'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 15 февраля 2010, 19:08

М. КОРОЛЕВА – Здравствуйте. В студии «Эхо Москвы» и телекомпании RTVi Марина Королева. И, между прочим, не было бы у нас никакого особого мнения с Эдуардом Лимоновым, здравствуйте…



Э. ЛИМОНОВ — Здравствуйте.

М. КОРОЛЕВА – Если бы сегодня один из мировых судов Тверского района Москвы приговорил бы на 15 суток нашего гостя. К счастью, спасибо суду, этого не произошло. Эдуард Лимонов гость «Особого мнения». Давайте начнем как раз с этого вашего скорбного дела сегодняшнего.

Э. ЛИМОНОВ — Скорбного, я так устроен, что я не делаю скорбных трагедий из вызовов в суд. Ничего страшного, привычное дело, уже сколько раз это было. Десятки, наверное. И административных дел и я присутствовал в течение, к сожалению, 2,5 лет на своем собственном суде, находясь за решеткой, и наблюдал суды моих товарищей. Поэтому я отношусь к этому как к достаточно рутинной обязанности.

М. КОРОЛЕВА – Но вы, тем не менее, ожидали, что вас могут сегодня посадить на какое-то время?

Э. ЛИМОНОВ — У меня были небольшие опасения, что могут меня сегодня судить не только по событиям 31 января, но и 31 декабря. Дело в том, что подобные правонарушения имеют срок давности 2 месяца. То есть еще две недели могли бы и там по событиям 31 декабря, я прохожу по двум статьям. Там есть еще статья кроме 20.2 еще 19.3. Для публики расшифровываю, это неповиновение милиции. Вот та статья действительно закрывная и по ней я после 31 октября был арестован на 10 суток. Но сегодня речь шла только о 31 января.

М. КОРОЛЕВА – Давайте напомним, что речь идет о несанкционированной акции…

Э. ЛИМОНОВ — В рамках проведения подобных акций – «Стратегия 31» называется на Триумфальной площади. По 31 числам тех месяцев, в которых есть 31 числа. И речь идет о 31-й статье Конституции одновременно, таким образом требуем ее реализации.

М. КОРОЛЕВА – Дело еще не закончено, сегодняшний суд просто перенесли на 19 февраля. Чего ждете?

Э. ЛИМОНОВ — Я скептически отношусь к нашим судам. Имея огромный опыт, как я уже сказал. Я жду все равно обвинительного решения. Мы же не дети, мы все понимаем. Что иначе судья рискует. Особенно мировой судья рискует больше, чем федеральный. Мирового судью должны еще утвердить, и федеральный судья рискует, его могут просто убрать потом. Такие случаи были, не стану тут перечислять.

М. КОРОЛЕВА – Хорошо, вам скажут, что виновен в организации несанкционированной акции.

Э. ЛИМОНОВ — Я с самого начала, отвечая на вопросы судьи, сказал, что я признаю, что я являюсь организатором в частности митинга 31 января. Нисколько я никуда не скрываюсь и ни от чего не увиливаю. Я готов. Но показания граждан милицейских настолько откровенно неправдивы и просто лживые, что это вызывает мое возмущение.

М. КОРОЛЕВА – Те обстоятельства, при которых вас задерживали?

Э. ЛИМОНОВ – Не те обстоятельства, а те показания свидетельские, которые сегодня я услышал от двоих граждан милицейских. Меня задерживал 31 января один человек полковник. Он меня вел в папахе и прочее.

М. КОРОЛЕВА – А значит вам показали…

Э. ЛИМОНОВ — А передо мной показывают двух совершенно неизвестных мне людей, и первый же из них говорит: я вас задерживал. Я говорю: вы меня не задерживали, у вас какое звание? Он говорит: капитан. Я говорю: но тот человек был в папахе. Он был полковником. И вообще лицо не вы. Я прекрасно помню этого маленького полковника. И только один, нет, он утверждает, что он меня задерживал. Ложь полнейшая. Другие обвинения просто вызывают недоумение, по меньшей мере. То есть обвинение. Я кричал: «Свобода!», «Да здравствует статья 31-я Конституции РФ», потрясающе.

М. КОРОЛЕВА – Ну браво. Да здравствует.

Э. ЛИМОНОВ — Так это вменяется мне в вину. В стране полицейской ты не имеешь права, если тебе не сказали: «Открой рот, гад, и говори», ты не имеешь права кричать: «Да здравствует 31-я статья!». Но все чудо заключается в том, что я ничего не кричал вообще.

М. КОРОЛЕВА – Хорошо. Но может быть, наши слушатели тут интересуются, может быть, вы идете каким-то неправильным путем. Вас спрашивает из Перми Митрос, слесарь: «А вы пробовали обращаться в Конституционный суд?» Если действительно речь идет о 31-й статье Конституции, и вы считаете, что она не соблюдается, вы об этом не думали?

Э. ЛИМОНОВ — Мы обо всем думали. Не надо считать, товарищ слесарь, мы сами слесари и прекрасно тоже все понимаем. Кстати работал слесарем некогда, не зря это говорю и имею даже какой-то разряд, вдруг я вспомнил. Я хочу сказать что да, конечно, мы все эти инстанции проходим и прошли. Мы в настоящее время прошли все российские суды, и подошли к Страсбургскому. Вот сейчас мы видимо, уже подали в Страсбургский суд. И Конституционный тоже.

М. КОРОЛЕВА – Пока мы не ушли далеко от темы акций протеста, еще вопрос, который наши слушатели часто задают. И вам в том числе. Скажите, а почему все-таки надо настаивать на том, чтобы проводить акцию именно в каком-то конкретном месте? Вам говорят: там нельзя, занято, там неудобно. Почему не сменить место? Если вы настаиваете просто на какой-то идее, вам же не место важно?

Э. ЛИМОНОВ — Нам именно место важно. Мы с Л. М. Алексеевой и с К. Косякиным заявители и организаторы всего этого, мы считаем, что нам, гражданам необходимо определенное место. Куда мы можем в случае каких-то политических ЧП придти, и люди будут знать, что туда нужно приходить.

М. КОРОЛЕВА – И это только Триумфальная площадь?

Э. ЛИМОНОВ — Почему? Мы выбрали ее. Мы выбрали ее, поскольку это публичные мероприятия, о которых мы говорим и которые мы пытаемся проводить. И публичные мероприятия они предполагают присутствие публики, людей, они должны быть оглашены и обращены к гражданам. Когда нам мэрия Москвы, за мэрией Москвы стоят, безусловно, федеральные власти, потому что Москва столица нашей родины. Когда мэрия Москвы под давлением федеральных властей нам говорит: идите товарищи на набережную Тараса Шевченко, то мы говорим: это злобное издевательство.

М. КОРОЛЕВА – Ну так это тоже центр Москвы – могут они сказать.

Э. ЛИМОНОВ — Слушайте меня. Там нет ни одного человека. Это сараи и кромка набережная Москвы-реки. Ведущая в тупик. Там нет граждан, которым нужно нам публике донести…

М. КОРОЛЕВА – То есть нет прохожих.

Э. ЛИМОНОВ — Да, прохожих в данном случае. Болотная площадь, которую часто предлагают. Это та же самая история. Она изолирована, несмотря на то, что она находится в центре города, она изолирована от остального города множеством переходов, которые нужно перейти, туда никто случайно не забредает. Туда надо специально идти. А публичное мероприятие должно проводиться на публике. Теперь продолжу отвечать на этот вопрос. Когда семь раз с 31 января 2009 года подряд московская мэрия отвечает, злобно скалясь, предполагаю я, что здесь будут проводиться мероприятия под названием «Весенние забавы», потом это «Зимние забавы». Потом это какая-то игра с одним старым актером в виде аккордеониста в галифе, откормленном, который изображает из себя солдата Второй мировой войны, что противно, конечно. И когда семь раз и ни разу ни одного раза добро не сказано, добро, проводите, ребята, то просто понимаешь, что ты перед стеной, которая скалится, злобствует, и не хочет тебе уступить. Как я сказал, нашла…

М. КОРОЛЕВА – То есть вы будете продолжать, и не будете менять место?

Э. ЛИМОНОВ — Мы будем продолжать. В кои-то веки их коса нашла на наш камень. Мы не из того теста сделаны, чтобы им уступить. И это принципиально для всех в нашей стране. Надо это понять. Что это не Лимонов, не Л. М. Алексеева, не Константин Косякин упираются этому насилию, это все наше общество. Хотите гражданское общество – упирайтесь вместе с нами. Потому что другого такого случая не будет. Тем более что над нами не развеваются никакие флаги. Мы намеренно упразднили все флаги на Триумфальной. У нас нет. Это чисто гражданское движение.

М. КОРОЛЕВА – Можно я вам возражу словами Владислава Суркова, первого зам. руководителя администрации президента. Он тут выступил с некоей программной статьей в газете «Ведомости», в интервью газете. Речь там идет о том, что демократия в России есть. Владислав Сурков, я процитирую: «Если критикуют демократию в Россию, значит, она есть. Если есть митинги протеста, значит, есть демократия, в тоталитарных государствах протестных акций не бывает». Что скажете?

Э. ЛИМОНОВ — Я не считаю, что у нас тоталитарное государство. У нас полицейское государство. Действительно разница. В тоталитарном государстве и муха не пролетит, а у нас еще мухи летают. У нас еще оставлены какие-то газеты, есть РЕН-ТВ, вот есть «Эхо Москвы». Но они оставлены, я полагаю, вас тоже могут прихлопнуть, это без проблем, но оставлены они из соображений чисто практических. Чтобы Владислав Сурков, я, правда, никогда не знал истинную величину этого персонажа, мне постоянно говорят: а сам Владислав Сурков. А черт его знает.

М. КОРОЛЕВА – Первый зам. руководителя администрации президента.

Э. ЛИМОНОВ — Ну и что?

М. КОРОЛЕВА – Человек, близкий к президенту.

Э. ЛИМОНОВ — Мы не знаем, какую он на самом деле несет значимость собой. Ну пусть Владислав Сурков, назовем его так. И чтобы Владислав Сурков мог сказать: ну как, у нас не тоталитарное, у нас демократия. Да ни черта подобного. Мы еще живем, у нас еще крепостное право на самом деле не отменили. Только собираются прописку отменять. Господин Сурков, куда вы лезете, на что вы замахнулись?

М. КОРОЛЕВА – Так у нас нет демократии?

Э. ЛИМОНОВ — Дураков нет. Конечно, никакой демократии.

М. КОРОЛЕВА – А что для вас демократия?

Э. ЛИМОНОВ — И подобия нет.

М. КОРОЛЕВА – Это выходить в любой момент, как вам скажут, выходить с протестными акциями в любом месте Москвы?

Э. ЛИМОНОВ — И это тоже. В частности мы говорим о Триумфальной площади.

М. КОРОЛЕВА – Нарушать порядок и покой граждан.

Э. ЛИМОНОВ — Мы не нарушаем порядок граждан и покой, они… хотят нарушать вместе с нами. И все больше и больше их будет. Покой, такой могильный покой, смотрите, у нас 77 сейчас миллиардеров в долларах, а у нас вроде кризис. Вот такая стабильность и такой покой большинству российских граждан не нужен. Нам нужен такой покой и такая стабильность, при которой все более-менее равномерно сыты и обладают какой-то долей национальных богатств. А когда жутко сбондили, стыбрили, слямзили, увели, массу денег, нам сейчас все распространяются, как это прекрасно. Мы молимся, все радуются, весь народ радуется, у нас все больше и больше миллиардеров. Как это прекрасно, Господи!

М. КОРОЛЕВА – А разве это плохо?

Э. ЛИМОНОВ — Это отвратительно.

М. КОРОЛЕВА – Что у нас есть богатые люди.

Э. ЛИМОНОВ — Если бы у нас были одни богатые, это было бы здорово. А у нас есть бедные, о них все забыли к чертовой матери. У нас есть города, которые просто вымирают, вы сами их видели даже по нашему телевидению.

М. КОРОЛЕВА – А вы бы что сделали, отобрали и поделили? Это кстати в связи с последней публикацией в журнале «Финанс»…

Э. ЛИМОНОВ — А я не боюсь даже этого. Вот говорят, отобрали, поделили. А чего тут плохого? Вы хотите больше зарабатывать, у вас нефть есть? Нету. У меня тоже нет.

М. КОРОЛЕВА – Ну?

Э. ЛИМОНОВ — Ну так надо, чтобы было равномернее.

М. КОРОЛЕВА – Надо, чтобы у нас с вами была нефть? Да не нужно мне нефти. А вам?

Э. ЛИМОНОВ — Я хочу, чтобы наши граждане имели прибыль от богатств национальных. А когда у нас продают эти нефтяные компании, а нам остается только то, что швыряют в бюджет как подачку, нам это не нужно. Это тема не моя, а Геннадия Андреевича Зюганова. Который если ее не развивает, то я тут не виновен. Я хочу только сказать, что наше общество устроено самым отвратительным образом, пропасть между богатыми и бедными огромная. И так быть не должно в справедливо устроенном государстве.

М. КОРОЛЕВА – Кстати, все-таки давайте еще по поводу высказываний Владислава Суркова, потому что он много интересного сказал. Мне кажется, что вам это будет интересно и как политику, и как писателю.

Э. ЛИМОНОВ — Я, честно говоря, абсолютно не прислушиваюсь к тому, что там говорят в Кремле. Собака лает, караван идет. Мы должны знать свое дело, и наше дело – добиваться как минимум исполнения Конституции. Что там говорит Сурков, обладает он влиянием, не обладает, совершенно неважно. Если сидеть и тратить жизнь на расшифровку всех этих намеков, у нас немало таких людей, аналитиков полно, вся наша буржуазия занимается только тем, что интерпретирует каждый чих в Кремле Суркова. Я отказываюсь этим заниматься. Бог с ним с Сурковым.

М. КОРОЛЕВА – Хорошо, пусть это сказал не Сурков. Но мне эта мысль показалась интересной. Не знаю, как вам. В Кремле сейчас думают о том, как запустить механизмы созидания интереса к жизни. Потому что этого интереса к жизни, увы, нет.

Э. ЛИМОНОВ — Уничтожьте полицейское государство. Вы же людям не даете…

М. КОРОЛЕВА – Что значит, полицию распустить? Милицию.

Э. ЛИМОНОВ — … голову поднять. Да причем здесь полиция?

М. КОРОЛЕВА – Что такое полицейское государство?

Э. ЛИМОНОВ — Это все. Это все проблемы решаются с помощью насилия, полиции, милиции, это бюрократическая машина гигантская. Это когда человек идет открывать счет в банке, ему для этого надо потратить много дней или открывает свой бизнес, ему надо обойти несметное количество чиновников. Все должно быть просто. Человек зашел, дал, написал, что открывает свой бизнес, ему поставили какую-то печать и сказали, все, через полтора часа он должен выйти максимум, имея уже все права. Вот так должно быть. Все операции должны так осуществляться. Все должно быть свободно. На телевидении, я должен приходить на телевидение и выступать перед людьми, говорить людям, не только я, должен приходить Каспаров, кто угодно. Жириновский, который там бывает. Все должно быть открыто. Эфир должен быть прямым эфиром, а не вот этой записанной сранью, извините за выражение.

М. КОРОЛЕВА – У нас эфир прямой.

Э. ЛИМОНОВ — У вас прямой, да.

М. КОРОЛЕВА – Я просто хочу понять. Полицейское государство оно как соотносится с тем, о чем вы говорите?

Э. ЛИМОНОВ — Тоталитарное государство это когда муха не пролетит.

М. КОРОЛЕВА – А причем здесь полицейское. Это скорее коррупция. Когда нужно чиновников обойти, много инстанций, где-то взятку дать.

Э. ЛИМОНОВ — Это все относится к полицейскому государству. Не будем спорить. Давайте что-нибудь живое и интересное.

М. КОРОЛЕВА – Давайте, есть еще один опрос, который касается государственного устройства, раз мы о нем заговорили. Как выяснилось, больше половины россиян хотят, чтобы им вернули право выбирать губернатора. Это последний опрос Левада-центра. За прямые выборы губернаторов высказались 54%. В последние недели об этом тоже много спорили. Может быть, вы слышали, был такой доклад ИНСОРа – Института современного развития, близкого к президенту Медведеву, они тоже говорили, что не исключено, что в ближайшее время надо бы возвращать выборы губернаторов. Ну, поговорили и забыли. А вот, оказывается, народ хочет.

Э. ЛИМОНОВ — Естественно, неужели народ хочет, чтобы назначали наместников? Ну не хочет. Все-таки 2010 год, а не 1907.

М. КОРОЛЕВА – Ну у нас же были выборы губернаторов. Кто приходил к власти, вам нравились?

Э. ЛИМОНОВ — Это не постановка вопроса. Мы живем в 21 столетии. Должны быть выбраны. Почему нам какую-то навязывают аракчеевщину или сатрапию. Государство называется не Персидская империя, и мы не живем в 7 веке до н.э. Не Сасаниды тут правят. Это же черт знает что. Понятно, что должны выбираться высшие власти.

М. КОРОЛЕВА – А если выберут не тех? Ну не дозрел народ.

Э. ЛИМОНОВ — Ну не ваша забота. Мы с вами будем судить. Глас народа – глас божий. Выберут не тех, потом заберут обратно.

М. КОРОЛЕВА – Кстати, вас спрашивает Андрей из Ялты: как вы относитесь к новому президенту Украины Януковичу? Наблюдали за выборами на Украине?

Э. ЛИМОНОВ — Я с удовольствием наблюдал за выборами Украины, потому что они демонстрируют две вещи простые. Что здорово, что они имеют такую борьбу, почти голова к голове или хвост к хвосту. Как на скачках идут кандидаты. Появляются какие-то совершенно непонятные Тигипки с 13%. Это одно. Что я отмечаю это то, чего у нас в России нет, и что хотелось бы иметь. Соревнование честное. Одновременно поражает убожество кандидатов. Ну, вот три одинаковых кандидата, Ющенко уже опробовали, его забраковали. Но и Тимошенко даром, что она дама, и Янукович, они такие скучные. А Янукович вообще просто можно уснуть, глядя на его физиономию от тоски.

М. КОРОЛЕВА – А говорите, глас народа – глас божий.

Э. ЛИМОНОВ — Я представляю, как тоскливо будет украинцам, но мы преклоняемся перед гласом народа.

М. КОРОЛЕВА – Мы с вами про миллиардеров говорили. А есть другой вопрос от Иосифа из Волгограда: «Из-за бедности у матерей отбирают детей. Разве не ужас?» Слышали об этой истории, которая в Санкт-Петербурге произошла? Четверо детей отняты у матери.

Э. ЛИМОНОВ — Я не далее как 10 минут назад вам об этом и говорил, что у нас с одной стороны ужасающая бедность, а с другой стороны люди, теперь мы узнаем о каком-то Лисине, у него, оказывается 18 млрд. Кто такой Лисин?

М. КОРОЛЕВА – Хозяин Новолипецкого металлургического комбината.

Э. ЛИМОНОВ — Вы не хозяин, а не хозяин. Детей отбирают. Почему они все там оказываются.

М. КОРОЛЕВА – Послушайте, но все не могут быть хозяевами. Есть обычные люди. А на Западе разве не так?

Э. ЛИМОНОВ — Вы предлагаете такую страшную робость, будем все на задних лапах стоять перед всякими Лисиными и говорить, что они у нас кто?

М. КОРОЛЕВА – Есть богатые люди, есть обычные. Есть средние. Есть бедные.

Э. ЛИМОНОВ — У нас никто не создал в нашей стране свой бизнес с нуля. Они все что-то украли. Я думаю, что аудитория, которая меня слушает, она поддержит это. Нет такого. Это не какой-то там изобретатель супермаркетов Икеа, они не придумали Макдоналдс, вот те люди сами придумали и сами начали. И мы знаем их историю. А кому принадлежал Новолипецкий комбинат? Кому? Стране. Народу. Нам с вами. Теперь он принадлежит Лисину.

М. КОРОЛЕВА – Вы в вашем детстве были очень богаты? Вы с вашей мамой?

Э. ЛИМОНОВ — Я жил в одной комнате.

М. КОРОЛЕВА – Ну так что вам был этот Липецкий металлургический комбинат? Какое богатство он вам давал?

Э. ЛИМОНОВ — Чего вы хотите от меня? Философское прозрение?

М. КОРОЛЕВА – Нет.

Э. ЛИМОНОВ — У меня нет такого. Я считаю, что если отбирают детей и нечем женщине детей воспитывать, возделывать не на что, денег нет.

М. КОРОЛЕВА – Как бы вы поступили?

Э. ЛИМОНОВ — Я бы отобрал у Лисина кусок и отдал этой женщине.

М. КОРОЛЕВА – Просто конкретно у этого человека придти и забрать деньги, а передать ей?

Э. ЛИМОНОВ — Слушайте, ну так же не должно быть, как у нас. Распилили страну на куски, раздали тем, кто близко стоял к этому. И у нас заметьте, у нас даже никаких новых русских не появилось по-настоящему. У нас появились старые русские. Кто у нас Черномырдин был? Вдруг великий человек. «Газпрома» владелец. Он же был министром газовой промышленности. Понятно? Пять миллиардов было потом у его сына. Я не знаю, у кого там еще. Рем Вяхирев был или нынешний руководитель «Лукойла», владелец Алекперов. Кто это все люди? Это люди, которые присвоили государственную собственность. Давайте прекратим этот разговор. Я очень не люблю это все.

М. КОРОЛЕВА – Хорошо. Вас спрашивает Петр из Железнодорожного. Вы выходите, допустим, на акции протеста. Вы выходите протестовать против существующей власти. Петр интересуется, что вы можете дать взамен. Ну получит он, — то есть вы, власть, — пишет Петр, — станет премьером в такой стране как наша и что дальше?

Э. ЛИМОНОВ — Не надо Петр, загибать. Давайте остановимся на той цели, которую ставят собой митинги на Триумфальной. Это отвоевать право на мирные собрания. Чтобы если в стране какое-нибудь возмутительное ЧП, мы с вами лишены на сегодня политического пространства. ГД не место для дискуссий, — сказал Грызлов. Отовсюду изгнаны оппозиционные организации. Правозащитники отовсюду изгнаны. Им нет места ни на телевидении, нигде. Так мы хотим превратить Триумфальную площадь в своего рода площадку для оппозиции. Для несогласных, для людей уважающих Конституцию.

М. КОРОЛЕВА – Вы хотите вот эту конкретную маленькую цель?

Э. ЛИМОНОВ — Да. И пусть Петр там не загибает о каких-то министрах или премьер-министрах.

М. КОРОЛЕВА – То есть этого вы не хотите?

Э. ЛИМОНОВ — Котлеты отдельно, мухи отдельно. Не надо сейчас приклеивать это. Идет борьба, гражданская борьба, борьба граждан за неотъемлемые гражданские права.

М. КОРОЛЕВА – Хорошо. Но как я понимаю, Петр просто спрашивает: а что взамен предлагается? Или вы не заглядываете вперед?

Э. ЛИМОНОВ — Мы предлагаем свободу, которой сейчас нет. Потому что сейчас негде гражданам выразить свое возмущение. Негде собраться и решить, что дальше делать. Простая цель, банальная, даже стыдно иногда отвечать западным журналистам, если они появляются вдруг, на вопрос, чего вы хотите. Банально, простых вещей. Свободу собраний.

М. КОРОЛЕВА – А можно я задам вопрос, который тут пришел по sms, но он все-таки касается будущего. «Каким вы видите будущее России? Лет через 10».

Э. ЛИМОНОВ — Это как знаете, давайте погадаем на кофейной гуще.

М. КОРОЛЕВА – Ну почему погадаем?

Э. ЛИМОНОВ — Я вижу будущее России в прямой зависимости от той энергии и той силы, которые проявит наше гражданское общество так называемое. Хватит ныть, рассыпаться в этом, утопать в пессимизме. Слушать бесконечных пророков уныния, две трети наших журналистов такие. У нас политики такие же. Надо бороться за свои права и отвоевывать. Если мы отвоюем хотя бы часть прав, отвоюем, в конце концов, и свободные выборы и тогда о нашем будущем через 10 лет не надо будет беспокоиться. Все зависит от нас с вами.

М. КОРОЛЕВА – Еще был один вопрос, тоже связан с этим вопросом. «Будет ли Путин президентом России в следующий раз?»

Э. ЛИМОНОВ — Я не могу, не берусь, я не авгур, не Ванда, не гадатель. Я считаю, что Путин достаточно показал себя как репрессивный политик, жесткий два своих срока. Как человек, который вытоптал все наши свободы. Как парнокопытные вытаптывают, травинка не растет даже. И он очень опасен для нашей страны. Я хотел бы, чтобы он никогда не возвращался в политику, чтобы он ушел с поста премьер-министра.

М. КОРОЛЕВА – Но это ваше личное желание.

Э. ЛИМОНОВ — Я хотел бы, а я не могу вам сказать, будет он, не будет. Надо сделать все возможное, чтобы он не был.

М. КОРОЛЕВА – Вас просят про Бандеру сказать. Кстати, тот же Владимир Путин сегодня встречался с Назарбаевым в Москве, и он сказал, что Ющенко, который пока еще формально президент Украины, плюнул в лицо своим спонсорам, когда сделал Бандеру украинским героем.

Э. ЛИМОНОВ — Я не знаю, кто такие спонсоры.

М. КОРОЛЕВА – Ну скажем, своим сторонникам.

Э. ЛИМОНОВ — Я смотрю на вещи просто. Товарищи моего отца воевали уже и после войны и многие погибли в Западной Украине, в борьбе с бандеровцами. Бандера для меня и людей моего поколения навсегда останется убийцей этих товарищей моего отца. Я никогда не сменю свою точку зрения. Я предполагаю, что существует и другая точка зрения, скажем, у этих же людей, которые воевали с этим же Бандерой. Его товарищей. Но у меня моя точка зрения, я оставляю свое право за собой и никогда не пересмотрю, пока я жив своей точки зрения. Вот все.

М. КОРОЛЕВА – А по поводу Сталина вас спрашивали.

Э. ЛИМОНОВ — Ой, не надо по поводу Сталина. Со Сталиным это…

М. КОРОЛЕВА – Что-то вы сегодня, что ни спроси, у вас все не надо.

Э. ЛИМОНОВ — А есть вещи, на которые я не хочу отвечать, я не хочу быть среди этих охламонов, которые постоянно беседуют на эти темы. На мой взгляд, это прошлое. Надо перестать дискутировать о роли Сталина, и даже роли Гайдара. Надо жить сегодняшним и понимать, что у нас сейчас власть использует тот же ГУЛАГ и говорит: смотрите, был ГУЛАГ. Слушайте, вы устроили такое. Я был за кулисами сегодняшней жизни, я был в этих тюрьмах. В трех сидел. И в лагере сидел. Это не ГУЛАГ, но это достаточно кошмарно, чтобы обыватель просыпался в холодном поту. Перестань думать о Сталине, остолоп, посмотри, что тебя окружает, обыватель. Это небольшое утешение. Что Сталин был, ну естественно, он тиран, естественно, великий человек.

М. КОРОЛЕВА – Так великий человек или тиран?

Э. ЛИМОНОВ — Это одно и то же часто. Вы не заметили? Наполеон пример. И много примеров.

М. КОРОЛЕВА – Ну Наполеон и Сталин все-таки…

Э. ЛИМОНОВ — Слушайте, не надо. Английские самолеты распахали Германию, мирное население, когда уже не было…, Черчилль у вас герой. Как ни услышишь либерала, обязательно Черчилля цитируют. Какой прекрасный Черчилль. Первые концентрационные лагеря были в Южной Африке во время Бурской войны, где воевал Черчилль.

М. КОРОЛЕВА – Да, вот вам тут еще пишут: глас народа не глас Божий. Вспомните 17-й год и реки крови пролито волной революции.

Э. ЛИМОНОВ — Ой, не надо этих людей, они готовы, слушайте, а вспомните Чингисхана, Атиллу, вспомните отвратительных французских королей, которые перерезали, Варфоломеевскую ночь. Для вас, вы жалкие домашние животные те, кто так рассуждает. Потому что вы не можете исключить насилие из жизни мира.

М. КОРОЛЕВА – То есть тот, кто не выходит на улицу, тот домашнее животное?

Э. ЛИМОНОВ — Это вы говорите. Я этого не сказал. Не проследил за извилистостью вашей мысли, почему это так. Я говорю о тех, кто вот это начинает, 17-й год им не нравится. А что вам еще не нравится? 1812 год, еще 1380, какие еще битвы. Посмотрите, вся жизнь человечества это битвы, сражения. Это не экстремизм, а это страсти, а мир управляется страстями, а не капиталом, как думал Маркс.

М. КОРОЛЕВА – Все, поставим здесь не точку, а восклицательный знак. Это был Эдуард Лимонов, политик, писатель в программе «Особое мнение». Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире