'Вопросы к интервью
О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение» в  студии телекомпании и радио «Эхо Москвы». А с «особым мнением» у нас сегодня главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. У нас существует веб-трансляция, можно найти эту картинку на сайте, у  нас есть номер для СМС-опросов, разного рода реплик и  суждений — 970-45-45. А  я начну с вопросов, которые люди прислали на сайт. Не один из наших слушателей и зрителей просит комментария по поводу того, что произошло семь лет назад на Дубровке, она же  «Норд-Ост». Тут две темы – например, пишет Влад из Чикаго: «Почему до  сих пор не возбуждено уголовное дело по факту массовой гибели людей от применения запрещенного газа, неоказания медицинской помощи, и так далее?» И  еще вопрос на эту тему: «Кто дал такой странный преступный приказ, когда убивали спящих террористов, а убили многих заложников?»



А.ВЕНЕДИКТОВ: Тема Дубровки разворачивается на  несколько тем. Первая тема – это как такое могло произойти в центре Москвы – массовый захват заложников в театре, — здесь был судебный процесс, и  мне кажется, что техническая часть – кто эти люди, как они ехали, где хранили мешки, и так далее – это хорошо известно, процесс это высветил. Техническую часть, без начала и без конца, исполнители, грубо говоря,  — эта история достаточно известна. Что интересно, что среди тех, кто готовил и обеспечивал этот логистический проезд, было много не-чеченцев, — скажем так. Мы все привыкли, что это чеченский теракт – это неправда. Там были и карачаевцы в огромном количестве. Не все еще найдены. Но здесь есть материалы процесса, можно задавать вопросы и правильно их задавать, но более или менее приблизительно эта часть, этот отрезок, он понятен. Задавать вопрос, кто отдавал приказ – известно, — отдавал его Владимир Проничев, тогда первый зам.директора ФСБ, он  и сейчас первый зам.директора – руководитель пограничной службы – он был начальником оперативного штаба. Теперь два вопроса. Первый связан с подготовкой этого теракта  — почему и зачем именно так, и  второй – какие последствия. Ответить нечего. В основном вопросы, ответов нет. Действительно, отдельно стоит медицинский вопрос, и  я всех адресую на сайт «Правда Беслана.Ру» — там есть подраздел «Норд-Ост» — там есть, например , показания помощника президента Сергея Ястржембского полностью. Есть показания Григория Явлинского, который вел переговоры, есть показания Ани Политковской, показания врачей, которые были вызваны как Скорая помощь, есть показания следователей, которые расследовали это дело. И  чтобы не пересказывать эти многие тома – зайдите на сайт «Правда Беслана», или на наш сайт – мы сегодня вешаем баннер,  — почитайте и сделайте сами свой вывод. На мой взгляд, очевидно, что это дело нуждается в длинном расследовании, я знаю, что дела в Страсбурге некоторые, и  когда-нибудь, но не сейчас, это станет известно. Потому что, на мой взгляд, власть показала — и московская и федеральная — свою полную нераспорядительность, полное бессилие, столкнувшись с таким терактом. Например. В  показаниях врачей было, что женщина – врач Скорой помощи говорит: мы забрали людей, но нам не сказали, куда ехать, и мы пристроились в хвост уходящей другой Скорой помощи. Это что такое? Я уже не говорю про газ, про количество погибших заложников.

О.БЫЧКОВА: Про газ, про антидот.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Прочитайте — это полное вранье. Там очень много вранья. Например, одно из главных «враньев» было то, что  — вот посмотрите: Израиль никогда не ведет переговоры с террористами. Полное вранье. Любой человек, который следит за политикой знает, что не просто ведет, а как ведет  — вы знаете, что три года захвачен один солдат, Гелад Шалит,  — последняя история: за видеокассету, где он жив, в октябре этого года Израиль отпустил 20 палестинцев, осужденных за терроризм.

О.БЫЧКОВА: И, по-моему, это уже не  первый раз.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это последний. Это случилось 2 октября 2009 года. То есть, на самом деле жизнь важнее – «Спасти рядового Райна». И столкнувшись с таким масштабным терактом  — а это теракт, были захвачены боевиками гражданские люди, — это называется в мире все терактом,  — не  комбатанты, не вооруженные люди. Убийство всех террористов, в  результате чего расследования не было — естественно, никто не был допрошен, никто до сих пор не знает, кто был их сообщниками, никто не знает, почему был выбран этот театр в этот день – ходят слухи, что там были родственники президента Алиева, что в этот день должны были приехать родственники нашего президента – это все слухи.

О.БЫЧКОВА: Могут быть какие угодно слухи, потому что информации нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что террористы убиты. Это непрофессионально. Думаю, что надо добиваться – и правильно делают родственники, юристы, журналисты, которые каждый год, каждый час поднимают вопрос — ответьте на этот вопрос, на этот, — и мы будем спрашивать.

О.БЫЧКОВА: Коля из  Чернигова: «Ведь теракты сейчас прекратились?» И  второй вопрос, который касается позорнейшей истории с  выплатой компенсаций. Но мы прервемся.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, позволь  — я  сейчас отвечу. Может быть, Коля из Чернигова не помнит, что Беслан был после «Норд-оста», где погибли дети. Может быть, Коля не знает, что у нас на юге России каждый день теракты, что еще сегодня был теракт? Или это уже не  Россия? Ну, если Чернигов не Россия, то  и Ингушетия получается не Россия – по Коле из Чернигова. Я так не считаю.

О.БЫЧКОВА: Минута перерыва и  Алексей Венедиктов вернется в эфир.

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу «Особое мнение», главный редактор «Эхо Москвы» в студии. Продолжаем говорить о том, что мы имеем через 7 лет после операции по освобождению заложников на дубровке. Оказывается, не очень много имеем. Правда, тут человек пишет: «Венедиктов знает, но что-то скрывает».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я бы не сказал, что я  много что знаю – о многом догадываюсь. Но если я уверен, я говорю, а если у меня одни подозрения – разрешите, я их буду проверять ровно столько, сколько нужно, чтобы потом высказать свое мнение. Я считаю, что ответственность, помимо террористов, которых уже нет, которые уже уничтожены, ответственность за безопасность граждан несет государство. Несет власть, президент, мэр, московская милиция, ФСБ. Ответственность в чем-то должна выражаться. Люди должны уходить в отставку после таких провалов. И для этого нужен суд, чтобы разобраться – а кто, собственно, провалил? Кто не выполнил свой политический долг, а  кто-то — свой профессиональный долг. И  я считаю, что абсолютно неправильно, что после этого не только никто не ушел в отставку, но, наоборот – там люди получили звания «Героев», как Проничев, некоторых повысили, и так далее.

О.БЫЧКОВА: А бывшие заложники не получили ничего – или почти ничего, или мало что получили. Потому что сегодня в очередной раз, когда шла об этом речь, были озвучены данные о том, что 80% пострадавших от этого теракта, — сказал адвокат Игорь Трунов – не получили от государства никакой компенсации, и  непонятно, какие еще должны обивать пороги, включая Страсбургский суд для того, чтобы что-то получить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Законодатели должны принять закон о компенсациях жертвам терактов. Потому что на самом деле абсолютное лицемерие — и те, кто это говорит, это твари настоящие,  — которые говорят: «пусть они с террористов требуют компенсацию». Одна из функций государства – обеспечить безопасность. Если государство не справилось с этой функцией, оно должно ответить. Например, деньгами, например, компенсациями.

О.БЫЧКОВА: Но  сегодня наступил прорыв.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, действительно – сегодня министр юстиции Коновалов говорит о том, что нужно приблизить цену компенсации к европейским ценам, которые устанавливает европейский суд по правам человека. Правильно. Сейчас по чеченским делам, по погибшим, сначала выплачивали по 6 тысяч евро, а сейчас – по 30,40, 80 тысяч евро за людей, погибших или пропавших. Это тоже, конечно, мало, это не восстановит кормильца, но это поможет поднять детей – раз. И, кстати, это поможет лечению людей. Потому что после этого газа многие дети, которые уже не дети, а некоторые еще дети  — наблюдаются за большие деньги, между прочим, у врачей. Потому что у них есть изменения в организме одинаковые, возникшие после. То есть, газ оставил некие следы. Не  у всех, но у многих. И на это нужны деньги, время, и эта компенсация должна реально идти на это, и государство обязано это делать.

О.БЫЧКОВА: Но, например, там сейчас 240 рублей – до  8 тысяч.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Оля, я не хочу это обсуждать – это издевательство, что это обсуждать?

О.БЫЧКОВА: Я просто хочу сказать о другом сказать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот у тебя когда-нибудь будет программа «На что жалуемся?» — попроси, чтобы пришли по компенсациям за то, что государство не сделало. Пусть судьи Мосгорсуда расскажут о судебной практике, и  чем они руководствуются, устанавливая такие суммы. Сделаем программу?

О.БЫЧКОВА: Спасибо за подсказку, но я уже неоднократно задавала такой вопрос  — например, как выплачивается компенсация морального вреда. Очень произвольно. Почему в  США миллионы платят, а у нас копейки?

А.ВЕНЕДИКТОВ: В США не  за моральный вред платятся миллионы, в Америки считается утеря кормильца, считается, сколько бы он мог заработать, при инвалидности считается, сколько взрослый человек мог бы зарабатывать. Это длинная схема, математическая. Но можно найти базовую цифру, минимальную. И  я считаю, что Коновалов прав – редко можно похвалить министра юстиции, но  за это можно похвалить – который высказал хотя бы предложение. А теперь, г-н Коновалов, — вперед, с песней.

О.БЫЧКОВА: К министру финансов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, не к министру финансов – в  Думу. При чем тут министр финансов? Закон должен быть принят. А министр финансов его обязан будет исполнить – вот и все. Господа из «Единой России» — 240 рублей компенсации на их плечах,  — потому что они закон не приняли. Давайте, требуйте от  своих депутатов, чтобы они приняли этот закон. Вот и  все.

О.БЫЧКОВА: На прошлой неделе как раз глава СКП произнес, по-моему, сенсационную вещь о том, что оказывается, пострадавшие от майора Евсюкова, например, не должны быть направлены к  майору Евсюкову и  его родственникам, а они должны получать что-то от государства, потому что Евсюков работал на государство. Это та же самая история. Потому что этих людей, так же, как и пострадавших от терактов, футболят к непосредственному исполнителю.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это та же самая история – что обсуждать?

О.БЫЧКОВА: У нас есть еще одна история, связанная с терроризмом — история, которая произошла сейчас — это то, что произошло в Ингушетии. Задает вам вопрос Вадим из  Красного села, который говорит, что сегодня президент Евкуров в интервью «Эху» заявил, что убийство Макшарипа Аушева напротив, направлено против руководства республики и лично против него. Характерно, что предыдущее объяснение, несколькими часами раньше заключалось в том, что возможно, это убийство связано не с его общественной деятельностью, а  с  личной жизнью и  с  чем-то еще.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это понятная история. Я считаю, что надо понять, кто такой Аушев. Во-первых, он  член семьи клана Аушевых. Эта фамилия – в римском смысле – это семья, это клан, и очень влиятельный в  Ингушетии, которому принадлежит и Руслан Аушев. Очень хорошо известно, что как только президент Евкуров был назначен на этот пост, у  него прошла встреча с Русланом Аушевым – он пытается собрать вокруг себя разные кланы – Гуцериевых, Аушевых — те, кто сейчас не в почете. И его задача была  — по крайней мере то, что он делал до сих пор – вести переговоры. Он и с боевиками ведет переговоры, не только с  мощными кланами и это абсолютно правильно – он собирает республику. И  конечно, убийство Аушева, который, собственно, не политик — Макшарип пришел два года назад, когда у него похитили сына и дядю. И тогда этот клан вышел на улице, их стали разгонять, при прежнем президенте, дубинками и  ОМОНом, это такой мощный клан, что в результате он вернул сына и дядю. А до этого он политикой не интересовался — не мой вопрос. Он сменил на посту владельца «Игушетия. Ру», затем «Ингушетия.Орг», Евлоева – и  его убили. Думаю, что это двойной удар. Это удар, конечно же, по попытке Евкурова усилиться и собрать вокруг себя Ингушетию и  договориться как-то о  прекращении этого беспредела. Теперь между Евкуровым и  кланом Аушевых вопрос  — это первое. А второй удар – это, безусловно, продолжении линии на то, чтобы слабая Ингушетия всегда  — как бы это сказать – она будет зависеть от более сильного соседа. Я не имею в  виду РФ, потому что Ингушетия входит в  РФ,  — я имею в  виду Чеченскую республику. Идея объединения Чечни и Ингушетии сильной рукой, — что бы кто ни говорил — носится в воздухе. Вот: президент Ингушетии не справляется, а  я справляюсь. И такая возможность не исключена. Может быть, не настолько прямая, может быть, — это мое мнение, — бенефициарии этого убийства задумывали совсем другое. Но в любом случае то, что это удар не по Евкурову, а по политике примирения внутри ингушского общества, проводимого президентом Евкуровым, за что его, собственно, и взрывали, — для меня это абсолютно очевидно. А интересантов там много – со всех сторон границы.

О.БЫЧКОВА: Объединение Ингушетии и Чечни под одной сильной рукой? Тогда туда можно еще что-нибудь окрестное присоединить, в дальнейшем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему северокавказский эмир не может быть? Если он порядок наведет.

О.БЫЧКОВА: Если дело пойдет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему нет? Кремлю выгодно. Только чтобы не сильно усиливался. Но в принципе, наводит же кто-то порядок.

О.БЫЧКОВА: Но это же реальное усиление, нет?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот это убийство и сегодняшние похороны Аушева – это удар по  возможностям президента Ингушетии собрать вокруг себя республику.

О.БЫЧКОВА: Значит, способ не работает – который ассоциируется с президентом Евкуровым?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему не работает? Просто у него есть противники. Есть противники внутри республики — которые недовольны его назначением. Есть противники уже смещенные, те, которые замешаны в  убийстве Евлоева и  те, которых почему-то пригрели здесь, в  Москве, — скажем так, — кое-кто. У  него есть противники вовне республики, у  него есть реальные сепаратисты, непримиримые – это тоже противники, — и их интересы смыкаются. Это не значит, что они договорились — объективно бенефициарии этого убийства это люди, которые хотели бы, чтобы Евкуров не проводил политику национального примирения – все, точка. А дальше их список можно выстраивать.

О.БЫЧКОВА: Можно еще раз объяснить Коле из Чернигова, который не все понял: «Я имел в виду тот факт, что террористы поняли бесперспективность такой тактики в  России в целом. Или нет?»

А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще раз повторяю: каждый день в  границах РФ происходят теракты, захваты, убийства, — в том числе, милиционеров. Ничего они не поняли.

О.БЫЧКОВА: Много вопросов, которые касаются недавно прошедших выборов, в том числе, в  Москве и других регионах. Но уже много раз об этом говорилось, и я предлагаю сделать по-другому: обсудить эту историю в очередной раз уже не в программе «Особое мнение», а в программе «Народ против», которая назначена на завтра. Завтра, в 20.00 будет программа, куда приглашен член бюро партии «Яблоко» Алексей мельников, и нам нужен «народ».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нам нужны люди, которые считают, что «Яблоко» — кремлевский проект. Если вы считаете, что «Яблоко» сейчас превратилось в  кремлевский проект и готовы оппонировать Алексею Мельникову, одному из руководителей «Яблока»,  — это в Москве, в прямом эфире, в  студии, поэтому только те, кто может придти в студию – пришлите, пожалуйста, слово «хочу» на  СМС 970-45-45 и свой телефон и  имя. С вами созвонятся, чтобы выяснить, сможете вы завтра придти, какую позицию вы занимаете. Но  в данном случае – только те, кто считают, что «Яблоко» — это кремлевский проект.

О.БЫЧКОВА: И могут это внятно аргументировать – что тоже имеет значение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В борьбе с Алексеем Мельниковым.

О.БЫЧКОВА: Алексей Мельников – завтра, в программе «Народ против» — пожалуйста, помогите нам с ним поговорить. Делаем небольшой перерыв в программе, Алексей Венедиктов вернется в эту студию.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу «Особое мнение», в  студии Алексей Венедиктов. Много вопросов на тему Марины Литвинович и ее отношений с ОГФ – после того, как Марина Литвинович написала известный текст о том, что оппозиция должна сплотиться вокруг модернизатора Дмитрия Медведева.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне кажется, что любые предложения внутри любых партий должны быть предметом дискуссий именно внутри этих партий. Если кто-то из  видных членов движения выступает с какой-то новеллой, новацией, даже  противоречащей программным установкам, то  лишение должности этого человека должно быть после длительных дискуссий всей партии – у меня такой взгляд на это. Я человек беспартийный, но понятно, что снятие Марины Литвинович с поста исполнительного директора – это понятно, — потому что она исполнительный директор, она представляет движение. Но исключение из партии, из движения было бы непонятно. А что касается «оппозиции сплотиться» — это дело оппозиции. Я вообще не понимаю, о  какой тогда оппозиции может идти речь, если некие силы сплачиваются вокруг президента – вот это точно правительственное большинство. Тогда скажите: мы не оппозиция.

О.БЫЧКОВА: Тогда что остается «Единой России»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Уходить в оппозицию к президенту, — что не исключено. Мне кажется, что это игра ума, не  имеющая отношения к нашей реальной жизни, — в  чем Марина Литвинович была всегда замечена – в  игре ума. Имеющая на это безусловное право.

О.БЫЧКОВА: Абсолютно. Если парламент не место для дискуссий, интернет не место для дискуссий и  партии не место для дискуссий, тогда непонятно – и  Подрабинек тоже не место для дискуссий?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Безусловно, должна быть дискуссия внутри той организации, к  которой принадлежит Литвинович – причем, широкая дискуссия.

О.БЫЧКОВА: Спасибо тем, кто уже начал нам присылать свои пожелания принять участие в программе «Народ против» с Алексеем Мельниковым – продолжайте это делать, мы принимаем все сообщения. Замечательная история, которая произошла не у нас, а  в другой части света, с нашими телевизионными американскими коллегами и  их президентом Обамой, администрация которого высказала недовольство телеканалом «Фокс-Ньюз», который действительно не очень ласково к Обаме относился, ругал его за разные вещи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И  продолжает это делать.

О.БЫЧКОВА: Но журналисты проявили неожиданную для нас солидарность.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты хочешь, чтобы я  что сказал? — журналисты должны проявлять солидарность. Ты уже все рассказала.

О.БЫЧКОВА: Я рассказала сюжет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А от меня что ты хочешь? Да, я солидарен с теми журналистами, которые проявили солидарность с  каналом «Фокс». Но послушайте – власть имеет природу гнобить профессиональных журналистов. Любая власть – от Зимбабве до  США и от России до  Франции. Неприятно. Ты – избранный президент, тебе все говорят, как тебя обожает народ, как тебя обожает планета, а тебе говорят, что ты расист, что ты не любишь белых, — это говорил, в частности, один из авторов канала «Фокс».

О.БЫЧКОВА: В связи с этой историей, гарвардским полицейским.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Причем тут же телеканал «Фокс» правильно заявил, что это мнение журналиста и оно имеет право быть, что это не редакционная политика – неважно, — журналистов «Фокс» отключили от пресс-конференции одного из чиновников Белого Дома – грубо говоря, просто не пустили в Белый дом, что происходит дальше? Остальные национальные, федеральные каналы – CNN, NBC, CBS, — которые должны радостно потирать ручонки, что минус один конкурент  — не пошли на эту пресс-конференцию, они бойкотировали эту пресс-конференцию. Причем человек, который должен был проводить пресс-конференцию очень важный — это Комитет по бюджету. Сказали – да, мы не согласны с  «Фокс», мы не любим «Фокс», они наглые и развязные. Но если вы будете отлучать профессиональных журналистов, то мы не будем к вам ходить. И вот уже в полуприсядку, извинения, — как всегда: неправильно перевели. Неправильно поняли, не вовремя аккредитовались. Всюду одинаково. И предъявлять претензии к власти в этом бессмысленно: власть не любит профессиональных журналистов. Профессиональные журналисты задают неприятные вопросы, ведут расследования, подвергают критике – они не подставки для микрофонов и не ручки для блокнотов. Естественно, — как это? – меня все любят. Не хочу его, не надо мне, — это нормально. То есть, ненормально, но с точки зрения любой системы власти – оградить от неприятностей. Но то, что коллеги-журналисты заступились за своего конкурента — я бы даже сказал «кункурента», причем такого – он  один из  самых злобных, — я считаю, что этому надо учиться, конечно. Я считаю, что это такой прецедент. Причем, все газеты – от  «Вашингтон Пост», которая не любит Обаму, и до «Нью-Йорк Таймс», которая Обаму любит – все наехали по полной программе. Один из хроникеров «Нью-Йорк Таймс», который поддерживал Обаму, говорит: вместо того, чтобы заниматься безработицей, он  воюет с  журналистом. Мы его не для этого избирали  — вот «мы его не для этого избирали» — абсолютно точно. Вот такая история. Будем надеяться, что и  Россия когда-нибудь до этого доживет.

О.БЫЧКОВА: Трудно представить. Потому что это касается не только  солидарности журналистов — избирателей, политиков, кого угодно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно.

О.БЫЧКОВА: Это имеет отношение абсолютно ко всему. Но если мы говорим о журналистах, нужно ответить слушателю из  Петербурга – не могу прочитать этот ник, человек занимается интернет-продажами: «Расскажите, как решался вопрос с  покушением на Латынину?»

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не с покушением на Латынину, а  с преследованием. Да, действительно была проблема, мы об этом говорили. Рассказывать не буду, но очень благодарен тем людям, ребятам из правоохранительных органов, которые, во-первых, прикрыли Юля в течение нескольких месяцев и, во-вторых, очень профессионально вычислили тех, кто ее преследовал, кто за ней ездил с государственными пропусками, но без номеров. Я очень благодарен руководителям тех структур – они мне не разрешили их называть, — которые на мой вопрос, нужна ли нам вторая Анна Политковская, жестко сказали «нет» и отдали распоряжение немедленно разобраться в ситуации. В ситуации они разобрались, и я им благодарен. Это была не частная структура, государственная структура – они выполнили свой долг очень профессионально и очень эффективно. И скажу сразу, что мы будем обращаться к ним и в дальнейшем. Потому что это их  долг.

О.БЫЧКОВА: Это совершенно понятно. Студент из  России, Герард, просит прокомментировать будущее армяно-турецких отношений – мне это тоже интересно, потому что на наших глазах совершается просто тектонический поворот.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не могу сказать, что это будет легкий путь. Это очень важный сигнал. Это мне напоминает такой же сигнал, как между поляками и немцами после Второй мировой войны, или между украинцами и поляками, или между Израилем и  немцами. Это очень тяжелые, болезненные вещи, здесь, конечно, надо будет – если все получится – отдать должное мудрости руководителям — вот этим они могут войти в  историю, реально. Не вступлением в ЕС – ну, вступлением, наверное. Тоже – ну, вступит Турция или не вступит. А вот  развязке такой исторической боли, трагедии, умением найти правильные слова и, как следствие этого, перейти к тому, чтобы эти народы, помня, безусловно, об этой трагедии, — армянский народ,  — могли бы понять и  признать, — турецкий народ, — ту чудовищную резню, которая была в  1915 году,  — я считаю, что это великое мужество руководителей. Потому что на самом деле эти руководители идут против своего общественного мнения  — и в Турции, и  в  Армении. Надо понимать.

О.БЫЧКОВА: Это называется «историческая миссия».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это называется «историческая миссия» — ровно так. Так же, как в свое время Коль и  Миттеран, через вечную франко-германскую дружбу. Не с такими трагедиями яркими, но перешагнули. И  все помнят эту фотографию, когда эти два старика уже, в  черных, тяжелых пальто, взявшись за руки, вот так стоят – это историческая фотография, это такое перешагивание. Думаю, что Эрдаган внутренне, несмотря на  то, что общественное мнение настроено в основном негативно к таким движениям, потому что для этого требуется признание, а потом извинение. Не компенсации – это все ерунда, пыль, — признание сначала и  извинение. Общественное мнение Турции против, и армянское общественное мнение требует от своих руководителей сначала дождаться признания и извинения, и только потом двигаться вперед. А политики идут впереди своего общественного мнения. Это очень важно  — опередить общественное мнение, не бояться. Этим и определяется историческая личность, на мой взгляд, от политика. Это Черчилль говорил, и я за ним повторяю,  — что политик думает о следующих выборах, а  историческая личность — о своем месте в истории.

О.БЫЧКОВА: Извинения будут?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не знаю. Не думаю. Не готов сказать, но думаю сейчас, в этом году, не будут.

О.БЫЧКОВА: Не скоро. Но то, что путь прокладывается, это совершенно очевидно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сначала признание, потом — извинения. Признание геноцида.

О.БЫЧКОВА: Это действительно один из тех случаев, когда история происходит у нас на глазах. Заканчиваем программу «Особое мнение», спасибо Алексею Венедиктову.

Комментарии

92

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

npopok 27 октября 2009 | 18:18

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тема Дубровки разворачивается на несколько тем. Первая тема – это как такое могло произойти в центре Москвы – массовый захват заложников в театре, -
Я вам отвечу, КАК? Этот терракт готовили дерьмократы с марта 89го года. В его подготовке участвовали и вы господин Венедиктов.


28 октября 2009 | 12:37

npopok
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тема Дубровки разворачивается на несколько тем. Первая тема – это как такое могло произойти в центре Москвы – массовый захват заложников в театре, - (#)

Я вам отвечу, КАК? Этот терракт готовили дерьмократы с марта 89го года. В его подготовке участвовали и вы господин Венедиктов.
----------------------------------------------

Венедиктову:
Алексей Алексеевич!
У Вас есть любимая фраза-ответ: "Аптека за углом!" Так почему бы вам не приобрести там какой-нибудь антибиотик, чтобы вывести эти бледные спирохеты с Эха Москвы???!


27 октября 2009 | 18:22

какая мразь здесь высказывается
"патриоты"-ГБшники, вертухаи-доносчики, нелюдь проклятая Богом и людьми. Человеческая жизнь для них ничто. Ну ничего скоро придет ваше вренмя говнюки. развесят вас на фонарях. Надоели вы и ваш главный ГБшник нормальным людям. Будут вас как клопов давить.


npopok 27 октября 2009 | 18:23

Вспомните, как демократы поддерживали бандитов в Чечне, как они их вооружали, как брызгали злобной слюной на "федералов", обзывая их унизительно наёмниками.Во всех террористических акциях повинны ДЕМОКРАТЫ.


27 октября 2009 | 21:12

вы знаете, что три года захвачен один солдат, Гелад Шалит, - последняя история: за видеокассету, где он жив, в октябре этого года Израиль отпустил 20 палестинцев, осужденных за терроризм.

Я вот как то это не очень понимаю у Израиля - за одного-двух отпускать десятки и сотни.
Конечно, каждая жизнь бесценна, но если из отпущенной сотни еще хотя бы 3-5 пойдут снова и взорвут пару десятков - почему их жизни стоили жизни выкупленного? Это какой то странный подход


misha_iz_izraila 28 октября 2009 | 18:38

Я полностью с Вами согласен: подход более чем странный. Тем более, что уже есть опыт: террористы, освобождённые в прежних сделках, убили после освобождения сотни израильтян.


27 октября 2009 | 21:28

Христос Воскрес! Звонят колокола! Иконы плачут, крестятся старушки. Народ послушный отложив дела, поёт навзрыд церковные частушки. И чуда ждёт калека-инвалид, который год у церкви пропадая, на БМВ увесистый бандит, заехал к храму руки умывая. Родная власть со свечками в руках, стоит охраной намертво прикрыта. Спаси Господь и помоги Аллах, напиться сукам вусмерть из корыта. Гэбульный вор нагнувший всю страну, балдеет прибыль у креста считая, он никогда не угодит в тюрьму, сам Патриарх грехи ему прощает. За взрыв домов, Дубровку и Беслан, никто не спросит хитрого убийцу, и поутру прикормленный полкан, провоет гимн богатому чекисту. Того кто против быстро и легко, убьют на Лондон головой кивая, заглохнет дело где-то высоко, нажрётся киллер орден обмывая. Зачем живём скажи ответь Исус.. за что страдает Родина-Отчизна.. когда она моя Святая Русь, загонит в гроб эпоху бандитизма? И недобитой своре стукачей, продажным судьям преданным Лубянке, грабителям всех рангов и мастей, сыграет могилёва на тальянке!


28 октября 2009 | 11:47

ametist_61
+ 1 000 000
Я - с ВАМИ!


kukaracha 27 октября 2009 | 21:29

mark60 от кукарачи
Тогда была бомбардировка территории Ливана. Ай, забыли?


misha_iz_izraila 28 октября 2009 | 18:40

Это было из-за похищения не Шалита, а Гольдвассера и Регева на ливанской границе.


terhia 28 октября 2009 | 00:03

"на самом деле абсолютное лицемерие"
Как говорят, "Чья бы корова мычала,..."


28 октября 2009 | 04:10

"пророк" хренов - ты подонок
сколько ты поучаешь в своей гэбухе за свои посты? Все те же 30 серебренников? Повесься сам, пока тебя вместе с твоими коллегами не развесили на фонарях возмушенные вашей подлостью граждане


28 октября 2009 | 06:20

Жидо-москали,шизофрения и свобода слова.
Для борьбе с коммунизмом из дурдомов были выпущены все жиды-шизофреники ,все инако-мыслящие. Коммунизм побежден. Пора Жидов поновой в дурку.


28 октября 2009 | 06:58

mechtatelu arximetu90
mechtai o zhidax.mi uzhe daleko-daleko.a tebe zhivotnoe predstoit eshe mnogo dubrovok,no potom kitaizi navedut poryadok.a o zhidax vspominai kak o dinozavrax.smotri kartinki s kitaiskimi ieroglifami.


xx007 29 октября 2009 | 04:11

Жаль, что вы не читаете комментариев о Газпроме
В предыдущей передаче вы изобразили нейтральность по отношению к газпромовским планам строительства Охта-центра. Часть комментариев по этому поводу удалили, но и оставшихся было достаточно, чтобы вернуться к этой теме еще раз. Я понимаю, что вам хочется сохранить эхо и угодить Газпрому, но не такой


xx007 29 октября 2009 | 04:16

же ценой. Нельзя ублажать клиента и чувствовать себя честной женщиной.

Пока Эхо придерживалось нейтрального подхода: с одной стороны Венедиктов с Бунтманом - с другой Леонтьев с Прохановым, это было понятно.

Но теперь вы сами, Венедиктов, меняете точку зрения на газпромовскую. Как вы нейтральностью ни прикрывайтесь, выглядит ваша позиция очень нехорошо.

И еще раз повторю: это не только не идет Эху, но и недопустимо для ВАС ЛИЧНО, потому что ВАС СЛУШАЮТ и уважают.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире