'Вопросы к интервью
19 декабря 2007
Z Особое мнение Все выпуски

Эдуард Лимонов; Алексей Венедиктов


Время выхода в эфир: 19 декабря 2007, 17:08

О. ЖУРАВЛЕВА – Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». У нас в гостях должен быть Эдуард Лимонов. Мы его ждем. Но пока его лицо заменит Алексей Алексеевич Венедиктов. Я думаю, это тоже здорово. Я давно мечтала с вами поговорить.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Мы дождемся Эдуарда Лимонова, я пока отвечу на вопросы.

О. ЖУРАВЛЕВА – У нас тут «Молнии» просто сыплются. Во-первых, у нас президент стал «человеком года».

А. ВЕНЕДИКТОВ — По версии журнала «Тайм».

О. ЖУРАВЛЕВА – Цитата из журнала просто одна другой краше. Например, такая: радикальная оппозиция является инструментом вмешательства извне во внутренние дела РФ, заявил Путин в интервью «Тайм».

А. ВЕНЕДИКТОВ — Он ошибается.

О. ЖУРАВЛЕВА – Ладно. Следующее заявление. По поводу того, что на посту премьера Путин намерен заниматься исключительно экономикой, — сказал он.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я думаю, это неправда. Я думаю, что президента Путина последний год очень интересуют международные отношения. Правда, в преломлении к газовым контрактам и энергетической политике.

О. ЖУРАВЛЕВА – Это экономика.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это не экономика. Это политика. Косово это политика. Хотя на самом деле российские бизнесмены пытаются сейчас наложить лапу и вполне справедливо на крупнейшие месторождения цинка в Косово. И поэтому они всячески подталкивают власть определиться с тем, с кем говорить, с Белградом или Приштиной. Путин интересуется внешней политикой, интересуется энергополитикой. Вот эти две темы, которые для него сейчас близки.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть он действительно серьезно собрался стать премьером. Все эти разговоры это все…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я не верю. Я не вижу. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что Конституция РФ и практика власти РФ такова, что даже сильный премьер, слабый президент приведет к тому, что сам пост президента начнет перетягивать на себя полномочия. Кто бы ни был, Медведев, Жириновский, Зюганов. Дмитрий Медведев конечно, скорее всего. И поэтому президенту надо искать некую внешнюю позицию, которую я вижу в создании, в конструкции единого государства России и Белоруссия, в следующей позиции: он президент союзного государства, избранный голосованием двух стран, Сергей Иванов – премьер-министр. А Александр Лукашенко – руководитель союзного парламента.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть идея союзного государства абсолютно реальна и это может быть стартом для совершенно новых…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Насколько я знаю, Владимир Путин провел 7 часов один на один с Александром Лукашенко. Надо понять степень неприятности Владимира Путина к Александру Григорьевичу Лукашенко. Личной неприязни. Сколько раз он его кидал, я имею в виду, Лукашенко кидал Путина. Сколько раз он обещал и не выполнял. Сколько раз обещания шли по газу и единой валюте и по системе безопасности по энергоресурсам. И Путин, насколько я знаю, к нему относится, мягко говоря, не блестяще. Что нужно сделать с человеком, чтобы он с таким партнером разговаривал 7 часов один на один, без помощников. Уже не скажу, без переводчиков. Это значит, шел торг, шла договоренность об их будущем, будущем Александра Лукашенко, и будущем Владимира Путина. Думаю, что эта договоренность, скорее всего, пока не завершилась, судя по всему, именно поэтому премьер запасной ход, но думаю, что переговоры будут продолжены и те полтора миллиарда кредита на небывалых условиях, которые получает Лукашенко, не Белоруссия, замечу я, а Лукашенко…

О. ЖУРАВЛЕВА – Лично.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Практически он лично распоряжается. Это такой аванс РФ президенту Лукашенко или если угодно отступные РФ Александру Лукашенко за то, чтобы он очистил площадку.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть у Лукашенко какое будущее в такой ситуации?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Одного из крупных чиновников союзного государства, дипломатический иммунитет.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть у нас есть шанс проснуться в другой стране.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я думаю, что на самом деле, по сути, произойдет следующее. Произойдет аншлюс Белоруссии в виде союзного государства, Белоруссия станет частью некого государства, которое на самом деле является РФ. Уровень 9-го округа. Но оформлено это будет как федерация или конфедерация двух равноправных стран. Так не будет, конечно.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть конфедерации не будет, а просто будет…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Будет реально включение Белоруссии и подтягивание Белоруссии к России. Будет единая валюта и валюта будет рубль. Недаром мы все время говорим о конвертируемости рубля. Будет единая оборона, и министром обороны Россия-Белоруссия будет Сердюков. Условно. Будет единый президент, и президент России-Белоруссии будет российский президент — нынешний Путин.

О. ЖУРАВЛЕВА – Так у нас уже будет новая Конституция.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это необязательно. Это надстройка сверху. Это вопрос оформления. Я говорю про суть.

О. ЖУРАВЛЕВА – Можно в принципе соотнести эти две Конституции и сделать какое-то союзное законодательство и все вопросы решить.

А. ВЕНЕДИКТОВ — По одному из вариантов конституционного акта из трех оставшихся вариантов на союзный уровень передаются вопросы безопасности, вопросы внешней политики, вопросы энергетики и вопросы бюджета. Два президента, Медведев и президент Белоруссии становятся де-юре вице-президентами при президенте союзного государства Путине Владимире Владимировиче. Его имя мы знаем. Я думаю, что этот вариант возможен. Я не знаю, чем закончились договоренности, судя по всему, они не закончились еще, но я думаю, что к этому будет стремиться Путин, стать первым лицом. Тем более в интервью журналу «Тайм», он же говорит: цель моей жизни, я работаю как раб на галерах для восстановления России. Я вас уверяю, что Владимир Путин восстановлением России считает, в том числе ее территориальное восстановление. Отсюда история с Абхазией, Приднестровьем. И с Белоруссией.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вопрос Косово. Косово это не только экономический вопрос. Это вопрос прецедента правового.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это не вопрос прецедента правового, с точки зрения международного права я думаю, что партнеры России в лице США и ЕС и Организации Исламской конфедерации, которая поддерживает независимость Косово, наши друзья, Индонезия, Малайзия, они это обойдут.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть это не станет прецедентом?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Думаю, что не станет. Это будет единичный факт. Если это произойдет.

О. ЖУРАВЛЕВА – Но тогда раз мы к этому пришли, может быть, несколько слов о том, что говорил Лавров, раз было взято интервью. Вы с ним говорили наверняка больше, чем те 19 минут, которые были в эфире. Может быть, что-то еще сказал Лавров такое…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Впрямую не сказал. А что сказал, не скажу.

О. ЖУРАВЛЕВА – Ну что можно сказать из приличного.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Что я понял, что по миру сейчас расставлены точки, где у нас противоречия с западными партнерами, под западными партнерами я называю США, ЕС и Японию. И мы всячески давим на эти больные точки, потому что логика внешней политики России сейчас заключается в том, что не нужно себя усиливать, а нужно ослаблять своих партнеров. В этом логика. Мы долгое время пытались быть такими представителями стран зла перед странами добра, стран добра перед странами зла. То есть быть посредником. Найти свое место в новой конструкции мировых отношений. Не удалось. Оказывается, что история нас ударила очень больно, история с Ливией. Когда мимо нас была проведена договоренность, амнистия ливийского лидера, и сейчас в Ливию активно заходят американцы, британцы, французы в первую очередь. То есть нас послали. Нам не нужно ваше посредничество. Надо будет, сами договоримся. И кстати пример Северной Кореи показывает, что это не совсем так. Но то, что российская дипломатия судорожно ищет свое место в системе международных отношений, и пока это место называется только «нет», как Громыко «мистер нет», вот это факт.

О. ЖУРАВЛЕВА – Тогда еще несколько вопросов от слушателей. История с Абхазией это не восстановление целостности, а наглая выходка, плевок в сторону Грузии.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это можно называть как угодно, это вопрос оценки. Кто-то считает, что это восстановление целостности. Кто-то, что это плевок в сторону Грузии. Я противник того, чтобы спекулировать историей. Объясню, почему. Нам очень часто говорят, что вот, это были в Косово истинно сербские территории, туда пришли албанцы позже. Я только хочу сказать, что албанцы в Косово раньше, чем русские пришли на Волгу. Я уж не говорю про Калининградскую область. И как только мы вводим исторический параметр, кто, когда слез с дерева, какая обезьяна, какой национальности, какой шерсти, мы тут же получаем обратно: ребята, а вы когда на Урал пришли. О чем вы тогда говорите. Вообще это великая чувашская река, татарская река. Великая мордовская река на самом деле. Поэтому эти аргументы не работают. История с Абхазией, Абхазия есть инструмент для РФ для давления на Южный Кавказ. Признание Абхазии означает потеря давления. Кстати, абхазы чего-то не стремятся в Россию, они хотят самостоятельности. Надо об этом помнить.

О. ЖУРАВЛЕВА – Они хотят именно там находиться.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Они хотят самостоятельности. И я хочу напомнить, что по всем, в том числе по нашим российским выкладкам большая часть населения довоенного Абхазии пока беженцы. Если в Косово это приблизительно 18-20%, что ужасно, безусловно, сербские, которые не могут вернуться. 20% максимум не могут вернуться в Косово. То в Абхазии это 60%. Большая часть населения. Поэтому говорить о волеизъявлении народа не приходится.

О. ЖУРАВЛЕВА – У наших слушателей тоже волеизъявление народа. Уже пишут: союзное государство Россия-Белоруссия это нонсенс.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Почему нонсенс? В чем?

О. ЖУРАВЛЕВА – Если президент Путин гипотетически пытается собрать обратно все земли…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Давайте разведем две темы. Даже три. Тема первая. Вы себе можете представить, что какие-то государства объединяются в союз.

О. ЖУРАВЛЕВА – Можем.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Почему объединение России и Белоруссии это нонсенс. Не нонсенс. Мы можем себе это представить. Дальше, мы представляем себе уровень экономики и финансовой силы одного и другого государства. Весь вопрос в форме объединения.

О. ЖУРАВЛЕВА – Есть форма европейского сообщества.

А. ВЕНЕДИКТОВ — А есть форма просто присоединения. Какая разница. По сути, российский президент Путин Владимир Владимирович должен стать главой государства или кто-то другой, вы мне объясните.

О. ЖУРАВЛЕВА – А зачем тогда нужен Лукашенко, чтобы Путин стал над ним начальником.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я думаю, что у Лукашенко сейчас очень тяжелая ситуация. Объясню, почему. С одной стороны существует эмбарго Западной Европы, оно экономическое.

О. ЖУРАВЛЕВА – Его никто не любит.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Оно экономическое. Население от этого ничего не получает. С другой стороны Россия, поднимая цены на газ, создала Лукашенко грандиозные проблемы. Реально. Про пенсии, мы уже, что Россия…

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть мы его давно давим в эту сторону.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Россия содержала белорусских пенсионеров. Это правда. С 1996 года. И то, что Путин говорил, вот сейчас поднимем, нет, стоп, 119, давайте оставим. То есть этот инструмент всегда присутствует. Белоруссия экономически сто процентов зависит от России. Точка. Я не говорю, находится на содержании. Она зависит от России. Я не вижу никаких причин, по которым эти государства сейчас экономически не стали бы сближаться. Но есть политические причины. Вторая история, которая связана с тем, что Владимир Путин хочет и останется первым лицом государства в мировых отношениях. Для этого нужно создать новое государство. Появились к объективным причинам субъективные причины.

О. ЖУРАВЛЕВА – Но с одной стороны, если он такой человек, который просто без власти жить не может…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Человек года.

О. ЖУРАВЛЕВА – Да, не может жить без власти и все такое.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот об этом пусть тебе ответит Эдуард Лимонов.

О. ЖУРАВЛЕВА – Обещанный ранее гость.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Который меняет меня. Я пытался всячески закрыть дырку.

О. ЖУРАВЛЕВА – И разогреть аудиторию

Э. ЛИМОНОВ – Добрый день. Я прошу прощения.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ничего, пробки в Москве.

Э. ЛИМОНОВ – И ребенка отвозил в травмпункт. И пока застрял.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я вас оставляю.

О. ЖУРАВЛЕВА – Спасибо большое Алексею Алексеевичу Венедиктову. Добрый вечер еще раз. Мы уж начали с некоторых новостей. Успели ли вы что-то услышать.

Э. ЛИМОНОВ – Что-то услышал в машине.

О. ЖУРАВЛЕВА – Владимир Путин стал человеком года по версии журнала «Тайм». Сделал довольно много интересных заявлений в этом интервью. Сообщил, например, о том, что радикальная оппозиция является инструментом влияния некоторых иностранных государств и специально провоцирует власти на жесткие меры.

Э. ЛИМОНОВ — Неправда.

О. ЖУРАВЛЕВА – Алексей Алексеевич тоже только что сказал, что это неправда.

Э. ЛИМОНОВ — Я не являюсь представителем иностранных государств, не встретил за последние лет 15 ни одного не официального или официального представителя какой-либо иностранной державы и если общался, то с иностранными корреспондентами и то в небольшом количестве. Поэтому это неправда, уж радикальнее меня, по-моему, трудно найти в оппозиции кого-либо.

О. ЖУРАВЛЕВА – Что да, то да. Вам пришло довольно много вопросов по Интернету». «Уважаемый. Эдуард Вениаминович, прочитала вашу статью в «Гранях. ру». Полностью с вами согласна: власть поощряет палачей. Вот и ваш соратник погиб. Вы верите, что им воздастся по заслугам?» – спрашивает Наталья

Э. ЛИМОНОВ — Я верю в конечное правосудие, безусловно. Я абсолютно не верю в независимость наших судебных органов, независимость правоохранительных органов. Я считаю, что они тотально зависимы от власти. И правосудие на сегодняшний день невозможно. Но вообще оно возможно и оно будет осуществлено.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть когда-то.

Э. ЛИМОНОВ — Что значит когда-то

О. ЖУРАВЛЕВА – Вы верите в светлое будущее…

Э. ЛИМОНОВ — Я ни во что не верю.

О. ЖУРАВЛЕВА – В вашей статье было сказано, что мы должны выйти из ада.

Э. ЛИМОНОВ — Я не в тех категориях работаю. Это не значит, что я верю или не верю. Я работаю для того, чтобы это правосудие осуществилось.

О. ЖУРАВЛЕВА – И вы будете продолжать работать.

Э. ЛИМОНОВ — Я буду продолжать это делать.

О. ЖУРАВЛЕВА – Еще одна из тем сегодняшнего дня. Владимир Буковский не может принять участие в президентских выборах. Много вопросов по этому поводу. Было известно заранее, что у нас в законе двойное гражданство не предусматривает выдвижение на президентский пост.

Э. ЛИМОНОВ — Ради такого случая Владимир Буковский мог бы, наверное, поступиться своим иным гражданством. Ну, если его намерения серьезные стать первым лицом в государстве, то я думаю, никаких тут не должно быть побочных интересов.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вот вопрос о намерениях: «Какова истинная цель была у этих господ?» — спрашивает Олег.

Э. ЛИМОНОВ — У каких господ?

О. ЖУРАВЛЕВА – У тех людей, которые выдвигают свои кандидатуры, даже предполагая, не надеясь, что их в принципе рассмотрят.

Э. ЛИМОНОВ — Я счастлив заявить, что я не один из этих господ, и свою кандидатуру не выдвигал. И по множеству причин. Но если люди считают нужным, то они имеют право согласно российской Конституции. Другое дело, что есть ли у них сторонники, и насколько их много. И насколько подобное выдвижение является реальным актом, либо это просто для того, чтобы увеличить себе количество очков. Я, например, не верю в то, что Борис Немцов может при каких-то обстоятельствах или при любой погоде победить на президентских выборах.

О. ЖУРАВЛЕВА – А у вас много сторонников?

Э. ЛИМОНОВ — У меня много сторонников.

О. ЖУРАВЛЕВА – Их достаточно для того, чтобы какие-то совершать достаточно значительные выдвижения в российской политике.

Э. ЛИМОНОВ — У меня нет амбиций президентских совершенно.

О. ЖУРАВЛЕВА – Я в этой ситуации не о том, чтобы выдвинуться в президенты, а о том, чтобы влиять реально на политику.

Э. ЛИМОНОВ — Влиять реально на политику, безусловно, возможно, при ситуации свободных выборов. Вот почему собственно власть боится, почему она не зарегистрировала Национал-большевистскую партию, председателем которой я долгие годы был до запрещения. И почему она продолжает и физически уничтожать национал-большевиков, потому что она знает, что у нас сторонники и сочувствие народное и дружелюбие к нам очень велико. В свое время администрация президента по нашим данным делала постоянные опросы, заказывала, настоящие опросы тревожат администрацию президента чрезвычайно. Дела обстоят не так красиво, как получающий деньги от государства ВЦИОМ нам показывал. Вы помните, недавно были обличительные материалы по поводу ВЦИОМа опубликованы. Поэтому власть знает, как обстоят дела на самом деле. Поэтому если вы видите, кого-то власть репрессирует больше, это наверняка действительно те, кто имеет влияние в обществе.

О. ЖУРАВЛЕВА – Понятно. К вопросу о выборах, было несколько вопросов, за кого вы голосовали на прошедших выборах.

Э. ЛИМОНОВ — Мы вместе с Гарри Каспаровым голосовали на его участке, я взял открепление на своем участке тоже, в Центральном избирательном округе и мы в присутствии журналистов зачеркнули все партии и написали внизу «Другая Россия». Мы голосовали за свою политическую коалицию и это будет отнесено к категории испорченных бюллетеней. По нашим данным опроса, которые мы проводили до выборов 18 и 20 ноября, 1200 человек было опрошено, собирались голосовать против всех или за «Другую Россию» 22% избирателей. За «Единую Россию» 36%. Все остальные данные, кстати, почти совпадают с официальными данными по результатам выборов. Так что удивительно, куда делись 22,21 для точности процентов, на этот вопрос я думаю, будут в свое время отвечать устроители сегодняшних выборов перед трибуналом уже.

О. ЖУРАВЛЕВА – Если можно еще один короткий вопрос. Как вы будете действовать на предстоящих президентских выборах? Точно также протестовать против всех или все-таки за кого-то?

Э. ЛИМОНОВ — Мы не протестовали, мы хотели определить количество наших сторонников. Путем подсчета так называемых категорий испорченных бюллетеней мы хотели определить, сколько этих людей и сама эта цифра должна была выглядеть впечатляюще. Что касается президентских выборов, я считаю, что это уравнение со многими неизвестными. Здесь настолько еще более широко, чем на парламентских выборах развязаны руки у тех, кто эти выборы устраивает, то есть…

О. ЖУРАВЛЕВА – У вас есть какие-то сомнения в исходе выборов?

Э. ЛИМОНОВ — Сомнений нет. Безусловно, они будут решены в пользу партии власти. То есть у нас и на парламентских и на президентских выборах можно наблюдать одно и то же: на первом этапе устраняются все конкуренты дееспособные, устраняются партии дееспособные, лидеры дееспособные. В избирательный бюллетень, как правило, включают абсолютно не дееспособных людей и не имеющих влияние. Если они конкуренты партии власти. И таким образом, победа заранее предрешена еще до начала действа.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть, грубо говоря, можно было предположить по тому, что если партия попала в бюллетень, значит, она не набирает…

Э. ЛИМОНОВ — Я сравнил парламентские выборы с выборами в зоне, когда выбирать надо только из офицеров охраны. И сами выборы тоже контролируются. Я в свое время в Саратовской тюрьме расписался за бюллетень, должны были быть выборы, и бюллетеня этого я не увидел. Поэтому…

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть там специально обученные люди крестики ставят.

Э. ЛИМОНОВ — Можете представить себе, сколько уже, какое количество людей у нас не голосует, а за них кто-то голосует. Но это выборы в лагере строгого режима. Вот что у нас будет и 8 марта. Простите, 2 марта.

О. ЖУРАВЛЕВА – 8 марта будет женский день. А 2 марта будет день президентских выборов.

Э. ЛИМОНОВ — 8 марта не столь зловещая дата.

О. ЖУРАВЛЕВА – Я хотела бы обратиться к вопросам, которые касаются ваших сторонников и так далее. Спрашивает Владимир: неужели вы верите в национал-большевистские идеи, я восхищаюсь смелостью вашей молодежи, но мне глубоко чужды ваши взгляды, эмблемы партии. Еще один вопрос на ту же тему: в стране, где случился Великий Октябрь, национал-большевиков будут бояться еще несколько столетий, причем не только власти, но и подавляющее число населения, — считает Елена.

Э. ЛИМОНОВ — Мы говорим о партии, которая запрещена. И объявлена экстремистской. Поэтому тут надо говорить осторожно. Можно говорить о моих сторонниках, которые работают в коалиции «Другая Россия» и на сегодняшний день мы вместе с тем же Каспаровым и с рядом других политиков хотим добиться осуществления в нашей стране свободных выборов. Именно чтобы в этих выборах участвовали все реально существующие политические партии. После этого мы хотели бы, чтобы в нашей стране был многопартийный парламент. Вот об этом нужно сегодня говорить, а не возвращаться к какой-то…

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть этот этап для вас уже пройденный.

Э. ЛИМОНОВ — …к какой-то символике и тратить драгоценное время на дискутирование различных идеологических нюансов. Я хочу только сказать, что под той символикой, которая у партии официально существовала, через партию в нее пришли десятки тысяч людей. Многие из них отсидели в тюрьмах. Поэтому говорить о том, что кому-то не близка какая-то символика или какая-то идеология, не приходится. Наша страна, сегодня в ней сосуществует огромное количество различных политических верований и идеологий. Поэтому не будем спорить, какое из них влиятельнее. И мое мнение, что либерализм, например, на время себя дискредитировал. И, прежде всего, гайдаровской шоковой терапией, тем, что 70 млн. вкладчиков потеряли свои вклады. Это куда более серьезная чем какая бы то ни было символика. Я не верю в то, что в ближайшие 10-15 лет наш народ отдаст голоса за либерального деятеля. Это дважды два четыре, это простые политические эмоции.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вот некоторые слушатели много говорят о молодежи, потому что ваши сторонники, очень много яркой молодежи рисковой и так далее, может быть, какие-то скажем так, особенности чисто внешние привлекали именно молодежь к вам и многие вас упрекают в том, что молодежь вроде бы подставляете под опасности.

Э. ЛИМОНОВ — Упрекают противники, прежде всего. Упрекает Кремль, партия власти. Потому что конечно, им приходится иметь дело с целой большой группой людей, решительных, не боящихся, по меньшей мере, тюрьмы и конечно, это тяжело. И надо таких людей дискредитировать и трудно оправдывать их подвиги.

О. ЖУРАВЛЕВА – Но молодежь всегда тянется к такому.

Э. ЛИМОНОВ — Поэтому надо их дискредитировать. А что собственно я предложил людям. Судьбу, смысл жизни, и смысл жизни коротко, может быть, сформулирован здесь как смысл жизни в борьбе за свои права. И это людям понравилось. На фоне той роли, которую молодежь играла в так называемых старых политических партиях, подносила, воду газированную открывала, бегала, снимала копии с ксерокса…

О. ЖУРАВЛЕВА – Собиралась с плакатами.

Э. ЛИМОНОВ — То запрещенная ныне национал-большевистская партия предложила этим юношам настоящую судьбу, настоящие лишения, настоящие страдания во имя высокой цели. Это людей ведет. Пусть не лгут сегодняшние наши якобы идеологи о том, что все у нас объясняется экономикой, экономика далеко не все объясняет. Экономика не влияет на базовые инстинкты человека, на его гордость, на его желание героизма, на желание участвовать в большом деле и так далее.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вопрос от Наташи: «Эдуард, вы единственный писатель с мировым именем, кто знает ситуацию досконально, находится внутри ее. Вы собираетесь писать книгу о нашем смутном времени, чтобы потомки понимали, почему мы боролись против «человека года»».

Э. ЛИМОНОВ — Знаете, «человек года» как таковой меня мало интересует. Я не считаю…

О. ЖУРАВЛЕВА – Тут была высказана версия, что журналу «Тайм» просто заплатили. Они, наверное, жутко обидятся на это.

Э. ЛИМОНОВ — Скажу, что я склоняюсь к тому, чтобы верить, что олимпийские игры мы купили, зимние. И журнал «Тайм» тоже не бог весть что.

О. ЖУРАВЛЕВА – Но с другой стороны, если весь год говорили о Путине, он действительно «человек года».

Э. ЛИМОНОВ — Они тоже деньги любят. Возможно, да, в свое время на обложке журнала «Тайм» был и Гитлер кажется в 1936 году. Был Сталин. Если исходить из этой точки зрения, почему бы и нет.

О. ЖУРАВЛЕВА – Конечно, человек, который нам создавал новости практически во всех странах.

Э. ЛИМОНОВ — Я смотрю на это как на неизбежную нелепость жизни.

О. ЖУРАВЛЕВА – Елена Владимировна пишет: «Тяжелая очень ситуация, когда мы потеряли свои вклады. Но Гайдар спас нас в свое время от голода. Это тоже надо помнить. Но если национал-большевики, — условно, закавычили, нет такой партии, — то мы потеряем все, включая и жизни, если придут к власти люди с такими не скажу экстремистскими, но экстремальными представлениями о том, что, как нужно делать».

Э. ЛИМОНОВ — На сегодняшний день те, кого называли национал-большевиками, называют нацболами они не пролили и капли крови. Это надо помнить. Нас между тем репрессировали и убивали. Вот только что 13 декабря мы похоронили Юрия Червочкина.

О. ЖУРАВЛЕВА – Очень много по этому поводу соболезнований.

Э. ЛИМОНОВ — Но ведь это не единственная наша жертва. Я могу назвать 9 фамилий, которые, на мой взгляд, являются абсолютно впрямую жертвами, кто был убит. Среди них есть, одного товарища выбросили из окна, трое погибли под поездом и так далее. То есть на самом деле это не первая, к сожалению, смерть среди нас. Поэтому пусть не боится эта женщина, Гайдар говорит неправду, когда он говорит, что он спас. Это ему хочется видеть историю в таком виде.

О. ЖУРАВЛЕВА – Я не знаю, говорит ли об этом Гайдар, это Елена Владимировна так трактует. К вопросу о том, кто должен объединиться, кто реально действует. Спрашивает Кузьмич из Перми: «Ваше отношение к Рыжкову. Не можете ли вы объединить с ним платформы»?

Э. ЛИМОНОВ — Люди немножко не понимают того, что объединяться надо силам, а не личностям.

О. ЖУРАВЛЕВА – Но ведь каждая личность за собой кого-то ведет. Как вы, например.

Э. ЛИМОНОВ — У нас может быть 52 свадебных генерала, но их будет всего 52. Речь идет о том, что объединялись организации реально действующие. Ну что Володя Рыжков отличный человек, все правильно.

О. ЖУРАВЛЕВА – Его тоже запретили все-таки.

Э. ЛИМОНОВ — Но я сомневаюсь, что он может придти с большим, чем 10 человек количеством людей. Понимаете, нужны организации. Вот когда говорят, объединяетесь, давайте объединяться. Вот мы объединились с «Объединенным гражданским фронтом» Каспарова. Была какая-то, я надеюсь, она развивается организация у Касьянова. Нужны организации, а не свадебные генералы. Времена вот этих (неразборчиво) наемных с громкими именами, которые расхаживали от партии к партии, и в них была нужда, они прошли, к сожалению. Или к счастью. В любом случае прошли.

О. ЖУРАВЛЕВА – Я прошу прощения, к сожалению, заканчивается наше эфирное время. Я очень благодарна Эдуарду Лимонову за этот эфир. К сожалению, такой короткий.

Э. ЛИМОНОВ — Простите, что опоздал не по своей вине.

О. ЖУРАВЛЕВА – Все понятно. Это программа «Особое мнение». Всего доброго.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире