'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 15 октября 2009, 17:08

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте, это программа «Особое мнение», которая выходит в параллельном эфире телекомпании RTVI и радиостанции «Эхо Москвы». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и сегодня у меня в гостях Виктор Шендерович. Здравствуйте Виктор.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый вечер.



Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я напоминаю, что у нас работает СМС +7-985-970-45-45, и на сайте «Эхо Москвы» вы можете наблюдать вэб-трансляцию, посмотрите, что у нас происходит во время эфира, и за эфиром, когда мы уйдём на перерыв. Тема номер 1 что вчера, что сегодня, события в Госдуме. Демарш оппозиционных фракций, коллективный уход, и непонятное, довольно быстрое возвращение некоторых.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: С чего бы вдруг?..

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вообще что это было?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Анекдот, не несущий в себе разжигания межнациональной розни — просто это еврейский анекдот, и я его расскажу в том виде, в котором он существует. В порт зашёл еврейский пиратский корабль — с большим чёрным флагом на мачте! Но на корме, на всякий случай, маленький белый… Конец анекдота. Вот это был такой большой пиратский корабль, но на корме, правда, не маленький белый, там на всякий случай белое полотнище, но — страшный чёрный флаг на мачте. Вот весь их бунт. Я тут выписал замечательную цитату из Олега Шеина, из «Справедливой России». В Астрахани — протестная акция, палаточный городок на берегу Волги. Он это назвал — Майданом. На волжском Майдане побывал весь город, потому что, и далее цитата: «люди не хотят быть под контролем организованной преступной группы, которая насильственным способом пришла к власти». Конец цитаты из Олега Шеина из «Справедливой России». Дальше — следующая. На вопрос, кого Шеин называет организованной преступной группой, Шеин ответил, что не имеет в виду партию «Единая Россия», где много достойных людей, в том числе лично хороших знакомых. Преступной группой Шеин называет, по его словам, цитата: «Тех, кто в ходе избирательной кампании прибегал к похищениям людей, резал шины маршруткам, которые использовали наши плакаты, к людям, которые бросали начальнику нашего штаба в окно бутылку с зажигательной смесью». Но кто эти загадочные люди. Это не «Единая Россия».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Знаете что Виктор, да на вас просто не угодишь. Они сидят, вам не нравится, они уходят, вам опять не нравится.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Просто я хочу сказать, что вот в этом Олеге Шеине сконцентрировалась вся их оппозиционность. Они не согласны с результатом выборов, а просто русским языком сказать, что «Единая Россия» захватила власть в стране… что это захват власти — то, что происходит уже давно там пошагово, и заканчивается похищениями людей, включая начальников избирательных штабов, дербентом заканчивается… — что это называется «узурпация власти». Вот сказать это простым русским языком кишка тонка. Выйти, уйти из думы, которая думой не является по факту давно, потому что это не первые выборы, которые не имеют отношения к выборам… это ж не первая хунта у нас, не первое проявление хунты. Вообще — принцип «как пожелаем, так и сделаем», вот просто: будет так, потому что мы сильнее! А они не могут это сказать, у них язык не поворачивается. Дальше начинается… вот кто-то замечательно сказал: бунт хомячков.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Смотрите, с другой стороны, когда это всё случилось, посыпался совершенно сумасшедший вал восторженных комментариев, что ну наконец-то хоть что-то произошло в Госдуме. Вы не видите совершенно никаких положительных моментов во вчерашнем уходе?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет никаких положительных моментов. Им надо как-то изобразить… им надо одновременно показать свою оппозиционность, бесстрашие… назарабатывать политических очков, но не рассердить хозяев. Дело в том, что эти выборы уже проходили… то, что они называли выборами, — изначально не имело никакого отношения к выборам! И те люди, которые пошли на эти выборы (в Мосгордуму, конкретно) после того, как руками власти они избавились от конкурентов, вроде Милова, Немцова и так далее… Те люди, которые пошли — те партии, которые на этих условиях вороватых пошли, тем не менее, участвовать в этом балагане — что же они думают? что Немцова с Миловым кинут, и с Немцовым с Миловым так можно, а с ними почему-то нельзя? они что себе думали? Люди, которые принимали участие в этом балагане, не должны жаловаться, с моей точки зрения. Надо было, если говорить об интересах страны, не идти на эти выборы никому — де-факто перевести в де-юре. Все знают, что выборов нет! Не хочешь участвовать в этом, не хочешь быть декорацией — не ходи на эти выборы. А вот участвовать на этих условиях, дождаться, чтобы власть ликвидировала конкурентов, а потом входить этим «пиратским кораблём» с белым флагом на корме — это пошлость.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Всё-таки, во-первых, готовятся иски, а это что-то, а во-вторых, они добиваются встречи с президентом, и президент вроде как согласен с ними встретиться, а в-третьих, из трёх фракций коммунисты по-прежнему отказываются возвращаться в зал заседания.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Таня, иск по 2003-му году уже лежит в Страсбурге. Поздно пить «Боржоми», потому, что каждый раз это превращается в клоунаду. Давайте каждый раз будем в этом участвовать — и выдвигать иски. Я как-то уже писал об этом: человек, который один раз пошёл к напёрсточникам, — его можно считать наивным человеком. Но человек, который до старости ходит каждый день к напёрсточникам, — он идиот. Либо он в доле. Тут одно из двух. Те, кто ходит к напёрсточникам на этих условиях, и ходит каждый день, вот с 2000-го года ходит к этим напёрсточникам, с 1999-го, ходит играть в эти напёрстки — значит они либо идиоты, либо в доле, никакого третьего варианта уже нет, уже всё ясно давно. Уж с 2003-го года уж точно всё ясно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте посмотрим на комментарии со стороны, в частности Борис Грызлов, который вчера назвал действия оппозиционных фракций саботажем, сегодня сказал, что действия ЛДПР, коммунистов, и «Справедливой России», цитирую: «на руку силам, стремящимся дестабилизировать Россию и поставить её на колени», конец цитаты.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Правильно. Когда тебя поймали за руку на воровстве, первым делом надо прокричать, что Россия в опасности, это логично. Каждый раз, когда их ловят за руку на воровстве, они немедленно обматываются триколором, и кричат что Россия под угрозой, Россия в опасности… держи вора! А что ещё вы хотели от Грызлова?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Может он мог бы назвать конкретные страны, кто с какой фракцией дружит, Иран с Жириновским, кто ещё собирается ставить Россию на колени?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Все ставят… народ давно уже отрефлексировал это: «Запад пытался поставить Россию на колени, но она продолжала лежать». То, что Грызлов о десятом годе этого балагана продолжает употреблять эту метафору, говорит только о том, что в этом органчике больше никакого репертуара не осталось. Вполне ожидаемая реакция.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хорошо, вот ещё один комментарий, глава Центризбиркома Владимир Чуров объясняет только политическими соображениями состоявшийся накануне в Госдуме демарш оппозиционных фракций. И вот ещё одна цитата: «что касается вчерашних событий в Госдуме, это вне нашей компетенции, у нас нет комментариев. Это политика, приуроченная к визиту важного иностранного гостя».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Правильно, молодец!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Все мы знаем, что Хилари Клинтон была у нас.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Молодец Чуров! Видите, один и тот же органчик, пластинку завели… два органчика, а пластинка одна.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Так что США хотят устроить вот это всё в России?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Конечно, США наняли единороса…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: О, ужас, я поверить не могу.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: …единороса Рифката Шабанова в Астрахани, чтобы он ломал руки, ездил по избирательным участкам, угрожал людям, избивал. Они в Дербент наслали ОМОН, чтобы дискредитировать российскую выборную систему. Конечно, это Хилари Клинтон в Дербенте наслала ОМОН на избирательные участки! Объявила, что они заминированы… это всё Хилари Клинтон, у меня есть точные сведения! Молодец Чуров, умница. Чего вы хотите, Таня, от этих органчиков, что они ещё могут сказать? Чуров ещё не отсидел за прошлые выборы, (я сказал это ещё неделю назад) за 109 процентов в Мордовии он не отсидел. Что мы будем его цитировать? ничего другого сказать они, разумеется, не могут.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Знаете что, вы меня спросили, чего я хочу. Вот я хочу увидеть политику.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Кстати, заметили, слово политика это дискредитационное слово, Чуров сказал: «Это политика». Да, это политика!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, почему вы так считаете. Центризбирком не занимается политикой, он проводит выборы и считает. Поэтому он не хочет это комментировать, не надо вкладывать такие слова в уста Чурова.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет: «это политика!» Как про Ходорковского говорили, что – ну, он же в политику полез! Почему он сидит? «а чего же вы хотели, он же в политику пошёл»! А как считает, Чуров мы знаем, что у него с арифметикой, мы знаем, поэтому тут ему арифметикой не отбиться, он-то как раз в политике по уши…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А депутаты, которые вчера ушли, они вне политики?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Они тоже в политике — с другой стороны. У них ясная задача, они должны на этом наварить политического капитала. И вот тут шутки в сторону. Вот весь этот дербент совокупный с маленькой буквы вместо выборов, конечно, послужит на руку оппозиции, причём оппозиции самой что ни на есть опасной. Потому что реальным итогом этих с позволения сказать выборов стало усиление позиций коммунистов и жириновцев, реальное усиление.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы считаете, что это плохо, опасно?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я считаю, что это очень опасно. Дело в том, что у либеральной оппозиции, у либеральных ценностей есть серьёзные шансы пройти к обществу — в эволюционном процессе. Вот когда идёт честный эволюционный процесс, когда есть возможность диалога, возможность полемики, открытости при равном допуске к СМИ… При возможности диалога в обществе, у демократов есть очень серьёзные шансы, потому что можно говорить правду и пробиваться к мозгам. Это в эволюционном процессе. А когда дело идёт к взрыву — а дело идёт к взрыву, когда весь выход пара закупорен, когда вместо выборов дербент, то дело идёт к взрыву… А когда будет взрыв, то у либералов нет шансов. Потому что в условиях бучи, в условиях мерзости наибольшие шансы у тех, кто предлагает простые рецепты. А простые рецепты, как мы знаем, у коммунистов и у жириновцев. У этих «отнять и поделить», у этих – только ЛДПР вернёт русским Москву, и так далее. Простые рецепты. Либо бей косоглазых и чёрных, либо бей богатых… простые рецепты побеждают в периоды бучи. Так вот: те чуровы-грызловы через чёрточку, и вся эта команда, которая устраивает вместо выборов дербент, она прямой дорогой ведёт Россию в ту сторону — к буче, в которой как раз у нормальных людей почти не будет шансов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: После всех этих событий, как я понимаю, всё-таки состоится встреча президента с представителями этих фракций оппозиционных. Какие-то выводы власть для себя сделает, она постарается предотвратить этот взрыв, о котором вы говорите?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Она наверно хочет предотвратить взрыв, но когда мы говорим власть, то наверно надо уточнять, кого мы имеем в виду.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот вы под словом власть кого имеете в виду?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: В правительстве — Дворковича или Сечина мы имеем в виду, например.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я говорю про президента.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Если про президента, то это не власть.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А что же это, гарант конституции, между прочим.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это да, но такой номинальный… какая-то номинальная фигура.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Меня поражает ваше постоянное неверие в президента. Он наверняка со всеми встретится.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: А что ему встречаться?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Поверит всем.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: В отставку Чурова отправь.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы таких действий ждёте от президента?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Например. Я перечислял, чего я жду. Может быть, Чурова не первого. Чайку, Устинова… Отправь тех, кто прямо, многократно, доказанно нарушал законы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И тогда?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: И тогда остальные начнут думать. Политика в этом состоит: они ловят сигналы. Пока он будет встречаться и разговаривать либеральные слова, все будут сидеть очень довольнее и ухмыляться. Все понимают цену этих слов. Как только будет сняты несколько ключевых фигур, которые обеспечивают беззаконие в стране… а эти фигуры известны… министр юстиции Устинов, бывший генпрокурор, это Чайка — генпрокурор нынешний, это Чуров, который считает так, как он считает… поперёк арифметики. Вот как только будут как минимум сняты и отправлены с позором в отставку люди, прямо ответственные за тяжелейшие нарушения закона, номенклатура поймёт: ага, вот власть, и она хочет чего-то другого. Давай-ка почешемся и может, пойдём в другую сторону… или хотя бы зашевелимся.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы думаете, возможно, такое развитие событий?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я думаю что невозможно, потому что повторяю в 118-й раз, Медведев — это наша коллективная галлюцинация, его же выбирал Чуров тоже, а не мы! Он такое же победитель выборов, как и «Единая Россия» — чего же он будет пилить сук, на котором сидит? Поэтому я сейчас говорю о гипотетическом варианте, что должен был бы сделать президент демократической страны после «дербента» вместо выборов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы думаете, в демократической стране возможнее дербент этот условный, о котором мы говорим?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Если в демократической стране случается такой дербент, то немедленно начинаются увольнения, и, извините, посадки, потому что это уголовщина прямая — это вам уже не 109 процентов в Мордовии, это уже гранаты в окно, и похищение председателей избирательных комиссий. Это такая вещь посерьёзнее. «Дербент» — вот название этих выборов, и в этом смысле не надо валять дурака. Встреча с лидерами фракций — это всё для того, чтобы дать им сохранить лицо. Вот они добивались встречи с президентом, они добились встречи с президентом, и теперь они победителями вернутся в думу. Мандатиков никто не сдал, как заметил ехидно член ЦИКа Райков Геннадий, и — какой там бунт?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Он знал.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Извините, это всё «еврейский пиратский корабль» с белым маленьким флагом на корме. Если ты считаешь, что выборов в стране нет, если ты считаешь, что власть узурпирована, то сдай к чертовой матери мандат и иди вместе с Доброхотовым жечь бюллетени, и чтобы тебя ОМОН по твоей умной голове метелил… Вот так, заметим, — вот как поступают те, кто не ждёт от власти отступного за своё хорошее поведение, чтобы одновременно оказаться и оппозиционным политиком, бесстрашным для публики, и не потерять номенклатурные прелести. Что-то из них никого рядом с Доброхотовым не было.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Посмотрим, может быть, что-нибудь придумают для себя депутаты оппозиционных фракций.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Для себя они придумают, тут вопросов нет!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я напоминаю, что вы смотрите и слушаете программу «Особое мнение», в которой сегодня выступает Виктор Шендерович. Тема антисоветская и шашлычная получила некое развитие, Олег Митволь, префект северного округа Москвы объясняет предписание о снятии вывески антисоветская отсутствием необходимых документов у владельцев шашлычной.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Как говорилось в другом анекдоте, «концепция поменялась»...

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы что сомневаетесь в словах префекта?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: А что же он молчал раньше?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А может вы не спрашивали?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Что же он таил-то. А товарищ Долгих был из совета ветеранов ЦК КПСС, он был возмущён отсутствием технической документации. А что же нам голову морочили, а что же тогда пикеты наших (неразборчиво)?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Просто никто раньше не обращал внимание на это, а тут пришёл совет ветеранов, и в префектуре решили проверить документы. Выяснилось, что документов нет. Что вас смущает в этой истории?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Меня ничего не смущает, и даже не удивляет. Люди бесстыжие имеют возможность быть людьми бесстыжими безнаказанно, поскольку его не может никто ткнуть немедленно из телевизора — не отсюда, не из студии «Эхо Москвы», а из Первого канала сегодня же ткнуть лицом в прямую ложь, в прямое разночтение показаний. Потому что врывался начальник управы с дивной фамилией Штукатуров, и грозился рэкетом, и грозился наслать санэпидемстанцию, и пожарников, и милицию, страшным голосом орал. И ни слова он не говорил про техническую документацию. Если власть… но штука не в Штукатурове и не в Митволе, а дело в том, что власть может врать в глаза, и не бояться, что её за это выволокут на божий свет за ушко.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Какое открытие.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Открытие серьёзнейшее. Например, Путин на встрече с писателями, вдруг напоминает, что Ходорковский, отвечая на вопрос, он отвечает, что Ходорковский причастен к убийствам. И ни один человек не скажет: «да что вы врёте Владимир Владимирович».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А вы бы сказали?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Меня там быть не может. Если бы я случайно оказался рядом, я бы конечно сказал. Но меня там потому и нет, что я это могу сказать, а там только те, которые не скажут по определению. Вот — врёт, и дело не в том, что врёт (в его интересах так врать), а дело в том, что он не боится, что это враньё станет предметом немедленного публичного анализа! и колом немедленно пойдёт вниз рейтинг! Потому что если бы такое сказал какой-нибудь чиновник в демократической стране, обвинил бы в убийствах людей человека в этом невиновного, то у него были бы серьёзные неприятности, немедленно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По поводу отсутствия общественного какого-то обсуждения, дискуссии, тут мне кажется, вы немного не правы, потому, что под микроскопом рассматривают всю эту ситуацию.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Кто? Где?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: СМИ.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Какие?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Разные.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Программа «Время» рассматривает, Тань?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Программа «Неделя», Марианны Максимовской, сайты всевозможные, интернет – это огромная площадка. Потрясающая грязь.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Программа «Неделя» Марианны Максимовской, сайты – это… Нет, Таня, нет. Страна голосует так, как скажет телевизор. Первый, второй канал, вот что определяет политику страны. Ну, и третий, четвёртый так же. А то, что мы с вами тут пощебечем, и потом я напишу, на newsru.com сообщат, или там Ej.ru, да? Это для пятнадцати недобитков. Или для пятнадцати тысяч, или для 150 тысяч — что было бы очень серьёзно в Андоре, но совершенно никакого значения не имеет в России. Поэтому Путин может позволить себе врать в очередной раз. Врать, и попадаться на вранье, и совершенно по этому поводу не стрематься. А уж что говорить о Митволе?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я напоминаю, что это программа «Особое мнение», в которой сегодня выступает Виктор Шендерович, меня зовут Татьяна Фельгенгауэр мы сейчас прервёмся буквально на несколько минут, попрощаемся на несколько минут со зрителями RTVI и слушателями «Эхо Москвы», ну а те, кто наблюдают веб-трансляцию www.echo.msk.ru, вы остаётесь с нами, и сможете послушать, о чём мы тут говорим. В перерыве никуда не уходите.

Идут новости.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ещё раз здравствуйте, мы продолжаем программу «Особое мнение», которая выходит в параллельном эфире «Эхо Москвы» RTVI, у нас идёт так же веб-трансляция на сайте «Эхо Москвы», сегодня главный герой этой программы Виктор Шендерович. Посмотрела я тут СМС, которые к нам приходят.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: И чего хорошего?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И Макс спрашивает: «Получал ли Шендерович деньги от владельца шашлычной за пиар и рекламу»?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Владелец шашлычной получал деньги от Шендеровича, который там неоднократно питался. Вот это я могу сказать точно. В обратную сторону как-то ещё не наладилось…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вопросы, которые приходили к нам на сайт перед нашим эфиром, очень многие касались новой военной доктрины Российской Федерации, господин Патрушев некоторые аспекты изложил в интервью газете «Известия», больше всего конечно обсуждается возможность ударять превентивно ядерно при этом ещё. Ядерный удар превентивный.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: По-моему, симпатичная идея.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Поддерживаете? Для военной доктрины Российской Федерации самое то?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Таня, это вообще лучшее средство от кризиса. Разок жахнуть, и всё. И всё с кризисом…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Жахнуть по кому?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: А какая разница? Поскольку, превентивно и ядерно, то откуда-нибудь прилетит в ответ, и значит — много проблем сразу снято. Там, Пикалёво, кризис, всё это не будет иметь никакого значения. Видимо, они это имели в виду.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В принципе, так как теперь речь идёт не только о крупномасштабных воинах, но и локальных, может тогда внутри страны жахнуть?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Тоже неплохо. Тань, всерьёз обсуждать идиотов невозможно вообще. Разговор о превентивном ядерном ударе…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я сейчас стесняюсь спросить, это вы про Патрушева?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, я вообще. Не только… Всерьёз обсуждать это невозможно. Это болтовня, но болтовня действительно очень опасная.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Опасная для нас?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Опасная для нас и для мира. Это не те вещи… Вот, не знаю, когда Грызлов говорит: «Парламент не место для дискуссий», или там про Россию, которую не удастся поставить на колени — это болтовня мерзкая, но относительно безвредная. Потому, что все понимают цену этой болтовне. А когда Россия — с её возможностями и её степенью управляемости, заметим… Потому, что у нас-то войны начинаются не так, как в других странах! У нас начали войну — парламент был не в курсе, да? Потом задним числом принимал решение… Россия – страна, в которой решения реальные принимаются пятью — шестью людьми, и когда она принимает решение о возможности, о допустимости превентивного ядерного удара, то при всей бредовости этой формулировки в контексте сегодняшнего мира, конечно, это то, что может повлечь реальные последствия — в ответ. Мы потом все удивляемся: что от нас все шарахаются, и за людей нас не считают. А чего мы хотим?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот смотрите, нет, сейчас у нас с США налаживаются отношения.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, ещё бы, у нас там под брюхом Афганистан, Ирак, мы им нужны. Нужны базы среднеазиатские, нужна наша поддержка. Поэтому Хиллари…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть это у них так вынуждено?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет. Разумеется, нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не то, чтобы они с нами хотели дружить.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, Тань, никто не хочет ни с кем дружить. Политика – вообще не место для дружбы. Есть интересы. У Америки есть свои серьёзные задачи, и свои интересы. Они их успешно решают. Да? Поэтому…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: просто так сложилось, что вот сейчас, в их интересах, раньше так не было, а сейчас так есть.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: В их интересах… Ну, Владимиру Владимировичу с компанией сильно повезло с 11 сентября 2001 года, потому, что мы стали после этого страшно нужны. И после этого все темы прав человека — НТВ, Ходорковский, свобода слова — всё это, конечно, пошло псу под хвост, с точки зрения западных интересов. Потому, что появился Бен Ладен, и появились очень серьёзные реальные угрозы западному миру. И если мы готовы им там хотя бы не мешать, то они, как Хилари в этот раз, благополучно закроют глаза на всё на свете, разумеется… Ещё раз: у них свои интересы, и они осуществляют свои интересы. Обама не давал никакого обещания американским избирателям установить демократию в России!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это не его дело.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, не его, это наше дело, совершенно не его дело.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У него есть своя страна.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Мы если хотим, можем. Если не хотим – не будем. А им-то чего? Поэтому — замечательно…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ещё, несколько вопросов на сайте у нас касались ваших судебных всяких историй. Вы сейчас упомянули, что у вас был какой-то суд.



В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, уже был в понедельник, и там уже сюжет новый. Это уже не первое дело…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: «В мире животных»?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, «В мире животных», но это уже совсем новый сюжет. Уже не только «животных». Я уже говорил, первое дело – было случаем частного идиотизма, а сейчас подключился к этому уже суд. Значит, Мосгорсуд со смехотворной формулировкой вернул дело в Пресненский, в Пресненском было первое заседание, на которое обвинитель не явился. Его адвокаты заявили, что у него были какие-то чрезвычайно важные дела (наутро после выборов). Я понимаю, что после выборов наутро головка может быть бо-бо, но никакой бумаги не представили его адвокаты. Мои адвокаты в соответствии со статьёй (я тут грамотным стал) — часть 3 статьи 249 УПК РФ, предложили дело прекратить, потому, что частный обвинитель не явился без уважительной причины, Судья полчаса думала. Не знаю, одна ли она думала, но она думала полчаса, было вынесено решение об отказе в ходатайстве, дело не прекратили. Формулировка замечательная. «В материалах дела отсутствуют сведения об извещении депутата Абельцева». То есть, он не знал!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Он не знал, у него много других дел…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Тем не менее, его адвокаты сказали, что он знал. Тем не менее, мои адвокаты, посмотрев материалы дела в тот же день, телефонограммы не обнаружили, а через 3 дня она задним числом появилась! Телефонограмма от 8-го, а суд был 12-го. Это по-русски, называется «подлог». И в этом подлоге принимает участие уже судья Барабанова. Это уже не зоопарк из ЛДПР, это уже – суд! И я предвижу в связи с этим — поскольку новое слушание дела началось с прямого нарушения закона (дело должно было быть закрыто в тот же момент) и подлога с этими телефонограммами, — то я конечно смело предвижу обвинительный приговор себе. Дело, которое началось так, должно так и закончиться.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: ну, посмотрим, как будет дальше вести себя суд.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, посмотрим. Я-то посмотрю, мне деваться некуда.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Конечно. Вы потом ещё нам расскажете, тут вам тоже некуда деться.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Обязательно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: несколько минут у нас остаются до конца эфира, один из слушателей спрашивает вас: «Виктор, вы бы вправду поймали на лжи Путина, или так, красуетесь»?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Дурацкий вопрос. Предоставьте возможность, проверим.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Про Путина, хотите ещё историю?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я – нет. Но если надо…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, придётся.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Придётся.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вообще, в программе «Особое мнение», ответ нет, не принимается.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Извините.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По поводу футбола.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Так.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Говорит Владимир Владимирович, что игра Российской сборной по футболу, не соответствует ожиданиям болельщиков страны, и в общем, как-то он сказал, что не очень доволен. Азербайджану проиграли.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: И что?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вернее не проиграли, а 1:1 сыграли.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Молодец. Наш пострел везде поспел. Значит, с кортиком Глазуновским разобрался, святых правильно положил… Теперь что?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, между прочим, премьер-министр борется за возможность провести чемпионат мира по футболу у нас в 2018-м году.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Премьер-министр занимается явно не своим делом. У нас для улучшения игры есть Гус Хиддинк, а Путин пускай улучшает экономику. У Гуса Хиддинка получилось с улучшением игры лучше, чем у Владимира Путина с улучшением экономики. Гус Хиддинг никаких советов по российской экономике, насколько я помню, не давал. Вот и Владимиру Владимировичу можно как-то посоветовать…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А вообще эта идея побороться за право провести чемпионат мира по футболу у нас в 2018-м году, вас она греет?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Она меня греет — следом за сочинской. Я уже от сочинской идеи согрелся, теперь дальше будем греться. Естественно: власти нужны фейерверки. Чтобы всё время были фейерверки!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Судя по всему каждые 4 года?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Желательно каждый год. Вот, спортивные победы, фейерверки — значит, Россия встаёт с коленок, её все хотят поставить на коленки, а она всё время встаёт с коленок! Нужны фейерверки. Поскольку с экономикой у Владимира Владимировича явно не получается, а если получается улучшать благосостояние, то только членов кооператива «Озеро», как-то остальные не очень… то конечно нужны фейерверки, чтобы всё время эти петарды летели в небо, рассыпались искрами… нужны олимпиады, чемпионаты, Евровидение непременно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А вот говорят, может быть, у ШОС появится альтернатива Евровидению?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Обязательно! Любой фейерверк, нам никаких денег не жалко. Вот всё, что осталось от «Булавы», которая куда-то не туда улетела, вот мы всё это зафигачим в фейерверк, чтобы радостно было! Это наркотик, это — ширнёмся прямо в вену…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Зрелище без хлеба.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, одно Евровидение заменяет несколько экономических программ — замечательно у всех улучшается настроение. А потом — вы знаете, как Хаджа Насреддин говорил: «за это время кто-то сдохнет, либо ишак, либо эмир, либо я, а потом разбирайся, кто лучше знал богословие». Что там будет к 2018-му году — кто его знает, а шум и фейерверк уже сейчас. И деньги можно освоить, первые «бабки», уже сейчас. Почему бы этого не сделать? Освоение «бабок» и фейерверки — это наше любимое, тут мы на первом месте, а с футболом — это ещё посмотрим.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое, я напоминаю, что это была программа «Особое мнение», которое для вас сегодня провела Татьяна Фельгенгауэр в гостях у меня был Виктор Шендерович. Спасибо Виктор, всем счастливо.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире