'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 04 июня 2010, 17:08



Н. АСАДОВА – Это передача «Особое мнение». Сегодня своим особым мнением с нами поделится журналист Николай Сванидзе.



Н. СВАНИДЗЕ — Здравствуйте.

Н. АСАДОВА – А интервью я буду сегодня вести – Наргиз Асадова, поскольку господина Бунтмана у нас к сожалению нет.

Н. СВАНИДЗЕ — Вся в красном, обращаю внимание радиослушателей, которые не видят.

Н. АСАДОВА – Зато те, кто нас не видят по телеканалу RTVi, могут увидеть в Интернете на нашем сайте. Начнем мы с такой темы народной. Сегодня шла по Москве и рядом со школами толпятся ученики, которые сдают ЕГЭ, в этом году кампания единого государственного экзамена сопровождается огромным количеством скандалов. То пытались обвинить ЕГЭ в том, что большое количество учеников покончили жизнь самоубийством от напряжения, боясь этого экзамена. Потом начали вскрываться коррупционные скандалы. В частности в Ростовской области. Кто-то пытался заставить учителей писать за учеников экзамен по русскому языку. Как вы думаете, с чем связана такая негативная черная пиар-кампания ЕГЭ?

Н. СВАНИДЗЕ — Я, честно говоря, не вижу, что здесь имеет место какая-то черная пиар-кампания. Мне кажется, что это проблемы самой идеи, связанной с ЕГЭ, своя сермяга есть в том, что касается точных дисциплин. Что касается дисциплин гуманитарных, по-моему, это никуда не годится. Потому что гуманитарные дисциплины со школы призваны воспитывать в ученике не давать ему какие-то точные знания, а воспитывать в нем, прежде всего, умение думать, размышлять, логически мыслить, говорить нормально, хорошо, связно излагать свои мысли. А ЕГЭ здесь ведет к обратному. Это идет натаскивание именно на подготовку к ЕГЭ, в результате человек выходит из школы и пытается поступить в вуз, не владея языком. Не будучи в состоянии связать несколько слов, даже на родном языке. Это очень плохо. Вторая проблема ЕГЭ – ожидали, что он ударит по коррупции. Фигас два. По коррупции он ударить не может, и ясно было, что не может.

Н. АСАДОВА – То есть коррупция появляется в других местах.

Н. СВАНИДЗЕ — Абсолютно. Коррупция ее можно гнать в другое место, она там проявится. То хвост, то нос. Это совершенно неважно. ЕГЭ, не ЕГЭ. Коррупция она и есть коррупция. И справиться с коррупцией все равно что запретить давать взятки в конвертах, а разрешить только в мешках. Ну понесут в мешках. Это не удар по коррупции. Коррупция частично перешла на уровень школы, из вузов тоже никуда не денется. Я уверяю. Поэтому наступило некоторое разочарование в ЕГЭ, я думаю, что вполне обоснованное.

Н. АСАДОВА – А может быть стоит отказаться от этой системы и вернуться к старой практике, когда не было ЕГЭ, все школы сдавали литературу устно, русский язык письменно, сочинение.

Н. СВАНИДЗЕ — Отказ от сочинения, на мой взгляд, это очень большой вред по гуманитарному образованию детей. По той причине, которую я уже изложил. Потому что люди не умеют ни устно, ни письменно формулировать свои мысли. Сочинение все-таки как-то приучало, когда мальчик или девочка знали, что нужно в письменной форме что-то связно изложить, то они учились это делать. А сейчас не учатся. Это не нужно. А ЕГЭ там действительно, какого цвета был галстук у Чичикова, кому это нужно?

Н. АСАДОВА – Стоит отказаться от этой системы или доработать ее?

Н. СВАНИДЗЕ — Я не сторонник радикальных методов. Я считаю, что если перешли на ЕГЭ поспешно, теперь столь же поспешно отказываться от ЕГЭ на мой взгляд неправильно. Нужно дорабатывать систему ЕГЭ. Но на мой взгляд нужно отказаться от системы ЕГЭ в гуманитарных вузах.

Н. АСАДОВА – Потому что, насколько я понимаю, эта система скопирована с западной системы. И в той же Америке количество письменных работ во время обучения в году огромное. Поэтому детям не нужно во время экзамена учиться писать сочинение. Они пишут каждый день на разных предметах. Поэтому там не возникает такой проблемы.

Н. СВАНИДЗЕ — А у нас возникает, потому что у нас начинают сразу натаскивать на то, что нужно. Если сочинение не пригодится на вступительных экзаменах, то никто его и не будет писать. И не заставишь. Оно не нужно.

Н. АСАДОВА – Еще один вопрос важен для нас, для СМИ и для тех людей, которые будут в интернет-СМИ конкретно. На следующей неделе Верховный суд на пленуме собирается принять постановление, унифицирующее судебную практику по вопросам интернет-СМИ. И в частности предполагается, что интернет-СМИ должны будут редактировать комментарии своих читателей. В противном случае недовольные персоны, то есть частные лица, компании, или Роскомнадзор нашедшие признаки экстремизма или другие нарушения на форумах СМИ, смогут привлекать редакцию к ответственности. Я поясню, как может выглядеть ситуация. Если на форуме гражданин например, блог чей-то, в котором написано, что израильские коммандос или военные негодяи и убийцы. То любое частное лицо, гражданин Израиля, скажем, может обратиться в суд и привлечь СМИ к ответственности.

Н. СВАНИДЗЕ — Если это израильское СМИ.

Н. АСАДОВА – Необязательно. Есть двойное гражданство у людей. Он может быть гражданином Израиля и России. То есть он может привлечь СМИ к ответственности. Хотя это был форум, допустим. И это в комментариях к блогу или к какой-то новости.

Н. СВАНИДЗЕ — На мой взгляд, приведенные вами примеры не самые острые. Я с трудом себе представляю ситуацию, при которой гражданин Израиля через суд закроет российское СМИ. Скажем, электронное.

Н. АСАДОВА – Но это дает ему возможность.

Н. СВАНИДЗЕ — Теоретически. Но у нас у самих хватит желающих. Я считаю, что это очень плохо, потому что есть такая штука Интернет. Нужно учиться с этой штукой работать. Есть такая штука — форумы. Да, там много сумасшедших, безумцев, их надо воспринимать как безумцев. Если они хамы, безумцы, если они позволяют себе какие-то оскорбительные реплики. Потому что если придет к тому, о чем идет речь, тогда надо закрывать все форумы. Как можно всех редактировать. Это немыслимо. Сотни тысяч людей, есть очень много популярных форумов.

Н. АСАДОВА – Тем более есть провокаторы, тролли, которые намеренно сеют рознь и так далее.

Н. СВАНИДЗЕ — А будут делать это еще более намеренно с целью закрыть соответствующий форум. И невозможно совершенно никак им заткнуть рот. Поэтому на мой взгляд это абсолютно деструктивно и вредно.

Н. АСАДОВА – Еще одна тема. Триумфальная площадь. Известно, что 31 числа несогласные с политикой нынешнего руководства России, выходят на площадь, и в этот раз было то же самое. И как всегда порядка 150 человек были задержаны. Многие были избиты.

Н. СВАНИДЗЕ — По-моему, даже больше, чем всегда.

Н. АСАДОВА – Да. Это действительно так. И очень разные реакции на это событие. С одной стороны уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин заявил, что руководство МВД обязано извиниться перед задержанными участниками «Марша несогласных» и он отказался подписывать договор о сотрудничестве с Министерством внутренних дел до тех пор, пока это не будет сделано. С другой стороны ваш коллега из Общественной палаты Андрей Татаринов, который работает в комитете по межнациональным отношениям и свободе совести заявил, что он…

Н. СВАНИДЗЕ — В комиссии, в которой я председатель.

Н. АСАДОВА – Он ваш подчиненный…

Н. СВАНИДЗЕ — У нас нет системы подчинения.

Н. АСАДОВА – Прошу прощения. Ваш коллега заявил буквально следующее, что он не до конца понимает позицию господина Лукина, «и Лукин, и участники этого даже не митинга, а милицейского прорыва, который проводили несогласные, шли туда, точно зная, что их акция является несогласованной с московскими властями».

Н. СВАНИДЗЕ — На мой взгляд, нет никаких согласованных акций. Так же как и несогласованных. У нас по закону не нужно ничего согласовывать. Единственное, что нужно согласовывать — это место проведения. И здесь у нас, как известно, очень странная ситуация. Две стороны уперлись как два барана. Несогласные хотят обязательно на Триумфальной площади, что лично у меня вызывает определенные вопросы…

Н. АСАДОВА – Какие?

Н. СВАНИДЗЕ — Почему именно на Триумфальной? Им предлагали на Пушкинской на этот раз. Чем Пушкинская хуже Триумфальной? Я понимаю, если бы загнали за Можай. А чем Пушкинская хуже? Замечательная.

Н. АСАДОВА – Традиция уже сложилась.

Н. СВАНИДЗЕ — Традиция, что уже не разрешают.

Н. АСАДОВА – Традиция, что 31-го на Триумфальной.

Н. СВАНИДЗЕ — Да, и там разгон. Они с одной стороны уперлись, а с другой стороны столь же непонятно уперлись власти. Потому что если эти ребята, которые хотят выходить на площадь по 31-м числам, под лозунгом «Да здравствует 31-я статья нашей Конституции» и хотят это делать на Триумфальной, ну дайте им выйти на Триумфальную площадь. В конце концов. Ну что чем это унизит. Ну если хотят. Л. М. Алексеева хочет выходить на Триумфальную площадь. Ну, позвольте Людмиле Михайловне, 83 лет выйти на Триумфальную. И там постоять под этим лозунгом. Ну почему нет. Более того, я уверяю, что если встать на позицию власти, если разок, другой, третий им позволят выйти на Триумфальную площадь, и не будут их трогать, и не будут их разгонять и они там спокойно постоят, на 3-4-й раз это мероприятие потеряет всякое внимание со стороны прессы. Потому что ну выходят люди, их немного, стоят под лозунгами, лозунги не оппозиционные. Потому что с каких пор лозунг: да здравствует та или иная статья действующей Конституции считается оппозиционным.

Н. АСАДОВА – У них там лозунги еще «Россия без Путина!».

Н. СВАНИДЗЕ — Кто-то выходит «Россия без Путина», что, в общем, тоже, ну и что, ну Россия без Путина. Это что, призыв к насильственному свержению власти? Ну если Путин будет баллотироваться в президенты, «Россия без Путина» — значит призыв не голосовать за Путина. Ну и что тут такого? Я здесь не вижу ничего страшного. Ну разрешите им выйти на Триумфальную. Тут на мой взгляд оба хороши, потому что каждый лелеет свое собственное самолюбие, свои собственные амбиции и эти две совокупности амбиций столкнулись лбами уже который раз. Никто не уступает. На мой взгляд, все-таки скорее уступить должен сильнейший. Всегда сильнейший должен уступать. А сильнейший в данном случае власть. Поэтому больше вопросов у меня в данном случае к власти, нежели к оппозиционерам.

Н. АСАДОВА – А почему именно в Москве так ожесточенно разгоняются несогласные. Ведь в Питере тоже проходила акция 31 числа. И там не было таких избиений, притеснений.

Н. СВАНИДЗЕ — Я думаю, что это объясняется индивидуальными особенностями той или иной городской власти. В Питере Матвиенко В. И., а в Москве Ю. И. Лужков. Здесь можно долго рассуждать на тему, чем Матвиенко отличается от Лужкова. Или Лужков от Матвиенко. Помимо гендерных отличий есть еще по всей видимости некоторые другие.

Н. АСАДОВА – Еще одна тема скандальная, связанная с нашей властью. Это кампания против депутатов прогульщиков. С некоторых пор моей самой любимой передачей на телевидении стали репортажи РЕН-ТВ про думу. Когда показывают, что там два депутата, которые со скоростью звука бегают между рядами и голосуют за своих коллег, причем делаются даже ставки, вот молодой более быстрый, он успевает за минуту за восьмерых проголосовать.

Н. СВАНИДЗЕ — Поэтому больше ценятся молодые депутаты.

Н. АСАДОВА – Да.

Н. СВАНИДЗЕ — Вообще молодые больше ценятся я вам скажу по жизни.

Н. АСАДОВА – Стоит ли их наказывать и как?

Н. СВАНИДЗЕ — Как их можно наказывать я не знаю. Да, это проблема. Я сегодня побывал в думе по делам Общественной палаты, и видел, как резво, бодро снуют депутаты между рядами, как только начинается голосование. Поэтому очень интересно наблюдать. Как только объявляется голосование, вскакивают, и начинается беготня между рядами. Так здорово. Здесь проблема не в том, что депутаты такие прогульщики, и так невнимательно, безответственно относятся к своим обязанностям. Здесь проблема в другом. Она более серьезная. Я думаю, что здесь проблема в характере образования нашей думы. Выборы в думу по спискам, исключительно практически по спискам приводят к определенной безответственности депутатов. Потому что представьте себе депутата, который идет от избирательного округа одномандатника, он ответственен перед своими избирателями. Если он не будет приходить, если он будет прогуливать, выберут его в следующий раз? – да никогда. Да кому он нужен, если он на заседания не ходит. Они его там не видят, не слышат его голоса, не знают его позиции. Если же депутат идет по списку, он не зависит от избирателей абсолютно. Он зависит от фактически исполнительной власти, если речь идет в данном случае о нашей партии власти, прежде всего, «Единой России». Он зависит прежде всего от того, как он договорится насчет того, введут его в следующий раз в список или нет, не избиратели вводят его в список. Если речь идет об оппозиционных партиях, тоже не избиратели вводят его в список. По каким пунктам, какие критерии ввода в список, другое дело. Личный вклад, в том числе извините меня и материальный, что тоже может быть вполне законно в кампанию. Или незаконно. Потому что я думаю, что определенная коррупционная составляющая в представлении списков тоже присутствует. Она всегда присутствует, когда отсутствует прозрачность. Идет ли речь об экономике, о ЕГЭ, о чем угодно, как только убирается прозрачность, как только общество, избиратели теряют возможность контролировать ситуацию, контролировать процесс, это немедленно огромное пространство для коррупции. Так или иначе. И для безответственности естественно.

Н. АСАДОВА – Действительно это так, но у нас специфическая страна. И я помню, что весной этого года встал вопрос о том, чтобы сделать в регионах избирательную систему исключительно по спискам. Отменить одномандатные округа. Кто же выступал за это? Наши оппозиционные партии. Как они это мотивировали? – они говорили о том, что в наших реалиях, к сожалению, смешанная система не действует. Почему? – потому что даже если человек очень популярный, в своем регионе идет по одномандатному округу, его действительно знают избиратели, то каким-то образом получается, когда он побеждает на выборах, даже если не член «Единой России», то его вербует «Единая Россия» и таким образом добирает необходимое количество голосов в местных парламентах. И таким образом оппозиционным партиям просто нечего там делать. Они в меньшинстве находятся.

Н. СВАНИДЗЕ — Это логика, исходя из которой – а, его все равно перевербуют. Поэтому один черт.

Н. АСАДОВА – Но так происходит.

Н. СВАНИДЗЕ – Вероятно, так происходит. Но, тем не менее, если человек идет по одномандатному округу, есть хоть какая-то надежда на его определенную самостоятельность, независимость и ответственность перед избирателями. Если он идет по списку, называется это конечно развитием нашей партийной системы, и в чем-то это действительно развивает партийную систему, но также развивает и коррупцию и полную безответственность перед избирателями.

Н. АСАДОВА – То есть должна быть смешанная система или все-таки…

Н. СВАНИДЗЕ — Я сторонник либо смешанной системы, либо одномандатной.

Н. АСАДОВА – Наши слушатели просят вас прокомментировать смерть Вознесенского и сегодня с ним прощались в Москве. Вы были знакомы лично?

Н. СВАНИДЗЕ — Нет. Шапочно. Назвать это знакомством нельзя. Вознесенский это очень большой поэт, один из знаковых поэтов второй половины 20 века. Человек, который внес огромный вклад в нашу культуру второй половины века. С ним ассоциируется какой-то свежий ветер в нашей литературе, поэзии. Он один из замечательной плеяды, один из лидеров, такой может быть даже фронтмен, замечательной плеяды наших поэтов шестидесятников. И переоценить его влияние на несколько поколений российской, советской сначала молодежи, интеллигенции молодой, совершенно невозможно. Это конечно очень большая потеря для нашей культуры.

Н. АСАДОВА – Когда комментируют смерть Андрея Андреевича, то очень часто вспоминают его встречу с Хрущевым. В 60-е годы. Как он противостоял царю, скажем так. И эта тема злободневна. И недавно была встреча интеллигенции творческой с Владимиром Владимировичем Путиным в Санкт-Петербурге. Накануне концерта. Который организовал фонд «Подари жизнь», фонд Чулпан Хаматовой. И там состоялась знаменитая беседа Юрия Шевчука, поэта, композитора, музыканта с Путиным. Хочу, чтобы вы поделились своими ощущениями. Вы видели, смотрели…

Н. СВАНИДЗЕ — Смотрел.

Н. АСАДОВА – Читали.

Н. СВАНИДЗЕ — Смотрел, читал.

Н. АСАДОВА – Ваши ощущения.

Н. СВАНИДЗЕ — Это было замечательно на мой взгляд. Очень интересно. Это было очень хорошо, формально это можно сравнивать встречу Хрущева с интеллигенцией, но, слава богу, все-таки Путин ни на кого не орал, и не угрожал никого выслать из страны. Как обещал Никита Сергеевич Вознесенскому. Времена все-таки сильно изменились, в этом плане они изменились в лучшую сторону. Но наверное все-таки после перерыва я продолжу, потому что там есть, о чем поговорить. Это была очень увлекательная, причем с обеих сторон.

Н. АСАДОВА – Обязательно продолжим после новостей и рекламы.

НОВОСТИ

Н. АСАДОВА – Мы начали очень интересную тему – встреча творческой интеллигенции с Путиным, которая произошла неделю назад.

Н. СВАНИДЗЕ — Там были актеры и музыканты. Нельзя назвать это в целом творческой интеллигенцией. Люди вели себя по-разному. Путин вел себя как всегда. Он всегда так себя ведет, это его манера, его стиль. И он меня здесь ничем не удивил, не разочаровал, не восхитил. Он был Путин, какого мы привыкли видеть. Со всеми его сильными сторонами, с его слабыми сторонами. Я скажу, что я имею в виду. Я имею в виду то, что судя по диалогу с Шевчуком, когда, на мой взгляд, в какой-то момент мне показалось, что Путин раздражен, хотя Шевчук не хамил, он был исключительно корректен, просто он был тверд и жесток. И у меня такое впечатление, что Владимир Владимирович от такой манеры разговора с собой отвык. То есть он отвык от того, что кто-то с ним вступает в дискуссию. Неважно о чем. Путин говорит: вот это белое, а кто-то ему говорит: Владимир Владимирович, вы знаете, а мне кажется, что черное. Вот абсолютно корректно. Но мне кажется, что Путин уже от этого отвык. Что он пошел на такой разговор это хорошо, на мой взгляд. Потому что, приглашая Шевчука, хоть Путин и задал вопрос: как вас зовут? Но я думаю, что он знал, как его зовут. Потому что не могли, не спросясь у Путина, пригласить Шевчука на эту беседу. Поэтому, приглашая Шевчука, он знал, что он приглашает достаточно жесткого оппонента. И, тем не менее, он пошел на приглашение Шевчука, что есть хорошо. Шевчук, на мой взгляд, был блистателен, потому что он не ставил перед собой задачу чего-то добиться, скажем, Чулпан Хаматова, которая тоже была замечательна. Но у него была цель. Вот фонд ее, дети больные. Она пришла на встречу с супервлиятельным человеком для того, чтобы добиться чего-то для больных детей. Она этого, будем надеяться, добилась. Во всяком случае, обещания добилась. А Шевчук не представлял никакой фонд, он говорил об общей обстановке в стране, и он сказал то, что он имел в виду сказать. При этом Путину ,очень жесткому переговорщику и жесткому оппоненту с хорошей реакцией профессиональной, ему не удалось Шевчука сбить. То есть Шевчук как начал спокойно, так и продолжил. Потом тост сказал еще на эту тему.

Н. АСАДОВА – Но как Путин отреагировал.

Н. СВАНИДЗЕ — Путин соответствующим образом отреагировал. На мой взгляд, была не самая лучшая реакция. Но это была реакция Путина тем не менее. И когда Шевчук потом сказал, что это был мужской разговор, это была правильная оценка. Действительно был мужской разговор. И оба были равны себе. Оба вели себя так, как привыкли себя вести. Оба отстаивали свою позицию. И это смотрелось просто очень интересно. Я не помню, не только Путин не помнит, когда кто-нибудь ему оппонировал, но и я не помню, чтобы кто-нибудь оппонировал Путину. Вот так, как это делал Шевчук. Добиться чего-то таким образом в разговоре с властью, в данном случае с Владимиром Владимировичем Путиным вряд ли возможно, Чулпан Хаматова могла добиться, а Шевчук не мог. Но он ничего и не добивался. Он же не требовал, чтобы Путин…

Н. АСАДОВА – А зачем тогда туда идти?

Н. СВАНИДЗЕ — А просто чтобы сказать, это публичное мероприятие. Шевчук пошел туда, чтобы сказать Владимиру Владимировичу Путину, что он думает о ситуации в стране. И он это сказал. Причем сказал одновременно твердо и в то же время абсолютно корректно. Не переходя на хамство, на оскорбления. Хотя его позиция абсолютно оппозиционная и тем не менее, она была высказана на мой взгляд очень достойно.

Н. АСАДОВА – Юрий Шевчук не только высказал свое мнение вслух, но еще принес папку, где какие-то болезненные моменты, связанные с Питером…

Н. СВАНИДЗЕ — Он кстати и про Охта-центр поднял вопрос. Его поддержал Басилашвили.

Н. АСАДОВА – Да, и все вопросы у него в папочке были сложены, и он ее передал Владимиру Владимировичу Путину. Реакция пресс-секретаря Владимира Владимировича – Дмитрия Пескова последовала: в этой папке изложена общеизвестная информация, это даже не вопросы, а просто констатация фактов, которая не требует реакции. Объясняет господин Песков то, что никакой реакции Владимира Путина на поднятые вопросы, в том числе письменным образом нет и не будет.

Н. СВАНИДЗЕ — Ну и хорошо. Дело Шевчука было принести папку, дело Путина было отреагировать или не отреагировать. Каждый сыграл свою роль. Многие вообще неправильно поняли происшедшее. Была какая-то восторженная реакция со стороны части либеральной общественности: вот теперь Путин сказал, что не будут разгонять. Ничего он такого не сказал. Имеющий уши да услышит. Я слушал внимательно Путина. Ничего он не обещал. Путин в своем стиле в привычном в понятном людям изложил содержание законодательства на данную тему. Он ничего никому не обещал. И Шевчук это кстати прекрасно понял. Он и не ждал никаких обещаний. Вообще не нужно от встреч с первыми лицами ждать каких-то обещаний. Идут как ходоки к Ленину. Я понимаю, когда речь идет о каких-то конкретных вещах. Чулпан Хаматова просила за фонд.

Н. АСАДОВА – Охта-центр это не конкретная вещь?

Н. СВАНИДЗЕ — Тоже конкретная вещь. А если идти: ой, а вы знаете, смягчите, пожалуйста, политический режим. Чушь собачья. Он не таким образом смягчается. Если Путин захочет смягчить, или ужесточить, он забудет спросить у Чулпан Хаматовой или у Шевчука. Если это в его власти индивидуальной. Но цель поэтому Шевчук на мой взгляд преследовал другую. И выглядело это поэтому очень хорошо. Он просто говорил как внутренне свободный человек. Человек, который не боится собеседника. Он говорил с чувством собственного достоинства, говорил раскованно, а Путин ему жестко отвечал. Прекрасный диалог.

Н. АСАДОВА – Кто от этого больше выиграл, потому что сейчас говорят о том, что Шевчук сходил, сказал, и что, и ничего он…

Н. СВАНИДЗЕ — А чего хотели-то?

Н. АСАДОВА – А с другой стороны власти это на руку, она показала свою либеральность, что вот, да мы можем говорить и с такими заядлыми оппозиционерами как Шевчук. Мы не боимся выслушивать это в лицо.

Н. СВАНИДЗЕ — Ну хорошо.

Н. АСАДОВА – И можем парировать. И возникает извечный философский вопрос: должен ли художник ходить на поклон царю.

Н. СВАНИДЗЕ — На поклон не должен.

Н. АСАДОВА – Встречаться, жать руку…

Н. СВАНИДЗЕ — Жать руку это не значит ходить на поклон.

Н. АСАДОВА – Должен ли он встречаться с властью, против которой он выступает?

Н. СВАНИДЗЕ — Шевчук не выступает против власти. Шевчук выступает против определенных проявлений. Он не выступает лично против Путина, не выступает лично против Медведева. Он выступает как гражданин страны. Человек, имеющий свое мнение, и почему собственно, если приглашает президент или премьер-министр, почему ни пойти на встречу и ни поговорить. Почему ни высказать свою позицию. Он что, ему руки целовал? Этого не было. Он выступал как абсолютно независимый свободный человек. Не знаю, у меня нет никаких здесь претензий ни к кому.

Н. АСАДОВА – Хочу еще поднять тему международную – обстрел «Флотилии мира» израильскими военными. Непонятная ситуация. Очень много вопросов до сих пор открытых. Это была провокация, устроенная некоторые говорят Турцией, может быть кем-то еще или была необоснованная агрессия израильтян?

Н. СВАНИДЗЕ — Я постараюсь быть достаточно кратким. На мой взгляд это была абсолютно очевидно провокация. Я не знаю, с чьей стороны. Я думаю, что в основе своей со стороны ХАМАС. В какой-то мере она была поддержана турецкими властями, потому что правительство Эрдогана, турецкого президента последнее время определенным образом лавируя и не держа прямой курс но, тем не менее, движется в сторону более исламистскую в целом. То есть правительство Эрдогана все-таки пытается заигрывать с мусульманами. Это менее светское правительство, чем предыдущее по своей политической направленности. И я думаю, что Эрдоган не возражает против определенного напряга отношений с Израилем. Он готов пожертвовать отношениями с Израилем ради отношений с мусульманским миром. Это провокация. Потому что они могли вести там сто тысяч тонн детских подгузников. Я не знаю, что они везли. Правы израильтяне, которые считают, что там среди строительных материалов, которые они везли, были некоторые запрещенные, содержащие военную опасность. Какие-то трубы, из которых можно потом ракеты мастерить. Возможно. Может, и нет. Но даже если это были лекарства и подгузники, если бы они прорвались, прорвали блокаду, это был бы прорыв блокады. И в следующий раз пошли бы десять кораблей уже не с подгузниками, а с ракетами.

Н. АСАДОВА – Сегодня заявление о том, что еще одна «Флотилия мира» держит курс на Сектор Газа.

Н. СВАНИДЗЕ — Совершенно верно. Думаю, что это абсолютно железно провокация. Но это с одной стороны, с другой стороны, что касается Израиля, очень топорные действия. То есть я понимаю, что они должны были держать лицо и не могли позволить прервать блокаду Сектора Газа, но они должны быть действовать гораздо более профессионально.

Н. АСАДОВА – Это было «Особое мнение» журналиста Николая Сванидзе. Спасибо, всего доброго.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире