'Вопросы к интервью
О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте, это «Особое мнение», традиционно этот эфир выходит в совместном эфире радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании RTVi, меня зовут Ольга Журавлева и передо мной традиционно Александр Проханов. Александр Андреевич, здравствуйте.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

О.ЖУРАВЛЕВА: Новости, которые будоражат умы, и уже много времени мы это обсуждаем, они развиваются. Не прошло и недели с того момента, как В.Путин жестким движением переломил ситуацию в Пикалево, с Дальнего Востока пошли призывы с завода «Русский вольфрам», что тоже нужно, наконец, уже довести до ума, и призывают к федеральной власти. А Д.Медведев тем временем говорит, что будет увольнять губернаторов, потому что это они должны справляться со своими проблемами у себя на местах, а не звать каждый раз тятьку, мамку и федеральную власть. Как вы оцениваете ситуацию? Она революционна, обычна, и кто виноват, и что делать?

А.ПРОХАНОВ: Мне бы не хотелось впадать в революционный раж, хотя побуждения к этому есть большие. Но я себя удерживаю. И пусть этим занимаются настоящие бунтари, которые отнимают у бедных буржуев рябчиков, и вообще пламенные революционеры — я к ним не очень-то отношусь. Я — холодный, спокойный, циничный аналитик. Думаю, что заявление Кудрина о том, что скоро Россия будет делать иностранные заимствования, говорит о том, что деньги кончились. В стране, у государства нет денег. И все эти дыры, которые являются черными дырами и нашего бюджета и нашей экономики и нашей социальной политики не залатать тем ресурсом, которым располагает страна. Поэтому вот этих орущих городов, требующих выплат зарплат, пособий по безработице — их огромное количество. И на все города не наорешь, и на всех не наорешь. Просто эти акции – сначала пикалевская, а затем нынешняя, медведевская, носят пиар-характер. Причем, эти пиар-кампании различны. Если медведевское недавно последнее заявление о том, что он будет разгонять всех губернаторов, выглядит как-то взбалмошно, неубедительно и ясно, что ни один из губернаторов не пострадает, и ни один волос с головы губернатора не упадет, — всех не перевешаешь, — как говорили.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кроме того, они сами этих губернаторов назначали.

А.ПРОХАНОВ: Как назначил, так и прогнал. Но просто их много, Таких черных дыр масса, и всех не разгонишь. Медведев, судя по выражению его лица, и не собирается их разгонять – это делается на камеру. Но пикалевская речь Путина очень важна.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тоже на камеру.

А.ПРОХАНОВ: Многие аналитики, мои друзья, такие прозорливцы, которые в свое время предсказывали кризис, а до этого предсказывали вторую чеченскую войну, они говорят, что этими заявлениями Путин начал свою предвыборную кампанию, что, по-видимому, вот этой трепкой, которую он задал Дерипаске. И также заявлением по так называемым нерастаможенным на 2 млн долларов товарам, Путин начал свою президентскую кампанию преждевременную. Видимо, внутренние отношения между двумя нашими лидерами таковы, что — мне так кажется, как и моим друзьям, — что наш давешний президент понял стратегическую ошибку, которую он совершил, уступив власть свою.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нынешнему.

А.ПРОХАНОВ: Нынешнему. И он решает отыграть назад. Потому что такого рода заявления, такая резкость, так эффектно, в такой последовательности, заявления делаются только в период президентской кампании. Он набирает себе очки. И я думаю, что, с одной стороны, это, конечно, блистательный ход.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот это вот — «ручку верните» Дерипаске.

А.ПРОХАНОВ: Ручку верните, ручку поцелуйте, бедный Дерипаска блестяще сыграл катастрофу одного отдельно взятого олигарха – я бы ему дал заслуженного артиста России, Дерипаске. Но меня здесь тревожит другое – конечно, внутренне, наверное, Путин признает стратегическую ошибку –нельзя в период кризиса раздваивать, расслаивать власть.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но, с другой стороны, Медведев с ним практически в одну дуду, и в одной и той же риторике говорит — нечего прятаться под лавкой, ну-ка, сейчас я вас всех к ногтю.

А.ПРОХАНОВ: Это ужасно. Возникает ощущение перетягивания канатов, перетягивание риторических формул и фраз.

О.ЖУРАВЛЕВА: А может наоборот, это единый фронт?

А.ПРОХАНОВ: Нет, — когда один говорит «я царь», а другой говорит «я царь» — это не единый фронт. Это два царя в одной Грановитой палате. Это и настораживает и пугает. Это, мне кажется, еще больше может дестабилизировать ситуацию в стране, которая очень нестабильна, нестабильность нарастает с каждым часом – в от так я комментирую вот эти два заявления — сначала путинское, пикалевское, а потом медведевское. Мне страшно даже не за эти города, которые не получают зарплаты или пособия, — русский народ перебьется, он уйдет из городов в поля, в леса.

О.ЖУРАВЛЕВА: Сейчас как раз пойдут грибы, ягоды.

А.ПРОХАНОВ: Будет собирать грибы, ягоды, орехи – русский народ готов в минуту больших печалей превратиться в народ-бурундук, народ-хомяк, он будет запасать на зиму всякие корешки, всякие луковки.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но если бы не было Пикалево и перекрытия федеральной трассы как идеи, как модели, то вообще все тихо кончилось?

А.ПРОХАНОВ: Федеральные трассы перекрывают постоянно — их перекрывают под Ярославлем, еще где-то – их постоянно перекрывают, чем хорошо? У нас очень мало федеральных трасс.

О.ЖУРАВЛЕВА: Буквально две-три.

А.ПРОХАНОВ: Две-три федеральных трассы и их очень легко перекрыть – вышли семь бабушек, и все, Транс-Сибирка остановилась. Но выбран момент, блестяще проведена пиар-операция, блистательно.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, пикалевцев кто-то еще и подтолкнул к этому?

А.ПРОХАНОВ: Нет, пикалевцев не подтолкнули. Просто выбрали — Пикалево недалеко от Петербурга, шел форум, далеко ехать не нужно, вертолет прилетит. То, что это было задумано заранее, ясно, потому что там за день или за два мостили там какие-то гати, бетонировали площадку.

О.ЖУРАВЛЕВА: У вас удивительные сведения.

А.ПРОХАНОВ: Так это и сам Путин говорил, что к его приезду там навели какой-то марафет, забетонировали площадку, покрасили траву в зеленый свет, и вообще ждали этот вертолет.

О.ЖУРАВЛЕВА: И подрумянили голодных.

А.ПРОХАНОВ: И подрумянили голодных, нарисовали ребра умершим на голой коже.

О.ЖУРАВЛЕВА: на самом деле вы сказали ключевую фразу для нашего дальнейшего разговора — что ситуация нестабильна и не только в плане того, что в стране стоят предприятия и люди возмущаются, но и то, что возмущаются не только простые люди. Мы продолжим, а сейчас небольшой перерыв – никуда не уходите.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение» и мой гость. Александр Проханов. Александр Андреевич, я к чему это все подводила – к нестабильности и к заявлениям всяких непростых людей – вот заявление Муртазы Рахимова, которое прозвучало несколько дней назад в интервью до сих пор тоже многих будоражит. И спикер Совета Федерации, лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, «с большим интересом ждет реакцию со стороны «Единой России» на критику в адрес партии со стороны президента Башкирии», при этом он подчеркнул, что сама суть критики для него неудивительно. Опять же – что происходит? По идее, если представить себе другую партию, с которой мы все время сравниваем «Единую Россию», Муртаза Рахимов должен быть уже давно в отставке, если не где-нибудь в Сибири, что сейчас реально происходит? — нет сил, или Рахимов что-то такое чувствует и посылает сигнал более тонкий?

А.ПРОХАНОВ: Мне кажется, мы однажды с вами приводили эту замечательную евангельскую цитату: «Там, куда слетаются вороны, лежит труп», — так сказал Христос. Вот труп лежит – он лежит, такой большой, холодеющий труп, голова его касается Исторического музея, а ноги – у Василия Блаженного, храма. Есть четыре главы регионов, которые связаны с новой Россией ельцинского призыва, или ельцинского помета. Это уральский Россель, Шаймиев, Татарстан, Лужков, Москва, и это Башкирия, Рахимов – это четыре столпа новой российской государственности. Они эмблематические люди, они очень сильны, они за это время накопили гигантское могущества, создали внутри своих собственных регионов свои собственные структуры, которые ими олицетворены, это личностные структуры. У этих структур своя экономика, свои боевые подразделения, свои неформальные подразделения. И они, эти четыре столпа, они, как правило, молчали. Один раз только лужков дернулся в ельцинский период, за что потом сполна и получил.

О.ЖУРАВЛЕВА: Простите, но мы уже много раз с вами обсуждали, что Лужков то там заявит, то сям заявит.

А.ПРОХАНОВ: Он начал заявлять в момент, когда кресло, трон стал качаться – в период Ельцина и сейчас тоже – это симптоматика. Рахимов самый из них осторожный — самый, он даже осторожнее Росселя, — и вдруг он заговорил, он сделал свой накат на партию, на Путина, накат на федеральный центр, в котором почувствовалось расслоение между «Персоной номер Один» и «Персоной номер Два».

О.ЖУРАВЛЕВА: Логичный вопрос – зачем ему это нужно?

А.ПРОХАНОВ: А потому что регионалы начинают играть свою партию. Когда власть расслаивается, между ними возникает зазор, и в этот зазор все лезут, кому ни лень. Уже теперь есть два полюса – надо к какому-то полюсу примыкать. Есть полюс медведевский, со своей референтной группой, со своей экономикой, симпатиями в экономических, политических, культурных кругах. Есть Путин со своими симпатиями антипатиями к нему, и в этот расширяющийся зазор устремляются самые разные социально-политические силы, — и надо примыкать. И элита расслаивается, раздваивается.

О.ЖУРАВЛЕВА: К кому тяготеет Рахимов, по-вашему?

А.ПРОХАНОВ: Мне кажется, он тяготеет к Медведеву. Он почувствовал слабость. Все регионы боятся сильного центра. Путин в свое время прищемил им всем хвост, он прищемил хвост сепаратизму – и татарскому, и…

О.ЖУРАВЛЕВА: Это та самая вертикаль власть, которая теперь вроде бы не очень себя оправдывает?

А.ПРОХАНОВ: Конечно, но она уже не вертикаль. Есть две вертикали, каждая из них тоньше предшествующей ровно вдвое.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тогда из них горизонталь, наверное?

А.ПРОХАНОВ: Ну, крест еще рано ставить, но очень большой «икс» получается, конечно. Рахимов полез именно в этот зазор, который образовался между «Номер Один» и «Номер Два», персоной. Между одним центром и параллельным центром, который возник в результате этого. Но ведь не только Рахимов — повторяю, — тем же самым занимается и лужков, тем же самым занимался и Шаймиев, — от Шаймиева тоже в последнее время, недели три-четыре назад, пошли сигналы, сигналы протестные, сигналы недовольства. Причем, иногда эти сигналы подает сам лидер, сам хозяин региона, иногда он поручает это делать кому-то, стоящему рядом, за спиной. Например, лужков, помимо того, что он сам это делает, он препоручает такие деликатные вещи такому человеку, как Гавриил Попов, например, который является его ближним референтом и который просто-напросто говорит, что правительство преступно, и оно должно сесть на скамью подсудимых. Это очень тревожный симптом, который говорит, что еще одна трещина в РФ образовалась и дает о себе знать. Это борьба центра и регионов. Борьба, которая за все это время ушла в глубину, и тихо, невидимо миру тлела, сейчас вышла на поверхность. Рахимова не скинешь — потому что Рахимов находится в такой альпинистской связке с Шаймиевым, Росселем и Лужковым. Вот одного начнешь вырубать – потянется вся цепочка. А это рухнет, по-существу, административная система во всей Центральной России – это катастрофа административная.

О.ЖУРАВЛЕВА: Еще одна история интересует наших слушателей – Герман, дизайнер из Москвы: «Что будет с Черкизовским рынком?» В принципе, сегодняшние сообщения отвечают, что закрытие Черкизовского рынка отложено до 2011 г., но история была очень интересной – был показан некий фильм, пропагандистский и агитаторский, были некие акции, была обнаружена какая-то несметная контрабанда, было много всяких информационных вбросов – что это? Кто с кем тут? Кто за наших, кто за немцев, кто с кем борется?

А.ПРОХАНОВ: Скажем, в стране, с нормальной, сильной, адекватной, ответственной властью, после этого показа – именно показа – должны были на следующий день снять Лужкова и вычистить скребком всю московскую среду: московское ФСБ, МВД, — мы уже почистили МВД, московскую прокуратуру, суды московские, московскую миграционную службу.

О.ЖУРАВЛЕВА: И значительную часть москвичей еще заодно.

А.ПРОХАНОВ: Значительную часть либерально настроенной интеллигенции, — показывали в одном из соседних сюжетов, как великий правдолюб и анти-сталинист Марк Захаров говорил в адрес того азербайджанца, который построил свои золотые чертоги на русские деньги в Анталии — что это самый светлый человек, счастье, что мы живем в его эру. То есть, вся эта демократическая челядь на самом деле пришла, из его рук ела или жрала икру черную и произносила славословия в адрес этого абсолютно нечистоплотного человека, аморального, который сейчас сбежал в Турцию и получает там, или уже получил, турецкое подданство. И после таких показов должна была последовать административная казнь, а может быть, арест, может быть, возбуждение уголовного дела против Лужкова. Потому что этот рынок, эта страшная каверна, эта черная, жуткая дыра, она же образовалась под носом у всех. И не просто под носом, а с благословения всех. И Черкизовский рынок — это тот рынок, который выстраивала Россия с 1991 года, — все Россия – это Черкизовский рынок. Вот если опуститься туда, сквозь все эти нерастаможенные грузовики, сквозь зловонные столовые, рабские помещения, публичные дома для вьетнамцев и китайцев, там, в глубине, мне кажется, можно найти и свое ФСБ, свой МВД, там Мэрия есть наверняка, там есть Государственная дума.

О.ЖУРАВЛЕВА: Сбербанк.

А.ПРОХАНОВ: Сбербанк и правительство, может быть, даже там есть и какая-нибудь церковь, где служат черную мессу. Удивительно то, что этот адский коридор, а это ад, настоящий ад — это инфернальная черная дыра.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это «чрево Москвы».

А.ПРОХАНОВ: Это даже не чрево Москвы. Это кругами, спиралями уходящая в глубину, в центр Москвы, это опрокинутая Вавилонская башня, и там, в глубине, в Девятом кругу ада, сидит сам Вельзевул наверняка – такой страшный, чудовищный, липкий моллюск величиной в сто квадратных метров, огромный, пульсирующий, который является сосредоточием зла. Когда-то в моей юности, когда я подружился с писателем Мамлеевым, он произнес поразившее меня, — что есть понятие «Богородица», а есть понятие «Дьявородица».

О.ЖУРАВЛЕВА: О как?

А.ПРОХАНОВ: И Россия, которая все стремилась обнаружить, показать миру свою райскую сущность, свое инобытие, свою святость, свой особый мученический Крестовый путь — ведь Россия – это страна Богородицы, Россия – это Богородичный дом. Вот именно сюда, в самые святая святых мира, пришел бес, пришел сатана, и свил здесь свое гнездо – Черкизовский рынок. Просто это гнездо называется «Черкизовский рынок», а на самом деле это девять кругов ада, и в этом кругу ада мы все горим. Я только что посмотрел блистательный, на мой взгляд, фильм, прошедший по экрану – «Ликвидация», — когда в Одессе. При маршале Жукове, там блестящий этот Юрий Гоцман, советский еврей, он вырезал всю эту мерзость страшную – и бандитскую, и это подполье фашистское. Вот если бы у нас, нашей власти…

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы помните, кто ему в фильме противостоит? Такой хороший, румяный парень в погонах.

А.ПРОХАНОВ: Ему противостоит инструктор, агент Абвера, который прошел школу Абвера. Так эти ребята, которые содержат Черкизовский рынок, они прошли не школу Абвера, они прошли школу сатаны, владеют тайной беззакония. И если бы у нашей власти, повторяю, была воля, если бы они ни были причастны к этому Черкизовскому рынку, они бы провели операцию – они бы позвали Гоцмана и вырезали бы их, выкорчевали бы Черкизовский рынок на глубину 500 метров.

О.ЖУРАВЛЕВА: Есть еще одна тема, которую невозможно не затронуть. Все последние дни поступает бесконечная информация с Кавказа – помимо традиционной темы заявлений Рамзана Кадырова — опознали или не опознали, кого убили, тот боевик, или нет, появились еще убийства главы МВД, сегодняшнее убийство судьи на Кавказе – много всего. Плюс еще визит Медведева в Махачкалу, где он на Совете безопасности делал тоже жесткие заявлении — тоже «будем всех к ногтю», и Магомет из Москвы: «В настоящее время Россия ведет войну на Кавказе. Каковы шансы на победу?» — вы согласитесь, что это уже война?

А.ПРОХАНОВ: Думаю, что это не война, но это прелюдия войны. Есть ощущение, что Россия находится накануне третьей кавказской войны. Большое счастье для России, что в Грозном сидит Рамзан Кадыров и удерживает Чечню. Ее не только он удерживает, а русская политика.

О.ЖУРАВЛЕВА: А удерживает ли, вы уверены, что это так?

А.ПРОХАНОВ: Удерживает. Я уверен, что удерживает. Но, во-первых, все мы смертные — у отца Рамзана была трагическая доля, трагическая судьба, — не дай бог, если там исчезнет Кадыров — все полетит к чертовой матери. И нарастающая нестабильность на Кавказе есть сумма всех нестабильностей, включая нестабильность на Дальнем Востоке, Москве, Петербурге – это общий фон, это синергетика: большие системы имеют обыкновение распадаться все, целиком, одновременно. Я повторяю – это мой угрюмый взгляд на это дело — я объясняю это тем, что наша власть раздвоилась.

О.ЖУРАВЛЕВА: Раздвоилась – как? Начинается напряженность экономическая — Путин едет наводить порядок. Политическая, — едет Медведев наводить порядок, приезжает в Махачкалу, делает заявления. Правда, не помогает ни то, ни другое.

А.ПРОХАНОВ: Был путинский централизм, он выстраивался, как мне казалось, под замораживание распада России, была проведена подморозка, заморозили этот липкий, мерзкий кисель, в который превращалась Россия, Путин заморозил его, он выстроил авторитарную структуру под обещанное всем нам развитие. Накопили деньги, накопили в обществе моральный потенциал для развития, казалось, что эти огромные миллиарды будут брошены в модернизацию страны…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, это в основном вам казалось. У них были другие планы, мне кажется.

А.ПРОХАНОВ: Нет, почему — был «План 2020» у Путина, было все это обещано, были разговоры о необходимости модернизации, элиту готовили к этому — всего этого не произошло. И поскольку всего этого не произошло, и более того, Путин разрушил свой централизм, ушел из власти, возникла двусмысленность, в эту двусмысленность ворвались бесы деструкции. Все, что сегодня связано с нестабильностью России во многом объясняется нестабильностью власти. Русская власть всегда – либо она своим поведением способствует стабилизации, либо способствует деструкции. Я считаю, что все, что сделано сегодня в Кремле, способствует деструкции. Сейчас выправлять эту ситуации не поздно, но как ее выправлять? Можно ее выправлять так, что нестабильность будет еще больше нарастать, причем, рывками скачками. Это очень трагический, драматический момент в истории русского государства. И такие интуитивисты чувствуют эту драму – в воздухе пахнет опять такой большой, огромной русской бедой.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Проханов в программе «Особое мнение», вернемся через несколько минут, никуда не уходите.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И это снова «Особое мнение» и Александр Проханов. Есть еще несколько тем, которые наши слушатели хотят с вами обсудить. В частности, всех волнует запрет на белорусское молоко, молочные продукты. Например, есть такой вопрос: «Когда же, наконец, уволят Онищенко?» — такой радикальный вопрос. «Запрет на ввоз всей белорусской молочной продукции – это забота о россиянах?» — Сергей из Москвы. «Почему кредиты от МВФ были даны Белоруссии на лучших условиях, чем от России, как скоро Белоруссия будет вытолкнута в НАТО?»

А.ПРОХАНОВ: думаю, очень скоро будет вытолкнута в НАТО. Все зависит от энергии наших кремлевских руководителей. Они вообще торопятся сейчас это сделать, но мне кажется, недостаточным темпом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но Онищенко-то работает в русле все-таки государственной машины.

А.ПРОХАНОВ: Онищенко является не более чем функцией огромного кремлевского аргумента. Ему прикажут разрешить ввоз в Россию сомалийских тараканов, и он скажет, что это самый полезный продукт и начнет напичкать этими тараканами.

О.ЖУРАВЛЕВА: А может действительно, это все вредно, плохо оформлено, не соответствует нашим высоким стандартам?

А.ПРОХАНОВ: Конечно. Дело вот в чем белорусские молочные продукты в два раза дешевле российских, и Путин обвинил Лукашенко в том, что тот демпирует, по демпинговым ценам продает молоко. Но дело в том, что белорусское молоко – это государственное, и они продают его по себестоимости, с наценками железнодорожных тарифов, а мы молоко продаем через посредников, которые в два раза взвинчивают цену. То есть, молоко при переносе от фермы к прилавку увеличивается в стоимости вдвое. И поэтому молочные олигархи – это они давят на политиков, заставляя убрать дешевое белорусское молоко. Когда белорусы устраивают в Москве ярмарки, они привозят грузовики с молоком, сыром, с восхитительными сливками, простоквашами – сметают в два часа. Люди обожают белорусское молоко, потому что оно вкусное и дешевое, вдвое дешевле. Их убирают. Выкидывают. Но это трагедия для Белоруссии. Россия – это рынок для белорусских сельхозпродуктов, в том числе, для сахара. Ведь также выкинули с русского рынка и белорусский сахар. Сначала обвинили, что белорусы гонят его из кубинского тростника, тогда Лукашенко приказал всем своим аграриям переориентировать сельское хозяйство на производство гигантского количества сахара из свеклы, эту свеклу стали сеять. А это значит новая агротехника, новые комбайны закупались. Привезли сюда сахар, а этот сахар тоже заблокировали. Бедные белорусы остались без сахарного рынка. А что им делать? Конечно, идти на запад, там реализовывать свои продукты.

О.ЖУРАВЛЕВА: Теперь они будут и молоко продавать на запад, и кредиты оттуда получать.

А.ПРОХАНОВ: Это трудно, потому что запад залит собственным молоком. Но Лукашенко мне сказал, что они реализовали те запрещенные Россией товары. По каким ценам, где – не знаю, — может быть, в Северной Корее реализовали, или еще где-нибудь.

О.ЖУРАВЛЕВА: ну, если это для нас дешево, думаю, можно найти еще какие-то страны, которые с удовольствием это возьмут.

А.ПРОХАНОВ: Но не в Европе, потому что Европа залита молоком и у них свои очень жесткие квоты – в связи с ВТо и всякими делами. Но белорусов выдавливают из союза. Мне кажется, даже принято решение политическое: разрушить союзное государство, выти из альянса и позволить Белоруссии установить у себя на территории и ракеты НАТо или радары НАТО, то есть, закупорить последний выход России в Европу через коридор. Вот эта политика – это тоже часть паранойи.

О.ЖУРАВЛЕВА: опять вы приходите к выводу, что нами управляют исключительно враги. Наши и государства, и так далее.

А.ПРОХАНОВ: Кто такие враги? Врагами могут быть идиоты, дураки, могут быть люди с ограниченным сознанием стратегическим.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот это – кто враги?

А.ПРОХАНОВ: Думаю, что нами управляют люди, которые не ощущают русскую стратегию, не ощущают Россию как страну имперскую, не ощущают стратегические перспективы и не видят по-настоящему врага в лице Европы и Америки, надеясь на какое-то чудо в отношениях между Америкой и Европой. Этим чудом могут быть ядерные взрывы.

О.ЖУРАВЛЕВА: С США и Европой мы тоже не сильно дружим. Пару слов про имперское скажите, пожалуйста: «Генпрокуратура России приняла решение реабилитировать членов семьи Романовых» — совершенно неожиданно по результатам проверки обнаружилось, что подвергались репрессиям без предъявления обвинения в совершении конкретного преступления, по классовым и социальным признакам, целая группа — Михаил Романов. Елизавета Федоровна Романова и еще несколько великих князей. Почему так долго все это происходит, почему такая долгая работа требуется для вроде бы всех очевидного — за что расстреливали и гнобили членов царской семьи.

А.ПРОХАНОВ: не буду растекаться мыслью по древу, буду краток. Мой взгляд таков: когда монархический проект оказался утопией для России – ну, для советской был вообще невозможен – он был утопией и в ельцинской России. Впервые о нем заговорили, когда перенесли останки монархов последних в Петропавловскую крепость, при Немцове, и чуть ли не с Немцовым и связан монархический проект. После этого резко стала усиливаться РПЦ, и продолжает усиливаться РПЦ – носительница монархического проекта. Любой вменяемый, порядочный священник — батюшка или патриарх — в душе монархист.

О.ЖУРАВЛЕВА: Потому что любая власть – от бога.

А.ПРОХАНОВ: Нет, монархист. Они считают, что Россия монархия, что царь был свергнут незаконно и в конце-концов должен быть восстановлен на престоле. Будущая Россия – это монархия.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, эта реабилитация как бы знак того, что мы все еще потихоньку движемся в этом направлении?

А.ПРОХАНОВ: Восстановление монархии потребует большого количества юридических документов, это юридический акт, так же, как отречение было юридическим актом, так и восстановление монархии будет юридическим актом. И ведение всей процедуры — с казнью, умертвлением, восстановлением их в правах – тоже сейчас переводится в юридическое русло. Я объясняю их реабилитацию чисто юридически. Для святых она вообще не нужна. Реабилитировать святых? Это нужно не для святых, это нужно для династии, для тех людей, которые хотят восстановить в Россию монархию. По мере ослабления нашей власти, по мере деградации нашей власти, монархический проект из утопии превращается почти в реальность, почти в неизбежную реальность.

О.ЖУРАВЛЕВА: Картина какая-то страшная, просто какая-то шизофрения.

А.ПРОХАНОВ: Не пугайтесь.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тогда другая страшная картина — Экономический форум в Петербурге, как известно, завершился на крейсере Аврора. Там была вечеринка. Миллионеры во главе с Прохоровым отмечали петербургскую презентацию журнала «Русский пионер» в годовщину его создания. СМИ сообщали достаточно много подробностей — превращенные в банкетный зал кают-компания, черная икра, концерт Сергея Шнурова на отдельной барже, гости, прыгающие с борта крейсера в Неву. И так далее. Даже появился видеоролик с празднованием в интернете, так что все могли насладиться этим пиром во время чумы.

А.ПРОХАНОВ: Вот это и есть то самое «ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит буржуй» — это все говорит о том, что если не революция, то монархия точно придет. Вот эти Валтасаровы пиры, это безумие вчерашних коммунистов, комсомольцев, — они же выбрали святое место, они выбрали «Красную церковь», потому что Аврора — это красный собор, красный храм, — они пришли осквернять его, замазывать эти броненосные палубы, на которых в свое время рвались японские снаряды…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну а если бы они с тем же самым пришли в Смольный?

А.ПРОХАНОВ: Или мавзолей Ленина. Они же не пришли в ресторан. Есть рестораны, бордели, стриптиз-клубы, которые они же и построили – они же не хотят туда, они хотят придти туда, где пахнет святостью русской истории. Они пришли оттоптаться…

О.ЖУРАВЛЕВА: Так это тоже монархический проект — потому что они пришли именно на Аврору.

А.ПРОХАНОВ: Это не монархический проект. Это свидетельство того, что это должно все кончиться — их срежет. Дунет огромный ветер со стороны Ладожского озера, скорее всего, и сметет их всех. Я просто вижу, как они раздеваются — вот эти бикини, губернатор Матвиенко в бриллиантовых бикини с пирсингами летит над Петербургом, задевая своими бриллиантами за шпиль Петропавловской крепости, Набиуллина тоже, — три грации, — наверняка там была и эта очаровательная дама, министр сельского хозяйства, которая сделала всем своим коровам пирсинги — я слышал. И они все будут сметены…

О.ЖУРАВЛЕВА: Могучим ураганом.

А.ПРОХАНОВ: Могучим ураганом. И тогда я с удовольствием приду в эфир, скажу — да, наелись рябчиков, все, уходите.

О.ЖУРАВЛЕВА: Самый последний вопрос от Марка из Уфы – прекрасный, мне кажется? «В чем смысл жизни, Александр Андреевич?»

А.ПРОХАНОВ: Маркуша, я скоро еду в Уфу, в которую меня пригласили.

О.ЖУРАВЛЕВА: Правда?

А.ПРОХАНОВ: Давайте повидаемся, скорее это будет числа 7-8 июля – очень хочу побывать в Уфе, очень люблю Башкирию.

О.ЖУРАВЛЕВА: В общем, Марк выйдет на улицы Уфы, встретит Александра Андреевича и поговорит с ним о смысле жизни.

А.ПРОХАНОВ: Выпьем кумыса, который застоялся, с алкоголем, и потолкуем.

О.ЖУРАВЛЕВА: А сегодня с Александром Прохановым, журналистом, писателем и…

А.ПРОХАНОВ: ... кумысоедом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кумысоедом, сегодня мы в программе «Особое мнение» беседовали обо всем, по-моему, осветили все темы. Большое спасибо, это была программа «Особое мнение», всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире