'Вопросы к интервью
А. САМСОНОВА — Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Тоня Самсонова, сегодня беседую с политиком Эдуардом Лимоновым. Эдуард Вениаминович, добрый вечер.

Э. ЛИМОНОВ — Здравствуйте.



А. САМСОНОВА — Сегодня ПАСЕ уделила особое внимание ситуации на Северном Кавказе. Они заслушали специально подготовленный доклад, вынесли резолюцию, за которую проголосовали единогласно, в том числе и российская сторона. В документе говорится о том, что ситуация на Северном Кавказе одна из наиболее критических на всем пространстве, на которое распространяется ПАСЕ. На всем пространстве Совета Европы и действительно довольно жестко оценивается ситуация. Тем не менее, российская сторона и Юнус-бек Евкуров, который был на слушаниях, признают правомочность этого доклада и говорят о том, что согласны с ним. Какова ваша оценка того, что за последние годы происходит на Северном Кавказе?

Э. ЛИМОНОВ — Из Чечни в свое время сильный лидер выдавил боевиков. И они распространились туда, где уже были очаги недовольства. То есть и Ингушетию, Дагестан, и в Карачаево-Черкесию. И боевики не побеждены, мое такое мнение, что там те же самые люди, плюс прибавились естественно местные боевики и это уже целое общекавказское такое движение. Оно скорее общенародное. Это не какие-то оторванные от населения группы, а серьезные люди, которые борются за теперь уже видимо, освобождение Кавказа от русских и, в конце концов, за всякие формы шариатского правления. Чего они хотят? — они хотят жить в соответствии со своей понимаемой ими религией, народным исламом, и проблема очень большая. Когда Россия сводит все это к проблемам безработицы, начинаются разговоры о том, что нужно дать людям работу, это обманывание самих себя. Никакая не поможет борьба с безработицей. Потому что это стремление к религиозной свободе, прежде всего, кавказских республик, к желанию жить по-своему. А в рамках федерации эти желания не удовлетворяются. Более того, там очень огромный нажим полицейского насилия, убийства, похищения. Вот чем может отвечать РФ на сегодняшний день. Ничем умным она не отвечает. Поэтому я смотрю на ситуацию на Кавказе чуть иначе, чем власти, чем европейские инстанции. Чем ЕС. А я просто вижу, что если дальше будет продолжаться также, и теми же методами будут пытаться спасти горшки, то горшков не спасут и рано или поздно Кавказ отделится. Нужна совершенно иная политика, нужно глубокое понимание проблем этой своеобразности кавказского региона и уважения традиций, в том числе и тех регионов, где хотят шариатское правление, надо им дать. Иначе мы это все потеряем. Не будет у нас Кавказа рано или поздно.

А. САМСОНОВА — В 1995 году вы опубликовали статью под названием «Черный список народов», за которую против вас потом было возбуждено уголовное дело.

Э. ЛИМОНОВ — Вы ошибаетесь. Поправлю вас. Не уголовное дело, а была Общественная палата при президенте, они возбудили своего рода процесс, а никакого уголовного дела не было.

А. САМСОНОВА – Тем не менее, давайте вернемся к содержанию этой статьи. В ней вы называете плохие народы. И к ним причислены, в том числе и чеченцы, которые проживают на Северном Кавказе. Также в статье говорится, что в отношении названных народов, еще хорваты, латыши, чехи, ингуши, словаки, в отношении них оправданы насильственные действия, цитата: убивать их можно.

Э. ЛИМОНОВ — Это я вам скажу такой скоропалительный быстрый пересказ антиправительственной агитки против Эдуарда Лимонова.

А. САМСОНОВА — Давайте тогда по частям. Можно убивать чеченцев?

Э. ЛИМОНОВ — Там вообще не шла речь об убивать. Иначе действительно было бы уголовное дело. Это ложь то, что вы сейчас пересказали, просто натуральная ложь. Статьи эти можно достать в Интернете. Посмотрите на них. Речь шла о том, я сказал, когда латыши говорят о том, что мы насильно их…

А. САМСОНОВА — Давайте о чеченцах.

Э. ЛИМОНОВ — Давайте подождем о чеченцах. Давайте я буду говорить то, что я считаю нужным в данном случае.

А. САМСОНОВА — На те вопросы, которые я вам задаю.

Э. ЛИМОНОВ — Отвечая на ваш вопрос абсолютно. Что латыши забыли о латышских дивизиях. Об их участии в нашей истории, когда они пытаются сделать вид, что ничего не произошло. Что мы их взяли и покорили и несчастных заставили идти в ВЧК, знаменитые латышские полки. То, что нашего царя, даже никакой симпатии у меня нет к царю, но его расстреливали, вы помните, 12 латышей там было. Они считали нужным вмешиваться в нашу историю. А мы видите ли не считаем нужным, а мы должны стоять и ожидать. Дальше я говорил о чехах, что чехословацкий корпус сибирские деревни помнят его очень хорошо.

А. САМСОНОВА — Если латыши были… подданными.

Э. ЛИМОНОВ — Слушайте меня внимательно, что все народы несут ответственность за то, что они делают. И они должны нести ответственность. Наш царский генерал Ермолов в свое время говорил об ингушах. Ингуши не подлежат перевоспитанию.

А. САМСОНОВА — Сегодня например, родился чеченский ребенок. Сегодня 22 июня. И он несет ответственность?

Э. ЛИМОНОВ — Не надо этой демагогии.

А. САМСОНОВА — Вы говорите: народы несут ответственность. Вот этот ребенок, рожденный сегодня, он несет ответственность.

Э. ЛИМОНОВ — Это вы говорите совершенно не то. Я говорю, что они несут моральную ответственность и должны признавать свои собственные ошибки. Вы знаете эту историю сейчас с Большой советской энциклопедией, в которой кадыровцам не понравилась интерпретация чеченской истории, согласно Большой советской энциклопедии.

А. САМСОНОВА — Это не Большая советская энциклопедия была.

Э. ЛИМОНОВ — А что это было?

А. САМСОНОВА — Это было отдельно изданное издание.

Э. ЛИМОНОВ — При серии «Большая советская энциклопедия». Это не меняет дело. Важно, что они оспаривают это. Они вправе это оспаривать. Но с другой стороны у нас есть…

А. САМСОНОВА — Статья, в которой говорится, что весь чеченский народ является бандитским народом.

Э. ЛИМОНОВ — Это нехорошо считать, что весь чеченский народ является бандитским народом. Но то, что чеченский народ на протяжении определенного исторического времени был на Кавказе, совершал набеги и в Грузию, спросите, это абсолютная правда. И это историческая правда. И сегодня замазывать это не надо. Я думаю, что сам чеченский народ отчасти и гордится и сегодня своей вирильной мощной мужской силой. Поэтому не будем сводить все. Надо, чтобы все осознавали свою историю. Мы покоряли Кавказ русский – покоряли. И порой насилием. Надо это признавать. Говорить то, что все это было добыто так, к нам пришли, сами поклонились, неправда это, кое-где пришли, а кое-где покоряли. И с чукчами мы воевали. У нас даже есть эпизоды очень сильной серьезной войны с чукчами. Я вам говорю, все народы должны понимать свою историю, не выносить ее в контекст современности, а помнить о том, что они делали. Вот только, вот вам отповедь на ваши заявления о том, что я якобы…

А. САМСОНОВА — Это ваше, у вас написано, что убивать их можно.

Э. ЛИМОНОВ — Это неправда, я вам опять говорю.

А. САМСОНОВА — Это цитата из вашего текста.

Э. ЛИМОНОВ — У вас есть текст статьи?

А. САМСОНОВА — Ну конечно.

Э. ЛИМОНОВ — Где?

А. САМСОНОВА — Ну конечно я прочитала и вытащила себе цитаты.

Э. ЛИМОНОВ — Вытащили цитату из враждебного мне органа.

А. САМСОНОВА — Газета «Лимонка».

Э. ЛИМОНОВ — «Лимонка»?

А. САМСОНОВА — Ладно, давайте теперь перейдем к другому братскому народу – народу Белоруссии.

Э. ЛИМОНОВ — Давайте перейдем к народу Белоруссии.

А. САМСОНОВА — Как так получилось, даже сегодня мы говорили с представителем литовского сейма, и он выражал невероятное удивление тем, как Россия и Белоруссия могли поссориться. Он говорил, ладно Россия ссорится с Латвией, ну ладно с Литвой. Но как же мы поссорились с белорусами. Как такое вообще могло произойти?

Э. ЛИМОНОВ — Я считаю, что у России нет дипломатического корпуса, что «Газпром» преследует исключительно свои эгоистические жлобские интересы. Они не думают о будущем. Я даже не стал бы тут говорить о каком-то славянском единстве, мы знаем, что все это фикция на самом деле. Польша всегда была антагонистична по отношению к России, Россия по отношению к Польше. Сербы, хорваты не ладили. Славянское единство это иллюзия. Временами оно было, временами не было. Но если говорить о том, что к соседям надо относиться как к будущим, вдруг у вас дом начнет гореть, соседи обязательно придут и помогут.

А. САМСОНОВА — Подольют керосина.

Э. ЛИМОНОВ — И будут проливать свою кровь. Прошу не шутить на эти темы. И будут проливать свою кровь, чтобы вам помочь. Лезть в огонь. А после того, что происходит с Россией, Украиной, благодаря этому спруту «Газпрома», я не люблю, это ваши спонсоры, но это спрут, который всех задавил и высасывает, свои интересы ставит выше интересов государства. И государство позволяет это делать. Это нерасчетливо. Это не дипломатия. Это поведение жестокого бухгалтера, жестокого прижимистого бизнесмена, живущего одним днем. Политика «Газпрома» не может быть политикой РФ.

А. САМСОНОВА — Как вам кажется, народы России и Белоруссии могут поссориться и могут изменить отношение друг к другу вследствие таких конфликтов на высшем уровне?

Э. ЛИМОНОВ — Народы могут поссориться, если им навязывать эту систему мышления. Я был приглашен, я помню еще в январе 1992 года, будучи в Сербии после одной сербской войны, я из Белграда был приглашен в Сараево. Но я туда не поехал, мне сказали, что там очень скучно, там даже собаки ленятся покинуть свою глубокую тень, потому что там жарко и никаких конфликтов там нет, мне сказали. В то время как например, уже между сербами и хорватами шла большая война. И вы знаете, уже в апреле в Сараево была война. Там уже стреляли по общенародной демонстрации, и от этого единения мусульман и сербов не мусульман ничего не осталось. Очень легко привить народам ненависть. Сегодняшние соседи будут преспокойно убивать друг друга. Это ваша любимая тема про убийства. Вот я вам говорю…

А. САМСОНОВА — Нет, это ваша…

Э. ЛИМОНОВ — …происходит немедленно. Я солдат отчасти и сын солдата, так что мне-то и пристало говорить об этом. Я считаю, что эта политика «Газпрома» не должна быть политикой России.

А. САМСОНОВА — Давайте на время вернемся на Кавказ. ФСБ России, об этом пишут сегодня газеты, намерено выплачивать денежное вознаграждение гражданам, оказывающим содействие спецслужбам в предотвращении раскрытия терактов, а также способствующим выявлению и задержанию лиц, их подготавливающих или совершивших. Такая практика уже была и звучали предложения о том, что спецслужбы платили информаторам. Только если информация достоверная. Как вам кажется, это может работать?

Э. ЛИМОНОВ — Я считаю, что это еще один шаг в абсолютно неверном направлении. Это тоже поощрение подлых инстинктов. И если их начать поощрять, то потом эти инстинкты возьмут верх. Это возбуждает ненависть на самом деле. Это видимо, не само ФСБ, а скорее какие-то умники наверху, которые взяли, потому что любой практически квалифицированный офицер спецслужб прекрасно знает, что за деньги ты купишь ту информацию, которая стоит очень мало. Или лживую информацию. И это отвратительно на самом деле со всех точек зрении и с этической.

А. САМСОНОВА — Давайте вернемся к истории, которая уже не первый год разгорается вашего конфликта с мэром Москвы Юрием Лужковым.

Э. ЛИМОНОВ — Моего конфликта?

А. САМСОНОВА — Его конфликта с вами. Вы человек не конфликтный…

Э. ЛИМОНОВ — Его конфликта не только со мной, а со всем, что ему не подходит и не нравится.

А. САМСОНОВА — В данном случае речь идет о том, что Страсбургский суд по правам человека запросил у России информацию о статистике исков Юрия Лужкова о защите чести и достоинства.

Э. ЛИМОНОВ — Статистика поразительная. Кажется, 50 выигранных и кажется, одна проигранная битва, то есть по стандартам мировой практики Юрий Михайлович выдающийся военачальник в судах.

А. САМСОНОВА — Расскажите о процедуре, довольно любопытно, вы обратились в Страсбургский суд, он с вами связался. Вообще независимо от контактов с вами происходило…

Э. ЛИМОНОВ — Я обратился в Страсбургский суд, отчаявшись найти правду в московских судах. Давным-давно. И я всегда делаю какие-то шаги, иногда даже предчувствуя, что 90% может быть и не сработает. Но надо какие-то вещи делать, поэтому я это сделал и как видите, не жалею, похоже на то, что мне удастся отменить это абсолютно возмутительное, несправедливое решение Бабушкинского суда, благодаря которому на меня еще оказывается и политическое давление.

А. САМСОНОВА — Каким образом?

Э. ЛИМОНОВ — Слушайте, мне уже несколько лет нет возможности выехать, например, даже на Украину за границу я не могу выехать.

А. САМСОНОВА — Но еще со времен Севастополя, когда вы там…

Э. ЛИМОНОВ — Нет, никакого не Севастополя. Это свежее постановление приставов по делу Лужкова. Поскольку я должен ему 500 тысяч рублей, то я не могу выехать. Тогда это была украинская сторона, а сейчас украинская сторона отменила еще в 2007 году черный список. И в результате я ездил на Украину какое-то короткое время, хоронил мать. А сейчас это приставы. Одно за другим, они издают постановления. Далее, совсем недавно буквально пару месяцев назад я вдруг посетил несколько журналов, где я веду колонки, и оказалось, приставы пришли туда с особым невероятным постановлением, вообще исключительным в истории, наверное, юриспруденции, когда арестованы мои будущие тексты, деньги, которые я получу за будущие тексты, они уже арестованы приставами в пользу Лужкова. Причем сто процентов. И юристы журналов и СМИ изумлены, они никогда такого не видели.

А. САМСОНОВА — Но вы-то законопослушный человек.

Э. ЛИМОНОВ — Как вы считаете, это безусловно давление на меня сильнейшее, если учесть, что я инициатор той же стратегии 31, которая доставляет московским властям очень много проблем и федеральным властям. И представляете, в этом контексте как все это выглядит. Выглядит как прямое отвратительное давление не меня.

А. САМСОНОВА — Но вы же законопослушный человек. Правда? Вы требуете соблюдать законы, Конституцию.

Э. ЛИМОНОВ — Я законопослушный человек.

А. САМСОНОВА — Суд решил, что вы должны выплатить 500 тысяч рублей. И пока решение не отменено.

Э. ЛИМОНОВ — Я считаю, и считал и декларирую это все время, что решение несправедливое, решение не судебное. Я сказал…

А. САМСОНОВА — То есть мы выполняем только те законы, которые считаем справедливыми?

Э. ЛИМОНОВ — Слушайте, не надо.

А. САМСОНОВА — Подождите, вы не выполняете решение суда.

Э. ЛИМОНОВ — Общей демагогией не надо пытаться подавить мою огневую точку. Как сказал бы Проханов вам. Я хочу сказать следующее, что я вижу во фразе, сказанной: московские суды подконтрольны Лужкову, — вообще Лужкова там нет, там есть московские суды. Это даже эксперт вызванный, назначенный Бабушкинским судом вынуждена была признать, что там никакого оскорбления Лужкову. Московские суды могут добровольно, преклоняясь перед авторитетом столь могущественного человека, как Юрий Михайлович, просто решать в его пользу. Добровольно. Если кто и должен был подать на меня в суд, это московские суды. Но они не подали.

А. САМСОНОВА — Я уже жалею, что мы начали эту тему, потому что вы не хотите отвечать на все другие вопросы.

Э. ЛИМОНОВ — Девушка, слушайте меня быстро.

А. САМСОНОВА — Меня Тоня зовут.

Э. ЛИМОНОВ — Быстро. Я журналист с огромнейшим стажем…

А. САМСОНОВА — Безусловно, вы с Довлатовым работали.

Э. ЛИМОНОВ — …печатался во французских газетах, я печатался черт знает где. Вплоть до голландских газет. У меня никогда не было проблем, меня никто никогда не волок в суд, потому что я очень осторожен. Я соблюдаю все правила. Я не говорю вещей, казалось бы, я часто говорю резкие вещи, пишу резкие вещи, но все это в рамках закона. Никогда не было, чтобы я оскорбил кого-либо. И поэтому лужковская история конечно возмутительна, но у нас общество бесчувственно, оно привыкло ко всему. Им что, полмиллиона, так полмиллиона.

А. САМСОНОВА — Платить не будете?

Э. ЛИМОНОВ — Что значит, не будете. Мне нечем платить. Они пытаются из меня выжать эти деньги, но, по-моему, им удалось выжать всего несколько тысяч.

А. САМСОНОВА — Про наше бесчувственное общество вы мне кажется…

Э. ЛИМОНОВ — Про ваше бесчувственное общество давайте.

А. САМСОНОВА — Про наше.

Э. ЛИМОНОВ — Ваше.

А. САМСОНОВА — Про нашу Россию.

Э. ЛИМОНОВ — Наша Россия не бесчувственная, а вот общество бесчувственное.

А. САМСОНОВА — ВЦИОМ подготовил исследование к сегодняшней дате. Сегодня 22 июня, день памяти и скорби.

Э. ЛИМОНОВ — Я не верю, хочу вас опередить и сказать, что я ВЦИОМу не верю. Но может быть здесь будет какое-то исключение.

А. САМСОНОВА — А кому верите?

Э. ЛИМОНОВ — Потому что они оплачиваются государством. Не верю.

А. САМСОНОВА — А кому верите?

Э. ЛИМОНОВ — Очень мало есть, нужны совершенно независимые опросные…

А. САМСОНОВА — Все кем-то оплачиваются.

Э. ЛИМОНОВ — Да, а нужны те, которые оплачиваются независимыми источниками. Скажем, гражданами. Ну, давайте что они сказали?

А. САМСОНОВА — Они выяснили, такая тема, она никак не связана с властью и истеблишментом, поэтому мне кажется можно попробовать поверить. Задавали вопрос о том, помнят ли, знают ли наши сограждане о том, как участвовали их родственники в войне. Действительно те сограждане, у которых есть родственники, участвовавшие в войне, они знают об этом. Но подавляющее большинство никогда не расспрашивало об историях. А если расспрашивало, то на данный момент не помнят об этих семейных историях. Уходит такая живая память?

Э. ЛИМОНОВ — Я не верю в это. Я верю в то, что вопросы были поставлены каким-то нереальным образом. Все, кого я знаю вокруг меня, весь социум, с кем бы я ни соприкасался, прекрасно осведомлены о своей личной войне, семейной войне и у всех есть воспоминания, знания. Возможно, вопросы поставлены неуклюже, глупо, каким-то образом не поняты людьми.

А. САМСОНОВА — У вас есть блог в «Живом журнале», в котором вы вчера в 10 утра ответили на ту критику, которая появилась против вас из уст Дмитрия Орешкина и господина Рыклина в «ЕЖ». Вообще обвинений в ваш адрес довольно много. Вас сравнивают и с Путиным, с Радзиховским, какие только эпитеты вам ни привносят. Как вам кажется, отчего возникла эта какая-то одновременная кампания, если так можно назвать.

Э. ЛИМОНОВ — Тут несколько кампаний, во-первых, безусловно, власть пытается подавить эту огневую точку под названием «Стратегия 31». И сделать так, чтобы люди не приходили на Триумфальную.

А. САМСОНОВА — Зачем ее давить, ее никто не знает и так…

Э. ЛИМОНОВ — Подождите, один из способов сделать это – дискредитировать меня как инициатора этого мероприятия, назовем это так. Этого плана. Проекта. И власть пользуется руками различных ветеранских организаций, против меня выступили непосредственно ветераны МВД, тем более есть повод, например, среди приморских партизан знаменитых недавно прошумевших на всю страну, один из парней Андрей Сухорада, по-моему, был в 2003-2004 в Москве вместе с сестрой и приходил и жил в нашем офисе. У нас тогда был на 2-й Фрунзенской огромный офис. И этот факт мало что говорящий…

А. САМСОНОВА — Вам стыдно теперь за это?

Э. ЛИМОНОВ — Мне совершенно не стыдно, десятки тысяч людей прошли через национал-большевистскую партию. Это мало кто понимает. Масштаб этого явления. Среди людей, которые прошли, есть теперь и наши идеологические враги, они перешли в лагерь противника. И кое-кто из них возглавляет даже молодежные организации «России молодой».

А. САМСОНОВА — Как же вы так вырастили их?

Э. ЛИМОНОВ — …«Молодой гвардии», «Единой России», есть всякие. Есть люди, ставшие адвокатами, бизнесменами, кто угодно. И поэтому влияние им оказано огромное. Среди этих людей есть и Андрей Сухорада, Андрей не выяснена пока ни его роль, следствие идет, я не верю в то, что оно будет объективным. Я верю, что этот парень, если он провел у нас полгода, он не может быть плохим парнем. И поэтому все эти ветераны поторопились, весь этот лай собачий на меня со всех сторон обрушивается. Три ветеранов МВД организации, теперь вдруг так называемые общественники вступились. Открыт огонь и по Лукину, одновременно за то, что он поддерживал, он никого не поддерживал, просто попытался доложить президенту объективную ситуацию, которая сложилась 31 мая на Триумфальной площади.

А. САМСОНОВА — За…

Э. ЛИМОНОВ — Не перебивайте меня.

А. САМСОНОВА — Вы извините, мы не на митинге. Вы перепутали формат.

Э. ЛИМОНОВ — Уже общественники Новгородской области, Карачаево-Черкесии…

А. САМСОНОВА — Это не трибуна, Эдуард Вениаминович.

Э. ЛИМОНОВ — Общественники… Я вам даю информацию, которую вы у меня затребовали.

А. САМСОНОВА — Которая общедоступна.

Э. ЛИМОНОВ — Нет, это не общедоступно. Общественники Самарской области и так далее. Сейчас идет, подобное мы наблюдали в случае Сахарова, Солженицына, в диссидентские годы, когда открыт был целый…

А. САМСОНОВА — Сахаров, Солженицын и Лимонов. Понятно. Эдуард Вениаминович, давайте с Лукиным.

Э. ЛИМОНОВ — Давайте не с Лукиным, а о том, о чем вы меня спросили.

А. САМСОНОВА — Я вас спрашиваю вот о чем.

Э. ЛИМОНОВ — Так вот вы меня спросили: чем объясняются нападки на меня Орешкина и так далее. Я вам сказал, одни нападки со стороны власти. Другие идут неведомыми путями, вдруг вступает в бой каждый раз Валерия Новодворская…

А. САМСОНОВА — Которую вы кстати обозвали глупой толстой дурой.

Э. ЛИМОНОВ — Уродливой. Обозвал…

А. САМСОНОВА — Так можно женщину обзывать?

Э. ЛИМОНОВ — Я ее вижу много лет, и она вызывает во мне все более и более неприязнь. Если раньше я считал ее действительно, как вы ее назвали, не станем повторять бесконечно…

А. САМСОНОВА — Это, извините, ваша цитата. Но вы же педагог по образованию.

Э. ЛИМОНОВ — То сейчас мне кажется, что она синхронно каждый раз выступает именно в момент, когда вдруг что-то получается, получается объединить оппозицию, получается коалиция и вдруг появляется Валерия Новодворская и начинает лить грязь и на меня, и на коалицию…

А. САМСОНОВА — А 10 тысяч сторонников вы тоже учите обзывать женщину вот так вот?

Э. ЛИМОНОВ — Слушайте, подперев щеку, не работайте тут сестрой милосердия. Есть женщины…

А. САМСОНОВА — Мне кажется, моя помощь уже невозможна.

Э. ЛИМОНОВ — … мужчины, не столь важно. Если человек лжет, если он говорит вещи оскорбительные как, например, Валерия Новодворская говорит вещи оскорбительные в адрес моего народа. То я вынужден называть вещи своими именами. А что, я не хотел бы, чтобы мои дети смотрели на такую женщину на экране телевизора. И слушали то, что она говорит. Оставим ее. Я говорю, что одновременно каждый раз поднимается волна, когда удается что-то. Когда была «Другая Россия», 2006 год, опять вышла Новодворская, она каждый раз появляется и ей подобные.

А. САМСОНОВА — А вам рассказывали, что по закону нельзя дискриминировать людей по внешнему виду, по полу.

Э. ЛИМОНОВ — Можно все.

А. САМСОНОВА — Вам все можно.

Э. ЛИМОНОВ — Мне можно в данном случае, поскольку есть интересы…

А. САМСОНОВА — Важнее, чем закон.

Э. ЛИМОНОВ — Куда более высокие. Я уверен, что мою неприязнь к Новодворской или еще к кому-то разделяют или к тому же Соловьеву разделают миллионы людей.

А. САМСОНОВА — А также власть, которая…

Э. ЛИМОНОВ — Я никогда не оскорблял никого. И не оскорбляю. Я считаю назвать человека уродливым, значит он уродлив. Вы не можете назвать меня уродливым, правильно? Не можете.

А. САМСОНОВА — Я воздержусь от любых комментариев, которые дискриминируют людей по внешнему виду.

Э. ЛИМОНОВ — Не надо дискриминировать. Вот что я хочу вам сказать, что эта волна связана с успехом «Стратегии 31». Орешкин заканчивает свою путанную глупую недостойную такого, казалось бы, человека как он, статью, в основном посвященную почему-то презрительным нападкам на меня, на мою биографию, он все-таки заключает ее фразой, что он придет 31-го на Триумфальную площадь. Приходи.

А. САМСОНОВА — То есть этих людей проплачивают?

Э. ЛИМОНОВ — Я не сказал этого.

А. САМСОНОВА — Я спрашиваю. Это вопрос.

Э. ЛИМОНОВ — Я ваше внимание остановил на синхронности всех этих нападок. Власть набрасывается, ветераны МВД и тут же появляются все новодворские, орешкины, соловьевы.

А. САМСОНОВА — У них общие интересы.

Э. ЛИМОНОВ — Вплоть до Радзиховского. Отсюда надо предположить, что какой-то механизм срабатывает, который заставляет их в одно время с властью принимать единый… Если они делают это согласно вспышками каких-то эмоций или вспышкам на солнце, я могу только пожалеть. Пусть докажут, что это вспышки на солнце. Я начинаю смотреть, я никогда не верил ни в какие заговоры, но я верил в голые факты. Почему сейчас вдруг этот наезд на меня не только власти, не только отвратительных правоохранителей или бывших вертухаев, а вполне как они себя называют – приличные люди. Приличных людей.

А. САМСОНОВА — В своем посте в «ЖЖ» вы справедливо отмечаете, что под нападки определенные со стороны власти попал и уполномоченный по правам человека господин Лукин. В частности эти нападки связаны с тем, что он встает на сторону человека, идеолога фашистов и практически создателя преступной организации, запрещенной в России по закону Эдуарда Лимонова. Это цитата. В некоторых своих статьях на сайте запрещенной ныне НБП вы впрямую называете свое движение красно-коричневым, говорите о том, что вы его поддерживаете.

Э. ЛИМОНОВ — Милая, ну что вы несете…

А. САМСОНОВА — Вам не кажется, что вы подставляете господина Лукина.

Э. ЛИМОНОВ — …вы взяли весь опыт 17 лет, 17 лет организации, она запрещена в 2007 году. Вы все свалили в одну кучу.

А. САМСОНОВА — Я прочитала все ваши публикации, надеюсь, что у вас консистентная позиция.

Э. ЛИМОНОВ — Все мои публикации вы не могли прочесть. Потому что их десятки тысяч. Огромное количество.

А. САМСОНОВА — Я столько в жизни не прочитала.

Э. ЛИМОНОВ — Вот вы и не прочтете.

А. САМСОНОВА — Но ваша позиция меняется как ветер что ли?

Э. ЛИМОНОВ — Не надо сваливать все вот в одно. Моя позиция никак не меняется.

А. САМСОНОВА — Вы красно-коричневый?

Э. ЛИМОНОВ — Моя позиция патриота, когда их называли, наши враги нас называли красно-коричневые. Там был и Проханов.

А. САМСОНОВА — Смотрите, в 2006 году…

Э. ЛИМОНОВ — Не надо быть умнее меня. Сидите и молчите, понимаете.

А. САМСОНОВА — Дальше вы мне должны сказать: толстая тупая дура.

Э. ЛИМОНОВ — Я не говорю, что вы толстая.

А. САМСОНОВА — Хорошо, худая тупая дура.

Э. ЛИМОНОВ — Вы худая пока еще. Но будете, видимо, у вас есть склонность стать толстой. Прекратим эту перепалку. Обращайтесь ко мне вежливо, на вы и не сваливайте…

А. САМСОНОВА — А вы ко мне как тупая дура, пожалуйста.

Э. ЛИМОНОВ — Вы сейчас выполняете ту же роль отвратительную человека, который, такая же Новодворская, только молодая. Такой же Орешкин, только в очках женщина. Не надо. У меня достаточно врагов и без вас.

А. САМСОНОВА — Забавно, что профессиональный политик воспринимает журналиста как врага. Я думала…

Э. ЛИМОНОВ — Журналисты могут навредить очень сильно, безусловно. Был создан когда-то такой образ меня журналистами совместно в 90-е годы, от которого я до сих пор с огромным трудом пытаюсь отмыться. Отчасти мне это по большей части удалось. Но не все. Видите, вы сейчас повытаскивали каких-то понадергали недостоверных цитат и пытаетесь тут мне доказать, что я плохой что ли, да?

А. САМСОНОВА — Это был политик Эдуард Лимонов, который попытался отмыться в программе «Особое мнение». Большое спасибо.

Э. ЛИМОНОВ — Мне не надо пытаться отмываться. Я и так чист и без отмывания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире