'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 апреля 2010, 19:08

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день. Это программа «Особое мнение». В студии телекомпании RTVi и радио «Эхо Москвы» Ольга Бычкова. С особым мнением журналист Леонид Радзиховский. Добрый вечер тебе.



Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, для меня он не очень добрый, ну ничего.

О.БЫЧКОВА: Ладно, все пройдет, до свадьбы заживет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну я надеюсь.

О.БЫЧКОВА: Приехал бедный обжегший руку Леонид Радзиховский, но, несмотря на это, он продолжает героически комментировать сегодняшние события.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Приложил руку ко лбу — а мыслей-то много, лоб горит! Ну и сжег.

О.БЫЧКОВА: Конечно. Умище-то! Разумеется. Давай мы начнем с Дня Победы и амнистии, постановление о чем приняла в окончательном чтении Государственная Дума. Как ты думаешь, надо было объявлять такую широкую амнистию, как предполагалось изначально, как это было на предыдущий юбилей Дня Победы и даже не один? Ограничились только дедушками-ветеранами фронта и тыла, которые оказались в местах лишения свободы, всего пара сотен человек.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Вообще, 200 человек — это, естественно, никакая не амнистия. Меня вот эти 200 ветеранов войны, которым минимум по 83 года… как-то меня очень удивило, что 200 ветеранов сидят в тюрьмах, да еще и, по-видимому, по относительно легким статьям, судя по всему. Потому что, как я понимаю, за убийство амнистии нет, да? Я вот пытаюсь себе представить судью, который 80 с лишним летнего ветерана за относительно легкое преступление закатывает в тюрьму. Какая-то нескладуха, по-моему. Может быть, я чего-то не понимаю, но или они сидят со сталинских времен там, с 53-го года, потому что их посадили, когда они были молодые, а вот чтобы сейчас — человеку за 80, он ветеран войны, и ему за относительно легкое преступление наматывают срок. Чепуха какая-то! А надо ли было устраивать более широкую общую амнистию? Ну, это вопрос сложный, это просто юристы конкретно должны говорить.

О.БЫЧКОВА: Ну вот правозащитники, например, говорят, что под эту амнистию должны были подпасть все обвиняемые или осужденные за преступления небольшой и средней тяжести, не связанные с преступлениями против личности, по неосторожности, те, кто имеют серьезные болезни, инвалиды и достигшие пенсионного возраста, беременные и имеющие несовершеннолетних детей и так далее.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, на мой вкус, да, это звучит вполне разумно. Тем более, все говорят, опять же, я не знаю, но статистика у нас какая-то жуткая — сотни тысяч заключенных, 700 тысяч, по-моему, какая-то астрономическая цифра, если я не ошибаюсь. И, конечно, если можно просто элементарно почистить тюрьмы, то есть облегчить существование… там же, говорят, переполнены камеры, и всякая такая штука. Поэтому — почему не воспользоваться таким благовидным предлогом и не избавить лагеря, тюрьмы и так далее?

О.БЫЧКОВА: А почему раньше объявляли амнистии, а сейчас фактически нет? С чем это связано, как ты думаешь?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Непонятно. Не представляю даже отдаленно. Понимаешь, логика действий законодателей настолько сложна… Ведь чтобы понять их интеллект, надо обладать как минимум сопоставимым. Я даже и не пытаюсь. Некоторые заявления законодателей… Ну вот, допустим, есть такой законодатель, йеху такой — он делает настолько странные и удивительные заявления, что просто невозможно понять его мотивацию. Его разум намного сложнее организован, чем мой, и, следовательно, понять причины его заявлений мне абсолютно не дано. Вот он написал в редакцию газеты, что они, напечатав интервью Ходорковского, помогали тем самым угонять какие-то дрезины. То есть он обвинил, вот я слышал интервью главного редактора «Независимой газеты», он обвинил газету по статьям, где говорится об угоне автотранспорта. Вот каким образом, напечатав интервью Ходорковского, может быть, возмутительное, преступное, ужасное, можно тем самым угнать или помочь угнать автодрезину, это понимает только депутат Думы. Я это понять не в состоянии. Поэтому я не могу оценить разум Перельмана, например. Точно так же я не могу оценить разум этого йеху. Это высоко, это мне недоступно. Поэтому почему они от такой элементарной меры, как разумная амнистия, от которой десятки тысяч людей выиграли бы, по крайней мере, не совершавших насилие против личности и не рецидивистов… чего им там сидеть? Совершенно непонятно…

О.БЫЧКОВА: Тут Андрей пишет: «Пепел обсудите». А чего обсуждать этот пепел?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это не ко мне. Онищенко надо вызывать.

О.БЫЧКОВА: Очень печальная история просто. 10 миллионов человек во всех странах суммарно сидят на чемоданах и не могут никуда улететь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Тут надо вызвать или Онищенко, или некоторых из ваших выступающих, которые обнаружили тут руку НАТО. Дело в том, что Исландия, как известно, страна НАТО, и вполне возможно, что это тайное секретное оружие НАТО, которое они испытывают. Тем более, что, с одной стороны, они создают алиби, что вот, дескать, у них в Лондоне самолеты не летают — знаем мы их Лондон. А облако-то движется в нашу сторону, между прочим, так потихонечку-потихонечку, под прикрытием…

О.БЫЧКОВА: Что тоже не может быть простым совпадением.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Какое уж тут совпадение? Это натовские вентиляторы, которые… Только что прошла, между прочим, всемирная ассамблея по запрету ядерного оружия, а это оружие формально как бы не ядерное, а фактически это оружие массового поражения. Это в некотором смысле военные эксперименты НАТО в Исландии. Мне кажется, что твой старинный поклонник Александр Андреевич мог бы более убедительно развить эту тему. Но и у меня кое-какие мыслишки имеются. Вот в этом аспекте, это американское оружие, примененное в Исландии. Отмазка в виде Лондона и Парижа, а облачко-то так к нам, к нам, к нам, и аккурат на 9 мая кислотные дожди-то у нас и прольются в случае, если американские войска не будут участвовать в параде. А если будут, то они облачко обратно отгонят.

О.БЫЧКОВА: Да это понятное дело.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот так вот.

О.БЫЧКОВА: Конечно отгонят, еще бы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Теми же методами, какими к нам гонят, теми и отгонят.

О.БЫЧКОВА: Разумеется. Ладно, хорошо. Мы сейчас сделаем небольшой перерыв в программе «Особое мнение». Леонид Радзиховский вернется в эту студию прямого эфира буквально через минуту. Помните, что у нас есть номер для ваших смсок — +7 985 970 4545. Вернемся в студию. Здесь, между прочим, продолжает работать у нас веб-камера и веб-трансляция, которая показывает Леонида Радзиховского, пьющего из красной чашки. Вот продолжайте наслаждаться этим зрелищем, а я пока потренируюсь произносить название этого исландского вулкана. Пока слабо.

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу «Особое мнение». Леонид Радзиховский здесь, в студии телекомпании RTVi и радио «Эхо Москвы». Про Киргизию спрашивает Влад из Чикаго. Он, между прочим, резонно замечает, что первый раз после цветных революций на постсоветском пространстве Россия не сказала, что события в Киргизии не инспирированы Западом и ЦРУ. Это в продолжение как раз исландского облака. «Почему Россия этого не сделала?» Наоборот, было сказано сегодня, что благодаря совместным усилиям России и США, Китая и еще кого-то удалось предотвратить худшее.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Там 80 убитых. Они имели в виду что худшее? 800 убитых?

О.БЫЧКОВА: Ну наверное.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, ты знаешь, когда наши сообщили, что нету там зловещих западных или не западных, в общем, нет иностранной руки, из этого стало по крайней мере понятно, что рука России его поддерживать не будет. Это было очевидно.

О.БЫЧКОВА: Бакиева?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Бакиева, да. Потому что если бы мы его поддерживали, то, конечно, мы боролись бы с какой-то иностранной рукой. Вообще, «иностранная рука» — это само выражение настолько зловещее, настолько угрожающее, что понятно, что всякий, кто борется с иностранной рукой, по определению делает правильное дело. А Бакиев с иностранной рукой не боролся. То есть Россия свою руку разжала и Бакиева не поддерживала уже давно. Это первое. Второе — что касается Бакиева, меня, конечно, поразило. Вчера вот ко мне приезжали телевизионщики, тогда было еще непонятно, чего он хочет, и спрашивали: «А чего он борется за власть?» Я тоже был поражен, честно говоря. Все от него отступились, никто его не поддерживает. Единственное, до чего он может добороться, это что ему башку оторвут. Думаю — неужели такой вот зверский инстинкт власти? Вопреки всему, не глядя никуда, до последнего. Но, как выяснилось, это не так. Никакой тут мистики власти нету. Обычный человек. И боролся-то он всего-навсего, как вроде бы сейчас говорят, за право безопасно оттуда слинять и за безопасную возможность удрать от мышеловки для своих родственников. Ну, может быть, удрать от мышеловки и еще сыра чуть-чуть унести. Или чтобы за ними не бежали за этим сыром. Так что свою шкуру Бакиев спасал и своих родственников. Вроде бы это были все его мотивы. Что касается того, что мы с американцами и мы с китайцами. Ну, насчет китайцев не знаю — у них, кстати, действительно большое влияние в Киргизии. А вот выражение «мы с американцами», я думаю, не только к Киргизии относится. Киргизия — это просто одно конкретное значение. Сейчас такая функция, это же очевидно. Имеют место попытки общего сближения или, как минимум, имитации такого сближения. И Киргизия — удачный повод показать, что и тут мы друг другу не противоречим, и тут мы вместе, мы с вами, вы с нами. А сближение с Америкой — это отдельная тема, намного более широкая, чем Киргизия. Но Киргизия — это просто одна из иллюстраций вот этой самой перезагрузки. Вроде бы действительно на сей раз она более серьезно делается, чем когда только Клинтон о ней объявил. Что же касается самой Киргизии, то здесь тоже довольно интересно. Потому что все грехи, которые есть у Бакиева, они же совершенно универсальные. Взятки, расхищение госсобственности и коррупция немереная, и так далее.

О.БЫЧКОВА: То есть ничего нового он нам не продемонстрировал.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Абсолютно. Более того — если бы назвали такую страну в Средней Азии и во всем СНГ, где этого нет или это есть в каких-то ничтожных размерах, то вот это было бы действительно интересно. Но ведь не везде же при этом происходят революции. Тем более, такие кроворазлитные. Ну вот на Украине достал их в свое время Кучма — выкинули Кучму, выбрали Ющенко. Достал их Ющенко — выкинули Ющенко, выбрали Януковича. В сущности все одно и то же по кругу крутится, но хотя бы иллюзия движения. И при этом никакого кроворазлития. А в Киргизии как минимум 80 человек перебили, магазины громили и так далее. Поэтому я думаю, что то, что называется в качестве причин все это безобразие — воровство беспримерное и так далее, это условие, абсолютно недостаточное для кроворазлития, поскольку, еще раз повторяю, в других странах СНГ этого нет, и, в общем, это даже условие не необходимое, потому что, мне кажется, даже если бы там было меньше коррупции… вот при Акаеве вроде ее было меньше — тем не менее, они точно так же вспыхнули. Это особенность национальной менталитета, истории их, национального темперамента.

О.БЫЧКОВА: Может быть еще повторение на следующем витке?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Естественно. А куда ж они денутся? Это у них уже такая программка. Но постепенно, наверное, что-то будет меняться. Но не за один и не за два раза. Самое, пожалуй, любопытное для меня в этой всей истории — это лишняя иллюстрация того, что всех организаций под названием СНГ, ШОС, ОДКБ просто в природе не существует, поскольку они в такой ситуации, когда одни из стран, входящих в СНГ, ШОС, ОДКБ, попала в самый разлом — у них и революция, и резня, и президента сбрасывают, и кровопролитие, — полное молчание. «Служенье муз не терпит суеты, прекрасное должно быть величаво…»

О.БЫЧКОВА: Ну а что они должны делать? Ну, сделали бы они еще очередные заявления, хотя некоторые делали…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Какие заявления? Этот самый Бакиев обрашался к мировому сообществу: пусть введут войска ООН, пусть рассмотрят на сессии ООН, пусть приедут

эксперты ООН. Он не обращался в СНГ — соберите срочно сами министров иностранных дел СНГ.

О.БЫЧКОВА: Тем не менее, реально действительно Путин и Медведев звонили туда-сюда — и Бакиеву, и Отунбаевой…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В смысле времени не пожалели, что звонили?

О.БЫЧКОВА: Не, ну как, они действительно засучили рукава, судя по всему, и разруливали эту ситуацию, пытались что-то сделать.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Очень я сомневаюсь, что они разруливали эту ситуацию. Позвонить — позвонили. Так я думаю, ему не только Путин звонил — многие звонили. Проблема-то не в этом. Если страна подписывает договор — я не могу сейчас воспроизвести текст договора ШОС, но очевидно, что один из пунктов этого договора, что в случае каких-то экстремальных условий организация ШОС, организация СНГ, организация ОДКБ должна что-то делать. Иначе — зачем она нужна? Если она вообще ничего не делает, то согласись, что…

О.БЫЧКОВА: Но как она может предотвратить беспорядки в центре столицы страны? Вот как это можно сделать?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Предотвратить беспорядки она не может, она не знает заранее, что беспорядки будут. Но когда беспорядки начинаются, они многое могут сделать. Они могут прислать своих экспертов, они могут выступить переговорщиками между борющимися сторонами, они могут прислать гуманитарную помощь, они могут ввести войска. Они массу вещей могут сделать. Между прочим, если завтра в соответствии с буйным нравом бельгийцев начнется кровопролитная революция в Бельгии и короля начнут рвать на куски, я тебе гарантирую, что и кровожадное НАТО, и ЕС, и масса других организаций, членом которых является Бельгия, не будут с величавым спокойствием смотреть на это дело — «едите вас мухи с комарами, чего-нибудь у вас да получится», — наверняка влезут с ногами во внутренние дела Бельгии. А во внутренние дела Киргизии никто не влез. Я не оцениваю, хорошо это или плохо. Может быть, это прекрасно. Может быть, это очень разумно.

О.БЫЧКОВА: Во внутренние дела Киргизии влезли другим способом.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот. Я просто говорю, что организации, обязанные формально как-то помочь государству в минуту жизни трудную, показали, что эти организации де-факто не существуют, а существуют только их бренды, которые ничего не означают. В чем, собственно говоря, никто заранее и не сомневался. Например, США не входит ни в ОДКБ, ни, как ни странно, в СНГ, ни даже в ШОС. Тем не менее, они оказывали какое-то влияние — умное или глупое, правильное или неправильное, но оказывали. И другие страны, которые в эти организации не входят, некое влияние оказывали.

О.БЫЧКОВА: Ну, Россия входит и оказывала.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Россия входит и оказывала, но оказывала вовсе не потому, что она член СНГ и ОДКБ. Например, Белоруссия тоже член СНГ и ОДКБ — она вообще понятия не имеет, что там в Киргизии происходит. Ни одна страна СНГ не почесалась. Россия оказывала. Не потому, что она член этих организаций, а потому что она Россия. То есть я же не говорю, что роль России равна нулю. Я говорю, что роль этих международных организаций абсолютно никакая.

О.БЫЧКОВА: Ну понятно. Алексей интересуется: «Как вы считаете, есть ли у Бакиева политическое будущее?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну…

О.БЫЧКОВА: Вот дальше он двинул в сторону Казахстана или дальше куда-то еще.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В Казахстане есть ли у него политическое будущее? Возможно. Будет конкурентом Назарбаева. В Киргизии у него политического будущего нет. В Казахстане — не знаю. Может, есть. Может, еще какой-то симпатичный остров купит, и будет там будущее. Акаев живет в Москве. После изгнания из Киргизии в виде утешения его избрали членом Российской Академии наук. Может быть, найдется добрая страна в мире, которая и Бакиева изберет академиком или орденом наградит. А другого будущего у него, по-моему, особо нет. Вообще, когда вышвыривают, да еще так вышвыривают, и челочек сам при этом отрекается, ну, никакого будущего…

О.БЫЧКОВА: Вот вопрос еще задают тебе на другую тему: «Лужков разрешает портреты Сталина, а Путин в последнее время адекватно политику Сталина осуждает. Что это такое? Пиар-акция со злым или добрым следователем или как?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, интересный вопрос. Я, вообще, не думаю, что Юрий Михайлович такой шахид, что вопреки приказу начальства с портретами в зубах бросался бы на стенки. Я думаю, что как минимум он не получил жесткого указания не вешать. Не вешай, а то тебя повесим — вот такого указания точно не было. Если б было, то ни о каких портретах речи бы не шло. Как минимум, высшее начальство или все умыло руки, или часть умыла, часть не умыла. В общем, нейтралитет в этом вопросе, по-видимому, Лужкову гарантирован. Кроме того, я бы тут, честно говоря, даже не преувеличивал роль одного Лужкова, поскольку знаю, что аналогичные мероприятия и в Петербурге какие-то… там, говорят, на 9 мая будут пускать черные «воронки» с портретами Сталина для перевоза людей, и кондукторов и водителей оденут в форму ЧК НКВД, раздадут им игрушечные пистолеты, за отдельную плату могут в затылок стрелять резиновыми пулями.

О.БЫЧКОВА: Да ладно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот такие мероприятия для поднятия интереса публики вроде бы в Петербурге намечаются.

О.БЫЧКОВА: Нет, я читала у Кирилла Балберова в блоге на «Эхе», питерского человека, что там какое-то рекламное агентство решило приклеивать портреты Сталина на троллейбусы в городе.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну вот я тебе говорю — когда на троллейбусе появляется портрет Сталина, считай, это уже черный «воронок». Это как бы первый шаг. Когда ты садишься в такой троллейбус, ты, естественно, ощущаешь себя в черном «воронке», едущем в светлое будущее. Но не только в Петербурге. Воронежцы мечтают под портретом любимого вождя походить, насколько я знаю. Волгоградцы рвутся.

О.БЫЧКОВА: Но, наверное, не все воронежцы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не все. Кто говорит, все? Дело в том, что у нас, понимаешь, народ просит. У Искандера есть такая повесть — «Сандро из Чегема». И там Лакоба, впоследствии расстрелянный, говорит, что — я прислал вождю ящик мандарин, и вождь заплатил мне из своего небольшого жалования. Казалось бы, не разорилась бы Абхазия, если бы эти мандарины вождь не оплатил. На что Сталин говорит: «Не мы сажали эти мандарины, дорогой Нестор, народ сажал!» И вот пишет Искандер, что Сталин сказал фразу, и «я ощутил ее волшебную музыку: не мы сажали, народ сажал!» Это действительно так. Вот Украину называют «Малороссия», так? А Россию стоит называть — «Мазороссия», то есть страна мазохистов. Огромное количество мазохистов, которые ловят свой скромный кайф от того, что смотрят на портрет того, кто моего дедушку убил, кто мою бабушку изнасиловал, и свой скромный кайф я при этом ловлю. Это национальная забава, особенность национального менталитета. Мазороссия. И не стоит эту «мазость» мазать исключительно на Лужкова. Тут дело не в нем. Народ просит! Не Лужков просит — народ просит. Ветераны просят. Странные, конечно, ветераны, которые говорят, что они бежали в бой с криками «За родину! За Сталина!» Интересно, что они еще успевали крикнуть? «Выполним решение XVIII Съезда ВКП(б)!», «Увеличим производство чугуна в два раза!» Вот я знавал некоторых людей, которые воевали, и они говорят, что большего издевательства, чем слова, что солдат, когда он бежит в атаку, кричит про родину, про Сталина, про папу, про маму, про ВКП(б)… солдат, бегущий в атаку, как мне говорили люди, которые в нее бежали, кричит одно-единственное слово, если вообще что-то кричит: «Ура!» Потому что это слово короткое. А выкрикивать лозунги идиотские, политруком придуманные…

О.БЫЧКОВА: Не та ситуация, понятно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это только в фильмах. На «Мосфильме» — это нет проблем. А вот по жизни как-то это сложнее.

О.БЫЧКОВА: Ладно. Делаем перерыв в программе «Особое мнение» еще один, и потом продолжим разговор с Леонидом Радзиховским.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу «Особое мнение». Леонид Радзиховский в студии телекомпании RTVi и радио «Эхо Москвы». Вот Михаил нам тут же из Питера написал, что «у нас коммунисты уже что-то сказали, но закс уже заявил, что никакого Сталина на троллейбусах не будет». Ну вот хорошо им — у них не будет Сталина на троллейбусах.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, значит, у них такой закс. А у нас, насколько я понимаю, закс другой — который обвенчан с Юрием Михайловичем в церкви, и никогда в жизни наш московский закс против законного супруга рот не откроет. Московская Городская Дума, эквивалент петербургского заксобрания, естественно, против портретов Сталина возражать не будет. Кстати сказать, есть, между прочим неплохой выход из этой ситуации, в которую они сами себя загнали, но они им не воспользуются. Ну повесьте вы портрет на троих — Ялтинская конференция: Черчилль, Рузвельт, Сталин. Историческая фотография. Действительно, живая история — раз. Приятно будет союзникам — два. В таком контексте самые отчаянные либералы слегка поуспокоятся — вот как я обжег руку, а они приложат свои обожженные лбы к этой фотографии и немножко охладятся. Три.

О.БЫЧКОВА: Так это уже картинка на другую тему будет. В том-то и дело.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну как на другую тему? Ялтинская конференция — итоги войны, туда-сюда. Вроде исторический факт. Ведь Лужков-то на что напирает? Что это, мол, объективная историческая реальность. Из истории верховного главнокомандующего не выкинешь. Это точно. Правда, если вы хотите объективности, то почему не повесить портрет Берии? Берия был зам председателя Госкомитета обороны. И вклад его в войну был совсем не маленький. Поменьше, наверное, чем у Сталина, но очень даже большой.

О.БЫЧКОВА: Потому что Берия — английский шпион. Или какой?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А вы подпишите: «Маршал Советского Союза, зампред Госкомитета обороны, английский шпион, Л.П.Берия» — будет полная и объективная историческая реальность. Вся наша история в этой подписи проследится от начала и до конца. Если вы хотите полный исторический анамнез Сталина, то напишите о его деяниях под портретиком. Но это ж никто не прочтет — длинно будет. А просто раззолоченный портрет — это элемент нынешнего такого гламурного культа гламурной личности.

О.БЫЧКОВА: А вот Митек нам не советует тут шутить с эксгумациями, потому что, глядишь, коммунисты потребуют клонировать этот организм. Это он к вопросу об известном судебном процессе.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, с эксгумацией вы, ребята, завертели крепко, тут ничего не скажешь. Эксгумация Сталина — называется ли это «рыться в грязи и разгребать грязь» или нет? Или это оскорбление покойного? Можно ли сказать, что те журналисты, которые требуют эксгумации трупа Сталина, занимаются разгребанием грязи? Есть же такая журналистская профессия — разгребатели грязи.

О.БЫЧКОВА: Они просто хотят выяснить, кем является человек, который говорит, что он внук.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Английским шпионом, это и так понятно.

О.БЫЧКОВА: Ну хорошо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Человек, который говорит, что он является внуком Сталина, естественно, является английским шпионом. У меня, правда, вопрос: а какие отношения со Сталиным у Венедиктова? Вот после того, как проведут эксгумацию, я бы взял ДНК Алексея Алексеевича и сравнил — может быть, он тоже в некотором отдаленном родстве находится.

О.БЫЧКОВА: Нет, точно нет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А откуда ты знаешь?

О.БЫЧКОВА: Не похож.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А, а тот похож?

О.БЫЧКОВА: Похож.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так Венедиктов усы отрастит — тоже похож будет. Как в «Бриллиантовой руке» — «ты зачем усы сбрил?»

О.БЫЧКОВА: А потом — Венедиктов себя не выдает ни за каких внуков.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это правда.

О.БЫЧКОВА: И в суд с этим не обращается.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это правда, разница есть, да.

О.БЫЧКОВА: Конечно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Но, вообще говоря, товарищи сталинисты, которые так сильно волнуются, они себя очень подставили. Я прочел обоснование. Там есть какой-то чудик по фамилии Мухин, который давно занимается возвеличиванием Сталина. Может, он тоже его родственник, я не знаю. У них там большая семья. Так вот, когда они стали раздувать этот сериал «Джугашвили тоже плачут», кто там чей сын, законный, незаконный, чей внук — ну, в общем, советско-бразильский сериал…

О.БЫЧКОВА: Ты говоришь не про этого Мухина, а про другого Мухина.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну неважно. Про того, про этого. Так там некто Мухин написал (я сейчас у вас прочел), что для того, чтобы доказать, что тот Джугашвили является сыном того Джугашвили, а тот Джугашвили — сыном того Джугашвили, надо посмотреть распоряжение правительства о выделении персональной пенсии этому самому курсанту, когда он учился в военном училище. И я подумал — черт возьми, что же может быть написано в этом распоряжении? «Курсанту Джугашвили, поскольку он является внуком Сталина, выделить пенсию, большую, чем другим курсантам»? Где же в таком случае абсолютно бессребренничество, отсутствие семейственности?

О.БЫЧКОВА: Это ты сейчас что такое цитируешь?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я цитирую исковое заявление некоего Мухина, который говорит, что доказательством того, что тот Джугашвили является внуком Сталина, может служить тот факт, что когда этот Джугашвили учился…

О.БЫЧКОВА: Я не знаю, что это за заявление. Я не знаю, кто этот Мухин. Будем считать, что это есть.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так вот, если какому-то Джугавшили выделили стипендию и написали: «выделяем как внуку Сталина больше, чем другим», то это бросает страшное пятно на светлый облик товарища Сталина. До сих пор мы знали, что он убивал и потрошил всех встречных и поперечных, абсолютно не интересуясь, в каком они к нему находятся отношении. Людоед Людоедыч, и сорта мяса не различал. Вдруг выясняется, что он мало того, что народ потрошил, еще и своим родственникам оказывал особые услуги. Почему курсанту Джугашвили надо платить больше, чем курсанту Иванишвили? То есть они, товарищи коммунисты, тем самым подрывают последнее, что у нас осталось — веру в то, что Сталин хотя бы не оказывал поощрения своим прямым родственникам — своим внукам, правнукам и так далее. Так что я бы на их месте был поосторожнее с такими заявлениями.

О.БЫЧКОВА: Вот смотри, как-то много тебе сегодня вопросов задают, и все по сегодняшним событиям. Рита из Казани поздравляет нас с тем, что «теперь у рабов ОМОНа новый объект — уважаемые товарищи журналисты на акциях. Как вы к этому относитесь?» Речь идет о том, что московская милиция выдаст журналистам, которые освещают массовые мероприятия в столице, карточки безопасности, то есть они имеют право там находиться, их не надо бить, примитивно говоря.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну хорошо. Мы же знаем, что журналисты — это благороднейшие люди России. Они будут отдавать эти карточки совершенно не имеющим к журналистике отношения людям, будут подставлять свои спины под дубинки ОМОНа, писать об этом репортажи, а другие люди с карточками журналистов будут безнаказанно проходить.

О.БЫЧКОВА: Безнаказанно проходить мимо, не рискуя оказаться…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это проверка журналистов на вшивость. Вот ты получил незаконную привилегию, как внук Сталина — ты готов ее отдать постороннему человеку и получить по хребту полной омоновской дубинкой? Если готов, ты настоящий журналист. Если не готов…

О.БЫЧКОВА: Слушай, а почему нужно вообще получать по хребту омоновской дубинкой, если в принципе и так существуют разные законы и подзаконные акты, согласно которым журналист при исполнении, значит, он при исполнении, у него есть такая обязанность, у него должно быть удостоверение, не надо ему больше никаких карточек.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Оль, закон — это закон. А дубинка — это подзаконный акт. Вот и все.

О.БЫЧКОВА: Надзаконный акт.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, это уж кому как. И когда они этим подзаконным или надзаконным актом тебя оглоушат, ты им закон в ответ. Вот так — у тебя закон, у них подзаконный акт. Что сильнее? Нет, ну все это обычный и нормальный наш порядок. А какой? Другого порядка у нас как-то за последние 500 лет не было. Журналистов еще не было, но порядок был такой. Были какие-то подьячие, какие-то царские такие подьячие, сякие подьячие. Я бы, кстати, эти карточки тоже разделял. Например, если это журналист правильного издания, как говорится, «нашего» издания, карточка одного цвета, а журналистам некоторых других изданий я бы давал такие карточки, чтобы их два раза приложили: один раз просто, а второй — по карточке. И все. А правильные издания — у них правильные карточки. Потому что если у всех карточки одного цвета…

О.БЫЧКОВА: То есть перечеркнутые омоновской дубинкой.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да-да, по цветам. Если у всех одинаковые карточки, то какой смысл работать в правительственном издании? Скука смертная.

О.БЫЧКОВА: Зачем ты тогда туда пришел?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я зачем пришел? За гонораром, естественно.

О.БЫЧКОВА: Нет, кто-нибудь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Скука смертная. На ОРТ, например, на РТР. Тоска зеленая. А карточка точно такая же, как у «Эхо Москвы».

О.БЫЧКОВА: Послушай, не все ведь ходят на всякий акции и митинги, с другой стороны.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Правильно. А теперь начнут. Получат карточку и побегут.

О.БЫЧКОВА: А зачем же представителям совсем правильных изданий ходить на то, что не существует, если, например, смотреть по их новостям?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это правда.

О.БЫЧКОВА: Поэтому им и карточки не нужны.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: То есть наличие карточки уже доказывает, что это издание плохое.

О.БЫЧКОВА: Вот!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Диссидентское, оппозиционное.

О.БЫЧКОВА: Вот это правильно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Потому что нормальному человеку и карточка не нужна. Это правильно, я согласен.

О.БЫЧКОВА: Конечно. Нет человека — нет карточки.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Или наоборот: нет карточки — нет человека. И так бывает.

О.БЫЧКОВА: Нет карточки — есть человек.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет. Нет человека — нет карточки. Но может быть и наоборот — если он припрется на митинг без карточки: нет карточки — нет человека. Так тоже бывает.

О.БЫЧКОВА: А если старушка припрется какая-нибудь совершенно посторонняя просто?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Без карточки?

О.БЫЧКОВА: Вообще просто с собачкой шла мимо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, понимаешь, добрый мент ее проводит, куда шла. А если старушка попадется бедовая, то не взыщи, старая. Тут уж, как говорится, старикам везде у нас почет. Но, опять же, старикам с карточкой. А если у тебя карточки нет…

О.БЫЧКОВА: Ну да, до следующей амнистии может оказаться далековато, конечно. Спасибо большое. Это был Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение». Спасибо, что ты героически выдержал сегодня, несмотря ни на что. Следующий раз — через неделю.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире