'Вопросы к интервью


И.ВОРОБЬЕВА: Добрый вечер, добрый день, ну, или доброе утро, кому как. Это программа «Особое мнение», эту программу для вас ведет Ирина Воробьева и сегодня у нас в гостях со своим особым мнением гость – главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов. Здравствуйте.

В.МАМОНТОВ: Здравствуйте.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну что? Начнем с трагического… точнее, с печального события, скончался Сергей Михалков сегодня. Хотелось бы вас попросить просто несколько слов сказать о нем, если вы, действительно, знали этого человека.

В.МАМОНТОВ: Я сегодня ближайшим родственникам его отправил смсочку, я написал, что сегодня родню потеряли не только они, Михалковы, но и миллионы людей, в общем, страна тоже потеряла родню. И мне кажется, это так, потому что можно по-разному относиться к басням Михалкова, можно даже по-разному относиться к гимну, который у нас существует сейчас. Но, например, к детским стихам Михалкова можно относиться только, по-моему, с грандиозной любовью и уважением. И вообще, фигура настолько противоречивая, настолько многообразная и, в целом, настолько светлая и значимая, что как-то даже не верилось, что когда-нибудь и здесь, все-таки, смерть придет. Настолько человек был светлый, умел жить, радоваться жизни.

И.ВОРОБЬЕВА: Умел жить?

В.МАМОНТОВ: Умел жить, умел жить. Какой хотите в это вкладывайте смысл. Может быть, даже ничего страшного, если мы скажем, что он умел в каком-то смысле и приспосабливаться к жизни. Жизнь – трудная, сложная штука, и прожить в ней так, как Михалков, — это тоже великий труд и, на мой взгляд, высокая честь. Поэтому искренняя у меня горечь в душе. И я уже говорил эту банальную вещь, но это, знаете, иногда и надо в такие минуты банальные вещи говорить. У меня внуку 3 года, он уже знает Михалкова.

И.ВОРОБЬЕВА: «В доме восемь дробь один»?

В.МАМОНТОВ: Конечно. Да, конечно-конечно. Так что, ничего он не умер в широком смысле слова.

И.ВОРОБЬЕВА: Остается?

В.МАМОНТОВ: А остается он с нами, в детишках, во внуках, и, думаю, советские дети учились на Михалкове и росли, и российские будут, и ничего менять в его стихах не надо – это очень важный момент. Они все равно абсолютно понятны, хотя страны той нет, жизни той нет уже, много чего нет, а стихи остаются и они совершенно моему Тимофею понятны.

И.ВОРОБЬЕВА: Владимир Мамонтов со своим особым мнением. Я сразу напомню нашим слушателям, что свои вопросы и мнения о том, что происходит в этой студии, вы можете присылать на номер +7 985 970-45-45. И также скажу, что идет видеотрансляция на сайте echo.msk.ru, но, опять же, все вопросы вы присылаете на SMS-номер. Ну, а теперь о новостях. Говоря о новостях сегодняшних московских в Москве после реставрации станции метро «Курская» — вы, наверняка, уже знаете – кольцевой линии была установлена надпись, цитата из советского гимна сталинских времен, цитата звучит таким образом: «Нас вырастил Сталин на верность народу, на труд и на подвиг он нас вдохновил» — такая цитата. Как вы относитесь к тому, что снова появилась эта надпись?

В.МАМОНТОВ: Вы знаете, я отношусь к этому так. Там, по-моему, сколько-то лет, не то 40, не то 20 – не помню, если честно – этой надписи там не было. Поэтому, как-то ее сбили, может быть, поломали, может, сама упала от времени – это я уж не знаю. Но восстанавливая исторический облик здания, ее решили восстановить. Думаю, понимали, на что идут. Думаю, понимали, что однозначной оценки это не вызовет. Мы сегодня, кстати, у нас опрос стоит в «Известиях» — если вам не нравится Сталин в этой цитате, что бы вы поставили, какое имя вы бы поставили? И дали набор имен: Путин, Хиддинк, Дарвин, еще кто-то. И, наконец, последнее – «Не трогал бы Сталина». 55% пока. Вот я уезжал, 55% ответило «Не трогал бы Сталина».

И.ВОРОБЬЕВА: А вы бы какое имя выбрали?

В.МАМОНТОВ: Вы знаете, я, во-первых, берег бы… Во-первых, я бы не допустил, чтобы эти буквы отвалились вообще. Я берег бы эти все вещи. Я отношусь к этому – хотите осуждайте, хотите, наоборот, восторгайтесь, мне все равно – но я берег бы вот эти вещи. В них хранится эпоха, ничего с ними не надо делать и пусть они живут себе, напоминают, кстати, и о плохом тоже, и об ужасном пусть напоминают. И о хорошем, и о плохом. Вот это бесконечное стирание резинкой чего-то из жизни, потом снова восстановление при той или иной политической конъюнктуре – я бы вынес это за рамки политической конъюнктуры. Ну, было и было.

Сейчас, кстати, интересное заявление сделала руководительница, премьер-министр, по-моему, если я ничего не путаю, Литвы. Она сказала, что нужно вообще перезагрузить наши взаимоотношения с Россией. И дальше она сказала вообще очень хорошую фразу, она сказала: «Вообще, надо немножечко поменьше вспоминать это прошлое и постоянно использовать его в каких-то политических, тех или иных целях».

И.ВОРОБЬЕВА: То есть давать оценку не надо?

В.МАМОНТОВ: Да. Вот чуть-чуть вне этого как-то построить сегодняшнюю жизнь, немножко больше подумать о будущем. Может быть, она права. И, кстати, она Медведеву письмо написала и насколько я прочитал, Медведев ей ответил, что, в общем, да, согласен. И если новую страницу открывать во взаимоотношениях – а уж там-то, наверное, в Литве и вообще в Прибалтике, вот, недавно в Таллине был – ну, там, я думаю, 55% не наберет Сталин в метро. Уж никак.

И.ВОРОБЬЕВА: Никак?

В.МАМОНТОВ: Никак-никак. Ну, сколько-то наберет там, в общем, но не 55%. Ну и в этих условиях мы – соседи, и нам надо жить рядом. Может быть, вот в этом прекращении попыток политизировать это… Хотя, я понимаю, что это сложно, на самом деле, это трудно держаться, состричь те или иные политические дивиденды со всех этих историй. Может быть, вот такой ключ?

И.ВОРОБЬЕВА: То есть я правильно поняла, что вы не согласны с некоторыми оппозиционными политиками, которые говорят, что такая надпись – она представляет серьезную опасность для российского общества, вот, в частности, лидер «Яблока» назвал это «ползучим сталинизмом» и что это очень большая опасность для страны.

В.МАМОНТОВ: Вы знаете, если бы этого в метро бы не было, а они внезапно кто-то сейчас из каких-нибудь соображений взял бы и восстановил, я бы ему руки оборвал. А вот в том случае, когда восстановили то, что исторически было, я бы не торопился. Я понимаю, что, может быть, кто-то сейчас возмущен. Но я бы все равно здесь не спешил, потому что у меня вот такой взгляд – это как на историческую… Ну, давайте, много чего вообще надо – ну, давайте звезды уберем, вообще-то, с Кремля. Давайте их уберем.

И.ВОРОБЬЕВА: Как насчет Ленина?

В.МАМОНТОВ: Давайте Ленина вытащим. Я, кстати, против.

И.ВОРОБЬЕВА: Против?

В.МАМОНТОВ: Против. И звезды пусть будут. Ну, раз так вышло. То, что там нет орлов, а звезды – это очень важное историческое знание, которое во мне, например, существует. Оно живет, я знаю почему и так далее. Ну, пусть оно и живет, давайте и другим объясним, и детям объясним, в чем тут дело. И с этим дальше пойдем нормально жить и развиваться и не делать из этого какие-то божества, кумиров себе или, наоборот, антикумиров возводить и все равно собачиться на эту тему. Не стоит, мне кажется.

И.ВОРОБЬЕВА: Вы не боитесь, что детям будут объяснять по-разному? В общем, у нас по учебникам истории-то не могут договориться – как же детям будут рассказывать? Может быть, стоит, все-таки, наоборот, стереть, с чистого листа новую страну?

В.МАМОНТОВ: Не знаю. Вот стереть и с чистого листа, когда думаешь о настоящем и будущем, и зная, что… Вот давайте оставим в стороне, даже чуть-чуть похолоднее взглянем. Пусть будут эти различия, пусть будут говорить по-разному, пусть будут оценивать по-разному. Главное, чтобы они не продуцировали схватки такой смертельной и непродуктивной. Вот это для меня самое главное.

И.ВОРОБЬЕВА: +7 985 970-45-45 – телефон для ваших SMS-сообщений в прямой эфир. Знаете, хочу вас спросить как главного редактора газеты «Известия». Вот история с Саяно-Шушенской ГЭС, история с журналистом Афанасьевым, который опубликовал обращение родственников, где они говорили, что их родных не спасают, несмотря на то, что стуки. Вот против этого человека заведено дело. Как бы вы поступили как журналист, как главный редактор, если бы к вам пришли родственники?

В.МАМОНТОВ: Во-первых, я бы этого человека защитил обязательно. Даже если он не прав, а судя по тому, что мы теперь знаем, видимо, все-таки, ну, там, действительно стучали. Там, ведь, действительно стучали 2 человека – их спасли, они были в вентиляционных отверстиях ближе – их, все-таки, услышали и спасли. Все остальные, как ни печально… У нас вернулся оттуда Сергей Лесков, он такой корреспондент вдумчивый, он не репортер, он у нас даже рубрику ведет «Ризонер». Он научный обозреватель, мы его послали специально, чтобы он так, спокойно, не по-собкоровски и не по-репортерски, а так, вник. Он приехал и сейчас как раз только что мне рассказывал, что, безусловно, никого там спасти было нельзя. Вот из тех, о ком говорили, что надо воду откачать и кого-то в самом деле, по его мнению – а я ему склонен доверять, это очень серьезный, очень вдумчивый человек. Он говорит, что все специалисты говорят «Этого сделать было нельзя», но двух спасли, что абсолютно не отменяет моей глубокой уверенности, что с журналистом этим сильно погорячились. Что когда люди, журналисты бьют тревогу, суетятся, даже пусть им кажется, что они кого-то могут спасти вот этим своим алармизмом повышенным, ну, за что здесь, в общем, уголовные дела-то? Разве что за панику, если там она бы вдруг возникла? Это серьезный момент. Но мне кажется, что там по времени дело не в разжигании каких-то паникерских настроений, а, вот, мне кажется, власть очень сильно боится, что ее обвинят совершенно не распорядительно, что люди погибают. И на самом деле, ведь, существует большая проблема: журналистам информации по этой катастрофе, и по многим другим вечно не хватает, подлинной, нормальной информации. Вечно все это очень долго, вечно все это, ну, приходится, вызнавать. Я помню по «Курску» была такая.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот, да, кстати, хотела спросить: напоминает?

В.МАМОНТОВ: Ну, отчасти, напоминает. Всякое-то, конечно, сравнение хромает. Я помню как выяснение обстоятельств той трагедии было сопровождено для журналистского сообщества серьезнейшими препятствиями, которые преодолевали кто как Бог на душу положит, вплоть до того, что я помню, списки покупали. Что, на мой взгляд, не очень, конечно, здорово. Но эти вещи тоже должны нас учить. Вот если там мчсники или кто-то – ну, добыли они какую-то часть правды. Они, кстати, не знают, что случилось по сей день. Они не знают. Там серьезные люди на этой гидростанции сидят, они не понимают, что произошло, ответа нет

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, вот сегодня было сообщение, что какие-то аномальные колебания были и так далее.

В.МАМОНТОВ: Аномальные колебания – это давайте разбирать, что за аномальные колебания, откуда они взялись, чем зарегистрированы, дайте посмотреть. Но у них есть какая-то информация. Ну, выйдите вы к людям, ну, расскажите. Чего вы ее таите-то? Чего вы боитесь?

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, может быть, там есть определенные виновные, которых не хотят?..

В.МАМОНТОВ: Вот я сразу начинаю думать, есть определенные виновные, прикрывают виновного – «А, они что-то знают. Вода загустела неожиданно от инопланетного воздействия». Ну, что хотите, понимаете? Ну, скажите правду, что вы знаете. Вот там мужик, с которым говорил Лесков, он честно говорит «Мы пока не знаем, я такого в жизни не видел». Он же черный весь, он – главный специалист. Я забыл его фамилию, прошу прощения – это главный специалист по гидроэнергетике у нас – он черный, он не понимает. Причем, там что хорошо? Фирма, которая этим всем владела, там человек ходит не в костюме и не прячется – он ходит в спецовке, у него написано «РусГидро» и у него фамилия. То есть любой и каждый может к нему подойти, бросить ему в лицо все обвинения, которые там сейчас есть, так сказать, о том, что вы чего-то прикрываете, кого-то спасаете. Единственное, что Сергей – он написал, завтра это выйдет у нас.

И.ВОРОБЬЕВА: Это ваш корреспондент?

В.МАМОНТОВ: Это Сергей Лесков, да, это завтра выйдет. Ясно следующее. По его мнению – это выйдет и мы это поставим – что в последнее время электростанция работала на пределе мощности. Он написал или в следующем – у него там два куска будет – он уже написал или еще выйдет у нас. У нас всем руководят экономисты, следовательно, они выдавливали из этой ГЭС все, что полагается им для… Ну, эта ГЭС производства крупные обеспечивала, вот они выдавливали эту электроэнергию всеми возможными… Они страшно гордились. Начальник этой ГЭС, он приводит цитату, отчетик такой: «Мы вышли, ура, на такую-то мощность определенную, повысили предельную нагрузку и так далее, и так далее». А станция была не молоденькая. Нельзя сказать, что она была аварийная, но, вообще-то, станция не молоденькая. Сейчас заранее никого не будем, как говорится, обвинять, но то, что она молотила, действительно, что они повышали предельную нагрузку – это факт. Как это сказалось, как там получилось, что разрушилась турбина. Там тысяча с лишним тонн эта штука, крышка.

И.ВОРОБЬЕВА: Слушайте, ну, неужели такое?..

В.МАМОНТОВ: Это невероятно, невероятно. Это какой силы там должно быть давление воды. Вода, конечно, такая штука – выдавит что хотите при определенных условиях, но там, действительно, что-то… Пока, вот, в рамках обычных объяснений им не удается объяснить, что случилось. Подождем.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, вы думаете, что мы сможем, в конце концов, узнать по-настоящему точно?

В.МАМОНТОВ: Узнать? Сможем, сможем. Ну, я так подозреваю, в последнее время мы кое-какие вещи – все-таки, не советский период, жизнь другая – мы кое-что умеем уже разузнавать, если нам не говорят, и сами. Но в данном случае я думаю, там люди заинтересованы и сами сказать, что случилось.

И.ВОРОБЬЕВА: А журналисты должны как-то что-то делать?

В.МАМОНТОВ: Должны, они должны все делать в рамках закона, как я всегда говорю: «Делайте в рамках закона», и своему собкору я так говорю: «В рамках закона и здравого смысла все, чтобы узнать». Другое дело, что не надо глупых предположений. Я не верю журналистским предположениям, построенным на песке. Журналисты – народ поверхностный. Они так устроены, они и созданы для этого такими – чтобы всем быть слегка поверхностными, любознательными, пробивными и до всего докапываться.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть выдавать информацию, а люди пусть сами?

В.МАМОНТОВ: Выдавать информацию, да, пусть люди думают. Но, вот, искать экспертов журналисты должны. Добиваться правды – должны. Вот, собственно, у нас там Сергей Тепляков – я в него верю – это наш собкор, нас никогда еще не подводил. Он как раз по репортерской части работает и, надеюсь, докопается до всего. И Лесков – он человек как раз, который здесь по Москве и по Питеру может походить, потому что институт там. И тоже это, вот, повыяснять.

И.ВОРОБЬЕВА: Особое мнение главного редактора газеты «Известия» Владимира Мамонтова. Продолжаем. По новостям, вот, буквально полчаса назад пришли новости о том, что в Москве снова будет рассматриваться вопрос судом о том, возможно ли участие Василия Алексаняна в судебном процессе по его делу. Ну, все мы помним, что было приостановлено из-за тяжелой болезни. Вот вы считаете, вот это вот непрекращающееся обращение к Алексаняну, чтобы его втянуть в судебный процесс – оно с чем, все-таки, связано? Это у нас исполнение законов до последней буквы? Или, все-таки, это потому, что он из ЮКОСа?

В.МАМОНТОВ: Ну, вы знаете, глуп будет тот человек, который будет в деле ЮКОСа отрицать политическую составляющую – это, по-моему, всем давным-давно понятно. Но есть там и политическая составляющая, а есть и судебная, а есть и реальные грехи. Мне кажется, здесь в таких вещах как Алексанян, Бахмина – мне кажется, здесь надо, все-таки – извините за такое слово – все-таки, немножко гуманизма включать. Я не знаю, насколько это возможно в рамках унылого правосудия включать или не включать, потому что мне ответит сейчас юрист, ну, конечно, не защитник, обвиняющая сторона, да? Он скажет: «Мы все делаем абсолютно по закону и нигде в законе это не прописано». Ну, не знаю, мне бы такого ответа было мало. Все-таки, здесь надо и на это обращать внимание. Я думаю, если хорошо покопаться, и в нашем законодательстве есть возможность понимать, что происходит с людьми, которые являются обвиняемыми или уже отбывают свои сроки.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, хорошо. Вот, пример Шотландии, которая отпустила на волю больного смертельно вот этого террориста, который взорвал самолет в небе над Локерби. Это так должно быть?

В.МАМОНТОВ: Не знаю. Если у них так по закону можно, то так.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, очевидно, что можно. Но, все-таки, к террористам тоже надо применять такой гуманизм?

В.МАМОНТОВ: Не знаю. Я думаю, знаете, ведь, очевидно, когда его отпускали, там народ, я думаю, не поэты сидят, да? Которых сначала сажают за решетку… И не художники высокого полета – там серьезные люди. По-моему, среди всего прочего они оценили и возможные последствия. Я думаю, что если бы они на секунду усомнились бы, решили, что последствия будут такие, что он заново…

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, ну, почему заново-то? Почему заново? Дело не в этом, ведь.

В.МАМОНТОВ: Да. Но если он снова вернется к какой-то своей деятельности или будет представлять какую-то серьезную опасность, да не отпустили бы они его никогда.

И.ВОРОБЬЕВА: А как насчет примера для других? Террорист знает: его посадят, осудят, а потом отпустят.

В.МАМОНТОВ: Вы знаете, что ни сделай в этой жизни, примеров всегда будет 2, а то и 8. Одним будет пример того, как гуманно поступили, они будут аплодировать и будут счастливы, и это поможет им жить. А другие будут потирать руки и говорить: «Ага. Ну, посидел какое-то время, потом вышел и снова чего-нибудь взорвал». Не исключаю.

И.ВОРОБЬЕВА: Наши слушатели не видели, как сейчас Владимир Мамонтов сделал такой жест кулаком – такой, очень интересный.

В.МАМОНТОВ: (смеется) Я изобразил террориста.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, я уже поняла. Я просто для наших слушателей объясняю, потому что они вас не все видят, несмотря на то, что идет видеотрансляция, не все могут подключиться к ней. Говоря еще о новостях, сегодня радио «Свобода» передало о том, что на базе факультета журналистики МГУ хотят открыть прокремлевский образовательный проект, так называемая Лаборатория общественного диалога, где эксперты смогут аргументированно представить студентам позицию «партии власти». Ну, в общем, ожидаемо, что это инициатива Фонда эффективной политики. Как вы относитесь к тому, что в МГУ может появиться такая штука?

В.МАМОНТОВ: Ну, видимо, там такой штуки не было все это время.

И.ВОРОБЬЕВА: Удивительно.

В.МАМОНТОВ: Да. И власть почувствовала, что упускает ситуацию окончательно. Видимо, так. Вообще, знать точку зрения власти страшно полезно из первоисточника. Вот у нас на странице «Мнений и комментариев» выступают иногда люди, которые знают точку зрения власти – их читают.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, я, в общем, вам верю.

В.МАМОНТОВ: Насчет того, что надо учить специально журналистов с молодых ногтей сразу с властью целоваться – вот это, по-моему, не стоит. Ну, хотя, может быть, там учить и не будут – может, там, действительно, будут каким-то объективным вещам. Там, в общем… это как в рамках – я не видел этой новости – это в рамках факультета.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, видимо, да. Там будут в качестве экспертов будут выступать…

В.МАМОНТОВ: Или это факультатив?

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, это, видимо, факультатив такой, так называемая Лаборатория общественного диалога. И там в качестве экспертов и лекторов будут и преподаватели вуза, и политологи, и даже представители РПЦ.

В.МАМОНТОВ: Вы знаете, я думаю так: что студенты – народ взрослый. Вот кто решит, что он пошел по государственной линии в дальнейшем и в журналистике тоже, пойдет туда заниматься. А кто решит, что он всю свою жизнь будет свободен, независим и плевать он хотел на все зубцы и кремли, какие только есть на свете, тот туда не пойдет, мне кажется. Вот и все. Так баланс в природе и сохранится постепенно.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть студенты – умы окрепшие?

В.МАМОНТОВ: Ну, не знаю. Не все, наверное. (смеется) Я разговаривал, кстати, с преподавателями тамошними. Они говорят, что за последнее время умы студенческие сильно окрепли.

И.ВОРОБЬЕВА: В каком смысле?

В.МАМОНТОВ: А толковые люди стали приходить. Вот там есть у меня знакомый, который преподает там уже много лет. Он говорит: «Еще несколько лет назад я и пятерых не мог найти, которые бы вот так самостоятельно рассуждали, вот так мыслили, вот так бы были устроены – сейчас их стало больше».

И.ВОРОБЬЕВА: Даже на 1-м курсе?

В.МАМОНТОВ: Да-да. Даже на первом.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть люди приходят…

В.МАМОНТОВ: Я их плохо знаю.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, у вас же, наверняка, есть практиканты какие-нибудь?

В.МАМОНТОВ: Нормальные, кстати. Нормальные, хорошие. В том числе были и оттуда, вполне нормальные практиканты. Ну, мы им не делали, мы их в Кремль не посылаем, правда, сразу. (смеется)

И.ВОРОБЬЕВА: Жаль.

В.МАМОНТОВ: Да. Нет-нет. Вот у нас одна из практиканток, например – не буду врать из какого вуза – она у нас, например, пиратов «Arctic Sea» выловила троих человек возле Лефортово.

И.ВОРОБЬЕВА: Очень интересно. Продолжим «Особое мнение» с главным редактором газеты «Известия» Владимиром Мамонтовым буквально через несколько минут.

НОВОСТИ

И.ВОРОБЬЕВА: Программа «Особое мнение» с Владимиром Мамонтовым, главным редактором газеты «Известия» продолжается. Напоминаю нашим слушателям, что +7 985 970-45-45 – это заветный номер, на который вы можете прислать SMS-вопрос нашему гостю. И как раз такой вопрос я буду сейчас читать. Наталья из Москвы, обращаясь к вам, пишет: «Как вы отважились писать правду об олигархах, начиная с номера от 18 февраля?» Расскажите, пожалуйста, что это за история с олигархами, как вы на это отважились?

В.МАМОНТОВ: Да мы и раньше писали. В общем, ничего там, как бы, великого подвига в этом нет. Просто хорошее такое стечение обстоятельств и хорошие авторы. Дело в том, что есть такие экономисты Иноземцев и Кричевский – они, по крайней мере, один из них, Иноземцев, он входит в наш Экономический клуб, ходит к нам на Заседания экономического клуба «Известий». И вот мы с большим интересом его всегда слушаем – он умнейший и интереснейший человек. И как-то мы прониклись друг к другу, «Известия» и он симпатиями, обсуждаем разные темы. И когда они завершили монументальную работу свою с Кричевским – это такой, действительно, большой доклад, который, собственно говоря, представляет собой следующее. Итак, олигархи потащились к государству за многомиллиардными деньгами. В это же самое время незадолго до кризиса и в ходе него те же самые люди вытащили в свои оффшоры столько же примерно денег, а то и больше.

И.ВОРОБЬЕВА: А потом пошли к государству?

В.МАМОНТОВ: А потом пошли к государству кричать, что кризис и ужас. Причем, что интересно, это довольно монументальный их труд такой экономический, вызвал он, конечно, очень сильную реакцию. Причем, она была такая, своеобразная. Сначала нам начали звонить разные люди с криком «Мы хотим прийти к вам и опровергнуть это все».

И.ВОРОБЬЕВА: Олигархи?

В.МАМОНТОВ: Ну, олигархи или компании, или представители компании и так далее.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, то есть те, о ком писали.

В.МАМОНТОВ: На что мы говорили: «Исполать, дорогие, просим, приходите» и все такое. Никто не пришел. Из чего мы тогда сделали вторую подачу, из чего стало ясно, что это абсолютно справедливое мнение и точные цифры, и замечательный доклад. Это еще подтверждается и следующим. Что эти Иноземцев с Кричевским, они что, шпионы или разведчики? Они что, узнавали там, подпольно проникали в эти корпорации или компании? Ничего подобного. Там же есть неподъемный труд чтения их реальных существующих, абсолютно легальных отчетов.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть данные, которые доступны?

В.МАМОНТОВ: Данные абсолютно открыты, да. Только чтобы до них докопаться, надо, во-первых, а) знать, где они лежат; б) перелопатить дикое количество пустой бумаги. Что они, собственно, видимо, с каким-то аппаратом и сделали. Теперь мы уже сделали 2 подачи, намерены продолжать. Дело в том, что они нам передали доклад без завершающей части – они его дорабатывают сейчас. Они его дорабатывают, мы еще хотим дать завершающую часть и выставить всю эту работу вместе с нашими… Там грандиозное обсуждение, на форуме все это вызвало, там куча читательских мнений – мы это тоже печатаем. И все это чудо мы хотим водрузить в отдельное место у себя на сайте – кому надо, пусть смотрит, наслаждается, потому как… Ну, во-первых, это просто нечестно.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, не страшно было публиковать-то?

В.МАМОНТОВ: Да ну, что страшного? Ну что они придут, что они сделают? Правильно писал там один читатель, говорит: «Хорошая статья, правильная. Наконец-то! Но, вообще-то, мы это и так знали». (все смеются) Понимаете, да? Ну, то есть многие же подозревают, что круговорот воды в природе не отменишь и сообщающиеся сосуды – это вещь тоже такая серьезная физическая величина.

И.ВОРОБЬЕВА: Которая сохраняется.

В.МАМОНТОВ: Конечно. Если здесь вот это исчезло… Мы же прекрасно понимаем: вот все эти крики «Отток иностранного капитала составил!..» Сейчас все успокоится. Это те же самые люди, оффшоры, и этот капитал переползет сюда.

И.ВОРОБЬЕВА: Ага. И опять будут крики «Приток иностранного капитала».

В.МАМОНТОВ: И будет «Приток иностранного капитала. Наконец-то, все вышло из кризиса и теперь все заблистает». Ничего опять не заблистает, потому что чуть что эти деньги опять могут куда-то передвинуться. Вот, если бы это говорил просто главный редактор газеты «Известия» — это один разговор, можно было бы сказать «да чего он понимает, журналист». А эти люди – экономисты с именем, и экономисты, совершенно ни в чем их заподозрить нельзя, кроме как в таком, нормальном, хорошем либерализме. Если уж они в таком добром, густопсовом либерализме. Поэтому уж если они это все предоставили, то я, уж, склонен им верить. Вообще, мы говорили о том, что надо делать журналистам, а что надо делать экспертам. Недаром, может быть, читатели и реагируют, потому что они видят, что это экспертное мнение. Она такая, солидная статья – ее еще поди освой. Там цифирь, там мысль и так далее.

И.ВОРОБЬЕВА: Да-да, там я читала. Насколько я помню, там говорилось и о постпикалевской России так называемой.

В.МАМОНТОВ: Абсолютно. Оно так и называется – «Синдром постпикалевской России, что делать, куда бежать и так далее — ну, примерно так.

И.ВОРОБЬЕВА: +7 985 970-45-45 – это телефон для ваших SMS-сообщений. Говоря о главных редакторах, редакциях и газетах, вот сегодня суд вернул на новое рассмотрение в прокуратуру уголовное дело против «нашиста», ну, так называемого «нашиста» Дмитрия Копылова, которого обвиняют в попытке подкупить редакцию «Новой газеты». Во-первых, вот как бы вы оценили вообще всю эту ситуацию? Во-вторых… Ну, «во-вторых» я вам потом скажу, когда ответите.

В.МАМОНТОВ: Ну да, хорошо. Во-первых, я считаю, что если все это так и он был засланный казачок, который с денежками подъезжал… Я видел его фотографию, вообще знаю эту всю ситуацию – и подъезжал к Муратову с такими целями, то это он зря делал, могу сразу сказать.

И.ВОРОБЬЕВА: К Муратову лучше не подъезжать?

В.МАМОНТОВ: Ну, лучше, да. Да не, он просто человек просвещенный, очень точный, видит насквозь людей. Чего там говорить? Поэтому зря он так. Ну а потом как-то совсем уж нелепо: прийти в редакцию с пакетом денег и просить сменить курс. Ну, не знаю, не знаю.

И.ВОРОБЬЕВА: Что? К вам не приходили такие?

В.МАМОНТОВ: С пакетом – нет, с мешком – да.

И.ВОРОБЬЕВА: С мешком? Так, расскажите, пожалуйста.

В.МАМОНТОВ: Ничего, нифига.

И.ВОРОБЬЕВА: Нет? Не смогли?

В.МАМОНТОВ: Не-а.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот так вот. Я так рассчитывала на горячие подробности.

В.МАМОНТОВ: Рассчитывали? А у вас есть мешок где-то? У вас есть мешок? (смеется)

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, я рассчитывала на горячие подробности. Какие? Откуда у меня мешок? О чем вы. Я же не эксперт даже.

В.МАМОНТОВ: Нет-нет, не стоит этого делать. Вот он и не стал.

И.ВОРОБЬЕВА: Нам приходят сообщения из интернета, из нашей видеотрансляции на echo.msk.ru. Николай спрашивает: «Ваш прогноз на выборах на Украине». Ну, я тут немножко переформулирую вопрос – даже не прогноз ваш, а вообще важны для России вот эти выборы, результат выборов? Ющенко, Тимошенко, Янукович?

В.МАМОНТОВ: Важны. Конечно, важны. Но только они, конечно, важны, но не первостатейно важны. Они, так, важны – ну как? Ну вот будет там дождь или будет там засуха, или будет там зима холодная – важно это? Ну, важно, по целому ряду обстоятельств. Ну, пусть они уже выберут кого хотят. Честное слово. Постоянно существовать с ними в одной системе координат: «Ой, там сейчас у них будет Янукович! Ой, слушай, как бы нам Ющенко не допустить!» Невольно политическая жизнь начинает походить на украинскую, как-то на них самих начинаешь походить и действовать этими же методами, и никакого проку от этого нет. Вот мне кажется поехавший туда с совершенно другой миссией Патриарх Кирилл – вот он иначе все построил. Он вообще взлетел над суетой и он другую систему координат предложил. И когда его спросили: «Так, может, вы и гражданство украинское примете?» он сказал: «Да, а почему нет?»

И.ВОРОБЬЕВА: Да, я помню это.

В.МАМОНТОВ: Потрясающе! Он обрушил одной фразой, вот этой точной фразой он обрушил столько предрассудков и глупостей, которые были нагорожены за это время.

И.ВОРОБЬЕВА: Вы согласны с ним?

В.МАМОНТОВ: Что так можно?

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, что это единый народ. Вот это же он все сказал: «Я готов принять, потому что это единый народ».

В.МАМОНТОВ: Я считаю, что там есть различия, безусловно. То, что пранарод – единый, безусловно. И больше того, я с ним согласен с тем, что и небесная Русь существует, и небесный Киев существует, действительно, в понятиях наших. Почему нет, в конце концов? Почему обязательно в душе православного человека должна быть только Москва? Да ничего подобного.

И.ВОРОБЬЕВА: У нас остается не так много времени, и хочу поговорить о не очень приятных вещах. Наверное, о Кавказе нашем хочу поговорить, потому что последние события – взрывы, нападения и вот этот совершенно ужасный взрыв РОВД Назрани, сегодняшнее видео – я не знаю, смотрели вы или нет, вот этого человека, который, якобы, подорвал – к чему это все ведет? Вот, что дальше будет?

В.МАМОНТОВ: Да мне кажется, что это вся та же история. Там одни и те же силы довольно долго действуют. Мы их периодически то называем, то не называем. Мне кажется, что в данной ситуации еще здесь есть такое обстоятельство – проверяют, как бы, на прочность и президента нашего в том числе, на мой взгляд.

И.ВОРОБЬЕВА: Нашего?

В.МАМОНТОВ: Нашего, да-да-да. Ну, уж как тех проверяют на прочность, так лучше об этом – мы уже видели – лучше об этом даже не говорить в этом контексте. И, безусловно, там есть… Кстати, сошлюсь на Медведева, уж раз вспомнил. Ему там стали втюхивать, что это всеобщие внешние враги, деньги и так далее. Он сказал «Ну, да, ну, наверное». Ну, даже не наверное, а безусловно есть внешнее воздействие. Заносят, завозят деньги, питают финансово и так далее. Но проблемы на Кавказе, конечно, и возможность подрывать, делать все что угодно и вот такую историю там мутить – она, конечно, заключается в том, что там ни работы, ни жизни нормальной нет, ни людям негде ни заработать, ни нормально семью прокормить, ни воспитать детей и вообще маловато перспектив, прямо скажем. Хотя, кое-что есть достаточно любопытное. То, что происходит сейчас в Чечне, как к этому ни относись, и даже то, что с Закаевым пошли переговоры – вот это очень интересный ход, новый совершенно на этом поле. Поможет ли он там прекратить конфликт? Ну, посмотрим.

И.ВОРОБЬЕВА: Действительно, посмотрим. Спасибо большое. Я напомню, что это было особое мнение главного редактора газеты «Известия» Владимира Мамонтова. Спасибо всем, кто смотрел, слушал, смотрел видеотрансляцию, писал SMS. До встречи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире