'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 05 февраля 2010, 19:08

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день. Это программа «Особое мнение». В студии телеканала RTVi и радио «Эхо Москвы» Ольга Бычкова. С особым мнением Леонид Радзиховский. Добрый вечер тебе.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я знал, я верил.



О.БЫЧКОВА: Хорошо, да, я рада тебя видеть.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Где реплика — «Сережа, мальчик мой милый!»?

О.БЫЧКОВА: Я забыла текст, я не учила, у меня нет тут суфлера, к сожалению.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Позор.

О.БЫЧКОВА: Суфлера нет, но есть компьютер, где уже много для тебя вопросов на совершенно другие темы, не литературные. Про любимое произведение тоже был, но мы как-нибудь в другой раз.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Мне хочется о любви!

О.БЫЧКОВА: Нет. Тут есть про другое совершенно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну и зачем я сюда пришел? Ну давай, ладно. ради тебя.

О.БЫЧКОВА: Как раз человек, который подписался как «инженер человеческих душ», между прочим.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Проханов.

О.БЫЧКОВА: Нет. Называется gushansen, если хочешь знать. Ну так вот, я на серьезную тему хочу сейчас спросить. «Леонид, зачем американцы опять лезут в Румынию с ихним ПРО? ведь Вы же им объяснили, что ядерной войны никогда не будет!» Тебя цитируют.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Все правильно. Я им объяснил, что ядерной войны не будет. Они и лезут туда с ПРО, чтобы войны не было, Гусь, не волнуйтесь.

О.БЫЧКОВА: Чтобы она была.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, почему? С кем, с Гусем? Я не знаю. У вас тут выступал эксперт во военным вопросам, насколько я знаю, Гольц Александр. Он, в отличие от меня, и в армии служил, и что-то в этих делах понимает, техническую сторону дела. Я, естественно, не буду даже пытаться по этому поводу чего-то вякать, не смешить публику. Постараюсь ее посмешить политическим анализом. Но здесь мне тоже сказать особо нечего, потому что я могу только, как заезженная пластинка, повторить то, что я тысячу раз говорил: если у Гуся или у кого-то другого хватает воображения представить себе, ради чего американцы могли бы начать термоядерную войну против России, угрожать начать такую войну против России, требовать чего-нибудь от России, угрожая в противном случае начать термоядерную войну или угрожать термоядерной войной, то у меня, чтобы представить себе все такие варианты, фантазии просто не хватает. Насколько я понимаю, стоимость человеческая, экономическая и всякая другая термоядерной войны миллионнократно превышает любые выгоды от такой войны, которые могли бы получить США. Следовательно, поскольку такой войны быть не может, то эти самые ПРО не являются средством военного давления на Россию. Поставлены они против Ирана, что мне кажется очень странным, откровенно говоря. Я плохо себе представляю, как и зачем Иран будет обстреливать ракетами Европу и обстреливать так, чтобы этому могли помешать американские ПРО в Румынии. Поставлены ли они еще с какой-то целью? Может, это какие-то политические игры США в Европе…

О.БЫЧКОВА: Но они еще не поставлены.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, собираются поставить.

О.БЫЧКОВА: Прямо в ближайшее время.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Политические ли это игры США или это какие-то еще их соображения, я не знаю. Я знаю одно: ни одного мотива для того, чтобы произвести ядерный Армагеддон, сжечь нас, сгореть самим и, главное, так обидеть Румынию, сжечь ни в чем неповинную Румынию — ни одного мотива для такого поведения, еще раз повторяю, чтобы начать войну, чтобы угрожать войной или чтобы угрожать, что мы будем угрожать войной, ни одного такого мотива я у США при всем желании найти не могу. Вот такой мой ответ.

О.БЫЧКОВА: Но, тем не менее, отставные и действующие военные российские уже сейчас говорят — а вот у нас тут Черноморский флот поблизости находится, и надо пересмотреть его задачи, укрепить его боевой потенциал.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну пусть пересматривают.

О.БЫЧКОВА: В то же время, на Балканах, говорят, шепчутся, что Россия собирается открыть военную базу в Сербии около косовской границы именно в связи с этими всеми намерениями американцев.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, видите ли, в чем дело. Надо быть справедливыми. Поскольку, я считаю, ни одного мотива войны или угрозы войны нет у американцев, я точно то же самое могу сказать про Россию. Ни одного мотива для термоядерной войны или для того, чтобы угрожать кому бы то ни было такой войной, у России нет. Следовательно, российская военная база в Сербии в военном отношении столь же бессмысленна и безопасна для других стран, как и американские ПРО в Румынии.

О.БЫЧКОВА: А зачем тогда это все?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Играют мальчики. Мы вам, вы нам. Такая вот, как говорится, жажда ничто, понты все.

О.БЫЧКОВА: А зачем они играют, если давно уже всем понятно и это уже свершившийся факт, что основные игры у американцев происходят сейчас не с нами, а с китайцами на всех фронтах — и на экономическом, и на военном, и на политическом, и на каком хотите. Зачем им с нами играть в эти игры?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ты знаешь, я не думаю, что американцы придают этой самой базе в Румынии такое великое всемирно-историческое значение. Что мы рады этому делу и раздуть эту историю, я имею в виду, генералы наши, патриоты наши, слушатели «Эха Москвы» и прочие возбужденные не теми обстоятельствами люди, это я понимаю. Я еще раз повторяю — я, пытаясь анализировать этот, с моей точки зрения, глупейший американский поступок, могу найти следующие варианты. Это игры вовсе не с нами, а с Восточной Европой. Попытка усилить свое американское влияние в Восточной Европе. Они кинули поляков, они фактически кинула чехов. Теперь они пытаются отыграться на румынах: вот видите, мы, тем не менее, Восточную Европу не бросаем.

О.БЫЧКОВА: Чехи сами не захотели.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну окей, значит, кинула поляков. Мы Восточную Европу не бросаем, мы усиливаем в Восточной Европе свое присутствие. Один вариант. Другой вариант: поскольку в Америке, в отличие от нашей страны, существует внутренняя политика и какие-то внутренние строки, может, это имеет такое, внутриполитическое значение для господина Обамы. Не знаю. Еще раз повторяю, знаю одно: никакого военного значения, в частности, против России, да, откровенно говоря, и против Ирана, мне кажется, это не имеет. что касается наших, ну да, могут начать подобные игры в Сербии тоже, усилить свое влияние. Отлично. Единственная проблема в том, что у нас, в отличие от американцев, с деньгами все-таки немного хуже, и поэтому, мне кажется, что играть в такие дорогостоящие игры… Лучше включить Леонтьева на Первом канале, который один стоит целой батареи ракет, уранов, ПРО, и он один американцам даст отлуп такой, что мало не покажется. А если еще подключить Шевченко, Проханова, то…

О.БЫЧКОВА: Хорошо. Все, отключаемся на минуту на небольшой перерыв. Потом продолжим.

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу «Особое мнение». Леонид Радзиховский в студии телеканала RTVi и радио «Эхо Москвы». Ну что, не могу не спросить про Украину, всех спрашиваю — кто кого переборет в это воскресенье?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Мне самому интересно. Я думаю, судя по последним всем событиям, что победит все-таки Янукович. Победит он, может, с не очень большим отрывом. В первом туре разрыв был 10%. Я думаю, он немножко сократится. Но, в общем, я думаю, что Янукович победит. Мне это кажется вот по каким причинам. Первое — слишком уж клацает зубами панночка, как-то она слишком неистовствует. Чует. Чует, что подходит конец оранжевым ведьмам. В общем, чует. Это первое. Второе — Ющенко и его прощальный поклон. Он постарался сделать все для победы Януковича. Первое — он изменил закон о выборах. Я не такой знаток украинских законов, но я так понял, что это изменение — это последний удар по голову панночки. И третий момент — Ющенко умудрился уже буквально в дверях, надевая шапку, нажать кнопку, которой он снимает губернаторов, и снял губернатора Днепропетровской области, а этот губернатор был протимошенковский. Днепропетровская очень населенная, и это очень важный для Тимошенко регион, она сама оттуда. Поэтому, потеряв днепропетровского губера, я думаю, она получила дополнительный удар.

О.БЫЧКОВА: Ты думаешь, он специально это делает, Ющенко, чтобы играть против Тимошенко?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну не случайно же. Разумеется.

О.БЫЧКОВА: Против своей бывшей соратницы?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: От любви до ненависти они эти шаги прошли. Так не доставайся ж ты никому! Главное — не ей. Я думаю, что там сильные личные эмоции, несомненно, в отношении Юлии Владимировны, и, по-моему, никаких особых эмоций в отношении Виктора Федоровича.

О.БЫЧКОВА: Ну он же с Януковичем бился не только из соображений личных эмоций и всякой конкуренции политической, но по идейным же соображениям тоже. Они же разные просто-напросто.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Разные. Но сердцу не прикажешь. По-видимому, измена для него более болезненна, нежели борьба с этим геноцидом или генофондом… В общем, короче говоря, мне так кажется, что Ющенко делает все от него зависящее, а от него кое-что еще зависит, для победы Януковича. Оценит ли эти старания Янукович, предложит ли ему должность церемониймейстера или егермейстера, я не знаю.

О.БЫЧКОВА: Ну какая ж у него там может быть должность после президента?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да мало ли.

О.БЫЧКОВА: И надо ли ему это?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Консультанта по украинскому языку, например. Должность не лишняя.

О.БЫЧКОВА: При Януковиче.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну разумеется.

О.БЫЧКОВА: Да не может такого быть.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, не знаю, не знаю. Во всяком случае, вот эти выборы украинские, конечно, интересны вот в каком отношении. Если действительно Янукович победит, а я еще раз говорю, у меня внутренний мой таймер такой, что три к двум я ставлю на Януковича против панночки, то вот я их все время сравниваю с российскими выборами. Ну, первое отличие очевидно — у них есть выборы, и это не так мало. А второе — это уже не отличие, а скорее сходство: что у них все-таки выборы довольно специфические, где накануне выборов меняется закон важный предвыборный, где большое значение имеет административный ресурс в лице губернатора, где, наконец, ни одна из проигравших сторон, очевидно, не собирается признавать законность этих выборов. То есть это все-таки совсем не европейские выборы, где после победы проигравшая сторона поздравляет, жмет ручку и никаких проблем. То есть сомнений в легитимности выборов в Европе, в Америке не существует. На Украине очень даже существуют. То есть это банальная история. Это выборы, запятая, незрелые, запятая, демократические, точка. Вот такое промежуточное состояние.

О.БЫЧКОВА: Ну подожди. Мы же помним, как, например, Гор с Бушем подсчитывали последние голоса на каких-то уже последних избирательных участках.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И что? Нормально.

О.БЫЧКОВА: Просто выжимали по крупицам.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это вот неправильное впечатление. Если бы там были поддельные бюллетени вброшены или что-то, такой был бы грандиознейший скандал. Собственно, что мешало демократам устроить этот грандиозный неслыханный скандал, если были бы действительно вбросы фальшивых бюллетеней, и добиться не поражения господина Буша, а чего-то гораздо худшего — серьезнейшего уголовного дела против него, против его брата. Ничто не мешало. То, что они этого не сделали, доказывает, что там действительно абсолютно серьезно, как для нас это ни дико — как это, какие-то сумасшедшие пенсионеры из Флориды определили судьбу лидера сверхдержавы?! — смешно, но факт. Но, возвращаясь к Украине, я думаю, что это действительно классический случай незрелых демократических выборов, которые, как, опять же, мне кажется, довольно точно отражают ментальное состояние Украины. Не в обиду будет сказано господину Януковичу, если к кому-то уменьшительно-ласкательное слово «совок» применимо на 100%, то вот аккурат в нему. Я в это слово ничего обидного не вкладываю. Просто это слово — это некоторая констатация такого ментального состояния вполне определенного. И дело не в том, что он открыл русскую поэтессу Анну Ахметову и великого украинского поэта Чехова, перепутал геноцид с генофондом, это все глупости, с кем не бывает, на то человеку и язык даден, но вот в целом он такой. Это очень узнаваемо, свое, родное. И это свое, родное, как мне кажется, свое-родное для большей половины населения Украины, и в точном соответствии с демократическими процедурами и с самим смыслом слова демократия, то есть победа большинства, это большинство, как мне кажется, и отдаст победу тому, кто наиболее полно выражает их сущность, представляет их интересы и так далее. Что касается России, то мне кажется, что для России фамилия украинского президента до такой степени не имеет абсолютно никакого значения по делам, что это даже нечего обсуждать. Должен заметить, что в годы оранжевой чумы, воинствующей русофобии и максимального унижения всего русского объем товарооборота между Россией и Украиной вырос в 4 раза — с 2005-го по 2009-й год, и это был не просто товарооборот, не просто торговля, это были серьезные проекты, например, в военной области, в области военной авиации или, может быть, гражданской авиации, не знаю, но, в общем, вполне серьезные совместные разработки. То есть я хочу сказать, что экономическое сотрудничество между нами и оранжево-чумной Украиной шло превосходнейшим образом. О гуманитарных контактах я уж не говорю. Хочешь покупать билет — какие проблемы? Покупай и езжай. То есть никаких проблем, вообще никаких проблем между Россией и Украиной не существует. Кроме проблем, кому дать звание Героя Украины, кто там Бендера, кто там Сталин, что там голодомор. То есть проблем сумасшедших историков и хитрых пиарщиков с украинской стороны и сумасшедших историков и хитрых пиарщиков с российской стороны. Реально экономические и культурные отношения двух стран вообще не зависят от того, что болтают глубокоуважаемые президенты.

О.БЫЧКОВА: Это правда.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Теперь — что может сделать чудесного и замечательного господин президент Янукович? Подарить России Крым с барского плеча? Как говорил красноармеец Сухов, это вряд ли. Пустить российских олигархов в свой родной Донбасс и отдать им акции наиболее вкусных донецких предприятий? Это вряд ли. Более того — я думаю, что господин Янукович будет защищать интересы своего Донецкого края со всей той энергией, которую он копит, отделываясь разговорами про Чехова, про Ахматову. Вот там он душу не вкладывает. А когда речь пойдет об интересах родных донецких олигархов, не Анны Ахметовой, а Рената Ахметова, вот тут у него драйв появится. То есть экономически России ловить абсолютно нечего. Как, впрочем, и с Тимошенко.

О.БЫЧКОВА: Он обещал, например, вернуться к вопросу о газотранспортной системе, от которой Россия уже почти отказалась, ну, потому что пошла в обход Украины.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, вернуться к вопросу можно. Кто ж спорит, он вернется к вопросу, и мы вернемся к вопросу, и он вернется к вопросу, и мы вернемся к вопросу,, и так 4 года будем возвращаться к вопросу. Будем ходить вокруг вопроса. Как он, так и Тимошенко… согласно гениальному определению Владимира Владимировича Путина, на Украине нет проамериканских политиков, на Украине нет пророссийских политиков, на Украине есть украинские политики. И господин Янукович, и госпожа Тимошенко, и, страшно сказать , сам фашист Ющенко — это украинские политики.

О.БЫЧКОВА: «Фашист» в кавычках.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я не знаю. Я недавно смотрел по Первому каналу фильм, из которого я узнал, что он прямой потомок — и физический, и психологический — нацистов и чуть ли не лично расстреливал людей в лагерях. Может, не он лично, но, может, душа расстрельщиков вселилась в него. Я не знаю, но все проблемы к ОРТ. Я верю своему телевидению. На ОРТ рассказали… как там было сказано? Оранжевые дети нацистской чумы или что-то в этом роде. Оранжевые дети Третьего рейха. Ну вот он оранжевый дитя Третьего рейха.

О.БЫЧКОВА: А, то есть теперь нам все понятно, короче говоря.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, короче говоря, оранжевое дитя Третьего рейха, так же, как и сине-бело-голубое дитя русско-украинской дружбы, ничего не изменит в экономических и человеческих отношениях. Кто-то очень правильно сказал: Янукович близок к русским, но Янукович не близок к России. Это совершенно разные вещи — русские, этнически русские или русскоязычные, живущие на Украине, да, это электорат Януковича, это его окружение, его друзья. Но это вовсе не государство под названием Россия. Это две совсем разные вещи. Он будет отстаивать интересы своей группы, своих донецких, но никогда, естественно, не ляжет под Россию, будучи президентом Украины. Что нам и не нужно, кстати, абсолютно.

О.БЫЧКОВА: Ну да, и эти русские тоже, между прочим, не граждане России, а граждане Украины.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Разумеется.

О.БЫЧКОВА: Что весьма существенно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это не просто граждане Украины. Это хозяева независимой Украины. Это богатейшие на Украине люди, цель которых, так же, как русских олигархов -отстоять свое. В общем, корпоративно-личная ненависть к Ющенко полностью удовлетворена…

О.БЫЧКОВА: Просто начинается перезагрузка.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Начинается перезагрузка, что, в общем, для нас крайне неудачно. Потому что пока был Ющенко, был идеальный образ врага. Экономические отношения развивались, человеческие отношения развивались. И над всем этим висел идеальный образ врага. Теперь образа врага нет. А ежели в одном месте образ врага убыл, то в другом месте он должен где-то прибыть. Где, я не представляю.

О.БЫЧКОВА: Даже не догадываешься?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну нельзя же, чтобы появился Саакашвили-2, Саакашвили-3.

О.БЫЧКОВА: Их столько нету просто вокруг.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну да. Не знаю.

О.БЫЧКОВА: Хорошо, у нас остается полторы минуты до конца буквально. Студент Алпатов из Москвы спрашивает ваше мнение по поводу доклада Инсура. Вот этот вот доклад насчет того, какой Россия должна быть через несколько десятилетий.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Ну, это, в общем, довольно длинная такая тема, но в двух словах я могу сказать. Я не считаю, что этот доклад есть какая-то бомба политическая или пиаровская, подложенная, например, под современный или под путинский политический режим. Это, как мне кажется, довольно сырой документ. Ну, разумеется, свобода лучше, чем несвобода. А выборы лучше, чем их отсутствие.

О.БЫЧКОВА: Ну, Евгений Гонтмахер, например, в своем блоге написал, что он пытается каким-то образом анализировать разные модели и говорить о том, каким должно быть будущее без ярлыков и всяких обвинений и проклятий.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, обвинений и проклятий там действительно особых нет. Ярлыков там, честно говоря, по-моему, хватает. Но дело совершенно не в этом. Понимаете, можно рисовать любые картины будущего. Вот ты, например, знаешь, что я тебя люблю, для тебя это не новость, так? Или новость?

О.БЫЧКОВА: Теперь об этом узнают все.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А я не скрываю. Но между любовью к тебе и возможностью ее реализовать немалая дистанция. Вот так и к докладом Инсора. Можно рисовать великолепное будущее России, чудесное, прекрасное, в голубых и розовых красках. Остался пустячок. А механизма реализации этих замечательных проектов у вас нету в кармане? Если нету, то отчего не рисовать новые и новые картины?

О.БЫЧКОВА: Хорошо, мы тебя поняли. Делаем перерыв на несколько минут. Потом вернемся в эту студию.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение». Леонид Радзиховский в этой студии телекомпании RTVi и радио «Эхо Москвы». Вот еще спрашивает Андрей из Томска: «Похоже, началась драка за власть. Или это просто психотерапия для электората?» и перечисляет — наезд на силовиков, «Единую Россию», Речник, повышение пенсий и оплаты жилья и прочие странные новости. В общем, сюда можно все новости этой недели буквально сваливать в одну кучу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я не думаю, что повышение оплаты жилья это драка за власть. Если бы, допустим, Дмитрий Анатольевич снимал кремлевскую квартиру у Владимира Владимировича, а тот ему повысил квартплату, это бы относилось к конфликту между ними. Но так вообще-то я не очень понимаю, почему повышение стоимости жилья является конфликтом между Путиным и Медведевым. Это довольно странная точка зрения. А вообще, идея, что все обостряется… это ведь обычно весной бывает обострение — может, некоторые граждане уже заранее возбудились, я и этого не исключаю.

О.БЫЧКОВА: Но у нас же глобальное потепление и природные аномалии.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А-а-а. Гор не зря получил Нобелевскую премию — он боролся с глобальным потеплением, он получил за дело — его нет. Так что по крайней мере хоть одну Нобелевскую премию дали по делу. Так вот, по-моему, возбуждение несколько преувеличено. Слухи о конфликте, мне кажется, сильно преувеличены. Вот тот же самый доклад Инсор рассматривают чуть ли не как манифест либерального реванша. В особо циничной форме брошенный тобой русский писатель так прямо и сказал — что это либеральный реванш, причем чудовищного размера. И я его понимаю. Потому что, потеряв тебя, кругом видятся либеральные реванши.

О.БЫЧКОВА: Давай мы о чем-нибудь кроме меня сегодня.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Помилуй, глядя на тебя, о чем-нибудь кроме тебя… Так вот, насчет доклада Инсора и либерального реванша. Понимаете, когда первый доклад Инсора в 1894 году представили государю-императору Николаю Александровичу, Николай II сказал: «Оставьте эти бессмысленные мечтания, господа». Вот мне авторам второго доклада Инсора хочется повторить ту же классическую фразу. Потому что нм ради Инсора, ни ради курсора, ни ради чего два владельца России или два руководителя России, которые сидят на одной ветке, в общем, не будут друг друга с этой ветки спихивать, прекрасно понимая, что, как сказано в одном советском фильме, «обои полетим». Сломаем ветку — обои полетим. Будем сталкивать друг друга — обои полетим.

О.БЫЧКОВА: Но это ж не значит, что уважаемые аналитики не могут высказать своего мнения.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не, ради бога. Пишите. Теперь у нас дефицита бумаги нет — она, кстати, не только финская, есть превосходная российская бумага. А сочинять великолепнейшие прожекты кто же мешает? Свободного времени у людей навалом. Тем более, это хорошо оплачивается. Поэтому я за сочинение любых прожектов. Я только против того, чтобы граждане особо возбуждались и видели здесь признаки глубочайшего конфликта между двумя головами орла. Эти головы друг другу глаз не выклюют. Еще раз повторяю — отбросив все остальное, просто из инстинкта самосохранения. Раскачивать лодку, в которой они оба сидят, чтобы вместе перевернуться, это ради Инсора? Неужели они так любят Инсор? Я в это не верю просто.

О.БЫЧКОВА: Но есть еще один вариант ответа, ради чего можно было бы что-нибудь сделать руководителям странным.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А ради чего?

О.БЫЧКОВА: Ну, ради того, чем они руководят, например.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В смысле, ради страны?

О.БЫЧКОВА: Типа да..

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, это смелая парадоксальная точка зрения, которую я отношу только в счет того, что ты сегодня переработалась, а может, на тебя уже так действует, извини, мое присутствие. Я этого не исключаю. Потому что иначе объяснить эту фразу я не в состоянии.

О.БЫЧКОВА: Вот человек нам пишет — действительно ли Миронов осудил культ личности Путина? Вот какая трактовка.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ты знаешь, после выступления Миронова я понял, что и выхухоли бывают неверны. Я был просто потрясен, что это маленькое симпатичное животное таит в себе столько эмоций. Я сразу вспомнил главное: «Лаэрт, откуда эта неприязнь? Мне помнится, когда-то мы дружили. А впрочем, что ж, на свете нет чудес — как волка ни корми, он смотрит в лес». И второе, что просто обращено непосредственно — это уже, я бы сказал, слова Миронова Путину: «Я вас любил, и целый лес медведей и вся любовь их — не чета моей!» Он безумно любил Владимира Владимировича, просто, я бы сказал, патологически. Я помню высказывание Миронова — в 2003 году он был соперником Владимира Владимировича на выборах президента, и все речи Миронова, обращенные к электорату, сводились к одному: любите ли вы Путина? Нет, вы не любите Путина! Любите ли вы Путина так, как люблю его я? Нет, вы не любите…

О.БЫЧКОВА: Что ж случилось-то вдруг?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я вас любил: любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем…

…То робостью, то ревностью томим,

Я вас любил так искренно, так нежно…

О.БЫЧКОВА: Тогда партия «Единая Россия» какую роль играет в этом романе?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А вот разлучники, вот те самые медведи, которые у бедной выхухоли отняли объект любви. И, в общем, я бы сказал, что медведям отбирать объект любви у выхухоли — это не очень-то красиво, откровенно говоря. Сравните огромную митусю и маленькую выхухоль. Это просто некрасиво. Поэтому я человеческий порыв Сергея Михайловича более чем понимаю. Я столько в своей жизни обманывался в отношении любви к людям, что когда я слушал Миронова, все фибры моей души работали на него. По-человечески понимаю прекрасно. Политически… Ну что стоит политика рядом с глубоко обманутым, раненым, я бы сказал, чувством? Поэтому, опять же, здесь видят какие-то глубокие политические причины, глубокие потрясения, политические потрясения. Я их тут не вижу. Ну сказал Сергей Михайлович, ну ответили ему единороссы. Там есть только одно крайне интересное для меня дело. Дело в том, что Сергей Михайлович Миронов представляет в верхней палате законодательное собрание города Петербурга…

О.БЫЧКОВА: Которое уже готовилось его даже отзывать.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Дело в том, что в законодательном собрании города Петербурга из 50 членов 23 представляют «Единую Россию» и только 13 «Справедливую Россию». Вот у меня вопрос: вы можете себе представить ситуацию, когда в каком-нибудь комитете Конгресса США большинство принадлежит республиканцам, а председателем республиканцы выбирают демократа? Вот Достоевский говорил — евклидовский ум. Вот мой евклидовский ум этого понять не может. Зачем господа медведи выбрали в качестве своего представителя «Справедливую Россию», конкретно Миронова? С точки зрения обычной политической логики это понять невозможно. Объясняют это традиционно тем, что «вы же понимаете», и подмигивают, что вроде и «Единая Россия» — партия, созданная административным путем, и «Справедливая», и вот «Единой России» в нагрузку дали такое партийное задание — поднимите Миронова. Вас подняли, и вы поднимите. Может быть. Но поскольку поднятый Миронов ощутил себя эдаким орлом и стал поклевывать клювиком по башке медведей, то вполне возможно, что петербургское заксобрание задаст себе простой вопрос — почему мы, единороссы, должны посылать в верхнюю палату справедливоросса, который нас же за это клювиком по голове и долбит? Вот объяснить это с точки зрения простой человеческой логики, по-моему, невозможно. А в остальном демарш Миронова — некоторые говорят, что это хитрая политическая интрига, что это, дескать, сделано, чтобы отвлечь внимание… Не знаю, от чего он там отвлек внимание. К себе привлек на несколько дней, да.

О.БЫЧКОВА: Ну, тоже хорошо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Тоже хорошо, согласен.

О.БЫЧКОВА: Почему Медведев решил разбираться с Речником, скажи?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, интересный вопрос.

О.БЫЧКОВА: Неужели пожалел людей, у которых там сломали постройки?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ты знаешь, а может, он пожалел Елену Николаевну Батурину? Ну, сама суди, Елена Николаевна практически не видит мужа, который горит на работе сутками, растут две очаровательные девочки — может, Медведев решил вернуть отца семейству? Мужа жене, папу дочерям. И просто постепенно освободить Юрия Михайловича от абсолютно непосильной для него, как показывает история с Речником, ноши. Дело в том, что, если вы хотите сносить незаконно построенные дома, то сносите, но делайте это по крайней мере так, чтобы обломки не упали вам же на голову. Тем более, если рядом вот этот самый «Остров Полет фантазии» или как он там называется…

О.БЫЧКОВА: «Остров фантазии».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И «Остров фантазии» с министром Христенко, с какими-то олигархами никто не тронет, а рядом бедного маленького Речника раскулачат, то, я бы сказал, что это действие производит очень странное впечатление. Господа, когда вы начинали громить Речник, вы понимали, что рядом «Полет фантазии», что речники просто так не сдадутся, вы представляли последствия? Так уж начали бы, по крайней мере, с «Полета фантазии» — хотя бы симпатии людей были бы…

О.БЫЧКОВА: Может, все дело в том, что «речники» не стали сдаваться в независимости от того, какие были судебные решения?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Послушай, а ты представляешь себе людей, которые позволят свои дома, незаконно возведенные, в которые вложена сотни тысяч, а то и миллионы долларов…

О.БЫЧКОВА: Ты знаешь, представляю. Видела много таких случаев, к сожалению.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Что человек незаконно возвел, вложил миллионы, у него стали отбирать — и он не поморщился, съел?

О.БЫЧКОВА: Ну, кто миллионы, а кто не миллионы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну хоть сотни тысяч.

О.БЫЧКОВА: Хорошо. Мы посмотрим, как это будет происходить. Просто у нас вся Москва тут застроена и порушена чем угодно. Вариантов множество. В следующий раз поговорим.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Хорошо.

О.БЫЧКОВА: Спасибо большое. Это был Леонид Радзиховский.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире