Италии не дозволял. И теперь подана апелляция. И все будет хорошо, вы считаете?

А.ПРОХАНОВ: К этой апелляции присоединились все христианские страны, в том числе и Россия. И если бы, скажем, в русских классах в московской школе висела бы там рублевская Троица, например, или Дионисий, или Даниил Черный, я бы только радовался.

О.ЖУРАВЛЕВА: Как бы это отразилось на учениках, вот, скажите мне? Они бы перестали, простите меня, стремиться в однополые браки?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что, во-первых, они перестали бы стремиться в однополые браки, потому что это проповедь однополых браков страшная, тотальная. И когда в пространстве висит образ святости, это так прямо или косвенно мобилизует сознание, это его просветляет. Ведь, запрещают вешать распятие в христианских странах, потом запретят появление в Кёльне в соборе, в котором тоже есть своеобразное распятие такое.

О.ЖУРАВЛЕВА: Скажите мне, пожалуйста, Александр Андреевич, несколько столетий у всех распятия висели и в школах, и везде, и все. Люди были лучше? Они что, мало резали друг друга? Мало убивали, мало изобретали оружий, всяких подлостей делали?

А.ПРОХАНОВ: Да я думаю, что атомной бомбы не было, конечно. Я думаю, что вот эта эскалация жути, страшной жути и такая деморализация – она происходит. Потому что, все-таки, мировая культура, европейская в том числе, она всегда была направлена на то, чтобы табуировать, запереть этого дьявола, запереть животное.

О.ЖУРАВЛЕВА: Крестовый поход, например. Прекрасная гуманная процедура.

А.ПРОХАНОВ: Ну понятно, крестовый поход, там есть и нацизм, и все что угодно. Я говорю, что европейская культура, в целом…

О.ЖУРАВЛЕВА: Нацизм-то был тоже вполне в христианских традициях.

А.ПРОХАНОВ: О… Ничего себе. Просто вы никогда не были нацистской.

О.ЖУРАВЛЕВА: Послушайте Гитлера, пожалуйста.

А.ПРОХАНОВ: Вы никогда не были нацисткой, уверяю вас.

О.ЖУРАВЛЕВА: «Готт мит унс». Нет? Не было такого?

А.ПРОХАНОВ: А какой год-то? Год-то? А, может, это арийский бог, может, это нибелунги были, может, это были язычники.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Хорошо. Ну, как всегда, не пришли мы ни к каким выводам, но кое о чем подумали.

А.ПРОХАНОВ: Да вообще с вами невозможно договориться.

О.ЖУРАВЛЕВА: Абсолютно.

А.ПРОХАНОВ: Ни в эфире, ни за пределами.

О.ЖУРАВЛЕВА: Абсолютно. Мы сейчас будем продолжать это. Несколько сообщений еще пришло. «У Чубайса место – тюрьма», «Я не верю своим ушам – вы были моим кумиром» и всякие другие удивительные вещи. И, вот: «Наш гость Александр Проханов – отличный собеседник. Слушаю его с огромным наслаждением. Его взгляды разделяю полностью», — пишет Наталья Ивановна.

А.ПРОХАНОВ: Мне очень приятно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот. А вы говорите, что вас все ругают. Ничего подобного – вот, Наталья Ивановна вас хвалит.

А.ПРОХАНОВ: Ну, слава богу.

О.ЖУРАВЛЕВА: Спасибо вам большое за эту программу. Это было «Особое мнение», Александр Проханов, меня зовут Ольга Журавлева. Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире