'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 апреля 2009, 19:08

А.САМСОНОВА: 19 часов 8 минут в российской столице. Вы смотрите и слушаете программу «Особое мнение». Меня зовут Тоня Самсонова. И сегодня я беседую с Максимом Шевченко, журналистом (для тех, кто не в курсе). Здравствуйте, Максим.

М.ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте.

А.САМСОНОВА: +7 985 970 4545 – это номер, по которому вы можете задавать в режиме реального времени свои вопросы Максиму Шевченко. Ну а пока эти вопросы не поступили, я начну со своих. Сегодня знаменательное событие, Максим. Сегодня отменили режим контртеррористической операции в Чечне. Нас с этим поздравил Рамзан Кадыров. Вы присоединяетесь к поздравлениям? Какое ваше мнение?

М.ШЕВЧЕНКО: Я считаю, что это выдающийся день в нашей истории. Что вы смеетесь? Тоня, это совсем не смешной день. И кошмар, который начался когда-то в ноябре 94-го года разрушением на территории Российской Федерации города и целой республики, теперь завершился официально, де-юре, и конечно, это праздничный день, который в будущем, конечно, надо… Ну, то, что это перерастет в какой-то день мира, может быть, еще во что-то… То, что для чеченского народа это праздник, это безусловно. Я поздравляю всех чеченцев, граждан Чеченской республики, граждан Российской Федерации с прекращением этого кошмара, на фоне которого выросло целое поколение. И, конечно, безусловно, это выдающийся день. Мы к этому шли очень долгие годы, и огромные жертвы были принесены ради того, чтобы это когда-нибудь случилось, и чеченским народом, и российским, и другими народами России в этой кошмарной свалке кровавых 90-х годов, когда возникла эта жуткая бессмысленная бойня, задачей которой было втянуть народы нашей страны в междоусобную кровавую гражданскую войну. Теперь это завершилось. И это знак оздоровления общей ситуации.

А.САМСОНОВА: Юлия Латынина в нашем эфире назвала этот торжественный день…

М.ШЕВЧЕНКО: Да, я слышал.

А.САМСОНОВА: …днем победы Чечни над Россией.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, очевидно, Юлия Латынина не считает Чеченскую республику частью Российской Федерации. Сам президент Чеченской республики считает Чеченскую республику частью России. Я думаю, что Юлии Латыниной плевать и на Россию, и на Чечню, и вообще на все такое. Поэтому ее мнение по этому поводу, конечно, любопытно, она всегда преисполнена разного рода данными, которые она получает откуда-то там, из каких-то очень закрытых источников, закрытых для всех кроме нее, но в целом это победа, конечно, конституционного строя, это победа целостности России и это выход из той болезни. Поскольку невозможно говорить о прекращении Чеченской войны, а прекращение операций – это официальное прекращение войны, фактически, без разговора о причинах и о начале этой войны. Когда в целом страна распадалась, гнила и разваливалась по кускам, когда целые регионы вводили свои суверенитеты, объявляли о создании своих валют, каких-то денег и Российская Федерация вот-вот должна была последовать за всем этим, когда в Москве сидела просто криминальная власть, которая обанкротила все население страны, естественно, Кавказ прореагировал на это ясным слышанием фразы «Берите столько суверенитета, сколько можете». Выяснилось, что нельзя брать нисколько суверенитета. Выяснилось, что суперлиберальное, супердемократическое правительство, которое уже воспевается как прямо светоч демократии и принесшее свободу, развязало совершенно дикую, кровавую бойню с бомбардировками городов, с уничтожением лучших кадровых частей российской армии, с уничтожением чеченского населения. Для того, чтобы потом сделать виновными в этой войне армию, спецподразделения, внутренние войска и так далее. Мы прекрасно помним и мы никогда не забудем, как тогда журналисты, особенно либерального направления, радостно смаковали и разжигали эту войну для того, чтобы она продолжалась бесконечно. И сегодня я слышу в словах Латыниной и других горечь по поводу того, что эта война закончилась. Что значит «Россия проиграла»?

А.САМСОНОВА: Вы понимаете, что, с одной стороны, это символический жест, а с другой стороны, это абсолютно экономический шаг, после которого следует открытие международного аэропорта, таможни…

М.ШЕВЧЕНКО: А почему вы считаете, что Чеченская республика не может иметь свой аэропорт и таможню? Почему Екатеринбург, допустим, может, а Чечня не может?

А.САМСОНОВА: Но вы же против суверенитета, да? И против того, чтобы республика отдалялась от России. А по сути, с экономической точки зрения…

М.ШЕВЧЕНКО: Я этого не говорил.

А.САМСОНОВА: …это больший суверенитет.

М.ШЕВЧЕНКО: Любой город России, оборудованный соответственно нормам, город, в который существуют какие-то международные рейсы, может иметь свою таможню. Это не говорит о том, что Казань, Екатеринбург, Санкт-Петербург, в которых тоже есть международная таможня, являются какими-то сепаратистскими формированиями. Почему вы отказываете городу Грозному, Чеченской республике в праве иметь свою таможню? Таможня есть в Махачкале, например. Вы что, считаете, что Дагестан – это какая-то сепаратистская республика? Так может, там тоже госпожа Латынина и ей подобные хотят затеять антитеррористическую операцию? Что-то они зачастили на Кавказ в последнее время. Наверное, там тоже скоро… Где пахнет кровью, там они частенько бывают, кстати.

А.САМСОНОВА: Я не против международного аэропорта в Чечне и Дагестане.

М.ШЕВЧЕНКО: А тогда против чего вы? Против чего Антон Орехъ? Юлия Латынина? Против чего вы все?

А.САМСОНОВА: Я не могу ответить за своих коллег, но я могу сказать только одно – я как гражданин России хотела бы, чтобы ситуация в Чечне каким-то образом контролировалась из центра.

М.ШЕВЧЕНКО: Почему? Что это вдруг демократы стали все такими авторитаристами?

А.САМСОНОВА: Я хочу, чтобы вертикаль, уж коль скоро она существует, была бы везде.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну вот видите – вы хотите вертикаль, а мы хотим демократии. Мы хотим реальной свободы для регионов. Мы хотим свободы развития регионов.

А.САМСОНОВА: То есть Чечня обладает реальной свободой, в отличие от всех встроенных вертикалей?

М.ШЕВЧЕНКО: Тонь, реальной свободой обладает любой субъект, который имеет право международной экономической деятельности. А практически все субъекты Российской Федерации потенциально имеют такие права. Некоторые это право формализовали и реализовали. В вашем отношении к Чечне и Чеченской республике и в отношении других журналистов, которые так иронизируют на эту тему, сквозит что-то вроде расизма. Вы знаете, почему-то Чеченской республике, как и любой другой кавказской республике, отказывают в праве иметь собственную таможню и собственные возможности торговать только потому, что там живут чеченцы. Что значит противопоставление Чечни и России? Само по себе это противопоставление, мне кажется, лживо. А если оно не лживо, то оно просто провокационно.

А.САМСОНОВА: Максим Шевченко в программе «Особое мнение». Мы вернемся через несколько минут.

РЕКЛАМА

А.САМСОНОВА: И снова здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Максим Шевченко сегодня в гостях у нас. Меня зовут Тоня Самсонова. Мы продолжаем тему Чечни. Скажите, пожалуйста, вот сейчас, можно сказать, положен конец 2-й Чеченской кампании. Будет ли…

М.ШЕВЧЕНКО: Первой. Потому что вторая была просто второй фазой первой кампании. Чеченская кампания началась не в 99-м году, а в 94-м, когда у власти в России был определенный президент и определенное правительство, и определенные люди принимали решение о начале этой бойни, писали записки о том, чтобы укатать чеченский народ в асфальт, о ковровых бомбардировках говорили журналисты разного рода. Никакое имя, я вас уверяю, не забыто в Чеченской республике и не забыто теми, кто отдал часть своей жизни этому конфликту. Мы, как говорится, поименно вспомним всех, кто тогда поднял руку за истребление граждан Российской Федерации с помощью той самой армии, которая присягала защищать Российскую Федерацию. И мне кажется, что истребление этой армии, которая была подвергнута в Чеченской республике дикому унижению и необходимости воевать со своим народом и своими гражданами. Всякие попытки представить чеченский конфликт как конфликт между чеченцами и русскими, между Чечней и Россией, исходят от смертельных врагов России, которые хотят ее распада, уничтожения, и от точно таких же врагов Кавказа, чеченцев и Чеченской республики. Это моя святая уверенность. Что же касается инвестиции, это тема, которой часто касаются, постоянно иронически – вот теперь там будет таможня, пойдут товары, то-се… Во-первых, Чеченская республика – один из немногих регионов России, который доказал, что умеет восстанавливать из полной разрухи города, на которые нестыдно посмотреть и в которых можно жить людям, умеет создавать религиозные и культурные объекты, подобные той мечети, которая в Грозном высится, и церкви православные, которые в Грозном восстановлены тоже, между прочим, при участии президента Чеченской республики. Я вообще думаю, что кто-то очень сильно боится, что Чеченская республика станет каналом прихода в Россию огромных инвестиций из стран Залива. Мы знаем, что и покушение на Сулима Ямадаева совпало с визитом эмира Дубаи в Россию. Я думаю, это неслучайное совпадение. Так же, как неслучайно было и обвинение Рамзана Кадырова, фактически прозвучавшее из уст многих журналистов… кажется, тут у вас корреспондент «Московского Комсомольца» назвал его «взбесившейся марионеткой»…

А.САМСОНОВА: То сеть Кадырова подставили, когда убили Ямадаева в этот день, да?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, дело в том, что удивительным образом совпадают теракты с инвестиционными визитами. Знаете, такое совпадение, которое уже нельзя считать просто случайным. Когда приезжал Фейсал ат-Турки, один из влиятельнейших саудовских руководителей, в Россию, то случился Норд-Ост. Когда приезжал принц Абдалла, то случился Беслан тогда. Когда приезжает эмир Дубаи, который договаривается об огромных инвестициях в Россию, то случается убийство Ямадаева. Дело в том, что исламские деньги из стран Залива сильно отличаются от западных денег. Исламские деньги – это тяжелые деньги. Исламский кредит – это не процентный кредит. Это кредит, который дается под проектное развитие. И кто-то, кто контролирует российские финансы, создавая в России почти колониальную зависимость от легких денег, которые связаны с американской ипотекой и так далее, очень сильно не хочет, чтобы в Россию пришли реальные тяжелые деньги залива. Чечня, Чеченская республика, Кавказ может стать воротами для России в исламский мир, который преисполнен инвестиционными надеждами.

А.САМСОНОВА: Максим, кто же так подставляет Рамзана Кадырова в день приезда?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну вот давайте подумаем. Я предлагаю журналистам подумать, что не хочет, чтобы в Россию пришли деньги, которые могут изменить коренным образом структуру российской экономики, ее насыщенность и структуру российской банковской системы. Кто не хочет?

А.САМСОНОВА: То есть враги России подставили Кадырова, да?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, я не знаю, наверное, друзья. А вы как думаете? Вы как считаете, кто подставил? Как связать вот эти вот переговоры, которые ведутся с богатейшими в мире инвестиционными инвесторами? Дубайский фонд – это один из самых крупных инвестиционных фондов в мире, насчитывающий порядка полутора триллионов долларов. И если глава этого фонда ведет переговоры с Рамзаном Кадыровым об инвестициях в Россию, эти переговоры достаточно успешны, если в Эмиратах пристальное внимание к России как к инвестиционному пространству, кому выгодно в этот день в Дубаи во время этих переговоров совершать громкое убийство или покушение, пока мы до конца так еще и не можем сказать, которое серьезно повлияет на принятие решения?

А.САМСОНОВА: Кому, Максим, скажите. Ну это же невозможная загадка.

М.ШЕВЧЕНКО: Тому, кто хочет сорвать приход этих денег в нашу страну.

А.САМСОНОВА: Эти люди живут в России или на Западе?

М.ШЕВЧЕНКО: Понятия не имею. Пусть следственные органы это расследуют.

А.САМСОНОВА: Ну что ж, коль скоро в Чечне все так хорошо, и, слава богу, сегодня отменена КТО…

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, там не все хорошо. Там есть формат очень серьезного противостояния, там достаточное количество молодежи находится в лесах. Там есть вооруженные группы оппозиции, которые совершают нападения.

А.САМСОНОВА: Максим, вы ошибаетесь. Рамзан Кадыров говорит – самый стабильный регион России.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, на фоне других регионов, возможно, это один из самых стабильных, поскольку убийства и покушения на улицах крупных городов происходят в Москве, в Петербурге, в других регионах страны. И, собственно говоря, фон терроризма, фон убийств по каким-то бизнес-вопросам или по другим вопросам, к сожалению, является нормальным фоном нашей страны. Если у нас в Москве убивают…

А.САМСОНОВА: А где фон терроризма выше – в Чечне или в Москве?

М.ШЕВЧЕНКО: Я думаю, что в Москве. Потому что в Москве на улицах убивают известных адвокатов, известных журналистов. Правда, говорят, что нам скоро объявят имена убийц Маркелова и журналистки Насти Бабуровой, но фон убийств в Москве, я думаю, будет чуть повыше, чем фон убийств в Чеченской республике современной.

А.САМСОНОВА: Не все хорошо в Чечне. Но, тем не менее, оставим ее ненадолго и перейдем к другим темам. Сегодня «Financial Times» написала о том, что румынские паспорта будут выданы для миллиона молдаван. И румынский президент заявил о том, что его страна не может бездействовать в то время, как на ее восточной границе «опускается железный занавес», это цитата. Что вы об этом думаете?

М.ШЕВЧЕНКО: Я думаю, что румынский президент очень точно обозначил те события, которые происходили под румынским флагом – не что иное, как сожжение парламента и администрации президента под румынским флагом и под флагом Евросоюза, нельзя назвать опусканием железного занавеса. Я за то, чтобы он выдал как можно быстрее миллион паспортов, чтобы Приднестровье наконец-то отделилось окончательно суверенитетом от этой безумной территории, где сжигают парламент и разваливают администрацию президента, где посол другой страны, Румынии, является человеком, который просто откровенно провоцирует беспорядки, где журналистка Наталья Морарь, как она, правда, написала в интернете, «не думала, что так все случится, и не имела ничего плохого в виду», то же самое является… загадочно скандальная девушка – постоянно находится в центре каких-то скандалов и такого рода событий, тоже каким-то образом в этом участвует. Я желаю моим дорогим приднестровцам, чтобы эти паспорта в Румынии были побыстрее выданы…

А.САМСОНОВА: В Молдавии.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, в Молдавии, в Румынии. Чтобы те граждане Молдовы, которые не хотят быть в Румынии, получили приднестровское гражданство, и, может, вообще Молдова будет поделена по-новому. Может, Приднестровье увеличит свою территорию за счет огромного количества граждан Молдовы, которые не захотят присоединяться к Румынии. Может, там будет какой-то передел территории. А может, передела не будет. Может, Приднестровье в его нынешних границах будет признано Россией суверенным государством. Я лично полагаю, что это будет логический исход из того процесса, который сейчас инициирован главой одной из стран Евросоюза. Вот и вопрос – кто поджигает раздел территорий, кто поджигает этносепаратизм, кто разжигает этническую ненависть и кто не хочет примирения на территории бывшей Молдавской Советской Республики. Эти события, конечно, связан с огромным прогрессом, который возник в переговорах Воронина, Смирнова, Москвы. Для Приднестровья это просто повод укрепить свои вооруженные силы, вооружиться как следует, укрепить свои границы и, мне кажется, начать политически действовать на территории Молдовы. Я уверен, огромное количество граждан этой страны захочет связать свою судьбу не с Румынией с ее этнофашистским таким настроем, а с территорией более многонациональной и более терпимой. Допустим, гагаузы, я думаю, что вряд ли захотят так уж прямо войти в Румынию, и судьба Гагаузии и Гагаузского района на территории Молдовы тоже не так уж однозначна будет. Собственно, мы с вами рассуждаем так, как будто Молдова утратила суверенитет. Однако президент Молдовы, ее власть доказала, что Молдова все-таки является демократическим государством, и что бы там румынская власть ни заявляла, Воронин и остальные контролируют ситуацию на территории страны.

А.САМСОНОВА: Ну смотрите, вы вроде как поддерживаете эту раздачу паспортов.

М.ШЕВЧЕНКО: Я не то что ее поддерживаю. Просто президент одной из стран членов Евросоюза, посол которой несет прямую ответственность за погромы в молдавской столице, естественно, будет делать все то, что он хочет делать, поддерживаю я это или не поддерживаю. Я отношусь к этому как к факту. Знаете, когда у человека фурункул выскочил, то он смотрит на этот фурункул. Так же и раздача этих паспортов – это факт политический.

А.САМСОНОВА: Ну представьте себе, Германия начала бы раздавать паспорта в Калининградской области.

М.ШЕВЧЕНКО: Там нет немцев. Там нет миллиона немцев в Калининградской области. И раздавать паспорта по этническому признаку – для Германии это нонсенс. А вот то, что Германия не останавливает Румынию, хотя Румыния делает то, что делал Гитлер в свое время, когда объявил немцев «фольксдойче» по этническому принципу, вот это, знаете ли, парадокс немецкой политики. С одной стороны, они борются там с нацистом, сажают Хорста Малера на десять лет за его слова, за высказывания. Тоже интересно – такой пароксизм демократии: за высказывания дать десять лет человеку. Хорст Малер – это один из организаторов РАФ, адвокат, который Ульрика Майнхофа, Андреаса Баадера защищал, который сейчас был одним из неонацистов. Он не совершал терактов. Он говорил вещи абсурдные, чудовищные, согласен с этими оценками, но, слава богу, в России пока не сажают за высказывания, десять лет не дают.

А.САМСОНОВА: Ну у нас тоже есть Закон об экстремизме.

М.ШЕВЧЕНКО: Я считаю, что нам не надо обезьянничать с этих европейских законов. Я считаю, что локализовать фашизм и радикализм надо общественными способами – с помощью журналистской обструкции, с помощью медийной обструкции, с помощью каких-то общественных движений, которые будут иметь антифашистскую и антинацистскую направленность. Я противник того, чтобы в моей стране за слова, за мысли и за идеи людей сажали в тюрьму.

А.САМСОНОВА: А такое сейчас не происходит?

М.ШЕВЧЕНКО: А в Германии, во Франции это есть.

А.САМСОНОВА: А в России?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну да, в России есть такие вещи, к сожалению. В России есть следственные дела, которые заводятся по книгам, по наличию книг. Вот наличие книги дома у человека может быть основанием для заведения следственного дела на него, уголовного дела, ему может грозить тюремный срок за то, что он что-то написал, сказал и так далее. Вернемся к Молдове. Так вот, эти действия Румынии – да, это такие действия, которые надо оценивать, безусловно, как фурункул, как то, что уже произошло, ну и дальше смотреть, как лечить эту болезнь. Я считаю, лечить ее надо укреплением суверенитета Приднестровско-Молдавской республики.

А.САМСОНОВА: Вы знаете, но Россия тоже, говорят, раздавала свои паспорта и в Крыму, и в Южной Осетии.

М.ШЕВЧЕНКО: Но не по этническому признаку. Абхазы и осетины – не русские. Я только что вернулся из Цхинвала, прямо вот из самолета к вам. Россия раздавала по признаку политическому – те, кто хотел быть гражданами, те, кто принимал Конституцию, тем раздавали. Россия не говорила: «Вот русским раздаем». Кстати, русских Россия как раз кинула на произвол судьбы в Средней Азии, в Прибалтике и так далее.

А.САМСОНОВА: Максим Шевченко в программе «Особое мнение». Мы вернемся после небольшого перерыва. +7 985 970 4545 – телефон для ваших смс-вопросов.

НОВОСТИ

А.САМСОНОВА: Программа «Особое мнение». Мы вновь в студии – журналист Максим Шевченко у нас в гостях, меня зовут Тоня Самсонова. Мы, Максим, давайте поменяем тему. Тем более, что такие заявления приходят и события. Ряд националистических организаций подали в столичную мэрию заявку на проведение 1 мая акции под названием «Русский марш труда». И об этом сообщил Дмитрий Демушкин. Он лидер Славянского Союза. И по его словам, организаторы планируют пройти шествием от ВВЦ до телецентра «Останкино», а затем устроить митинг. И они говорят, что основными лозунгами их акции станет поддержка труда, а также лозунги против нелегальных мигрантов. Вы бы разрешили?

М.ШЕВЧЕНКО: Я вспоминаю статьи, я в свое время на исходе советского времени изучал в Библиотеке иностранной литературы, «Труды классиков националсоциализма», Розенберга, например. И я писал там одну работу по истории фашизма и так далее. И, помню, у Розенберга была одна такая статья – «Почему немецкий народ празднует 1 мая». Она начиналась такими словами: «Он празднует 1 мая не потому, почему его празднуют большевики в советской России, а он празднует его как праздник труда, как праздник творческих сил, которые поднимаются от земли, как праздник обновления природы». Демушкин – чистый неонацист. Его марши носят провокационный и, скажем так, характер не заявления-мнения, а характер, заведомо направленный на конфронтацию. Я вообще сторонник того, чтобы разрешать высказывания, я противник маршей разного рода и такого рода публичных акций. Я считаю, что тут надо быть крайне избирательными и что город и городские власти должны четко входить в контекст каждого марша, его смыслового содержания. И марши неонацистов, людей, лозунги которых заведомо против кого-то, лозунги которых провоцируют раскол в обществе, какого-то рода ненависть, я бы запрещал. При этом если те же самые организации будут выдвигать лозунги не против, а за – «Мы за возрождение русского народа», например, — ради бога, тут не подкопаешься. Тут же не будешь придираться, какая это организация. Но они не хотят таких демонстраций. Им нужна конфронтация, им нужна война, им нужен раскол. В ответ на войну, я считаю, эти люди должны получать тоже войну со стороны властей, по крайней мере городских.

А.САМСОНОВА: Смотрите, вы назвали Демушкина неонацистом и говорите…

М.ШЕВЧЕНКО: Он сам себя называл неонацистом неоднократно, и его лозунги – это неонацистские лозунги.

А.САМСОНОВА: Значит, если Демушкин выйдет на улицы города с плакатом «Я против тех-то», это плохо, а если «Я за русских», то уже можно.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну а что плохого в том, что человек говорит «Я за русских»? Любой человек может сказать – «Я за русских» или «Я за татар», например. Это не является лозунгами разделительными. Это не лозунги, несущие в себе конфронтационный характер. Вот если там будет написано «Я за русских и только за них, а остальных всех вон!», вот это лозунг, который является лозунгом войны, и на это надо соответственно реагировать. Действие должно рождать противодействие.

А.САМСОНОВА: А «Я за русских!» и рука в нацистском приветствии?

М.ШЕВЧЕНКО: Знаете, рука в каком-либо приветствии, какие-то жесты… Вот если мы будем присматриваться к жестам, которые на тех или иных демонстрациях делают… Я вот видел снимок той же самой Натальи Морарь – никто ее не обвинит, естественно, в нацизме, но она стояла, руку протянула, журналисты ее поймали – такое ощущение, что она делает тоже какое-то такое приветствие нацистское… невозможно, разумеется, заподозрить ее в симпатии к этой идеологии.

А.САМСОНОВА: А Демушкина возможно.

М.ШЕВЧЕНКО: А Демушкина возможно. Мне кажется, дело не в приветствиях, не в униформах, а дело все-таки в семантике того, о чем говорится. Если кто-то выступает с призывами и лозунгами на демонстрациях, организует какие-то действия, которые носят заведомо агрессивный и конфронтационный характер, я считаю, их надо запрещать. При этом, если, допустим, коммунисты или еще кто-то, левые силы выходят с «Мы за права трудящихся!», «Мы за повышение зарплаты!», ну, это очень хорошо. Я считаю, в этом нет ничего плохого.

А.САМСОНОВА: Как-то расходитесь с линией Медведева, которую он сегодня обозначил. Он сказал: «По всякому случаю отказа в праве проведения мирных шествий и акций, я считаю, нужно создавать правоприменительную практику, судебную практику. Я считаю, что нужно обращаться в суд и требовать разбора полетов, почему отказали». Вот видите, он бы выпустил.

М.ШЕВЧЕНКО: Давайте откажем, а потом потребуем разбора полетов. Допустим, когда 1 января мы проводили митинг перед Израильским посольством, который носил заявительный характер, мы ровно 15 минут там находились. После этого милиция задержала (очень вежливо, правда, задержала) примерно 200 с лишним человек, которые там были. Меня задержали за то, что я давал интервью компании «Аль-Джазира». На улице нельзя давать интервью. Страх в глазах милиционеров был очень большой. Там от полковника передавали капитану, от капитана к лейтенанту. В итоге мною занимались два несчастных сержанта, которые с трудом писали протокол. В итоге они махнули рукой и сказали: «Идите уж, ладно». Мне кажется, что в целом слова президента не противоречат тому, что сказал я. Надо разбираться в судебном порядке. Давайте отказывать и разбираться в судебном порядке. Я считаю, что городские власти отвечают за покой и за безопасность города, прежде всего. Это их обязанность. И никто с мэрии не снимал обязанность обеспечивать безопасность горожан. И если мэрия считает, пусть ошибочно, пусть через суд будет доказана ошибка мэрии, что такие-то лозунги или такие-то демонстрации в такое-то время, в такой-то день, тем более 1 мая, когда пойдут левые по улицам, когда, наверное, «Единая Россия» будет организовывать, еще кто-нибудь, ЛДПР будет митинги организовывать, будет также какая-то демонстрация явно с неонацистскими лозунгами и задачами, я думаю, мэрия имеет право отказать. А потом, наверное, правительство Москвы готово в суде доказывать свою правоту или признать свою неправоту. Здесь нет противоречия со словами президента.

А.САМСОНОВА: Смотрите. А президент еще предлагает, по инициативе госпожи Алексеевой, которая предложила это, он согласен – в Москве надо организовать Гайд-парк. Вот если у нас будет какой-то загончик, может быть, там все митинги проводить?

М.ШЕВЧЕНКО: Я только прошу – не на Чистых Прудах. Я предлагаю Гайд-парк организовать на Красной Площади, где-нибудь рядом с Кремлем. Если президент согласен с этим, пусть он поближе к себе или поближе к Барвихе, вот на Рублевке Гайд-парк можно организовать. Это очень хорошее место. Около ближней Кунцевской дачи Сталина. Прекрасное место для Гайд-парка. На Кутузовском проспекте Гайд-парк тоже, туда поближе к повороту на Рублевку, тоже очень хорошее место. Но я умоляю, не поганить центр Москвы. Потому что после этих всех демонстраций – куча пивных бутылок, куча бумаги, куча еще чего-то остается. Не знаю, мне это все кажется диким совершенно. Места в центре Москвы для Гайд-парка я лично не вижу. Потому что ни на Патриарших, ни на Чистых прудах, ни на Кропоткинской, ни на Гоголевском бульваре никакого Гайд-парка видеть не хочется. Пожалуйста, вот там рядом с Парком Победы пусть выделяют себе место и там организуют. Или в Серебряном Бору. Очень хорошо. Там элитные дачи. Вот рядом с ними Гайд-парк великолепно организовать.

А.САМСОНОВА: Сегодня какой-то бум гуманистических и либеральных предложений со стороны власти. Вот и уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин опубликовал на своем сайте заявление такое: «Пора бы уже подумать об исполнении принятого нашей страной при вступлении в Совет Европы обязательства закона об отмене смертной казни». У нас сейчас действует мораторий на смертную казнь. Он предлагает ввести законодательный запрет. Как вы считаете, это важно вообще? Может, это просто какие-то юридические тонкости – мораторий, запрет, ратификация? Или это имеет какой-то смысл?

М.ШЕВЧЕНКО: Мне вообще кажется, что эта история вокруг смертной казни – это лукавство. Я не являюсь противником смертной казни. Не то чтобы я прямо являлся ее непременным сторонником и считал, что смертная казнь это то лекарство, которое может вылечить преступность. Те, кто ратуют за отмену смертной казни, исходят из того, что принцип воздаяния – око за око, зуб за зуб, — который, между прочим, в Библии был предписан, принцип негуманный, а гуманные – какие-то принципы, которые возникли в ходе развития либерального буржуазного мировоззрения 19-20вв. Держать человека в тюрьме всю его жизнь, 70 лет – это гуманно.

А.САМСОНОВА: И потом помиловать, когда будет такой шанс.

М.ШЕВЧЕНКО: Да, когда ему будет 96 лет, его помиловать.

А.САМСОНОВА: Хотя бы шанс такой есть.

М.ШЕВЧЕНКО: Да. Не знаю, я лично к смерти отношусь спокойно. Я не считаю, что прямо с ужасом надо к ней относиться с диким каким-то. Смертная казнь в мировой литературе, в культуре… подробно достаточно описано ощущение преступника, входящего на плаху. Вот у Альбера Камю, я помню, в «Постороннем» в финале он говорит об этом. Знаете, прочитав «Посторонний», допустим, ты подумаешь – а может, некий преступник на самом деле захочет – как там у него? – взойти на плаху и кинуть… не помню дословно… взгляд, полный презрения в эти кричащие лица толпы. Например. Почему нет? Это не такой простой вопрос, чтобы мы его так просто решали. И принцип воздаяния, мне кажется, иногда является справедливым по отношению к определенным типам преступлений.

А.САМСОНОВА: А это какие преступления, кстати?

М.ШЕВЧЕНКО: Я бы казнил, безусловно, за изнасилование. Да, за преступления против женщин казнил бы. Я бы казнил за преступления против детей. Я бы казнил за убийство человека, совершенное продуманно и с отягчающими обстоятельствами.

А.САМСОНОВА: Вы говорите «я бы казнил» — вы взяли бы на себя функцию палача? Вы бы стояли с пистолетом?

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, функцию палача я бы на себя не взял. Это не мое. Но есть профессия палача. Была всегда профессия. Есть прекрасный английский фильм про прекрасного палача, который вешал. Из этого фильма, достаточно глубокого (фильм, по-моему, трехгодичной давности, очень хороший, очень интересный), понятно совершенно, что не такой прямое либерально-прямолинейное отношение к этому вопросу или какое-то прямолинейно-консервативное. Это не совсем точно и не совсем правильно. И здесь, я вам точно скажу – я бы сам этого не делал, безусловно. Но если бы возникала необходимость выносить какой-то приговор по каким-то вопросам доказанного преступления, например, преступник пойман на месте преступления, преступник изобличен абсолютно точно, он пойман, обозначено, что это он, я был бы за смертную казнь.

А.САМСОНОВА: Максим Шевченко в программе «Особое мнение». Большое спасибо.

Комментарии

221

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

18 апреля 2009 | 08:10

karpucth
Коран запрещает давать деньги в рост, как это делали всегда евреи.
----------------------------------------------------
Коран ,много чего запрещает, ну а десять христианских заповедей, так те вообще... А многие ли, из них, вы ,лично,соблюдаете?
И откуда такая уверенность ,что банки ,не дают деньги в рост? Это кто вам такую чушь сказал? А может и русские банки,такие же "человечные?"
Это мне напоминает, один из идиотских лозунгов,звучавших во время войны в Ираке:" Руки прочь от Ирака! Ирак,колыбель человечества!"


18 апреля 2009 | 16:30

И как же живет мусульманский мир без банковской системы?
Кстати, Тора запрещает давать деньги в рост еще раньше на полторы тысячи лет, чем был написан Коран. Компиляция этот ваш Коран.


19 апреля 2009 | 13:38

starik7
Главное отличие исламского способа финансирования от общепринятой модели банковского кредитования - отказ от ссудного процента. Обычный банк, по сути дела, покупает и продает денежные средства, получая выгоду за счет ссудного процента. Исламский банк переводит кредитную основу финансового бизнеса на инвестиционную. Банк открывает счета, на которых аккумулирует средства вкладчиков. Этими средствами банк финансирует предпринимателей. Однако вместо традиционного процента предприниматель делит полученную прибыль с банком, а тот в свою очередь с вкладчиком. В зависимости от конкретных механизмов и инструментов исламской банковской системы распределяются и убытки. Основной же принцип таков: вознаграждение банка или вкладчика не является изначально гарантированным, а возникает как производное от прибыли бизнеса. Таким образом, из экономического оборота полностью выводится основа господствующей банковской системы - ссудный процент.

Просветитесь пожалуйста.

Сайт Исламские банки.


18 апреля 2009 | 12:28

это очень по расейски,что член общественной палаты не против смертной казни
небось,ещё и верующий,если в страстную неделю,да с такими заявлениями,а вот насчёт того,что "профессия" палача-это не его,думаю тут он слукавил-морально максимка давно готов.а уж если партия партия прикажет...


iliin 18 апреля 2009 | 15:22

Я БЫ КАЗНИЛ?
А в чем собственно лукавство?

С чего Максим Шевченко взял, что требование отмены смертной казни вытекает из противопоставления одних «принципов воздаяния» другим? Противопоставления библейским принципам, принципов гуманизма?
Разве необходимость отмены смертной казни продиктована соображениями гуманности?
Решать дилемму, что гуманнее смертная казнь или пожизненное заключение – это рассматривать вопрос в «не той» плоскости.
Можно очень долго препираться по вопросу, что «гуманнее» то или другое, и не придти ни к какому логическому заключению.
Это занятие не продуктивно.
«Не человек дает жизнь, не ему ее и отбирать». Меня лично не удовлетворяют такие умозаключения. Это рассуждения о чем-то отвлеченном.

Мы живем здесь и сейчас.

Библейский принцип «око за око, зуб за зуб» никого не смущал, пока разум человека не столкнулся с проблемами реального правосудия. Пока мыслящие люди не увидели все несовершенство «судебных систем» в способности их обнаружить истину.
Как теряется вера в объективный суд, так проходит и ощущение «справедливости» форм воздаяния по отношению к определенным типам преступлений.
Люди с легкостью следуют принципу «око за око, зуб за зуб» пока уверены, что виновный определен правильно.

Если совершить исторический экскурс в библейские времена, то вспомним поступок пророка Даниила (Даниил, 13: 41).
Осудили за прелюбодеяние невинную женщину, и толпа готова была привести приговор в исполнение. Тогда за это побивали камнями насмерть (вот вам и смертная казнь). Кто остановил уверенных в справедливости воздаяния и своих действий людей?
Подросток Даниил: чист я от крови ее! И тогда люди небыли столь неразумны, чтобы слепо верить суду.
Чем Даниил остановил людей? Простыми, но точными словами: так ли вы неразумны, что, не исследовав и не узнав истины, осудили человека? Этого и тогда оказалось достаточным, что бы остановиться в своем рвении исполнить справедливое воздаяние.

Думаю вполне понятно, что положено в основу требования отмены смертной казни?


18 апреля 2009 | 16:13

Не слышен был голос Шевченко, когда судили Буданова, насильника и убийцу
Закрыл он глаза и на роль в этом деле Шаманова, идеолога этого преступления. В общем, хотел бы и я увидеть фильм о хорошем палаче, желательно документальный


18 апреля 2009 | 16:22

Принцип "око за око, зуб за зуб" подразумевает адекватность наказания совершенному преступлению
Это не призывы вырывать зубы или выкалывать глаза. И еще один принцип из этой эпохи - если все судьи единогласно выступали за смертную казнь, то виновный оправдывался. Это подразумевало сговор.


kuvaldometr 18 апреля 2009 | 19:12

Браво максим! Как мастерски вы дезавуировали преступную Путинскую политику в Абхазии и Ю.Осетии! При этом вроде не прямо, а вроде иносказательно. Раздача паспортов Румынии гражданам Молдовы, это грубое вмишательство во внутренние дела и нарушение сувернитета Молдавии. Вы правы и Евросоюз с вами согласен. Но вспомните, что совсем недавно другое государство начало раздавать свои паспорта на территории Грузии. К чему это привело? Российские граждане отторгнули от Грузии ее территорию. Правильную вы выстроили аналогию. Вы только забыли уточнить, что Румыны опоздали. В Приднестровье уже практически все ходят с российскими паспортами.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире