'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 30 апреля 2010, 19:08



Н.АСАДОВА: 19 часов и 8 минут в Москве. Это действительно программа «Особое мнение». У микрофона Наргиз Асадова, и своим особым мнением с нами сегодня поделится журналист Леонид Радзиховский. Здравствуйте.



Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Здрасьте. Могу сразу сказать мнение. Я вот думал-думал — все-таки, пожалуй, лучше, чем в черном.

Н.АСАДОВА: Что лучше, чем в черном?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: То, в чем вы сегодня, пожалуй, лучше, чем в черном.

Н.АСАДОВА: Ну, вы в своем репертуаре. Мы тоже в своем репертуаре. Поэтому, как и всегда, на сайте «Эха Москвы» echo.msk.ru идет видеотрансляция нашей беседы, а также вы можете присылать свои вопросы Леониду Радзиховскому в эфир по телефону +7 985 970 4545. Ну, а мы начнем. И начнем мы с Украины. Ну, так уж повелось — вас все спрашивают про Украину. Тем более, что такое количество радостных и позитивных новостей оттуда пришло. Ну вот, в частности. Сначала глава Росатома Сергей Кириенко заявил, что Украина и Россия начинают активное сотрудничество в атомной отрасли и что рассматривается возможность создания совместного предприятия на паритетной основе, а потом уже премьер-министр России, Владимир Владимирович Путин сказал, что он рассматривает идею объединения «Газпром» и «Нафтогаз Украины». И дальше он сказал следующее. «Мы говорили об интеграции в атомной сфере — то же самое можно сделать и в газовой сфере. Предлагаю объединить «Газпром» и «Нафтогаз Украины». Вот такое заявление сделал Владимир Владимирович. Поэтому я не могу не спросить вас: это что, начало нового сближения Москвы и Киева?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы рады этому?

Н.АСАДОВА: Я — да. Я за то, чтобы братские народы были всегда вместе.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А я за то, чтобы вы радовались. Вам это идет.

Н.АСАДОВА: И все? Это все, что вы хотите сказать?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это то, что меня волнует в этом. Вы спрашивали, что меня волнует в этой теме. Я вам ответил. А если то, что меня не волнует в этой теме, вас интересует… Вы знаете, ну я сторонник того, что все хорошо в меру. Даже вот комплименты вам хороши в меру. Иначе это будет…

Н.АСАДОВА: Я рада, что вы осознаете это.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Конечно. Я вообще много чего осознаю. Иначе это будет приторно, и передача станет смешной. Не в том смысле, что она будет вызывать смех содержанием речей, а тем, что будут смеяться над нами. Правильно? Ну вот точно так же приторность плоха и в отношениях любых стран.

Н.АСАДОВА: Что значит приторность? Что плохого-то, что страны сотрудничают в таких важных сферах? Тем более, что нас со времен Советского Союза действительно инфраструктурно очень много чего связывает.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Что страны сотрудничают, это неплохо. Хотя соглашение по газу — это отдельное. Если хотите, могу отдельно об этом поговорить — соглашение газ-флот. Но в целом, в принципе, я бы сказал следующее. Сотрудничество стран — вещь хорошая. То, что Россия проглотила концерн «Ант», «Антонов», вещь тоже неплохая, потому что концерн «Антонов» очень хороший, говорят. Объединение атомных фирм или предприятий — это тоже, наверное, вещь хорошая. Плохо другое, с моей точки зрения. Плохо, что здесь могут возникнуть неприятные иллюзии, к которым очень склонна по крайней мере Россия. Ну вот, скажем, опять же, переводя на более приятную для меня тему, я бы все время вас осыпал комплиментами и вы бы улыбались — у меня бы постепенно могла возникнуть иллюзия, к которой я предрасположен, что это все не просто так. Что вы улыбаетесь не просто так. Такого рода иллюзия могла бы подвигнуть в неадекватным действиям. Это уже плохо. Аналогично — и Россия и Украина. В России существует заскок такой крайне популярный, что распад Советского Союза был великой катастрофой. Ну, уже бог с ней, со Средней Азией — отрезали, забыли. Бог с ней, с Прибалтикой — отрезали, забыли. Но вот воссоединение не атомных предприятий и не авиационных концернов, а полноценное государственное воссоединение братских славянских народов — это мечта прекрасная, еще какая-то неясная, а уже зовет меня вперед. Вот если такого рода иллюзия на фоне этой атомной и авиационной закуски возникнет, такое опьянение, и захотят продолжения банкета, то это было бы очень плохо. Во-первых, потому что это в принципе невозможно, потому что никогда в жизни Россия с Украиной не объединится. Но еще хуже, если бы действительно они воссоединились. Объясняю, почему, с моей точки зрения. Проблема России — это не отсутствие территории, это не отсутствие населения, это не отсутствие братской Украины. Проблема России — это катастрофическая российская отсталость. Россия — это 2% населения земного шара, это 3% мирового ВВП, это 12% мирового производства нефти, 22% мирового производства газа, и 0,3% мирового хайтека — смотря как считать. Попросту говоря, ноль. Это в пределах ошибки измерения. Если Россия хочет модернизироваться, то за счет Украины она этого не сделает. Модернизация России собственными силами невозможна. В компании с Украиной — невозможна. Она возможна только в случае стратегического союза, действительно с передовыми технологическими странами. Попытки объединения с Украиной, с Белоруссией, с другими республиками такого сорта не просто не помогают решить эту задачу, ничего подобного, они делают эту задачу в принципе не решаемой и не разрешаемой.

Н.АСАДОВА: Почему? Смотрите, Евросоюз объединился. Там очень разные страны. И, как мы сейчас видим, вроде бы Греция тянет назад Европу, и евро падает, Испания. Но, тем не менее, эти люди посчитали правильным объединиться и считают, что в будущем это принесет им пользу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не знаю, может быть, им это в будущем и принесет пользу.

Н.АСАДОВА: А мы чем отличаемся от них?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Очень многим. Мы отличаемся тем, что эти страны, Евросоюз, может быть, они вследствие объединения — я просто не такой знаток экономики и социальных процессов Европы, — может быть, они надеются вследствие этого объединения двинуться вперед. России, чтобы двинуться вперед, нужен внешний локомотив. Вот если вы хотите догнать технологически передовые страны, для этого есть один способ: взять их за руку…

Н.АСАДОВА: Я вас сейчас прерву здесь, мы уйдем на одну минуту рекламы, затем вернемся и продолжим наш разговор с Леонидом Радзиховским.

РЕКЛАМА

Н.АСАДОВА: 19 часов и 16 минут в Москве. Мы продолжаем передачу «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским. И до рекламы мы начали говорить о возможном сближении Москвы и Киева.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так вот, я еще раз повторяю, что выковырять изюм из украинской булки или изюм из украинского сала — авиаизюм, атомный изюм — это прекрасно. Выковырять добровольно, не силой взять, а добровольно, и попользоваться — это великолепно. Плохо одно: что это почти наверняка породит в России совершенно неадекватные иллюзии насчет сближения. Я еще раз могу сказать, что эти иллюзии нереальны. Украина никогда не откажется от своей самостоятельности. Но главное для России вовсе не это. Если бы Россия начала предпринимать серьезные, не трепаческие, не пиаровские, а серьезные усилия по воссоединению, то во всем мире, прежде всего в США и в Европе, это было бы воспринято, как, естественно, восстановление империи. Ценой этого была бы самая жесткая холодная война против этой новой Российской империи. Потому что если Россия, как они считают, демократическая или полудемократическая страна, еще может их в какой-то степени заинтересовать и даже могла бы теоретически стать их союзником, то Россия имперская, Россия, которая восстанавливается, будет восприниматься, безусловно, на Западе как враг, враг четкий совершенно. И, соответственно, ей будет объявлена в самой твердой форме холодная война. Что значит холодная война? Это значит, что мы можем сразу забыть о любых контактах в области технологий, мы сможем забыть о том, чтобы они делились с нами какими-то организационными технологиями, технологии ж бывают не только метал, какие-то нанокомпоненты и так далее, бывают и организационные, бывают и социальные, и так далее. То есть между нами будет, безусловно, прозрачный, по нынешним временам, не 50-е годы, но железный занавес. Или вы, Россия, хотите модернизироваться и пытаетесь встроиться и интегрироваться в западное сообщество, потому что модернизироваться за счет Китая мы не можем, это слишком опасная и сомнительная игра, модернизироваться мы можем только за счет стратегических контактов с Западом. Или вы отрезаетесь от него, говорите «Мы восстанавливаемся сами, мы восстанавливаемся как империя, мы объединяемся с Украиной, с Белоруссией, может быть, в перспективе со Средней Азией, и, восстановившись таким образом, мы сами себя модернизируем». Мое глубоко убеждение заключается в том, что сами себя модернизировать мы можем только в прямо противоположную сторону — как в социологическом, так и в техническом, так и во всех других отношениях. Все эти страны, Украина из них самая передовая, намного более отсталые, чем Россия, намного более отсталые технологически, намного более отсталые социально. Объединяясь с ними, мы будем выравниваться по их уровню. Если мы реально хотим интегрироваться с передовыми странами, то в этом отношении, кстати, нам Украина очень могла бы помочь, а именно: вот смотрите, Путин сказал слова, что надо объединить «Газпром» и «Нафтогаз» — здесь есть два разных способа объединения. Способ первый: объединяются «Газпром» и «Нафтогаз», и тем самым мы продолжаем процесс интеграции на двоих — мы и Украина вдвоем. Этот способ разъединяет Россию с Европой. Совершенно другой способ — если «Нафтогаз» объединяется и с «Газпромом», и с какими-то европейскими компаниями, на троих. Это могут быть разные европейские компании, я не буду перечислять многочисленные энергетические компании Европы. Но если «Нафтогаз» часть своих акций передает «Газпрому», продает, передает, обменивает, неважно, а часть продает, передает, обменивает европейским компаниям, то тогда этот самый «Нафтогаз» становится не стенкой, отделяющей Россию от Европы, а мостом, соединяющим Россию с Европой. Интеграция вдвоем — это инкапсуляция и отделение от них. Интеграция совместная — это способ соединиться с ними.

Н.АСАДОВА: Ну, для того, чтобы не зависеть от Украины и чтобы Украина не стала той самой стенкой, для этого строится «Северный поток».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Но если при этом, построив «Северный поток», вы проглотите, только мы одни проглотим «Нафтогаз», заодно проглотим атомную промышленность Украины, заодно проглотим авиационную промышленность Украины, а дальше подумаем: черт возьми, а почему бы нам не проглотить в той или иной форме еще и всю Украину, не построить с ней какие-то особые отношения? Тогда мы ясно объясняем, показываем, демонстрируем Европе: мы восстанавливаем, к восторгу нашего населения, Советский Союз. На что Европа ответит: «Прекрасно. Восстанавливайте Советский Союз, но во всем объеме. Советский Союз жил за железным занавесом, и вы его получите. Советский Союз имел холодную войну с Европой, с Америкой, и вы ее получите. Отлично. Восстанавливайтесь. Но только если вы сели обедать, заказывайте все блюда. Помните, что за сладким последует и первое, и второе, и так далее. Смотрите только, не обожритесь. Если у вас такой крепкий желудок, вперед, нет проблем».

Н.АСАДОВА: То есть обед, вы считаете, будет обязательно комплексным?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Обязательно. Отдельно сладким блюдом не ограничимся.

Н.АСАДОВА: Ну что ж, это «Особое мнение» Леонида Радзиховского. Я хочу на другую тему с вами сейчас поговорить. Вот сейчас идут всяческие репетиции парада на 9 мая. И уже начали подсчитывать, во сколько нам это встанет. В частности, газета «Труд» опубликовала некие цифры. Например, почти 7,5 миллиардов рублей — это расходы бюджетов регионов на празднование 65-летия Победы. Один миллиард рублей — это расходы федерального бюджета. 185 миллионов рублей потратят на создание сайта и международного пресс-центра в Москве. Еще 45 миллионов рублей потратят на разгон облаков в Москве на 9 мая. То есть, в общем, огромная сумма на это тратится. У нас вчера в эфире радиостанции «Эхо Москвы» был заместитель начальника ГУВД по Москве Вячеслав Козлов, который, собственно, устраивает… то есть он будет обеспечивать безопасность всех этих мероприятий, и он тоже говорил, что никогда такого в своей жизни он не встречал — 193 мероприятия общегосударственного и общегородского масштаба будет в этот день проведено в Москве. И когда я его спросила о том, кто сможет попасть на парад, он говорит: «Ну, в общем, никто». Потому что пригласили более 500 депутатов из разных стран, другие заграничные лидеры приедут, плюс будут ветераны, естественно, которым приглашения через ветеранские организации распространяет город. Я спросила: ну, может, тогда на генеральную репетицию 6 мая кто-нибудь сможет попасть? Он говорит — тоже не смогут попасть. Перекрываются улицы, люди, которые там живут, например, на Тверской, не смогут спокойно выходить из дома, заходить в магазины. Вот такой вот коллапс. Это для кого вообще делается и зачем это делается?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, как вам сказать. Вот вы на косметику тратите больше, чем на хлеб?

Н.АСАДОВА: Определенно, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Для кого?

Н.АСАДОВА: Для себя.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Все, вы ответили на свой вопрос.

Н.АСАДОВА: То есть это косметика для наших властей?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну разумеется.

Н.АСАДОВА: Но просто я трачу свои деньги на косметику, а они тратят наши с вами.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А вы считаете, что у нас с ними разные деньги? Они так не считают. Ваши деньги — их деньги. Ну, правда, их деньги — не ваши деньги. Но это уже маленькие накладки. Они ценят свою косметику не меньше, чем вы. Правда, я не думаю, что они достигнут таких совершенств, как вы. Но это уж, как говорится, кому что бог дал. «Тополь-М», танки «Т», я уж не знаю, какой там «Т», — это их косметика. Она дорогая, она довольно эффектная. Но, еще раз повторяю, мне больше нравится ваша.

Н.АСАДОВА: А почему, скажите, вообще, как вы думаете, было принято решение возобновлять эти военные парады? Ведь они довольно долго в России не проводились, да и многие страны отказались от этого.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, что они нам, эти дикари? Ну, они отказались, а мы возобновили. Ну гордиться чем-то… Вы любите гордиться?

Н.АСАДОВА: Да. Но я не горжусь вот этими всеми огромными машинами, которые ездят по дорогам Москвы и разбивают их.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так я говорю — у вас своя косметика, а у них своя. Они гордятся своей косметикой, а вы своей. Гордиться чем-то надо. Без гордости человек не человек, а президент тем более не президент. Ну, чем гордиться президенту? Естественно, можно гордиться, например, высоким уровнем жизни своего населения. Мы можем этим гордиться. По сравнению, например, с Нигерией или с Сомали. Но в мире есть не только Нигерия и Сомали, есть другие страны. По сравнению с ними, нам трудно гордиться высоким уровнем жизни населения. Можно гордиться культурой, наукой. Мы можем гордиться Пушкиным, это правда. Чеховым — тоже правда. Но вот как-то за последние несколько десятков лет кроме фильма Михалкова гордиться особо нечем.

Н.АСАДОВА: Вот, кстати говоря, о фильме Михалкова. Вы его смотрели? Мы, конечно же, говорим с вам об «Утомленных солнцем — 2: Предстояние».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Как всякий русский, я предстоял Михалковым, стоя во фрунт, наслаждался.

Н.АСАДОВА: И как вам этот великий фильм для великой страны?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я в восторге. Великий трэш для великой страны — это то, что нам надо. Нет, я могу об этом отдельно сказать. Пожалуйста.

Н.АСАДОВА: Да, я бы хотела.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А вы смотрели?

Н.АСАДОВА: Нет, не смотрела, но я так чувствую, поскольку все обсуждают, мне придется это сделать.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Разумеется.

Н.АСАДОВА: Например, во Владивостоке директора школ, по некоторым данным, получили указание устроить для старшеклассников массовый поход в кино на фильм «Утомленные солнцем». И даже вот представители нескольких кинотеатров Владивостока подтвердили, что заявки на коллективный просмотр фильма поступают постоянно. Потом выступил депутат-единоросс Владимир Мединский, сказал, что фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем: Предстояние» должен увидеть каждый старшеклассник и каждый служащий армии.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Понятно. Но он, наверное, своих детей водит за всех — за себя и за того парня, поскольку не все посмотрели, то он много раз ходит. Но, по-моему, это фильм, который детям до 16-ти лет все-таки лучше бы… хотя старшеклассникам 16 лет. Видите ли, в чем дело, с моей точки зрения, это фильм абсолютно бездарный в художественном смысле и крайне полезный в политическом и идеологическом смысле. Дело в том, что от Михалкова — великое кино о великой войне — ну чего мы ждали? Исполнения папиного гимна и показа, как мы 22 июня… там события начинаются 22 июня, но 22 июня мы не можем сразу разбить всех немцев, но мы можем сделать массу полезных вещей. Классически: наш солдат с «коктейлем Молотова» бросается на зловещую громаду немецкого танка, эта сволочь горит, наш солдат там прикладом добивает пару немцев, и так далее, и все это под звуки гимна Михалкова. То есть такое классическое ура-патриотическое кино — за веру, царя и отечество…

Н.АСАДОВА: А почему вы считаете, что ура-патриотическое кино очень важно и полезно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я так не считаю.

Н.АСАДОВА: Но вы сказали, что оно идеологически полезное.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Потому что Михалков снял антипатриотическое кино. Вот прямо антипатриотическое кино. Потому мне оно кажется идеологически важным и полезным. Я считаю, что чем-чем, а хвастливым кино, идеологически правильным, мы сыты. Кстати, это отнюдь не наша привилегия. Хвастливое искусство, искусство хвастовства со времен Гомера — «Илиада», «Одиссея», Шекспир, который выставлял Жанну д’Арк просто глупой проституткой, которую англичане ловят, и так далее. Хвастливое патриотическое кино делают гении и бездари, его делают за деньги и по велению души. Это просто жанр такой — хвастливо-классически-патриотическое искусство. Так вот, я не знаю, что хотел снять Михалков, но снял он фильм антихвастливый, антипатриотический, а главное — антивоенный. Редкий случай для российского кино, когда снято антимилитаристское кино. Кино милитаристское от немилитаристского отличается не количеством сгоревшей бронетехники и даже не количеством…

Н.АСАДОВА: Оторванных рук и ног.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, оторванного человеческого мяса. Оно отличается одним: если кино героическое, то в нем война имеет смысл, военные действия имеют смысл, они красивы именно тем, что они имеют смысл. Если кино антимилитаристское, антивоенное, то военные действия в нем не имеют смысла, это безумный хаос — невероятный, безумный, никуда не ведущий кровопролитный хаос. Вот как на знаменитой картине «Герника» — гармония мира разрушена. В красивом военном кино солдат восстанавливает гармонию мира — он действует осмысленно, он добивается цели, он добивается результата, и это красиво. В фильме Михалкова это страшный, а главное, абсолютно бессмысленный кровавый хаос, и война — это просто дерьмо. Хотя это отечественная, такая, сякая. Но он показал впервые в нашем кино абсурд и бессмысленность войны. Может быть, это результат тот, что он не мог снять нормальный фильм.

Н.АСАДОВА: Это Леонид Радзиховский и его особое мнение. Мы сейчас прервемся на новости и рекламу, а затем вернемся в эту студию. Никуда не уходите.

НОВОСТИ

Н.АСАДОВА: 19 часов и 33 минуты в Москве, это передача «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским. У микрофона Наргиз Асадова. Я напоминаю телефоны прямого эфира, куда вы можете присылать свои смски с вопросами для Леонида — +7 985 970 4545. И также напоминаю, что у нас на сайте «Эха Москвы» — echo.msk.ru — идет видеотрансляция нашей беседы. Мы говорили о праздничных шествиях и парадах на майские праздники. Но также завтра 1 мая, и будет несколько митингов и демонстраций проведено различными политическими силами. В частности, будет акция против Лужкова. Вот что вы можете сказать по этому поводу?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Что я в ней не участвую.

Н.АСАДОВА: Почему? Вы хотите, чтобы Юрий Михайлович остался мэром нашего города?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, я, честно сказать, этого тоже не хочу. Но, во-первых, вы знаете… поэт Бродский в больнице лежал, к нему пришел один и говорит: «Ты знаешь, в Москве такие события. Вот Евтушенко публично выступил против колхозов». На что Бродский ответил: «Да? Если Евтушенко против колхозов, то я за». Вот поскольку в первых рядах борцов с Лужковым неожиданно оказался Жириновский, то, пожалуй, в такой ситуации я бы повторил эту фразу Бродского. На самом деле, надо просто различать, что разные силы есть против Лужкова. Вот, например, я с большим удовольствием почитал доклад Немцова и Милова. По-моему, это довольно серьезная работа и довольно основательная, хотя в ней есть несколько пунктов, кстати, значение которых авторы, по-видимому, сами оценили не до конца. Ну, например, то, что за 10 лет население Москвы увеличилось практически в два раза. Надо сказать, что если бы на месте Лужкова был не Лужков, а комбинация из, допустим, Черчилля, Столыпина и Александра Македонского, то все равно справиться с таким наплывом людей и оставить нормальный уровень жизни людей в городе практически невозможно. Только Иисус Христос мог бы справиться. Так что — действительно, объективная ситуация у московских властей очень тяжелая, что, впрочем, ни в малейшей степени не снимает с них вину за массу других вещей. Ну, например, за то, что Москва стала притчей во языцех (справедливо или несправедливо, не знаю) в плане коррупции, и так далее. Но, с другой стороны, вот когда Жириновский нападает на Лужкова, то это на меня производит, откровенно говоря, отталкивающее впечатление, в том числе потому что, как я недавно узнал, по крайней мере об этом написал на вашем сайте префект Северного округа Митволь, мотивация Жириновского, по словам Митволя, заключалась в том, что есть какой-то московский строитель Хесин, который имел конфликт с московским правительством, недополучил там какие-то деньги, а он является спонсором Жириновского, и после этого Жириновский напал на московское правительство. В общем, я хочу сказать, что…

Н.АСАДОВА: А не все и равно, у кого какие причины делать то, чего вы хотите?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Согласен. Ну, на самом деле, далеко не все равно. Потому что от этого зависит, кто воспользуется результатом, что далеко немаловажно.

Н.АСАДОВА: Так они и воспользуются, если вы в этом не будете участвовать, нет?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А если я буду участвовать, они воспользуются с моей помощью, вот и все. Воспользуются в любом случае — либо с моей помощью, либо без нее. Нет, ну, в общем, я разделил бы тут две темы. Несомненно, московская власть нуждается в обновлении, это очевидно для всех, тут даже вопроса нет. Другое дело — какие формы все это хозяйство принимает. И мне очень забавно, как эту ситуацию разрулит верхнее начальство. Вот эти концентрированные наезды на московскую власть — я, честно говоря, не верю, что они возможны в нашей стране без отмашки сверху. Может быть, не отмашки Путина и Медведева солидарной, а каких-то чиновников. Не знаю. И вот это крайне интересный вопрос. С одной стороны, если под влиянием движения снизу, митингов, например, или не под влиянием, а просто одновременно с этими митингами уйдет московская власть, то это для начальства верхнего очень опасный прецедент. Потому что — что ж, получается, что можно под давлением снизу добиваться снятия властей? Это куда ж мы идем? Просто бунтовщики хуже Пугачева. Опаснейшая и, можно сказать, действительно подрывающая основы ситуация. С другой стороны, если сейчас московская власть останется формально, Лужков должен уходить в июне 2011 года, а в ноябре 2011 года — выборы в Государственную Думу, и новый мэр, который придет в июне, должен за считанные месяцы так отстроить систему, чтобы выборы в ноябре 11-го года прошли на высоком идейно-художественном уровне. То есть я просто хочу сказать, что ситуация с московскими властями очень, как любит выражаться Лужков, системная и многофакторная. Можно ли снимать под влиянием каких-то смердов, которые собираются и что-то пищат? То оскорбление самой идеи сакральности власти. Понимаете, или уж у нас власть ездит на «Т-34» и на «Тополях», или это власть, которую можно снимать. Нескладуха какая-то. С другой стороны, когда снимать? С третьей стороны, когда снимешь, как проводить новую власть? То есть это сложная система. И те люди, самые разные люди, которые сегодня… представляете, когда Немцов и Жириновский внезапно оказались по одну сторону баррикад — это же удивительная ситуация. И те весьма разнообразные люди и разнообразные силы, которые играют в эту игру, кто-то играет осмысленно, кто-то играет бессмысленно, в общем, это действительно такая довольно забавная ситуация. Что же касается лично Жириновского, то мне действительно не хотелось бы вольно или невольно оказаться с ним по одну сторону никакой баррикады. Но это мое особое мнение.

Н.АСАДОВА: Да, действительно, это «Особое мнение» Леонида Радзиховского. А по поводу влияния снизу, о котором вы говорили. Вот сейчас как раз Госдума хочет ограничить возможность проведения автопробегов и митингов. В частности, акции с использованием машин могут быть приравнены к обычным протестным акциям. И, например, та самая акция московских автомобилистов против машин с мигалками, как вы помните, проходила, она не сможет так вот хаотично проводиться по желанию масс или автомобилистов, надо будет ее регистрировать, в определенном месте и в определенное время проводить, спрашивать разрешение у московских чиновников, если это в Москве, или у других чиновников других городов.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Знаете, ну, я не знаю, как это прокомментировать. Я думаю, что у нас самое честное, что есть в нашей стране, это дороги. Потому что единственная часть мозга человека, которая вынесена наружу, это глаза. Правда? Вот я смотрю вам в глаза — я вижу часть вашего мозга. Вот единственная часть нашего общества, которая реально показана, это дороги. На них видно, что у нас сословное феодальное общество, где дворяне имеют одни права, крестьяне — другие права, дворяне ездят в каретах, крестьяне на саночках, дворяне тоже разные: королевский выезд — это одно, герцогский — другое, просто дворянина — третье. И так далее. Вот это правда. Это реальная правда нашей жизни. Конечно, было бы очень неплохо, по крайней мере мне как крестьянину хотелось бы, чтобы мои права хотя бы отчасти уравнялись с правами дворян, чтобы они не ездили со спецсигналами, не давили смердов своими колесами и так далее. Это мое крестьянское желание. Но естественно, что дворяне этого не хотят. Но как бы то ни было, кто бы там чего ни хотел, дорога — это действительно срез, реальный снимок нашего общества — сословного, феодального, с абсолютно разными правами принципиально разными, более того — взаимоисключающими.

Н.АСАДОВА: Поэтому инициатива Думы абсолютно идеологически выдержана?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Абсолютно. Дворянская дума принимает законы, охраняющие дворянские права. Это совершенно очевидно. Но я, кстати, в связи с машинами хотел сказать о теме, которая меня, пожалуй, больше всего заинтересовала в эту неделю. Вас она почему-то не заинтересовала, что странно. А меня вот единственное, пожалуй, что заинтересовало. Я не знаю, кто это предложил — дворяне, крестьяне или еще кто, о предложение абсолютно правильное: чтобы автомобили, которые были выпущены более 20-ти лет назад, не имели права ездить по улицам Москвы и других городов. Вот есть некоторые ценности, которые объединяют и дворян, и крестьян, всех. Машины, которые активно отравляют окружающую среду, к сожалению, они отравляют не только своих владельцев. Они отравляют всех. Ни отравляют, между прочим, детей этих владельцев, их жен, их семьи. Но это их собственный выбор. Вот вы хотите отравляться — травитесь. Но вы травите и других людей. В Москве абсолютно катастрофическая экология. И если бы удалось принять решение о запрете ездить машинам больше 20-ти лет, это был бы гигантский прорыв к здоровому образу жизни в Москве. Кстати, эти автомобили можно выкупать по остаточной стоимости. Я думаю на это деньги бы у нашего государства нашлись. Если нашлись 4 миллиарда долларов на выкуп трех кораблей Черноморского флота, то, наверное, нашлись бы деньги и на выкуп этих автомобилей по остаточной стоимости, и это было бы действительно, может быть, первое разумное действие, направленное на спасение людей, потому что дышать в Москве нечем. Полагаю, что и в других городах России тоже. Вот это новость, которая меня максимально заинтересовала. Это, конечно, антипопулистское. Потому что большинство наших людей такие: подохну, но от своего металлолома не откажусь.

Н.АСАДОВА: Ну почему? Люди с удовольствием отказываются от металлолома, если им взамен при небольшой доплате дают новые автомобили.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я и говорю — надо выкупать по остаточной стоимости, определив разумную. Может быть, с доплатами, не с доплатами, не знаю. Но это действительно реальная вещь, направленная на борьбу за здоровье. Это точно совершенно.

Н.АСАДОВА: Ну что ж, это было «Особое мнение» журналиста Леонида Радзиховского. А я с вами прощаюсь, увидимся на следующей неделе. Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире