17 мая 2010
Z Особое мнение Все выпуски

Пресненский суд Москвы отклонил иск Евгения Джугашвили к «Эху Москвы»


Время выхода в эфир: 17 мая 2010, 19:08

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». В студии главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Здравствуйте.



А. ВЕНЕДИКТОВ — Добрый вечер.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ждем через несколько минут Евгению Альбац. Но пока с главным редактором обсудим главную тему сегодняшнего дня внутри «эховскую» и не только. Пресненский суд Москвы отклонил иск Евгения Джугашвили к «Эху Москвы», внук Иосифа Сталина требовал 10 млн. рублей компенсации морального ущерба. Добиться своего не смог. Для вас это было предрешенное развитие событий?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Суд никогда не бывает предрешенным. Хотя мне казалось, что мы были достаточно убедительны хотя бы даже в документах еще до решения суда. Что у нас оспаривалось. Матвей Ганапольский сказал в прямом эфире, что Сталин подписал указ, в данном случае слово «указ» неточное, мы согласились, разрешающий расстреливать детей с 12-летнего возраста. Но он подписал. Но мы запросили архивы, получили рассекреченные документы, мы их опубликовали, представили. Что тут обсуждать? Тем не менее, 7 часов суда с 10 до 17 мы вынуждены были доказывать, что белое это белое, а черное это черное. Что красное это красное, а синее это синее. Более того, меня, конечно, совершенно потрясли люди, которые заявляют, что они поклонники Сталина, сталинисты, что Сталин наше все и при этом они доказывают, ну что он подписал, он же был одним из пяти секретарей ЦК. Он был такой же, как Каганович, Жданов, Ежов. Я говорю: подождите, вы хотите сказать, что Жданов, Каганович были равны Сталину? Что Сталин не был руководителем государства. Они говорят: да, Сталин не был руководителем. Он не имел права это подписывать. Получается, что я был самый сильный сталинист среди них, который говорил, что Сталин руководитель советского государства и имел право подписывать. Сказали бы они это при Сталине, что он не имеет права чего-то там подписывать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А что самое удивительное было в этой истории?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот это и было удивительно, потому что мы ожидали, что люди в суд идут хоть с какими-то доказательствами. Нет, разговор был простой. Вы все врете, документы фальшивые, Сталин не имел права ничего подписывать. А если он подписывал, никто не должен был – внимание – соблюдать то, что он подписывал. Потому что он не имел права подписывать. Как на это можно возражать? Поэтому моя позиция, позиция радиостанции была в этом смысле абсолютно простая. Ну вот же документы, вот они, видите, И. Сталин. Подпись – Сталин. Ну дальше что? Вам может нравится, что детей расстреливали с 12-летнего возраста, может, вы любите это, я не знаю. Но он подписал, хоть тресни, он подписал. Подпись вот она. И я думаю, что это и убедило суд, потому что мы там не занимались политикой, а они занимались политикой. Они нам рассказывали про катынское дело, про Израиль и Палестину, про то, что Сталин никто и звать его никак. А мы говорили: он руководитель государства, он подписал. А как иначе? Это какой-то бред и потерянный день моей жизни. Мне этот день жалко. Если честно, мне этот день жалко. Очевидная история. Но это первый процесс в Советском Союзе, в РФ, где суд, отказав им в их претензиях, признал таким образом нашу правоту. То есть подпись Сталина под такими документами, то есть ответственность политического деятеля за то, что он подписывает. Он за это отвечает.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Это важный итог этого дела.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это первая инстанция, посмотрим, будут ли они идти в кассацию. Если они пойдут в кассацию, то мы поставим вопрос о так называемом ненадлежащем истце. Объясню для наших телезрителей и радиослушателей, по законам РФ подать иск о защите чести и достоинстве, если человек уже ушел из жизни, может только родственник. Вопрос о том, является ли Евгений Яковлевич Джугашвили родственником Сталина, остается открытым. Мы знаем, что Светлана Аллилуева, дочь Сталина называла его самозванцем. Мы знаем, что его якобы «сестра», Галина Яковлевна называла его самозванцем. Значит, тогда мы будем требовать экспертизу. Еще раз возобновим наше требование провести научную экспертизу, то есть экспертизу ДНК. Для этого нужно будет эксгумировать Иосифа Сталина и в следующем часе у нас будет управляющий делами президента Владимир Кожин, и я задам ему вопрос, что если мы потребуем эксгумации, Кремль готов вскрыть могилу.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Но вы уже требовали этого.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Мы не требовали. Мы заявили ходатайство. Мы на нем не настаивали, потому что для нас сегодня было важно, по существу подписывал Сталин документ, разрешающий расстреливать детей с 12-летнего возраста или не подписывал. И неважно, кто подал. Вообще я не понимаю, почему родственники, такие законы. Даже если подал гражданин с улицы, сочтя себя сталинистом оскорбленным или общественное объединение, мне кажется, что главное доказать истину, а не кто подал. Поэтому мы сегодня придержали наше ходатайство, добились в суде, доказали свою правоту, если же наши оппоненты будут идти дальше, значит мы пойдем дальше тоже.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Какое-то ощущение сложилось от общения с этими людьми? Они пойдут дальше или им уже хватило этой истории?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Они пойдут дальше. Дело в том, что я хочу сказать в их защиту, что эти люди верят в то, что они говорят. Как мне кажется. Может быть, я ошибаюсь. Они верующие. А вера, как известно, не требует доказательств. То есть если бы они зарегистрировали какую-то религиозную секту типа «за Сталина», я бы их понимал гораздо лучше, чем сейчас. Ну верят, люди верят, что земля квадратная, солнце холодное. Что земля на китах, на дельфинах. Они верят. Ну что с этим поделаешь. Они реально верят. Эти люди реально верят, что все, что там про Сталина, все неправда.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Посмотрим, как дальше будут развиваться события. Спасибо большое Алексею Венедиктову, главному редактору радиостанции «Эхо Москвы».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире