'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 февраля 2010, 19:08

М. КОРОЛЕВА – Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Мой собеседник сегодня Михаил Веллер, писатель. Михаил, здравствуйте.

М. ВЕЛЛЕР — Здравствуйте, Марина.



М. КОРОЛЕВА – Мы с вами никак без сегодняшнего дня не обойдемся. 23 февраля. Давайте я просто начну с вопроса нашего слушателя. «Что для вас праздник 23 февраля, отмечаете вы и если отмечаете, то как?»

М. ВЕЛЛЕР — Не так много на свете праздников и отмечать их бывает все-таки приятно. Учитывая, что рос я в незапамятные ноне времена по армейским гарнизонам, для которых этот праздник был главный в году после разве что Нового года, 7 ноября и 1 мая. Да и то не факт, что после.

М. КОРОЛЕВА – Интересно, что 9 мая вы не называете.



М. ВЕЛЛЕР — А 9 мая когда-то не праздновали в те старые времена. Праздновали 1, а 9 было, между прочим, и парады были на 1 мая. Это было совсем давно.

М. КОРОЛЕВА – Кстати, нелишне напомнить тем, кто сейчас нас слушает, возможно, это не все помнят. Для тех, кто сейчас 9 мая празднует как главный праздник.

М. ВЕЛЛЕР — Действительно для тех, кто потерял память или опоздал родиться. Я согласен.

М. КОРОЛЕВА – Скорее для вторых.

М. ВЕЛЛЕР — Да, так вот поскольку это с детства уже входит в натуру, то отказаться от этого трудно и, кроме того, неизвестно, чего ради. Другое дело, что со временем в перестроенные времена, задолго до них, в 60-е годы стали рыть под 23 февраля, что там было под Псковом, кто там кого останавливал. Короче говоря, под святость повода, под изначальный подвиг 23 февраля 1918 года подкопались, конечно, основательно.

М. КОРОЛЕВА – А был подвиг?

М. ВЕЛЛЕР — Но дата все-таки осталась. Вы знаете, насколько сейчас разбираюсь я в колбасных обрезках, не сегодня об этом говорить, потому что сегодняшний день 23 февраля условен. Это день армии, день защитника отечества как-то звучит немного политкорректно-погано. Ни Богу свечка, ни черту кочерга. Российская армия была советской армией, которая совершила немало подвигов, о которых известно. Но 23 февраля 1918 года, насколько знаю я, немцы, которые начали не наступление даже, а продвижение на восток, поскольку в Брест-Литовске о мире не договорились. Они 18-го двинулись, погрузившись в эшелоны, со всеми тылами. 23-го достигли намеченной линии и остановились. После чего умные большевики сделали логичный вывод: раз они остановились, значит это наша победа. Хотя товарищ Дыбенко Павел бежал так, что остановился сначала в Гатчине, потом в Самаре, потом пожил на Украине, чтобы не шлепнули под горячую руку, тогда это было просто. То есть 23 февраля немцы прекратили продвижение на восток, без какого бы то ни было противодействия со стороны нарождающейся Красной Армии. А тогда даже еще Красной гвардии. Вот в общем и целом и все. Затем, поскольку каждый праздник базируется на мифе народном, вырос вот этот замечательный миф и 23 мужчине не выпить и не закусить, по-моему, просто неразумно.

М. КОРОЛЕВА — Но если уже разобрались, что миф, в конце концов, действительно историки в большинстве своем об этом свидетельствуют, может быть, как-то тихонечко сдвинуть, перенести, тем более что это был день образования ленинской армии, страна уже другая. Россия.

М. ВЕЛЛЕР — Марина, вы знаете даже в те времена, когда советскому народу в поголовном порядке не только бывшим христианам, но также и бывшим мусульманам, иудеям было приказано думать, и буддистам, зачем обижать, и шаманистам, что Иисуса Христа не было никогда, Новый год все-таки праздновали, не привязывая его ко дню рождения Иисуса. То есть где Иисус, а где мы. А праздники они все-таки заложены в натуре человеческой. И, кроме того, если традиция уже сложилась, без крайней надобности ломать ее не надо, потому что традиции делают из аморфной толпы народ со своей памятью.

М. КОРОЛЕВА — Андрей вас спрашивает, можно ли обсудить новость, которая его глубоко потрясла о том, как грабители забили до смерти буквально в эти дни ветерана, чтобы украсть у него ордена. Это в Липецке произошло. 92-летний ветеран, действительно его избили, он некоторое время пролежал в реанимации, умер. У него украли ордена, продали за 6 тысяч рублей. Это новость, которая сегодня многих наших слушателей потрясла. И все это происходит как раз в день защитника отечества. У нас слушатели задаются естественным вопросом: вот что происходит с ветеранами, а вот вам праздник дня защитника отечества, вечный огонь ли, празднования какие-то, парады и так далее.

М. ВЕЛЛЕР — Вы знаете, страна у нас большая, и несчастья происходят ежедневно. Убийства происходят ежедневно десятками и сотнями по стране, то, что это произошло сегодня с ветераном, конечно, это ужасно еще и в силу этого совпадения. По моему простому разумению ребята честно наработали себе на расстрел. Говорить тут больше не о чем. Все остальное гримасы политкорректности. Что можно сказать. И еще одно. Я с трудом могу себе представить, чтобы в обществе, где традиции сильнее, где существует воспитываемое с младенчества уважение к старшим, где старший означает главный и лучший, потому что он-то прошел все то, что тебе еще только предстоит. И он-то коли дожил, и от позора не удавился, и вел себя достойно, уже по факту возраста своего заслуживает уважения. Чтобы в таком обществе пацаны могли избить и ограбить ветерана.

М. КОРОЛЕВА — То есть дело не в том, что это ветеран, это вы хотите сказать?

М. ВЕЛЛЕР — Я хочу сказать, что бандитизм такой самый мелкий бандитизмом, хулиганство хулиганством, но, к сожалению, кроме этого существует и общее неуважение общества к ветеранам и к старшим, которое начинается с уровня власти. Увы и ах.

М. КОРОЛЕВА — Мы продолжим тему 23 февраля, но уже на Кавказе. Но прежде странный вопрос от Дмитрия я так понимаю, что вы готовы что-то по этому поводу сказать. Давайте попробуем. «Как вы относитесь к новому питерскому закону мерить рост собак, тем самым определяя степень их опасности?»

М. ВЕЛЛЕР — Вы знаете, это замечательное начинание. Почему же только Америке иметь идиотские законы. Типа в одном штате нельзя свистеть под водой. А в другом нельзя привязывать лошадь не помню, к какому безумному предмету. Я полагаю, что с этой точки зрения самое безопасное животное это змея, потому что в высоту она от силы несколько сантиметров. Самый опасный конечно слон, а уж сенбернары и лабрадоры, я прошу прощения ньюфаундленды, водолазы это конечно, породы самые опасные, потому что они крупные. То есть получается, что колли добрейшая, обожающая людей и детей особенно, колли опасная собака. А питбуль это не очень опасная собака. Потому что она совсем не высока на ноге. Кто это придумал? Кем работал этот человек, он был землемером, или он был учителем черчения. А теперь занялся измерением собак. Или он себе что-то мерил измерительными приборами. И это у него отложилось в подсознании, не могу сказать, но это очередной пример идиотизма.

М. КОРОЛЕВА — С другой стороны как вы говорите, почему же только Америке иметь такие законы. Может быть это проявление демократии.

М. ВЕЛЛЕР — Мы как-то демократию и цивилизованность вечно как ту бочку, которую открыли не с той стороны. Можно бы что-нибудь другое. Да-да.

М. КОРОЛЕВА — Мы пожалуй, все-таки вернемся к 23 февраля. Потому что этот день не только день защитника отечества в нашей стране, но есть регионы, где этот день давно отмечают как день памяти и скорби. А вот сегодня буквально за два часа до того как мы здесь встретились в студии, в Чечне обнародован официально указ Рамзана Кадырова о том, что теперь 23 февраля будет официально в Чечне днем памяти и скорби. Надо заметить, что из Ингушетии пока таких сообщений не приходило, хотя стоит напомнить, что 23 февраля это еще и дата депортации чеченцев и ингушей в 1944 году. Смотрите, как получается у нас. Где-то празднуют, где-то поднимают бокалы, радуются, поздравляют, дарят мужчинам подарки, защитникам отечества, бывшим военным, нынешним. А где-то в каких-то регионах заметьте, нашей страны России люди плачут, скорбят. Сегодня агентство сообщают о том, как на торжественном собрании люди плакали буквально, как показывали спектакль о депортации. Как это все у нас совмещается и как совместить, все-таки может быть кому-то нужно уступить, кому-то нужно уступить свой праздник, а кому-то может быть день памяти?

М. ВЕЛЛЕР — Я давно говорю, что мудрость заключается в том, чтобы идти самостоятельно на шаг впереди пинка судьбы. И правителю, прежде всего, подобает мудрость, ибо от его глупости или мудрости больше зависит. Мы пока не получаем пинок, сами не делаем ничего. Вместо того чтобы все-таки раз и навсегда устроить нечто вроде процесса над преступлениями сталинской эпохи, каковой процесс не нужно делать главным и единственным содержанием эпохи, потому что преступления не должны зачеркивать достижения, но достижения не должны зачеркивать преступления. Было у нас и то и другое. И самим, если Россия правопреемница Советского Союза, принести покаяние и сказать, что да, мы этого не хотим, мы больше не такие, мы к этому не должны иметь отношение. Мы ждем, и получили очередную на самом деле плюху. Потому что очень интересный поступок, сильный поступок с одной стороны абсолютно права Чечня, которая день этот объявляет днем скорби и памяти, с другой стороны это означает продолжение идеологической независимости Чечни от РФ. Когда у вас праздник, неизвестно почему, у нас скорбь и мы знаем, почему. Разлом общих праздников и общих традиций один из аспектов разлома державы. То есть это продолжающийся процесс реального де-факто отделения Кавказа.

М. КОРОЛЕВА — А как вам кажется, как должна Москва на это реагировать? Действительно ведь все знают, что депортация была, святой день, день памяти и скорби. И что, как-то дать понять Чечне, что это неуместно или как? Как реагировать, как действовать?

М. ВЕЛЛЕР — Точно так, как действуем. Молчать в тряпочку. Потому что внятного сказать ничего невозможно. Сами поставили себя в такие условия.

М. КОРОЛЕВА — Хорошо. Но может быть Москва должна встретиться с Рамзаном Кадыровым, объяснить ему, что это неправильно, что страна единая и так далее.

М. ВЕЛЛЕР — Ни один честный человек не посмеет сказать ему, что это неправильно. В том-то и фокус.

М. КОРОЛЕВА — Понятно. Тогда мы плавно переходим от этой темы к смежной. Потому что здесь много вопросов к вам. Вы об этом у нас в эфире еще не говорили. По поводу истории со Сталиным и рекламными щитами. Которые появятся к Дню Победы. Их будет немного, но они все-таки будут. И московские власти на этом настаивают. Они не собираются свое решение отменять. Вас спрашивают, вопрос простой, учитель истории из России: одобряете ли вы решение московского правительства установить рекламные щиты со Сталиным по городу и как лично вы оцениваете роль Сталина в Великой Отечественной войне?

М. ВЕЛЛЕР — И такой же процент щитов с надписью: спасибо товарищу Путину за наше счастливое детство. На самом деле понятно, что мы имеем дело не с реальным Иосифом Виссарионовичем Джугашвили, а с мифическим Сталиным, который был персонификацией достижений, побед, славы великой народной имперской и так далее. Который был персонификацией вот этих лозунгов: жить стало лучше, жить стало веселее. Хотя было и не лучше, и не веселее. Но миф был создан прочный. А кроме того, когда все стало разваливаться на куски, и когда ветеранов 90-летних стали избивать, грабить, убивать молодые шакалы в день Красной Армии, то представляется, что уже при Сталине этого может быть не могло быть. Хотя бывало всякое, но после войны бандитизм был подавлен в течение нескольких месяцев. Жесточайшими неполиткорректными мерами. Бандитизм, бандформирования, оружие в руках — расстрел на месте или все по расстрельной статье.

М. КОРОЛЕВА — Вам про это и говорят. Порядок был.

М. ВЕЛЛЕР — Абсолютно справедливо. Другое дело, что когда был порядок, нужно понимать, с чем в одном флаконе идет порядок. На самом деле это почему ужасно. Это потому ужасно, что той свободе и демократии, которые народу пытаются впарить за свободу и демократию, народ предпочитает крутого кровавого тирана, но при котором кажется, так ретроспективно глядя, большой части населения кажется, было больше порядка. Было больше справедливости, было больше славы и державе. Это как тот попугай у вдовы Грицацуевой, который вскрикнул: дожились. Вот это называется, дожились. Вот вам плоды 20-летней почти что демократии. Хотя на самом деле не демократии…

М. КОРОЛЕВА — А демократия здесь причем?

М. ВЕЛЛЕР — Демократия тут при либерализации экономической в первую очередь, притом, что из этого получилось, потому что вы знаете, подавляющее большинство людей в 70-е годы насчет Сталина думало уже с большим сомнением. Было еще слишком много тех, кто сидел, но остался жив. Слишком много тех, кто получал инфаркты, когда слышали, что ночью под окном остановилась машина. Страшные были дела. Сейчас это все не представить. Это все ушло, а осталось желание величия государства, славы государства, пользы государства и причастности человека к этому великому государству. Поскольку ничего этого сейчас нет, то за неимением более понятного, более внятного, конкретного, за неимением чего бы то ни было, хотят хотя бы портреты Сталина. Вот и все.

М. КОРОЛЕВА — Ну хорошо мифы есть. Вы сами сказали, да, создана мифология. Но есть множество людей, которые в это верят. А вы говорите процесс над Сталиным. Как это возможно? И вообще если инициировать процесс над сталинским режимом, кто должен…

М. ВЕЛЛЕР — Я сказал не процесс над Сталиным, а над преступлениями сталинской эпохи.

М. КОРОЛЕВА — Совершенно точно.

М. ВЕЛЛЕР — Это не совсем одно и то же. Одной краской товарища Сталина мазать нельзя. Красок было как минимум несколько.

М. КОРОЛЕВА — Но вы представьте себе теперь, как разделится, расколется снова общество, еще по какому-то новому сколу.

М. ВЕЛЛЕР — Есть вещь, которая не раскалывает общество никогда. Называется она справедливость. Справедливость это инстинкт коллективного выживания, который дан на плоскость социально-этических отношений.

М. КОРОЛЕВА — Но проблема в том, что справедливость понимают по-разному.

М. ВЕЛЛЕР — Нет, нет. Если все красить только черным или только белым, то всегда будет половина за и половина против. Нужно воздавать должное. А у наших ребят как-то мозги все больше устроены, которые работают по части идеологии, в отсутствии которой клянутся. Или все похерить или наоборот, все покрасить розовым. Ну надо же быть чуть-чуть умнее.

М. КОРОЛЕВА — Так все-таки кто должен инициировать процесс над преступлениями сталинского режима?

М. ВЕЛЛЕР — Снизу такие вещи не проходят. Раньше для этого существовал идеологический отдел ЦК, сейчас для этого существуют политтехнологические структуры президентской службы.

М. КОРОЛЕВА — То есть это, по сути, должна инициировать администрация президента или страшно сказать, сам президент?

М. ВЕЛЛЕР — Во-первых, я не вижу в произнесении слова «президент» ничего страшного. И то, что вы это сказали, это уже тоже симптоматично и забавно. Опять же дожили, сказал попугай. Во-вторых, инициировать это можно, откуда угодно, хоть от нас с вами сейчас. Но пойти это может только оттуда.

М. КОРОЛЕВА — Еще. Сергей из Тюмени вас спрашивает: чем портреты Сталина лучше портретов Ленина? Ведь тот и другой отдавали указания об убийстве неповинных людей, руки у обоих в крови. А статуи Ленина стоят в каждом городе. Правда, я свидетельствую, особенно стоит выехать из Москвы, где мне кажется, уже не так много памятников осталось относительно, но все Подмосковье, области, регионы, все установлено памятниками Ленину.

М. ВЕЛЛЕР — Народ так устроен, что не может он не иметь никакого позитива в своей истории. Потому что тогда получается, ну и шайка у этого Тома Сойера, скажут люди, одна рвань. Это получается, что мы и не народ никакой вовсе, а какие-то холопы недодавленные, холуи бездарные, у которых не было ничего в истории кроме провалов, преступлений и людишки-то все поганые, всех по очереди мы их объявили какими-то недоумками. Это совершенно невозможно. Это противоречит тому самому социальному инстинкту.

М. КОРОЛЕВА — И поэтому Ленина надо оставить везде?

М. ВЕЛЛЕР — А кто у нас в 20 веке за сто лет последних, уже 110, возьмем с 1900 года, кто был государь-император Николай Александрович, балда, простите Господи. А дальше были сплошные большевики. А потом пришел Ельцин с реформаторами, а сейчас нынешнее правительство. Как посмотришь с холодным вниманием вокруг, как писал Лермонтов, то жизнь такая шутка дурацкая, что и сказать невозможно. Вот поэтому должен быть хоть кто-то. Пусть будет хоть Ленин, нельзя людям не иметь авторитетных исторических фигур. И поэтому люди эти фигуры мифологизируют на глазах. Им потребны не такие фигуры как были на самом деле, а такие, какие они должны быть как обязательные вехи социокультурного и исторического пространства любого народа. Структура психики так устроена. Иначе нельзя.

М. КОРОЛЕВА — Завершая эту часть, я вам процитирую нашего слушателя из Казани: Петр Первый тоже был деспот, почему мы его превозносим, а Сталина нет? У нас тут уже завязался спор на экране, Петр Первый, Ельцин, Сталин, Ленин, все решают, кто лучше и так далее. Так вот, Петр Первый тиран, правда же?

М. ВЕЛЛЕР — Тиран.

М. КОРОЛЕВА — Ну, чем лучше Сталина?

М. ВЕЛЛЕР — По большому счету ничем не лучше. И Сталин ничем не хуже. При Петре Первом по разным подсчетам от 10 до 25% населения России то ли исчезло, то ли разбежалось в разные стороны и все это было жутко совершенно. А с другой стороны при Петре Первом была создана Академия наук, был создан флот, была создана армия, был заложен Петербург, Россия стала европейской державой и так далее. А был бы он человек добрый, мягкий, гуманный, никого не трогал, ну и удавили бы в спальне или в лучшем случае ничего бы не сделал. Мне очень нравится одно из наполеоновских выражений, Бонапарт вообще был умным существом, когда он писал брату своему: брат мой, если подданные говорят, что король добр, это означает, что царствование не удалось. Чем больше ты делаешь, тем больше сопротивление среды тебе приходится преодолевать. Поэтому тирания и великие свершения государства очень часто идут рука об руку, и наливаются в один флакон. Да, бывают, конечно, исключения типа американского, но это была европейская колония, которая с самого начала пошла по следующему пути.

М. КОРОЛЕВА — С другой стороны потом государства мне кажется, пересмотрели свой взгляд на проблему и стали развиваться более спокойно, уже без тиранов. В том числе и Европа последнего столетия. А мы все никак.

М. ВЕЛЛЕР — Вы знаете, да, они стали развиваться без тиранов, и сейчас мы видим, что все они находятся в выморочном состоянии. Население…

М. КОРОЛЕВА — Да полно вам.

М. ВЕЛЛЕР — Нет, не полно мне, а вымирают они все. Потому что вместо тех 2 и 15 сотых ребенка на женщину, которые нужны для простого воспроизводства, от 1 и 15 до 1 и 7. Если провести линию на сто лет вперед, то через сто лет там останется едва ли 20% нынешнего населения. А заменяется оно другим. И все это называется, что оно исчезает у нас на глазах. Правда, до этого они успели красиво пожить. Это уже следующая история.

М. КОРОЛЕВА — А у нас следующая история касается предложения Хиллари Клинтон, госсекретаря США. Вас Виталий из Санкт-Петербурга спрашивает: ваше мнение по поводу предложений Клинтон о программе ПРО и приглашения России в НАТО? Действительно Хиллари Клинтон сегодня сказала, что НАТО вовсе не враг России, и пусть Россия не боится Североатлантического альянса. Это первое. Кроме того, она сказала, что вполне возможно, чтобы Россия присоединилась к американской программе ПРО. Вот вам, пожалуйста, может быть нам действительно так поступить?

М. ВЕЛЛЕР — Я думаю, что это было бы совсем неплохо. Я думаю, что это если есть добрые намерения со стороны Америки, в случае если получились бы ответные добрые намерения со стороны России, было бы и вовсе хорошо, потому что нужно понять простую вещь. У НАТО нет оснований нападать на Россию. Ресурсы выкачиваются и продаются и так. Деньги складируются на Западе и так. Америка рулит миром и так. Россия продолжает численно сокращаться и так. Сибирь уже с каждым годом все больший процент китайская и так. Вопрос: для чего устраивать с Россией войну, когда все для Запада складывается и так благоприятно, а для России и так неблагоприятно.

М. КОРОЛЕВА — Ну что же России так и покориться этому развитию событий, этому течению событий?

М. ВЕЛЛЕР — Я к тому, что НАТО не враг и что у НАТО нет оснований на Россию нападать. Кроме того, это не НАТО приказывает складировать деньги в Америке, это не НАТО приказывает устраивать себе только сырьевую экономику, это не НАТО приказывает России встраиваться в мировую систему глобализации, входить в ВТО, снимать таможенные барьеры и навсегда отбирать у российской промышленности и сельского хозяйства шанс встать на ноги. Это придумывает не НАТО. Это придумывают свои отечественные бизнесмены от крупных до олигархов, потому что им это выгодно конкретно. Причем здесь НАТО? Я говорю к тому, что я же не могу призывать давайте товарищи, как Ленин в 1914 году из Швейцарии, обратим штыки внутрь и превратим империалистическую войну в гражданскую. Упаси бог. Я совершенно далек от этих экстремистских лозунгов. Если бы какой-нибудь безумец эти лозунги выдвинул, и штыки бы обратили против олигархов, кошмар совершенно жуткий, тогда вдруг бы, в самом деле, получился толк для России, потом бы новому Сталину ставили памятники. Жестокости море, зато страна поднялась. Это что касается предложения НАТО. Конечно, миром договариваться надо, а не маяться дурью, тем более что мы своей экономикой и своей армией границы эти длиннейшие не удержим и пространства эти гигантские военной силой, если не приведи господь что случится, не удержим. И атомную бомбу применять тоже не посмеем, потому что малости никому не будет. И так далее. Что же касается ПРО, абсолютно справедливо. Мне эта логика вообще непонятна. Когда поставляются оборонительные ракеты России в Сирию, так они же оборонительные, они зенитные. Когда то же самое хотят поставить в Иран, они же оборонительные, зенитные. Когда ставят оборонительные зенитные ракеты в Румынии или Польше, то поднимается вопль: ракеты придвинуты к нашим границам. Так погодите, они же оборонительные. Мы что собираемся накрывать Запад ракетно-ядерным зонтиком или все-таки собираемся воевать. Или все-таки это не против нас, потому что наши должны лететь в Америку через Северный полюс, через купол, а против Ирана каковые должны лететь через нас и лучше бы мы думали об этом. А то повторяется история с 39-м годом.

М. КОРОЛЕВА — В общем, вы сказали о том, что это было неплохо. Я так вас поняла.

М. ВЕЛЛЕР — Лучше дружить, чем противостоять.

М. КОРОЛЕВА — Но конечно, уже наши военные эксперты и наши политики сегодня заявили о том, что это вряд ли серьезное предложение, вряд ли это возможно…

М. ВЕЛЛЕР — Боюсь, что да.

М. КОРОЛЕВА — Но вы сами упомянули Иран. И здесь следующий вопрос нашего слушателя: хотелось бы узнать ваше мнение о развитии событий в случае удара США или Израиля по Ирану. Насколько он может быть успешен и что может последовать за ним. И тут второй вопрос еще одного слушателя, который касается взаимоотношений России и Ирана, потому что мы тут скорее ближе не к США, которые предлагают нам сотрудничество, мы скорее смотрим в сторону Ирана и боимся каких-то санкций в отношении Ирана. То, что предлагают США, Израиль и так далее.

М. ВЕЛЛЕР — Когда летом пропало загадочным образом это судно с русскими моряками, я уже забыл, как называлось…

М. КОРОЛЕВА — «Арктик Си».

М. ВЕЛЛЕР — Да, то все это было необыкновенно загадочно и не поддавалось никакой трактовке кроме одной единственной, предложенной в Интернете. Что на самом деле там везлись ракеты для Ирана, израильские спецслужбы их перехватили и поскольку ни Россия, ни Израиль, ни Иран не были заинтересованы в том, чтобы это раздувать, то все это тихо пригасили. Тайную политику никто никогда не отменял. Так вот, все разговоры о том, что да, конечно, мы поставим Ирану зенитные ракеты и прочее, мне очень напоминают наши отношения Советского Союза и Германии в 1939 году. Когда намерения были простые. Причем у всех, не только у Советского Союза. Давайте мы подмогнем Германии, она даст проклятым британским империалистам по мозгам, нашим главным врагам в течение всей истории Советского Союза, после 1918 года и французам, лягушатникам, разжиревшим тоже, понимаете, им Россия была должна денег слишком много, и они их хотят. От золота трескаются. И когда они подерутся между собой, то мы вступим в игру в удобный для нас момент. Что совершенно открыто говорил товарищ Сталин на заседаниях актива, на встречах с военной академией и так далее. Таким образом сейчас, понимаете, есть коалиции и у нас внутри страны разные. Есть силовые точки зрения, клановые объединения разные. У Росвооружения немножко одни интересы, а у нефтяников немножко другие, а у Минфина немножко третьи, а у Минкульта, кто там спер эти безумные деньги на ремонт, реконструкцию Большого театра. Я лично документов не видел, но сколько украли, трудно себе вообразить. Измеряется видимо, сотнями миллионов. Это уже четвертое. Вот у всех свои интересы. Росвооружение со своей стороны заинтересован в том, чтобы задвинуть оружие, если даже за него не заплатят. Потому что потом этот квиток под гособеспечение…

М. КОРОЛЕВА — Нет, ну как это не заплатят, коммерческая операция.

М. ВЕЛЛЕР — Ерунда.

М. КОРОЛЕВА — Поставки за деньги.

М. ВЕЛЛЕР — Квитанция предъявляется в Минфин и квитанция под гособеспечение другой страны меняется на бабки из валютного резерва. Это только самый простой вариант. Но далее пусть у них будет немного неустойчиво, пусть Запад и Америка будут немного послабее, пусть их Иран-то пошпилит, пусть образуется новый центр силы на Востоке. А мы к нему присоединимся. И таким образом будем больше значить. Да, только Америку они называют большой сатана, а Россию малый сатана. Все это кончится самым ужасным и печальным образом. Я считаю, что нам от иранской проблемы следует дистанцироваться, и пусть они сами разбираются со своими проблемами, нанесут удар, не нанесут, России это не должно касаться. Россия здесь должна придерживаться строгого и последовательного авторитета, не продавать им ничего. Если удар будет удачным, всем же будет спокойнее. Если удар будет неудачным, последствия непредсказуемы, то с точки зрения России для российской пользы лучше, чтобы Россия была ни причем. Но если вдруг Россия будет союзник Ирана против Америки, спасибо за мудрую политику.

М. КОРОЛЕВА — Спасибо Михаилу Веллеру за его «Особое мнение». Спасибо и до встречи.











Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире