'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 июня 2010, 19:08

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение», в студии телекомпании RTVi, радио «Эхо Москвы» Ольга Бычкова, с особым мнением у нас сегодня Валерия Новодворская. Добрый вечер вам.



В.НОВОДВОРСКАЯ: Добрый вечер. Нам придется для России выдумать новое обращение, какое-нибудь другое, не «добрый вечер», скажем, а «Какая беда у нас еще приключилась».

О.БЫЧКОВА: Ой, да ладно. Ладно, «беда». Слушайте, ну… У нас, конечно, много сегодня разных новостей для того, чтобы мы с вами могли их обсудить, но, все-таки, я не знаю, что из них можно прямо бедой назвать? Ну, конечно…

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да все кроме повышения температуры.

О.БЫЧКОВА: Это хорошо. Но для кого-то это как раз беда, понимаете? Все относительно. Я понимаю, что, например, ограничение поставок газа через Белоруссию – это, конечно, ну, если не беда, то, конечно, совсем нехорошая новость для, во-первых уже теперь как выясняется, жителей Литвы. Но не только – оказывается, еще жители Калининграда тоже по географическим причинам попали под это колесо.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, конечно. Если заниматься аннексиями и контрибуциями, а также прикарманивать чужие Кенигсберги и называть их своими Калининградами, то возникнут сложности не только с доставкой газа, но и другого характера. А кто это на свою голову все выдумал? Кто создавал этот Франкенштейна по имени Лукашенко? Этого Франкенштейна создавали, этого гомункулуса в наших пробирках наши дорогие спецслужбы. Кто его удерживал у власти? Кто принимал за должное то, что у него никакого парламента нет и прав и свобод нет, кто все одобрял, поддерживал? А он уже и в российские президенты собрался, да Владимир Владимирович Путин помешал, поскольку боливар не снесет двоих. Вот, вырастили этого Франкенштейна. Все позволяли, а теперь не знают, что с ним делать.

На самом деле, в цивилизованных странах никогда не возникают такие коллизии. Почему-то все поступает куда следует. Украину терзали и хотели ликвидировать в ней, там, ее несвоевременную демократию и западнический курс. Ну вот, теперь имеют Януковича. Я думаю, что следующий конфликт будет с Януковичем, потому что это такой же Франкенштейн и он тоже остановит прокачку и тоже потребует, чтобы ему газик наливали даром.

О.БЫЧКОВА: Не, ну, подождите. Франкенштейн Янукович, не Франкенштейн, но, тем не менее, он на выборах победил, за него Украина проголосовала должным количеством голосов избирателей.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, если честно, да, мы все сделали для того… То есть не мы с вами, естественно, скромные демократические журналисты, а вот эта самая путинская Россия, Кремль сделал все для того, чтобы Янукович стал президентом Украины. Есть выход – перестать поддерживать недемократические правительства. Вот, если бы и Зенон Позняк или Станислав Шушкевич были президентами Белоруссии и никто бы не пытался их придушить, предъявлять им ультиматумы, что-нибудь им отключать, то я совершенно уверена, что никаких вопросов бы к ним не было.

О.БЫЧКОВА: Ну вот я помню, например, такое кулуарное объяснение, почему Кремль вынужден вот так вот вести себя с Лукашенко, как он вел себя в последние годы, потому что а кто взамен? Вот, другого Лукашенко у нас для вас нету, извините, дико sorry. Может быть, хотели бы что-нибудь как-то, вот, посговорчивее, а, вот, не получается.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Конечно, Козулин их не устраивает и не устраивает, чтобы белорусы избрали какого-нибудь приличного человека. А если у этого человека будут в голове мозги, разумеется, он будет из последних сил уползать от кремлевской и чекистской России в сторону Запада, как любой нормальный человек сделает, вот, как сделал Михаил Саакашвили. Они этого не хотят, они хотят какого-нибудь второсортного тирана. Вот, они получили.

О.БЫЧКОВА: Ну, хорошо. А, вот, что теперь-то с этим делать?

В.НОВОДВОРСКАЯ: А теперь пусть расхлебывают.

О.БЫЧКОВА: То есть теперь такое впечатление, что вся вот эта история с Лукашенко, которая длилась очень много лет, когда он как-то все время играл в какие-то игры, она теперь подошла к своему апофеозу. И теперь надо… Ну, что вот дальше?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, Лукашенко, естественно, сел на голову, он решил, что его поддержка. И что он там еще обещал? Да, он сохраняет наши священные рубежи от коварного и агрессивного НАТО. То есть вот эта фишка издания 40-летней давности – она все время им тиражируется. Он вообще хочет газ даром. И газ даром, и нефть даром. «А иначе я пойду и трудоустроюсь в Европейский союз».

О.БЫЧКОВА: Газ даром не проходит, хорошо. Значит, с газом уже понятно, что даром не будет. А дальше что делать?

В.НОВОДВОРСКАЯ: А дальше что делать. Или взяться за ум и разрушать авторитаризм и растущий тоталитаризм у себя внутри, а также на окраинах. Потому что не было бы никакого Лукашенко, если бы в России было бы все в порядке с демократией. И никакого Януковича бы в Киеве не было, если бы ему не помогали изо всех сил.

О.БЫЧКОВА: То есть ваш прогноз, история с газом пройдет, забудется, Лукашенко останется?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Конечно. Потому что останется Путин, потому что останется Медведев, потому что останется ФСБ, потому что останется Лубянка и потому что останется советский народ. Российского у нас раз-два и обчелся, который все это терпит и не собирается это менять. Корень зол – он в Москве, а не в Минске.

О.БЫЧКОВА: Понятно. Сделаем перерыв ровно на 1 минуту. В программе «Особое мнение» Валерия Новодворская в эту студию непременно вернется.

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу «Особое мнение». Особое мнение Валерии Новодворской сегодня у нас. Тут вот много очень вопросов вам, знаете, по поводу чего задают? По поводу Немцова и доклада «Путин. Итоги. 10 лет». Вот, например, Влад из Чикаго спрашивает. По его мнению, доклад испугал власть. Нравится ли он вам? Понравился ли?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, вполне объективный доклад в очень еще умеренных выражениях.

О.БЫЧКОВА: Читали?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, ну, все его давно читали. И глупо угонять грузовики. Тогда уж надо просто интернет угнать целиком и полностью, потому что доклад этот есть там. Но, видимо, Путин, к счастью для нас, не подозревает еще о существовании интернета, поэтому его люди угоняют грузовики, и вместе со всем содержимым в Центр по борьбе с экстремизмом. Видимо, они будут читать весь тираж там и сравнивать брошюрки – вдруг, в какой-нибудь из них найдется что-нибудь экстремистское, да.

О.БЫЧКОВА: Где больше? Может быть, в одну вклеили какую-нибудь экстремистскую страницу.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я считаю, поскольку деятельность самого господина Путина и Медведева, иже с ним сопрезидентов, она просто исполнена экстремизма, то, действительно, если у них нет других источников по деятельности и работе российской власти, то такое учебное пособие как брошюра Бориса Немцова просто им жизненно необходима – они будут ее читать. Но они же собираются искать признаки экстремизма не в деятельности Путина, а в деятельности Бориса Немцова. Зеркало – это, конечно, весьма экстремистский предмет, это еще со времен Тиля Уленшпигеля. «Я – ваше зеркало». Ну вот, зеркала должны остаться только такие, которые будут говорить, что наша власть на свете всех милее, всех румяней и белее. А все остальное – это уже заведомо экстремизм.

Закон об экстремизме, между прочим, это и предусматривает. Там весьма в завуалированной форме и, в общем-то, даже не в весьма, содержится эта главная мысль, что критика начальства – это уже экстремизм, потому что власть – она священна. Преклони колени, там, сними обувь свою в Кремле, ибо место, на которое ты ступаешь, есть святая земля. Вот, я бы не поверила, если бы меня разбудили где-нибудь там в 1995 году и сказали, что такое, в принципе, у нас опять возможно. Я бы не поверила. Но, тем не менее, это так. В принципе, вот, одного этого факта, не считая всех прочих, вот того, что делается с Ходорковским и с Лебедевым, и с Махнаткиным было бы довольно, чтобы остановить прокачку нефти задолго до белорусской границы. Просто остановить все.

О.БЫЧКОВА: Остановить?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Газ и нефть, всю перекачку и даже добычу, и сказать «Пусть эта власть уйдет». И не только власть, но и все…

О.БЫЧКОВА: А кто должен остановить-то?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну как кто остановить? Народ, видимо, когда появится. Пока у нас нет народа. Пока все это терпит, у нас народонаселение, там, скопище рабов, крепостные крестьяне.

О.БЫЧКОВА: Ну, вот, с Махнаткиным вообще история какая-то совсем, совсем какая-то странная.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да чего странного? Если человек идет мимо…

О.БЫЧКОВА: Не, ну а как-то… История просто вообще какая-то иррациональная. Просто, вот, если она такая, как ее все излагают, да? А, собственно, почему нужно не верить ему самому и многочисленным свидетелям? То это вообще уже непонятно что.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нельзя вмешиваться. Убивают кого-то на твоих глазах. Если это делает власть, надо пускать слюни от удовольствия. Если бьют пожилую женщину, бьют ее представители власти, значит, правильно бьют. Как при Сталине говорили? «У нас невиновных не сажают». У нас невиновных не бьют. А Махнаткин – нормальный человек из другой реальности, из другого времени. Взял, остановился, стал вопросы лишние задавать «Что вы делаете?» да «Как вы можете?» Потом оказалось, что от этого вопроса у омоновца нос сломался от неожиданности. И, соответственно, являются лжесвидетели и подтверждают, что он этого омоновца прямо избил и все ему поломал, что было. А дальше суд. Ну, у нас второй суд такой проходит. Приходят свидетели, люди грамотные, компетентные, говорят «Не крал он этой нефти, невозможно ее украсть. В принципе, по определению». И люди вроде бы не из оппозиции, а из правительства и знающие, что такое нефть в отличие от судьи Данилкина, которому понадобилось бутылку предъявить, чтобы он вообще узнал, что это за жидкость такая и чем она от кваса отличается. И эти люди говорят. Но это не повлияет на ход процесса, потому что ход процесса определяется не отсутствием или наличием вины, не уликами, не свидетелями, не решением присяжных, а волей сверху, свыше, из Кремля. То есть что бы то ни показал, на судьбу Ходорковского и Данилова, и всех остальных несчастных фигурантов ЮКОСа это абсолютно не повлияет.

О.БЫЧКОВА: Но это же не значит, что не нужно приглашать на этот процесс таких свидетелей как Касьянов, Греф?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет, для Грефа и для Христенко это хорошо. Для них это хорошо. То есть они совесть не совсем потеряли, они не стали мараться. Ну, можете себе представить, как бы они дальше жили, если бы они туда пришли и сказали: «Да, украл он эту нефть и не помню, что еще. Кимберлитовых трубок у нас не хватает». У нас один правозащитник сибирский уже за эти трубы сидит. Там ему, кажется, за трубы 5 лет дали, Соколову Алексею, да? Вот, трубы украл, не кимберлитовые, а просто металлические трубы из цветного металла. Так что и кимберлитовые трубки можно было приписать. Но они не стали этого делать, они сказали правду. Сказали, что не крал он ничего. И я за них очень рада, если не совсем люди человеческий облик утратили.

О.БЫЧКОВА: А вы думаете слова таких, ну, действительно, серьезных и высокопоставленных чиновников – они, действительно, никакого значения не имеют в этом суде?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет. Это никто не санкционировал. Так же, как никто не санкционировал, никто не созванивался с Путиным, когда те же Кудрин и Набиуллина, и еще кто-то из правительства, и Дворкович пришли на похороны Егора Гайдара, пришли и встали у гроба. А Дворкович, Кудрин даже что-то хорошее сказали о покойном. Не созванивались, просто осталось что-то человеческое. Не смогли сломать, не все окончательные подлецы.

И здесь тоже. Но, к сожалению, ни Греф, ни Христенко, ни мы с вами, ни весь коллектив «Эха Москвы», ни Несогласные, которых, увы, гораздо меньше, чем согласных. Не могут извлечь Ходорковского из того места, где он сейчас находится.

Легитимные методы – протесты, петиции, слушания в Европарламенте, выступления адвокатов и свидетелей, публикации в прессе, просто логика вещей – они здесь не действуют. Мне кажется, что именно поэтому в Приморье появились народные мстители.

О.БЫЧКОВА: М-м. Тут вот есть у нас вопрос, несколько раз даже человек пытался его вам задать. Юрий спрашивает: «Бандиты или партизаны?» Ну, как называть людей, которые нападают на людей? Там, не важно, что эти люди в форме, не в форме, но они нападают на людей с оружием.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, у наших силовых ведомств с носами или без, такая уже репутация, что за людей их едва ли кто-нибудь считает. Это, видимо, в глазах тех мальчиков, которые организовали этот партизанский отряд, ну, буквально по формуле романа Захара Прилепина «Санькя». Не исключено, что они и «Саньку» прочитали. То есть Захар Прилепин выступил в качестве пророка – он предвидел, что такие вещи возможны, что беспределы начнут происходить.

Эти мальчики, видимо, решили, что они все вроде гестаповцев, и законы человеческого общежития на них не распространяются. Мальчики не нашли другого выхода, мальчики вообще, может быть, мало книг прочитали, но одно они почувствовали твердо – что выборов нет, что правосудия нет в стране, что независимых СМИ нет. Не знаю, слышно ли «Эхо Москвы» на Дальнем Востоке? А вдруг не слышно.

О.БЫЧКОВА: Где-то слышно.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, вот, где-то. Может быть, у них там его слышно не было. «Новую газету» туда, наверное, не доставляют, а «New Times» точно там не появляется. И нет никакого контроля, нет никакого парламента – такой вот асфальтовый каток. Они, видимо, ощутили, что вся их жизнь пройдет под этим катком и стали протестовать как могут. По-моему, мальчики в этом не виноваты. В этом виноваты взрослые дяди…

О.БЫЧКОВА: Ну как это не виноваты?

В.НОВОДВОРСКАЯ: ...которые сидят на Лубянке и сидят в Кремле. Мальчики просто не нашли другого выхода. Мальчики, насколько я понимаю, никого не хотели грабить, нападали не на невинных мирных жителей, а нападали на тех, кого они считают злодеями. Но они не спрашивали у каждого лично.

О.БЫЧКОВА: Вы же не хотите сказать, что теперь всем так надо делать?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет, я-то этого сказать, естественно, не хочу. Я статью напишу. Но мальчики не умели писать статьи. А ситуация полной безысходности – она способствует развитию таких настроений. Откуда завелось так много боевиков и террористов на Северном Кавказе? Потому что мы создали чеченской войной и своим поведением в прочих республиках питательную среду. На беспредел в ответ идет беспредел. Теперь это уже переходит с Кавказа на другие регионы. Люди в полном отчаянии, не видя просвета, не видя никакой надежды, не видя никаких изменений, или бегут из страны, или начинают вот так отстреливаться.

Какие они бандиты? Они – жертвы. И что теперь можно сделать? Если возьмешь в руки автомат, естественно, тебя застрелят, это всем известно. Да в любой стране застрелят. Если возьмешь в руки избирательный бюллетень, то на нем будет написано такое, что голосовать тебе будет не за кого. Оппозиции не место на выборах, это уже все усвоили, что выборы – не место для оппозиции, а парламент – не место для дискуссий. Что предлагаете делать людям? Здесь одной Триумфальной площади мало  — здесь надо уже на Красную идти и не в составе, там, тысячи человек, а здесь, по-видимому, все население России должно встать и куда-то пойти. Если этого будет мало, ну, экономики у нас нет, забастовки на заводах… Ну, представляете, наш автопром забастует? От этого в мире ничего не изменится – все равно эти машины никто не покупает. Значит, перестанут добывать эту нефть и этот газ. Если народ захочет, чтобы власть ушла и чтобы в стране была нормальная демократия, это легко сделать, если это будет выбором большинства.

О.БЫЧКОВА: Вот, Владимир… Можете за 5 секунд прокомментировать в первом чтении про закон о ФСБ, о предупреждениях и штрафах, как Владимир спрашивает.

В.НОВОДВОРСКАЯ: За 5 секунд? Могу прокомментировать. Читайте «Вия» Гоголевского и вспомните, как советуют обращаться с нечистой силой, с ведьмами. Если ведьме плюнуть на хвост, у нее вся сила пропадает. Если к вам пристанет фсбшник, плюньте фсбшнику на хвост, у него тоже вся сила пропадет.

О.БЫЧКОВА: Мы сейчас сделаем перерыв на несколько минут – это программа «Особое мнение» с Валерией Новодворской.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона Ольга Бычкова, я напоминаю, что нашу сегодняшнюю гостью Валерию Новодворскую можно увидеть прямо сейчас на сайте «Эха» в режиме вебтрансляции. Вебкамера включена, работает, вот, смотрите, пожалуйста.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, пока еще не сказали, что я шею омоновцу сломала. Потому что дальше больше.

О.БЫЧКОВА: Все ходы записываем, что ли?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Несчастный Махнаткин сломал нос, а про меня, наверное, скажут, что я ему сразу сломала шею.

О.БЫЧКОВА: Да. Но у нас тут не проводится митингов и демонстраций как санкционированных, так и нет. Поэтому вы, может быть, в данный момент находитесь не в том месте, где можно попасть в такую историю. Влад задает вот вам какой вопрос: «Почти 70 лет прошло с момента начала Отечественной войны. За прошедшее время много написано». Владу кажется, что наиболее правдиво отразили эти события историки Суворов, Солонин, писатели Астафьев, Некрасов, Васильев, другие. «Что бы вы советовали читать об этой войне и событиях, ей предшествующих? Как ни странно, но чем больше появляется книг, тем больше, по-моему, в головах появляется разного рода каких-то, ну, не скажу сомнений, но, в общем таких, странностей и противоречий.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну да. Если смотреть наше телевидение, то такое ощущение, что оно работает в Палате №6. Вчера целый день и, в частности, в замечательной программе «25-й час» по каналу «Центр» в 0:05 тиражировалось нетривиальное мнение, что, вот, мы одни сражались, одни несли жертвы, а Англия и США только и думали, как бы помочь гитлеровским захватчикам. Элементарное, и еще предлагают начать, наконец, сажать за фальсификацию истории, ну, не считая того, что личное открытие ведущей, такая милая Верочка там есть на этой программе ведущая, личное открытие – это то, что в Катыни вообще все сфальсифицировано, не только во второй, но и в первой, потому что не могли же всех из одного Вальтера расстреливать.

О.БЫЧКОВА: Я не видела, честно говоря, этой программы.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вот, стоило посмотреть.

О.БЫЧКОВА: Но как-то мне кажется вы преувеличиваете.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ничего не преувеличиваю – своими ушами слышала и диву давалась. Элементарная хронология. Вот, смотрите. 22 июня 1941 года. Что случилось до этого? До этого уже воевала Польша. Сколько хватило сил, столько и сопротивлялась. Ну, сопротивлялась дай бог каждому. Сил фактически не было, они в кавалерийские атаки на танки ходили, то есть, действительно, чуть ли не до последнего солдата сопротивлялись с махиной Вермахта.

Сопротивлялась некапитулировавшая Франция, а та Франция, которая последовала призыву Де Голля от 18 июня 1940 года, плюнуть на предателей Лаваля и Петэна и сражаться с гитлеровцами. И, между прочим, великий писатель Сент-Экзюпери не только сражался, но и даже отдал жизнь. Очень многие в заморских департаментах, в Африке, где была расквартирована авиация Франции, они этому призыву последовали и сражались как могли. Я уж не говорю про Англию, которая вообще раньше всех начала сражаться. Но к 1941 году уже и США вступили в войну после Пёрл-Харбора. Так что если честно, тот самый Второй фронт, о котором тщетно взывают все наши каналы уже через 60 лет после окончания войны, этот Второй фронт, на самом деле, был первый. То есть шла война, а мы все целовались и миловались с Гитлером, все не кончалась эта брачная ночь Сталина и Гитлера, все шли поставки зерна в гитлеровскую Германию, все обучались немецкие летчики Люфтваффе нашими летчиками на наших аэродромах. И все шла сталь согласно поставкам, которая потом летела в российские окопы.

А когда неожиданно – только для такого идиота и бездаря как товарищ Сталин начало войны могло стать полной неожиданностью – вдруг взялись кучи самолетов, вдруг взялись кучи танков. А любой главнокомандующий, имеющий разведку, если, конечно, разведчиков не расстреливать, а слушать, должен был знать, что, вообще, делает Вермахт, потому что такую подготовку невозможно было скрыть. Так что это никак уж не вина США или Великобритании, что Сталин никого слушать не хотел.

О.БЫЧКОВА: Так вам сейчас за Великобританию и США обидно что ли?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Мне обидно за элементарную логику. Этот день, 22 июня 1941 года, когда народ расплатился за своего бездарного главнокомандующего, за сталинизм, за полное отсутствие критики, за тоталитаризм, должен был бы стать днем покаяния. И понимания, что вот такие вещи как сталинизм – у нас же ресталинизация идет – они до добра не доводят. И что 22 июня – это прямые последствия, и все что было дальше того, что было до этого.

Вместо этого мы наблюдаем на всех каналах ту же спесь, то же полное отсутствие понимание, то же перекладывание вины на кого угодно. Вот, нас спрашивает Влад, что еще можно на эту тему почитать. Он назвал хороший список авторов, я еще ему посоветую почитать Вячеслава Кондратьева, которого привел в литературу лично Константин Симонов, дочитать до конца Быкова, который уже в свободной обстановке после начала Перестройки в 1988 году дописал то, что не мог просунуть в советские журналы подцензурные. И посмотреть, как ни странно, на наши полные разногласия в современной политике, фильм Никиты Михалкова.

О.БЫЧКОВА: Вот этот последний фильм?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Он художественно абсолютно бездарен, к сожалению.

О.БЫЧКОВА: Ну ладно. Ну, не бросайтесь уж такими словами.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, к сожалению. Вот с этим он слишком много персонажей повоскрешал, чтобы это казалось естественным. Но по поводу начала войны там есть очень сильные места, как защищалась Москва штрафбатом, вообще без оружия в надежде на то, что они отнимут у противника танк (потому что на них танки пошли). И кремлевскими курсантами с одними винтовочками. Еще про ополчение он забыл московское – про профессоров, студентов, которые вообще без оружия были брошены на эту брешь. Вот, как это все произошло, как расстреливают 58-ю статью в бараке, угоняют уголовников, как ВОХРа помогает, чем занимались наши дорогие чекисты в эти первые дни начала войны. То есть порог – он таит себе наказание в себе самом. Расплата за тоталитаризм – она именно 22 июня и наступила. И эти 27 миллионов, которые никто не пожалел и которые сейчас предъявляют в качестве предмета гордости и которые, на самом деле, преступление, потому что никто людей не читал. И Жуков говорил, что «русские бабы еще нарожают». Эти 27 миллионов сложили головы, потому что жили в тоталитарном государстве и поддерживали тоталитарное государство. И мы сейчас, между прочим, идем тем же путем, товарищи. Наступаем на те же грабли. Вот, чуть не ввергли мир в Третью мировую войну, когда напали на Грузию. И останавливаться мы не хотим, судя по поведению наших, в конце концов, полностью от безнаказанности обезумевших чекистов. Они и дальше собираются в том же направлении. Боюсь, что следующее их мероприятие – это то, что они будут у Украины отнимать Крым. И боюсь, что вся эта разработка Януковича…

О.БЫЧКОВА: Ну, как-то признаков нету.

В.НОВОДВОРСКАЯ: ...она затеяна с этим. Вот, я просто предупреждаю.

О.БЫЧКОВА: Но признаков нету того, что…

В.НОВОДВОРСКАЯ: Будут признаки. Будут признаки.

О.БЫЧКОВА: ...кто-то собирается этим заниматься.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Разговоров очень много на эту тему, а Черноморский флот и закупка Мистралей, которые нам нужны как рыбке купейный вавон – это, вот, те самые признаки есть. Как вы думаете, куда они собираются эти Мистрали поставить? Вот, тот же Черноморский флот. С одной стороны Крым, с другой стороны Грузия. И, вот, продление срока – это не потому, что некуда их девать, эти корыта, эти калоши, а потому что есть некоторые планы, увы, никак не нормированное строительство.

О.БЫЧКОВА: Ну, может быть, там их держат просто по привычке, вот по такой, исторической привычке – должен быть Черноморский флот.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, историческая привычка, как подсчитал тот же Борис Немцов, она нам очень дорого будет стоить. Потому что это все измеряется ценой на газ, поставляемой Януковичу. Вот, для Ющенко мне было бы не жалко, а Янукович пусть отапливается кизяком.

О.БЫЧКОВА: Ну, а кто-то думает наоборот: для Януковича не жалко, а Ющенко пускай гуляет. Тоже логика.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вот, потому что думают наоборот, поэтому мы пожали то, что пожали. Вот, советую всем посмотреть. Может быть, художественные средства помогут понять, что, на самом деле, произошло 22 июня 1941 года. Возмездие. К сожалению, орудием возмездия могут послужить и злодеи. Здесь в качестве орудия возмездия выступил Гитлер. Немцы, кстати, за все заплатили.

О.БЫЧКОВА: Все. Поняли вас. Поняли. Это была программа «Особое мнение» с Валерией Новодворской. Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире