'Вопросы к интервью
О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте, это программа «Особое мнение», наш традиционный гость в этот день – Александр Проханов, здравствуйте, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, к вам обращены многие вопросы по темам дня, и один очень короткий: «Почему стреляли в Иванькова, он же Япончик? Плохая примета»

А.ПРОХАНОВ: Да, это к грибам – к большим грибам. Сейчас дожди прошли, думаю, что будут большие сборы в этом же духе. Мне трудно сказать, потому что я с криминальным миром связан только опосредованно, через радио «Эхо Москвы».

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот как?

А.ПРОХАНОВ: И все, что я знаю об этом мире, это все-таки понаслышке. Мне говорили сегодня люди из криминальных сфер, что этот выстрел. Выстрел в Иванькова, был связан с переделом в игорном бизнесе. Поскольку эти крупные игорные агломерации. В данном случае, Москвы, закрываются, то их владельцы как бы вытаскивают из этого бизнеса свои средства, состояния, и очень часто одними и тем же казино владела целая группа, группировка. И теперь, когда все это нужно либо закрывать, либо переводить в нелегальный бизнес, либо тащить куда-то в «Тьму-Таракань», в какие-то игорные зоны, в новые русские Лас-Вегасы, возникает проблема разделения этих слипшихся, очень больших состояний. А Иваньков сам не является ни бандитом, ни блатным – он является вором в законе, он является авторитетом. И я помню в 90-е гг. он пользовался огромным авторитетом как человек высшей справедливости — за ним не числились ни убийства…

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы только что сказали, что ничего не знаете об этом мире – и такая осведомленность.

А.ПРОХАНОВ: Я давно отошел от этого, я сколотил себе состояние, и у меня уже нет необходимости, я легализовался. Он пользовался огромным авторитетом – и у криминальных людей и у бизнеса. Тогда бизнес был просто весь криминальный. И после этой американской истории, вернувшись сюда, он как бы затих, его не было видно. И вдруг опять вот это его проявление, причем, проявление именно такое – в него стреляли. Это значит, — объясняли мне, — это, может быть, и не так, но это значит, как говорили эксперты, что он, по-видимому, будучи высшим арбитром и высшей судьей, не угодил кому-то из этих владельцев собственности – он поделил не так, он создал не те пропорции собственности. Из-за \того был наказан, что само по себе является очень драматическим, потому что действительно вспомним ту пору, когда криминал стрелял друг в друга.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, когда даже воровские законы не соблюдались.

А.ПРОХАНОВ: Там не соблюдались воровские законы, и главное, вот эти русские пассионарии – не только русские, потому что воры и бандиты той поры были пассионариями. Скажем, коммунисты не вышли защищать свои святыни, свое знамя, свои памятники – они не были пассионариями, это было израсходовано. А какая-нибудь Казанская группировка или Тамбовская – это были пассионарии.

О.ЖУРАВЛЕВА: Они за свои святыни стояли.

А.ПРОХАНОВ: Они вышли в своих куртках за своими «ТТ», и начали стрелять. Убивали, и себя подставляли под пули. Вот часть этого криминального мира была убита, перебита, вот эти русские пассионарии были уничтожены, самоуничтожились, а другая часть легализовалась. И наступила эта пора, когда вчерашние бандиты, респектабельные, в галстуках и бабочках, сидят на приемах.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так это что, новая волна, или эхо еще той истории?

А.ПРОХАНОВ: Просто потревожили, растревожили этот муравейник. Сидел бы себе этот игорный бизнес и сидел, и владельцы горного бизнеса окормляли наши театры, давали премии нашим художникам, нашим литераторам, они были респектабельные люди, им пели бы наши музыканты и певцы, но вот разворошили. Вообще это свидетельствует еще и о том, что вот эта внешняя респектабельность внутри вся черная – это бандитская, черная, криминальная среда, захватившая всю Россию – министерства, генеральные штабы, притоны. Это Черкизовский рынок или большой игорный бизнес. Россия превратилась, по-видимому, — и это было бы страшно, если бы она превратилась, в так называемое пиратское королевство, или в криминальное государство. Такие государства, как говорит мой друг Кургинян, история знала, когда целые государства становились криминальными, когда там был криминальный король, криминальный придворный, криминальный бизнес, армия служила пиратству, — такие государства уничтожались. Мир объединялся для того, чтобы их стереть с лица земли. Такие государства в латинской Америке. Карибском бассейне.

О.ЖУРАВЛЕВА: По-моему, не все уничтожили.

А.ПРОХАНОВ: Они появляются. Вот Россия превращается, огромная одна шестая или одна пятая часть суши превращается в криминальное королевство — это очень страшно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, в какой-то степени в том же направлении размышляет инженер из Москвы Владимир Хан: «Вот стреляли в Япончика, так расследование покушения взял под личный контроль главный следователь Москвы Анатолий Багмет. Если бы в меня стреляли, главный следователь Москвы взял бы дело под контроль? И чем тогда Япончик лучше меня? Тем, что он криминальный авторитет?»

А.ПРОХАНОВ: Нет, я думаю, что наш уважаемый читатель является просто частным лицом и его криминальные связи ограничены, видимо, двумя-тремя соседями по лестничной клетке.

О.ЖУРАВЛЕВА: Недостаточно авторитетен?

А.ПРОХАНОВ: Покушение на него не разворошит весь преступный мир. А на Иванькове сходится огромное количество коммуникаций. Думаю, что эти коммуникации, какая-то часть из них по-прежнему криминальная, другая часть этих коммуникаций по-существу государственная, правительственная, и этот удар по нему в состоянии сдетонировать самые сложные последствия социально-экономические – вот почему этот удар опасен. Мы удивляемся – почему на Россию смотрят как на чудовище, почему нас не любят, почему от нас отшатнулся Кавказ, почему вот-вот отшатнется Лукашенко, почему нас предают наши друзья в Таджикистане, — да потому, что не хотят иметь дело с этим криминальным миром. Почему на нас с презрением смотрят, например, китайцы на переговорах, смотрят с презрением на наших чиновников? Они презирают страну и презирают власти и структуры, которые сами себя разрушили в 1991 г., которые продолжают себя разрушать, которые продают свои ресурсы, которые изгоняют из своей среды лучших представителей нации – это омерзительно. И я думаю, что этот выстрел по Иванькову, по Япончику, а также выстрел по младшему Ямадаеву говорит о том, что в России продолжают лететь отравленные пули.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Проханов в программе «Особое мнение», делаем небольшой перерыв — никуда не уходите.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева и наш гость, Александр Проханов. С криминалом покончим, обратимся к духовным исканиям. Естественно, событие, которое обсуждается в течение нескольких дней — визит патриарха Московского и Всея Руси Кирилла на Украину. Анатолий из Израиля: «Как вы расцениваете поездку патриарха в братскую Украину, будет ли его визит способствовать сближению России и Украины?»

А.ПРОХАНОВ: В Московской патриархии, вообще в РПЦ, особенно с приходом на патриарший престол Кирилла, четко обозначились два центра. Один центр, который связан с нынешним патриархом, именуется миссионерским, так называемые миссионеры, которые должны посвятить всю свою энергию, весь свой пафос, все свои усилия, распространению православия и работе в среде, где православие иссякло, угасло, — вот это походы его к байкерам..

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, у байкеров оно, судя по всему, не иссякло.

А.ПРОХАНОВ: Иссякло давно. И мотоциклы у них какие-то сатанинские. А второе направление — так называемые традиционалисты, ортодоксы, которые считают, что Церковь должна всецело посвятить себя прорубанию колодцев в небеса, эти закупоренные туннели, их надо раскупоривать, надо биться туда, чтобы эта божественная сила снизошла через монастыри.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы сказали, что патриарх принадлежит к миссионерам?

А.ПРОХАНОВ: Патриарх принадлежит к миссионерам, и это было изначально ясно, это сильный, очень во многом рациональный, властный ум, окрашенный государственной идеей, страстный проповеднический, и вот мы теперь видим – ну, после несколько шутейных контактов с байкерами, очень серьезный и важный для России, для Украины, для мира вояж туда, чем он важен и почему он так остро важен? Потому что все последние годы политическая Россия, Кремль, практически не проявляли себя на Украине. Наша политика в отношении Украины была бездарной. Она либо была никакой, либо была провокативно-бездарной – я помню, как выигрывал выборы Янукович, а потом его сдали/, и как мы проиграли, и как нами крутили, как эта «Лиса с косой» обманывала постоянно наших премьеров, приезжая сюда, обольщая их. И вот теперь, когда опять предстоят выборы на Украине, когда ситуация там крайне обострилась, и опять наша власть, наша политика там бессильны, — либо потому что нет интереса, и у них кроме нефтяного вентиля в башке нет ничего, либо просто нет умения, нет практики имперской – туда явился миссионер Кирилл и провел свой первый раунд, киевский, блистательно. В чем блеск? Его не хотели вообще пускать ни на телевидение, никуда, его хотели там закупорить, его захотели превратить в чучело. Он обольстил их, он положил венки к Памятнику жертвам Голодомора, тем самым продемонстрировал понимание этой новой символики украинской, и это во мне вызвало, кстати, негативное ощущение – зачем было ему класть венок жертвам Голодомора?

О.ЖУРАВЛЕВА: Потому что он христианин.

А.ПРОХАНОВ: ну, знаешь, Голодомор, как его трактует Ющенко, это прямое анти-русское…

О.ЖУРАВЛЕВА: Так он же не к памятнику Ющенко возлагал венок.

А.ПРОХАНОВ: Но он мог пойти еще к памятнику Бендеры, возложить венок.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но он этого не сделал.

А.ПРОХАНОВ: Слава богу, не сделал. И слава богу, после того, как он возложил цветы к жертвам Голодомора, он получил доступ на телевидение и получил очень широкое информационное пространство, которым блистательно воспользовался. Он провозгласил тезис Святой Руси, то есть, тезис глубинной, мистической, общей русской цивилизации, куда вносили и вносят вклад нынешняя Украина и Россия, Россия и Беларусь — вот эта огромная чаша такой русской мистической православной цивилизации – он провозгласил ее как данность. И это было сделано в блестящей манере, с блестящей лексикой, очень убедительно, и там произвело колоссальное впечатление – серди таких и про-русских и вообще, православных кругов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Там православные круги очень сложные, на Украине.

А.ПРОХАНОВ: Сложные, но он простил, эти круги, он создал это поле духовного интеллектуализма, которое оказалось, которому импонировали практически все вот эти разбитые, разрозненные православные круги на Украине – кроме основной политизированной, возглавляемой Владимиром. Но повторяю — это все очень сильно, это мог сделать только Кирилл, это не мог сделать его предшественник, это не мог сделать никто, кроме него. Но здесь есть одна дилемма, одно, как мне кажется, драматическое противоречие: вот эта Святая Русь, которая была, на самом деле, провозглашена преподобным Сергием Радонежским, и которая, провозглашенная Сергием, послужила началом построения великого Московского царства – эта Русь породила государство. И государство, родившись после Куликовской битвы, оно это государство, эту Русь защищало. Просто вот это мистическое, метафизическое пространство, Святая Русь, не обеспеченная государственными институтами, не обеспеченная элитой, не обеспеченная носителями этой идеи, она ничто. Это как эллинизм без Греции, или эллинизм без Рима. Поэтому недостаточность этого – абсолютная недостаточность, но необходимость. Но недостаточность состоит в том, что нет имперской политики. Он приехал туда как миссионер.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы уже возлагаете на патриарха такие надежды, как на строителя империи.

А.ПРОХАНОВ: Патриарх – строитель империи. Потому что патриарх, по-существу, это прообраз Царя Небесного. И в православной церкви идея империи, идея царства очень актуальна. И монархический имперский проект живет не в Кремле и не в «Газпроме», он живет в Православной церкви. И поэтому единственная надежда – моя надежда и близких мне людей, — на то, что этот имперский проект выпорхнет, наконец, за пределы монастырских стен и начнет реализовываться. Думаю, что Кирилл очень остро чувствует недостаточность государства. Святая Русь должна, в коцне концов, оформиться в великую империю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Каждый трактует визит так, как он считает правильным, совершенно верно. Еще несколько тем. И, кстати, говоря о церкви, самое время перейти к нравственности. Сегодня — победа нравственности и духа совершилась — во всяком случае, для некоторых людей, и Артем Григорян, пенсионер, пишет: «Суд ограничил по времени показ передачи «Дом-2» по телевидению — отлично. Теперь с 23 до 4 утра, как только вступит решение суда, будет показ в это время. А что делать с остальным мракобесием на телевидении? Может быть, надо что-то менять, как говорит Жванецкий, в консерватории?» Вас вообще это решение суда – как, какое на вас произвела впечатление?

А.ПРОХАНОВ: мучительное.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, вам, как стороннику этой программы, было трудно.

А.ПРОХАНОВ: Было трудно. Конечно, я столько вложил труда, я такое количество своих романов посвятил Ксении Собчак, по-существу, это я же называл в свое время эту передачу «Зверофермой», а Ксению Анатольевну я назвал «большим животноводом», «лучшим животноводом России», потому что она, как античная богиня, приглашает туда к себе молодых людей, а выпускает скотов, животных, поэтому эта программа замечательная, она просто увеличивает поголовье российского скота. И закрытие этой программы…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ее не закрыли.

А.ПРОХАНОВ: На животноводстве сказалось бы ужасно. Ее не закрыли, ее передвинули на тот час, когда молодые люди уже чуть-чуть выходят из-под наркотического кайфа, им нечего делать, и когда они будут ее смотреть.. Вообще, конечно, мой слушатель уважаемый прав – я бы закрыл все телевидение, абсолютно. Как Маяковский сказал: я б Америку закрыл, почистил, а потом открыл вторично. Вот я бы телевидение закрыл бы все абсолютно – с информационными программами, со всем, и месяца на два пригласил бы в качестве ведущих офицеров Северной Кореи – там такие очаровательные, цветущие молодые люди с красными козырьками, они сидели бы там целыми днями и вещали бы… « дрын-дрын — президент Медведев.. дрын-дрын — Путин» — и таким образом мы немного бы отдохнули от всего чудовищного свинства, которое идет по телевидению. Но это невозможно, потому что современное телевидение – это часть кремлевской стены. Легче Спасскую башню взорвать, чем прекратить вещание телевидения.

О.ЖУРАВЛЕВА: А где нам будут показывать президента, в таком случае?

А.ПРОХАНОВ: Кстати, наш президент сказал, что у нас прекрасное телевидение.

О.ЖУРАВЛЕВА: Он, кстати, до сих пор не посетил «Дом-2», этих прекрасных молодых людей.

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что он упивается, глядя на «Русские сенсации», например.

О.ЖУРАВЛЕВА: Потрясающие передачи вы знаете, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Потрясающие. Еще есть, называется «Ты не поверишь» — представляете, президент Медведев дает интервью, а потом говорит: «Ты не поверишь» своему визави. Так что думаю, что закрытие «Дом-2», вот этой большой скотобойни, оно было бы ну, что ли, желательно очень. Но этого не произошло. Это то же самое, что Черкизовский рынок тайно продолжает работать, эти товары…

О.ЖУРАВЛЕВА: Казино тоже некоторые продолжают тайно работать, как сообщают некоторые.

А.ПРОХАНОВ: И казино тоже продолжают тайно работать, и «Булава» продолжает тайно не взлетать, АвтоВАЗ продолжает тайно выпускать огромные пузыри воздуха вместо хороших автомобилей. Так что я думаю, что Ксения Собчак по-прежнему будет пользоваться огромным успехом и у нашего президента и у нашей правящей элиты. Здесь можем быть спокойны.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы упомянули АвтоВАЗ – давайте уж свой взгляд на проблему, что там происходит, будет ли некий социальный взрыв, которого, естественно, все опасаются. По сегодняшним новостям председатель Федерации профсоюзов Самарской области на совещании у полпреда президента в Приволжском федеральном округе намерены просить полпредство «изучить ситуацию, складывающуюся на ООО АвтоВАЗ: мы будем просить, чтобы оперативная группа при полпреде занялась этим вопросом — пусть они приедут, посмотрят на ситуацию сами, посмотрят бумаги, встретятся с менеджментом, с народом и с профсоюзами» – как всегда, как в Пикалево, — надо, чтобы приехали начальники и разбирались на месте, что там будет дальше?

А.ПРОХАНОВ: А тут просто неизвестно, что там будет. Потому что, с одной стороны, дали гигантский куш — не просто на поддержку отечественного автопрома.

О.ЖУРАВЛЕВА: А лично АвтоВАЗа.

А.ПРОХАНОВ: А лично АвтоВАЗа. Как только дали этот гигантский куш, по-видимому, его сожрали сразу, менеджмент его на бонусы разрезал и распилил, его опять нет и необходимо увольнять людей, потому что продукция АвтоВАЗа никому не нужна – ну, это ясно совершенно. Попробовали, позондировали, — назвали 27 или 30 тысяч увольняемых – сразу загудело, зашевелилось все там внутри – семьи, жены, дети. Кстати, АвтоВАЗ тоже среда полубандитская, ведь во всех этих Тольятти, Набережных Челнах, очень силен криминал, он всегда был силен, а сейчас он особенно силен.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы как-то сращиваете криминал с автомобильным бизнесом?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я сращиваю кризис и криминал. Когда 30 тысяч людей выбрасываются на улицы…

О.ЖУРАВЛЕВА: А, то есть, им будет, куда пойти?

А.ПРОХАНОВ: Они мгновенно организуются в банды, это так называемое – ну, есть какой-то термин, какая-то преступность такая, ну, что ли стихийная, — это банды-однодневки. Они выходят, во главе банды стоит бывший начальник цеха.

О.ЖУРАВЛЕВА: Справа у него бухгалтерия…

А.ПРОХАНОВ: Слева выкинутые охранники менеджмент, и они идут грабить, они идут делать налеты на машины инкассаторов, а потом разбегаются. И у милиции нет ни отпечатков пальцев – они в картотеке не значатся, это такие летучие эскадроны бандитские. И это, конечно, мгновенно все зашевелилось. Поэтому это решение отменили. А потом оно опять будет введено, потому что нет денег содержать этот огромный массив. Разговоры о том, что все они будут получать пособия – это липа все. Ну, они один раз получат пособие отпускное, а потом они разбредутся все равно. И это трагедия, потому что разговоры о модернизации отечественного автопрома ведутся так давно и так долго, что вызывает какое-то омерзение сама лексика разговоров на эту тему. Вот меня что поразило? – недавно был один сюжет, рассказывали о потрясающем изобретении, некоторое сделал русский человек, молодой инженер, который вынужден был уехать.

О.ЖУРАВЛЕВА: В Америке.

А.ПРОХАНОВ: В Америку, в Калифорнию. Он изобрел плазменный двигатель.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, об этом была информация.

А.ПРОХАНОВ: Это русское изобретение, это русские мозги, это русская тенденция.

О.ЖУРАВЛЕВА: Русские мозги послужат всему миру.

А.ПРОХАНОВ: Это советская техносфера, которая, будучи здесь неиспользована, она рассыпалась по всему миру — ее подбирают японцы, китайцы, индусы, американцы.

О.ЖУРАВЛЕВА: У нас все равно денег нет на разработку.

А.ПРОХАНОВ: Брехня. Разработки дают деньги — пальчики убери, — деньги дают эти разработки.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, останавливаемся. Программа «Особое мнение» сейчас уходит на небольшой перерыв, слушаем внимательно новости, потом возвращаемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: Еще раз здравствуйте – в программе «Особое мнение» Александр Проханов, мы продолжаем. Как эпиграф ко всей нашей передаче сообщение от «Обывателя Геннадия» из Петербурга: «Удивительная наша новостная лента, вы не находите? – через запятую: Гидрометцентр сообщает погоду, в космосе вручную пристыковали кораблик станции, физики запустили циклотрон, вор в законе урегулирует разборки между двумя мафиозными кланами, — это как, просто каждый занимается своим делом?» — можно и так сказать. Но мы забыли еще одну важную часть нашей жизни, потому что в тех же новостных сводках идут действия наших властей — туда же. Владимир путин чем сегодня занимался? Занимался он совещанием и разбирался с экономикой. «Для сдерживания бюджетного дефицита нужно повысить качество управления госфинансами» — так он сказал и сказал, что «требуется значительно повысить качество управления финансами для удержания дефицита бюджета в приемлемых рамках», то есть, речь о том, что дефицит будет обязательно. «И только обеспечив значительное повышение качества управления государственными финансами, мы сможем выполнить наши обязательства и при этом сохранить макроэкономическую стабильность и удержать дефицит в приемлемых рамках». При этом пообещал, что к 2010 году — чуть-чуть, может быть, мы начнем выходить на какие-то более или менее приличные показатели, что вам видится в этом?

А.ПРОХАНОВ: Это большая, длинная, печальная история. Она даже, пожалуй, траурная — я бы так сказал. Потому что этим высказыванием Путин, если говорить по-нашему, по-блатному, — сказал, что финансовая политика провалена, что финансами руководят дилетанты и дураки.

О.ЖУРАВЛЕВА: И если сейчас посадить туда умных людей…

А.ПРОХАНОВ: Или предатели, — сказал он. Что наши финансисты, наш финансовый блок ни к черту не годится. Он не сказал только одного — что надо гнать их в шею, — вот этого он не сказал.

О.ЖУРАВЛЕВА: Может быть, это такая шифровка: «значительно повысить качество управления государственными финансами».

А.ПРОХАНОВ: Поверьте мне, что я шифровки КГБ читал с младенчества – здесь ни слова об этом не сказано. Наоборот, сказано — дать бонусы Кудрину еще дополнительные, — если прочитать между строк. Потому что смотрите – бюджет сейчас у нас будет дефицитный, причем обещают что-то 5% от ВВП, — это по их очень мягким бархатным предположениям, а их будет 12%, может, 15 – раз. Кудрин заявил, что начинаются внешние заимствования. Причем, эти внешние заимствования пролонгируются на неопределенный срок – то есть, мы будем занимать и занимать. Мы назанимаем, а расплачиваться нам будет нечем — будем расплачиваться территориями, скорее всего.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, мы за это время придем в норму и сможем все отдать.

А.ПРОХАНОВ: За это время Кудрин накопил триллионы долларов. Эти триллионы долларов исчезли за полгода кризисов. Значит, деньги всех этих стабилизационных фондов раздербанили, часть этих денег ушла в американские кладовые, часть – через банки, через помощь банков, ушла в подземелья, в банковские кубышки этих банкиров. Третья часть бездарно была израсходована. То есть, у нас уже нет этих запасов огромных — это все сделал Кудрин, это его политика, его тихий, вкрадчивый голос.

О.ЖУРАВЛЕВА: Он зомбировал наше руководство?

А.ПРОХАНОВ: Это главный кадр путина, и этот главный кадр по-прежнему остается.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы же все время ратуете за третий срок путина, за всеобщее благоденствие?

А.ПРОХАНОВ: Я не ратую. Третьего срока путина нет, он кончился, никто за третий срок не ратует.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но сейчас вы бы проголосовали за Путина-президента?

А.ПРОХАНОНОВ: Хотите, я договорю, или вам нужны всякие ваши пустяки? Помолчите немножко.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я о премьер-министре. Он мне дорог.

А.ПРОХАНОВ: Повторяю – демонстрируется крах финансового блока. Во главе финансового блока стоит Кудрин. Кудрин непотопляем и несменяем – почему? Почему несменяем Кудрин, который загубил, по-существу, финансовую политику России и всю идею развития? На эти деньги мы должны были развиваться, должны были сложить модернизацию долгожданную, которая могла произойти под патронажем путина, останься он на третий срок. Значит, Кудрин является, по-существу, «могильщиком России». Теперь таким же «могильщиком России» является Сердюков — это тоже кадр Путина. Он продолжает убивать армию, каждый день мы лишаемся той или иной части вооруженных сил.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошие есть люди в этой команде? Которые не губят страну?

А.ПРОХАНОВ: В этой команде нет хороших сил, кроме вот этой дамы, министра сельского хозяйства, с этими, такими большими надувными шарами, чуть на Мадонну она похожа. И думаю, что вот это единственный настоящий кадр, который устраивает всех — и коров, и лошадей и меня, грешного.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте о Мадонне лучше. Вы горячитесь, я боюсь, что это подорвет ваше здоровье.

А.ПРОХАНОВ: Да не подорвет. Я считаю, что кадровая политика преступна. Мы живем при правительстве, в среде которого находятся три, по крайней мере, четыре человека, которые опустили нас на самое дно.

О.ЖУРАВЛЕВА: О чем это говорит?

А.ПРОХАНОВ: И подняться мы сможем только с другим правительством, с другой политической элитой.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы ратуете за сменяемость власти? За прямые, демократические выборы?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я возвращаюсь к тому, что вы провозгласили – что действительно, одна идет какая-то мишура, немощь, дурь, одно мелкотемье. За это время у нас не появилось ни одного Нобелевского лауреата, не запустили ни одной новой космической машины.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но «Синева»-то полетела.

А.ПРОХАНОВ: Куда она полетела?

О.ЖУРАВЛЕВА: Вдаль.

А.ПРОХАНОВ: неизвестно, полетела ли она. Я не верю, что полетела «Синева» — она слилась с синевой.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы сначала верили, что она полетела, а теперь уже нет.

А.ПРОХАНОВ: Сейчас я настроен скептически – при нынешнем министре обороны ни «Синева», ни «желтизна» не полетит никуда ничего.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо, к нам полетит Мадонна. И коммунисты Петербурга, самые пассионарные из всех возможных коммунистов, они уже написали ей письмо: «Дорогая мадонна, приезжай, конечно» — прекрасные рекомендации: «спеть какую-нибудь песню в честь участников штурма Зимнего, «Смело товарищи, в ногу», «Интернационал», «Вы жертвою пали в борьбе роковой», или хотя бы «Марсельезу». Советуют «не вертеть попой на Дворцовой площади, не быть легкомысленно одетой и крутиться на шесте» — тоже ей не рекомендуют. Необходимо «одеться скромно, петь мелодично и помнить о нормах морали» — если она все это будет соблюдать, то тогда коммунисты Петербурга придут к ней на концерт — если у них хватит взносов. По-моему, замечательной жизнью живут питерские коммунисты.

А.ПРОХАНОВ: Мне кажется, все-таки это сделали пиарщики «Единой России».

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, они хотели опорочить.

А.ПРОХАНОВ: Ну конечно, они хотели опорочить мощный отряд российских коммунистов. Потому что если действительно питерские коммунисты обратились к Мадонне с такого рода посланием, то я задаю вопрос – во-первых, знают ли они про поведение такой яростной, огненной, пассионарной коммунистки, как Коллонтай, которая так крутила своими бедрами, что боже ты мой…

О.ЖУРАВЛЕВА: Вокруг шеста практически.

А.ПРОХАНОВ: Да, вокруг шеста. И это не считалось зазорным. Потом, коммунисты той поры не на это обращали внимание. Они хотели, чтобы в стране было как можно больше электростанций, чтобы у первой конной армии было много хороших тачанок и пулеметов, и чтобы все-таки был реализован экономический план индустриализации России. А эти, нынешние коммунисты, — они даже позволили своей Матвиенко питерской устроить эту отвратительную пирушку на «Авроре».

О.ЖУРАВЛЕВА: А теперь к Мадонне какие-то претензии.

А.ПРОХАНОВ: А почему они не кинулись, действительно, на «Аврору», не отцепили ее от набережной и не угнали ее куда-нибудь туда, в Разлив?

О.ЖУРАВЛЕВА: Что, перевелись настоящие коммунисты?

А.ПРОХАНОВ: Думаю, что настоящих коммунистов, конечно, нет — увы. Я даже не говорю о тех, кто является членом фракции коммунистов. Я не вижу среди нынешних коммунистов интеллектуалов, которые могли бы намекнуть даже на новый левый проект.

О.ЖУРАВЛЕВА: Может, идея себя исчерпала?

А.ПРОХАНОВ: Нет, почему – в Латинской Америке она живет, там есть огненные социалисты, огненные левые люди и левые идеи очень актуальны — мы, кажется, с вами говорили в прошлый раз о том, что мир стоит на перепутье: либо он будет фашистским, либо он будет социалистическим.

О.ЖУРАВЛЕВА: Других вариантов нет?

А.ПРОХАНОВ: Потому что либеральный проект сдох, он кончился, либеральный проект исчерпан этим кризисом. И поэтому либо он будет вырождаться в либеральный фашизм, в диктатуру вот этого «Золотого миллиарда», со сбросом огромного количества лишнего населения, и тогда вернется Гитлер — Гитлер не умер, Гитлер жив, Гитлер среди нас, среди либералов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Среди вас, либералов, Гитлер?

А.ПРОХАНОВ: Либо мир станет социалистическим и вернется Сталин. Поэтому и Сталин среди нас. Мы живем в пору, когда из-под руин поднялся Гитлер и поднялся Сталин, и они готовы к будущей страшной, предельной схватке. Поэтому все, кто сегодня против Сталина – те за Гитлера. И вот я просто говорю и нашим батюшкам, которые против Сталина, а также ОБСЕ либерального, что если они против Сталина, они за Гитлера. Они ни за Черчилля, ни за Рузвельта, ни за Саркози — они за грядущего Гитлера, которому на пути поставит свой огненный красный меч только Сталин. Такая вот история, Оля.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, какие-то жуткие картины. То есть, они сначала тоже будут заключать договор о мире и дружбе, потом делить мир.

А.ПРОХАНОВ: Они уже заключили. Видите ли, в чем мистика — есть определенная такая тайна неразгаданная, смотрите: Гитлер был уничтожен в 1945 г. советскими танками – мы запахали имперскую канцелярию, взорвали, сожгли Гитлера, и Гитлера нет. Но странным образом из-под гусениц русских танков Гитлер вырвался, и в 1991 г. был реализован план «Барбаросса» — через Горбачева и Ельцина. План «Барбаросса» победил, Гитлер жив. И Сталин – его выкинули из Мавзолея, как говорит отец Смирнов*, «вонючка-Сталин», на его могилу, как он сам завещал нам, бросали груду мусора, под этой грудой он стал опять во всем своем величии и грандиозности. Поэтому готовьтесь к этой битве, Оля, готовьтесь.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я готовлюсь. Александр Проханов в программе «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, всем спасибо, всего доброго.

* Сергей Смирнов - физлицо, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире