'Вопросы к интервью
И.МЕРКУЛОВА: 17.07 в  Москве, в студии Ирина Меркулова, сегодня у нас экстренная замена произошла – я буду замещать Оксану Пашину. Гостя нашего приветствую – это журналист Олег Попцов. Добрый день, Олег Максимович.

О.ПОПЦОВ: Добрый день.

И.МЕРКУЛОВА: Напомню средства связи с нами — СМС— 970-45-45, во второй части мы  подключим наш эфирный телефон — 363-36-59. Начнем с темы, которая сегодня взволновала многих, тема московская, но  кто знает — коренных москвичей, которые на протяжении многих лет стоят в очереди на получение муниципального жилья, а также жильцов ветхих домов и пятиэтажек, идущих под снос, могут переселить за пределы МКАД. Как утверждает издание «РБК-Дейли», такой вариант выбрали столичные чиновники и для этих целей уже выкуплено какое-то количество жилья. Как вам кажется, это законная ситуация? И как вы  к этому относитесь.

О.ПОПЦОВ: думаю, что это вынужденная ситуация. В Москве не хватает место – это совершенно очевидно, и вопрос для людей, которых будут переселять — имеются в  виду пятиэтажки – он может возникнуть. Как вы помните, там оговорено  — либо вы соглашаетесь и переезжаете сразу в новые квартиры, либо вы ждете до  бесконечности. А всякая вынужденная мера не может быть идеальной.

И.МЕРКУЛОВА: Согласие людей спросить нужно?

О.ПОПЦОВ: Бесспорно. Согласие людей нам нужно спросить, полагаю, что Москва будет спрашивать, но то, что это создаст конфликтную ситуацию, это совершенно очевидно. В этом и есть не идеальность вынужденного решения.

И.МЕРКУЛОВА: Мы общались с людьми на эту тему в  дневном «развороте», нам позвонили несколько человек, как раз тех, кто стоит в очереди на жилье, либо у кого дома будут сносить – все до  одного категорически отказались уезжать из Москвы.

О.ПОПЦОВ: Я сказал и  про второй момент, который очень важен – мы  Москву в результате этого делаем другим городом. Если выезжают коренные москвичи, но не выезжают приехавшие сюда сверхбогатые люди, в том числе, из наших бывших республик, то это ставит москвичей в очень трудное положение. И, безусловно, это создаст дискомфорт в работе власти в Москве. Безусловно, это будет использоваться недоброжелателями власти, это будут провоцироваться всякие возмущения. Но я еще раз говорю — это вынужденное решение. А  вынужденное решение не бывает идеальным.

И.МЕРКУЛОВА: Но  ведь на месте сносимых домов возводится какое-то жилье – это коммерческое жилье?

О.ПОПЦОВ: думаю, что на  месте этих домов будет возводиться такое же социальное жилье – мне трудно сказать, надо иметь Генплан Москвы, но на это нужно время. Мы будем иметь момент, когда строительство будет не успевать за сносом. И для того, чтобы не было конфликтности, власть предлагает один из таких вариантов решений. Думаю, что московская Мэрия будет еще возвращаться к этому вопросу и  корректировать его.

И.МЕРКУЛОВА: Если это способ предотвратить конфликт – на мой взгляд, не совсем удачный способ.

О.ПОПЦОВ: Возникает вопрос — либо вы  стоите в очереди до бесконечности…

И.МЕРКУЛОВА: А многие согласны.

О.ПОПЦОВ: Подождите, нет, это не так. Часть людей, и я сейчас не помню, какой процент, согласны на этот вариант — они получают жилье немедленно. Либо вы стоите до нескончаемости, и у вас нет никой перспективы. Естественно, кто-то возьмет, а кто-то будет возражать. И руководство Мэрии должно понимать это.

И.МЕРКУЛОВА: Ирина пишет, что в  Москве достаточно места, только  его занимают бесконечные коммерческие здания, офисные и всякие торговые предприятия.

О.ПОПЦОВ: думаю, что это тема для обсуждения с городскими властями. В конце концов думаю, что станет вопрос и  перепрофилирования каких-то зданий.

И.МЕРКУЛОВА: Вряд ли  возможно перепрофилировать их  в жилые дома.

О.ПОПЦОВ: И  поэтому, вероятно, надо будет искать компромиссный вариант.

И.МЕРКУЛОВА: В  прессе даже уже появились сообщения, что не рассматриваются варианты переселения людей из Москвы в  какие-то другие районы центра России — Калужская область, в  частности, называлась – может быть, дойдет и  до этого со временем?

О.ПОПЦОВ: ну, мне трудно сказать. Вообще хотел бы заметить, что одна из проблем Москвы — что Москва и Питер два единственных города. Очень важно, чтобы каждый город в  центре области становился компонентом столицы, и чтобы туда желали ехать. Чтобы там были все услуги, все коммуникации. Если вы возьмете любой город Франции – Лион ли, Марсель ли…

И.МЕРКУЛОВА: Там везде хорошо.

О.ПОПЦОВ: Нет, такого различия между столицей и  провинцией, как в России, нет нигде. Поэтому очень важно поднимать провинцию – чтобы человек не  чувствовал уязвимость, если он  уезжает из Питера в Вологду или Петрозаводск – чтобы ему было там достаточно комфортно, и  он, конечно же, имел достойную работу.

И.МЕРКУЛОВА: Илья спрашивает — «Вы сами согласны переехать – в Клин, например?»

О.ПОПЦОВ: Если вопрос встанет, буду думать. Но  я в данном случае не живу в доме, который предполагается на снос.

И.МЕРКУЛОВА: Вам повезло.

О.ПОПЦОВ: Хотя мы все ходим под богом, и все может быть.

И.МЕРКУЛОВА: Сейчас очень много говорят о так называемом «Сочинском законе», точнее, о возможных последствиях, — что может быть, когда земли будут изымать – как происходит в  Сочи – под строительство олимпийских объектов. И очень много опасений, что это распространится на всю Россию, и уже никого не будут спрашивать, хотите вы ехать, или не хотите – эта земля нужна, и здесь будет строиться то, что нужно властям.

О.ПОПЦОВ: думаю, что в этом случае народ, который принято называть обществом, избирателями, должен вспомнить о своих правах. И спокойно, с выдержкой, делать все, чтобы их отстоять. Потому что есть нормы Конституции, и нормы Конституции не могут перечеркиваться. Недопустимо, чтобы жизнь в стране определяла настроения энного, или даже нескольких чиновников. Настроение жизни в стране определяет состояние народа, общества, и очень важно, чтобы чиновники об этом помнили. И если они хотят перенести ситуацию с  Сочи – это вызовет колоссальную социальную напряженность.

И.МЕРКУЛОВА: Но искушение велико – согласитесь.

О.ПОПЦОВ: Господи, когда у коррумпированного чиновника не было искушения стать еще более богатым? О  чем вы говорите? Это было всегда, и это будет. Если мы это не остановим  — есть такая фраза – народ достоин власти, которую он избрал. Вот это очень важно. И сейчас, перед выборами президента, мы  все должны это помнить, и очень важно, что это хорошо, что человек, который занимается социальными проектами, который должен эту проблему знать от  и до, претендует на роль президента. Это хорошо. Справится он с этим — это второй вопрос.

И.МЕРКУЛОВА: А хорошо, что его назначили новым президентом? По-моему, ни у кого не вызывает сомнения, что Д.Медведева изберут 2 марта.

О.ПОПЦОВ: Я не в восторге от  концепции преемника. Это, в принципе, монархическая концепция – наследник. Там не может быть  — царь назвал — вперед.

И.МЕРКУЛОВА: Может быть, ничего плохого в этом нет, но  когда возникает предопределенность, возникают вопросы.

О.ПОПЦОВ: Правда, в свое время с Борисом Годуновым было несколько по-другому – мы все знаем, чем это все кончилось. Но  детали. Нет. Тем не менее, президент вправе назвать фигуру. И если президент чего-то достиг, это естественное его желание, чтобы эти достижения сохранились, абсолютно. И  тот неформатный ход, когда президент возглавил список одной из партий, и чрезвычайно взорвал общепринятые нормы выборов – ну, он шел на это сознательно, ему нужна плотная структура, которая сделает все, чтобы сохранить ту политику, которую, хотим мы не хотим, кому-то нравится, или не нравится – мы признаем, что она имеет свой позитив и она, безусловно, усилила движение страны вперед – это факт. Другой вопрос, — в результате чего, по какой причине – это второй вопрос, — там нефтяные доллары – это второй вопрос. Но то. Что положение в стране стало кратно более стабильным, чем в  90-е гг., это ни у кого не вызывает сомнения. Но у русского человека есть одна черта очень странная, и она была  — когда мы говорим — ну, как вы живете? – да ничего. Главное – чтобы войны не было. И  вот эта терпимость русского человека – главное, чтобы была стабильность. Потому что он настолько надорвался в 90-х гг., настолько был на нерве в  этом противоборстве парламента с  президентом, он пережил два путча и одну войну – этот народ. Для десяти лет это очень большая нагрузка. И он хотел бы, чтобы когда-то ситуация успокоилась. Но всякая стабильность может привести к стагнации. Об этом предупреждал и сам президент – он прекрасно понимает. И важно, чтобы этого не произошло, важно, чтобы страна была рассчитана на рывок. И очень важно, чтобы каждый человек – бедный ли, средних слоев, богатый ли, прекрасно понимал, какая моя роль, что я могу сделать для этого рывка страны. Тогда это будет совершенно другое национальное сознание. Нельзя народ дебилизировать. Потому что дебил не даст ни удвоения, ни  утроения ВВП. Дебил не сделает нана-технологий.

И.МЕРКУЛОВА: Почему? Хорошая рабочая лошадка – не думает, работает, и ничего не требует.

О.ПОПЦОВ: Должен вас расстроить – для того, чтобы сделать рывок, должен быть интеллектуальный прорыв, носителем интеллекта дебил не является. И вот поэтому любая реформа – админстраитвная, МВД, судопроизводства – она требует интеллектуального ресурса, иначе она превращается в то, во что она превращается. Мы говорим — хотели как лучше, появилось как всегда.

И.МЕРКУЛОВА: Хорошо, объясните, откуда у нас возьмется интеллектуальный ресурс, на кого вы  возлагаете надежды в этом смысле?

О.ПОПЦОВ: Я  возлагаю надежды, во-первых, на систему образования – самое выгодное вложение капитала — это образование и наука — самое выгодное. Да, это долгосрочное вложение капитала, но это обеспечивает развитие страны. Если мы этого не поймем, если будет вкладывать в эти сферы по остаточному принципу, у нас просто…

И.МЕРКУЛОВА: Но ведь сейчас так и происходит.

О.ПОПЦОВ: Нет, сейчас меняется. Но такая проблема есть. У нас исход интеллекта из  России  — он  несопоставим, — простите меня, с  17-м годом – там трех кораблей хватило, а сейчас одна диаспора русских ученых в Нью-Йорке составляет 100 тысяч.

И.МЕРКУЛОВА: А утечка мозгов продолжается?

О.ПОПЦОВ: думаю, что да, она продолжается, и более того – понимаете, интеллект это состояние некоего неудобства. Потому что человек, обладающий знаниями, это человек с претензией.

И.МЕРКУЛОВА: Им труднее управлять

О.ПОПЦОВ: Совершенно правильно. Но именно эти люди помогут мудрой власти сделать прорыв. Опираясь на них можно сделать прорыв. Как говорится — «мало думаем, много пьем». Чего вы хотите, это приговор самим себе тогда. Поэтому не случайно сейчас в ускоренном режиме президент встречается с учеными, с  интеллектуалами, по-новому пошли встречи с бизнесом. Потому что Россия – страна крайностей. Сказали – госмонополия, — все — государственный капитализм. Теперь надо отрабатывать назад, и президент говорит – нет, не государственный капитализм. Тогда теперь надо объяснить, какой это капитализм. Появился Шварцман со своими раскрытыми картами – все схватились за голову – так что, оказывается, идет скрытая деприватизация? Сейчас мы начинаем объяснять – это не совсем так, хотя мы  понимаем, что это так. И должен сказать, что на определенном этапе, и  Владимир Владимирович – он  столкнулся с  этим условием, которое поставил перед ним президент – бывший – ни в коем случае не пересматривать итоги приватизации. Эта идея исходила от Б.А.Березовского, это он внушал Борису Николаевичу. Понимаете? И все табу. А когда мы сейчас боремся с  коррупцией, мы должны понять, где основы. Основы в абсурдно, преступно проведенной приватизации – понимаете? И если в двух своих первых посланиях Владимир Владимирович говорил о борьбе с коррупцией, потом эта тема как бы ушла, и Путина убедили, что бороться с  коррупцией бесполезно. И  я всегда вспоминаю и повторяю удивительные слова Дворковича: если вы хотите — народ заинтересован в коррупции, поэтому хотя бы  при помощи ее можно что-то решить, а иначе вообще все встанет. Так вот я хочу сказать, что это прекрасно, что молодой Дворкович так считает, но  это глубокая ошибка. И  почему коррупция приостановилась? Потому что произошла скрыта деприватизация. И сменились владельцы. И  там среди них оказались «свои»  — вот о  чем идет речь. Это серьезный процесс. Потому что, как говорится,  — Питер не стоял, а  Питер наступал, — учитывая то, что президент из Питера..

И.МЕРКУЛОВА: Говорят, что все более или менее крупные приватизационные сделки в тот период заключались с нарушениям и — потому что законы были такие.

О.ПОПЦОВ: Я скажу, почему. Потому что сначала был процесс, а  потом закон.

И.МЕРКУЛОВА: Так к  чему приведет реприватизация?

О.ПОПЦОВ: Я считал и  считаю, — но, к сожалению, этого не было сделано — что когда Владимир Владимирович пришел к  власти, он должен был провести ревизию того, что он  получил.

И.МЕРКУЛОВА: Какая-то непосильная задача.

О.ПОПЦОВ: да, это трудно. И  сделать ревизию приватизации – просто ревизию. Не надо делать заново, но проверить, что законно, а что незаконно. И  исходя из этого сделать план действий. Ведь почему за рубежом это никого не беспокоит, почему Тэтчер пришла – они проводят национализацию. Но они же не берут ее в госсобственность. На какое-то время берется объект, который работает неблагополучно в  силу приватизации, снова устраивается тендер, и  передается более успешному собственнику. И  да, это процесс сложный. В России, где не фрагменты, а массовое явление бандитского капитализма, бандитский капитализм взял власть, это очень трудно. Потому что это еще касается физической безопасности людей, которые пытаются за это взяться.

И.МЕРКУЛОВА: Виктор из Санкт-Петербурга вам возражает. «Вы говорите о том, что Путин назначил преемником Медведева, чтобы продолжить его курс, а  Виктор пишет, что «народ должен решать, сохранять после президента какие-то вещи, или нет. Поэтому никакой преемник не оправдывает сове назначение»

О.ПОПЦОВ: Президент назвал преемника, но  избирать его будет народ. Дорогой Виктор, вы придете на выборы и выскажете свое мнение по этому поводу, если вас это не устраивает, значит, вы проголосуете против.

И.МЕРКУЛОВА: У вас лично есть сомнения, что Медведева не изберут на этих выборах?

О.ПОПЦОВ: У меня сомнений нет, потому что будет задействован максимальный административный ресурс  — совершенно ясно. Потому что…

И.МЕРКУЛОВА: Тогда о какой свободе выбора можно говорить в этой ситуации?

О.ПОПЦОВ: Подождите. Потому что его фамилию назвал человек, который только  сейчас, возглавив список «Единой России» показал факт своей популярности и ресурс своей популярности, и «Единой России» не надо так думать, что она победила, победил Путин плюс административный ресурс. Если бы вычесть эти две составляющих, «Единая Россия» взяла бы больше, но это было бы где-то 25-28%. Не больше. Вот, что есть. Поэтому надо смотреть всегда реально на эти вещи. Но я могу сказать, что я не сомневался, что победит «Единая Россия», тем более, если бы у нее был административный ресурс и наличие того, что она имеет, объективно говоря, большую популярность, чем другие партии, даже без Путина они бы вышли на 45 – наверное, вышли бы — с административным ресурсом. Но  случилось то, что случилось. И понимаете, у  нас всегда действует фрагмент страха. Что делали младореформаторы? Они тоже использовали фрагмент страха, они говорили – быстрее, надо провести приватизацию, чтобы народ не  опомнился, чтобы не вернулись коммунисты – быстрее. Коммунисты никогда не могли вернуться. Коммунисты сами отдали власть, никто ее не завоевывал. Ее подобрали все. Но для того, чтобы выполнить свои задачи и отстоять свои интересы, младореформаторы использовали этот момент страха. Мне не нравится, что мы все время к этому моменту страха возвращаемся. Теперь мы говорим, что правые являются какой-то опасностью.

И.МЕРКУЛОВА: А  кто это «мы»? Кто говорит?

О.ПОПЦОВ: Нет, это кто-то пытается убедить нас. И поэтому я говорю – нет, первые не являются опасностью. Но все, эра солнца села, закатилась. Состоялся закат. И  компонент правых перехватила «Единая Россия» — там есть достаточный фрагмент правых, определенный крупным бизнесом и так далее. То есть, это произошло. Теперь весь либерализм может появиться в новой форме, и единственно возможный вариант, я  считаю, и это правильный вариант, интересный, и я его сторонник – это социал-демократический вариант. Социал-демократический вариант он необходим России, и это позволит уравновесить состояние общества. Потому что ну, хорошо, вы  взяли, и, условно говоря. Придушили. Но это никуда не ушло, это ушло внутрь, и это будет вызревать внутри как протест. И если мы хотим, чтобы была стабильность в обществе, демократия в  умении не права большинства подавлять меньшинство, а умение большинства прислушиваться к меньшинству. Тем более, что очень часто то, что говорит меньшинство, бывает гораздо более верно, чем собранное в толпу большинство – с  фрагментами, с розданными майками, под выступление рок-групп.

И.МЕРКУЛОВА: Олег Попцов, тележурналист, в эфире программы «Особое мнение». Мы продолжим после новостей и рекламы.

НОВОСТИ

И.МЕРКУЛОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение», сегодня в  гостях журналист Олег Попцов, мы остановились на текущем политическом моменте – как вы относитесь к  идее создания новой демократической партии в  России – как сегодня говорили – на основе СПС, например – с чистого листа. Я понимаю, что вы  за социал-демократию.

О.ПОПЦОВ: Это будет очень трудно. Я  в  90-е гг. был в центре событий, участником, наверное, в какой-то степени и организатором событий. И это же не значит, что все развивалось так, и не было людей, которые не соглашались и не предупреждали младореформаторов, что они совершают одну ошибку за другой. Но Маркс в свое время сказал, что даже  запах власти пьянит. И вот это желание обладать властью, что у  тебя появился шанс быть властью, ни  в коем случае не выпускать ее.

И.МЕРКУЛОВА: То есть, никто своими амбициям инее поступится, вы считаете?

О.ПОПЦОВ: никто. Да вы что? О  чем вы говорите? Это же смешно говорить, и когда мы  призывали младореформаторов быть самокритичнее, они отвечали — это говорили не раз: — мы не можем, — это говорил и  Гайдар, — потому что они, коммунисты, подумают, что мы слабы. И тогда мы говорили – я  им объяснял, что такое энергия покаяния в  России, никто не хотел ничего слушать. Я  вспоминаю, как мы, Геннадий Бурбулис, Михаил Полторанин, я, собрали младореформаторов и  их учителей – тех самых, г-на Абалкина, Аганбегяна, — четыре часа шел разговор. Ни о чем не договорились. И  младореформаторы сказали – ну, вы поправили, и хватит. А  теперь не учите нас жить, — все. А это было. То есть, попытка объяснить, какие ошибки делаются, так нельзя, надо смотреть. Но, к сожалению… Должен сказать, что вот этот момент, который меня тоже беспокоит – страна пережила несколько. У нас была одно время великовозрастная власть, когда один из членов Политбюро сказал, что 73 года – это расцвет. Конечно, это абсурд, но тем не менее. В  России мудрая власть была в  очень большой цене. А мудрость дается определенным возрастом. Не надо делать власть мальчиков и не надо делать властью стариков.

И.МЕРКУЛОВА: Главное не передержать.



О.ПОПЦОВ: Совершенно правильно. Потому что мы говорил, что солидарность стариков тормозит страну, но я вам должен сказать, что тоталитарность стариков ничем не  отличается от  солидарности молодых. У одних есть опыт, но  нет динамизма, у  других есть динамизм, но нет знаний жизни. Поэтому нужна суммация. И  я считаю, что появление такого человека, как зубков, было очень правомерно. Это хорошо. Это необходимо такие вещи делать.

И.МЕРКУЛОВА: Но  на какое короткое время.

О.ПОПЦОВ: Вот это уже второй вопрос. Мы хотели как лучше, делаем, как всегда Конечно, это абсурд.

И.МЕРКУЛОВА: Скажите, нынешняя власть – она мудрая?

О.ПОПЦОВ: ну, я бы не рискнул так утверждать. Конечно, нет.

И.МЕРКУЛОВА: А почему такая нетерпимость к любому проявлению оппозиции? К малейшему проявлению?

О.ПОПЦОВ: всякая власть, как только она появляется – всякая, во всех странах – думает о том, кто будет ее свергать – условно, слово «свергать» беру в кавычки. Кто будет претендовать на эту власть. И начинает вырабатывать концепцию борьбы с тем противодействием. Думаю, что сейчас – вы понимаете, мы  уже даже боимся конструктивной оппозиции – это абсурд. Потому что наличие оппозиции это фильтр, который не позволяет делать ошибки. Другое дело — вы понимаете — почему такой страх? Да потому, что мы пережили 90-е гг., потому что мы пережили сплошной бардак. И теперь есть козырь – вы хотите, чтобы повторилось то? Все говорят – нет, ни в каком случае. – Тогда слушай нас. Вот и все. А среднего нет. Никогда не выигрывает максимум, никогда не выигрывает минимум, всегда выигрывает оптимум, то есть, где вы учитываете максимум и  учитываете возможность минимума, и именно оптимальная формула развития самая продуктивная. А оптимальная формула развития с  наличием конструктивной оппозиции, которая обязательно должна быть – без нее развитие просто остановится. Ведь какая проблема у  Медведева? Самое главное – перед ним будет стоять как тень несамостоятельность. Ему надо доказывать свою несамостоятельность, это очень непросто.

И.МЕРКУЛОВА: Доказывать несамостоятельность, или самостоятельность?

О.ПОПЦОВ: Доказывать самостоятельность. Это очень непросто.

И.МЕРКУЛОВА: А  он способен на это?

О.ПОПЦОВ: А если ты предлагаешь в качестве премьера Путина, то это первый симптом – ну, мы же говорили, что он несамостоятельный.

И.МЕРКУЛОВА: Патриарх Алексий говорит, что совершенно бескорыстный человек Владимир Владимирович, и он, кстати, благословил сегодня эту пару.

О.ПОПЦОВ: Я прекрасно понимаю, но  очень важно, вот птенца ставит птица на сук и ждет, когда он полетит. Он должен полететь. А если ты все время будешь смотреть и оглядываться, то лично меня это очень беспокоит.

И.МЕРКУЛОВА: А вы с  Медведевым знакомы?

О.ПОПЦОВ: Нет. Ну, я встречался, но  каких-то бесед у меня с ним не было.

И.МЕРКУЛОВА: Слухи о его мягкотелости и несамостоятельности сильно преувеличены, говорят?

О.ПОПЦОВ: ну, я не думаю, что он  мягкотелый и несамостоятельный. Вот за это время – что говорит о  нем очень хорошо, — когда его назначили на национальные проекты, он посетил 60 регионов. Ну, Путин правильно – когда он увидел, что все правительство сидит у  компьютеров, Грефа надо под дулом пистолета, чтобы он выехал куда-то…

И.МЕРКУЛОВА: Вы считаете. Что он  что-то новое для себя открыл в регионах?

О.ПОПЦОВ: Бесспорно.

И.МЕРКУЛОВА: Несмотря на все эти «потемкинские деревни» и чистые коровники с белыми халатами?

О.ПОПЦОВ: Я вам хочу сказать — Гайдар пришел на  завод первый раз в жизни, когда стал исполнять обязанности премьера. Вы поймите, что это же  смешно, — так не  делают.

И.МЕРКУЛОВА: А зачем им ходить на завод, объясните?

О.ПОПЦОВ: Премьеру?

И.МЕРКУЛОВА: Да.

О.ПОПЦОВ: Для того чтобы узнать¸ что такое Россия, чтобы узнать, что такое рабочий класс. Ему нужно поехать в колхоз, чтобы узнать, что такое крестьянство, а в школу, чтобы узнать, что такое воспитательный процесс.

И.МЕРКУЛОВА: Но это же менеджер, у  него другие задачи. Он совсем не обязан вникать во все тонкости.

О.ПОПЦОВ: нет, если ты хочешь управлять страной, ты должен ее знать.

И.МЕРКУЛОВА: Это специфика наша, или это вообще…

О.ПОПЦОВ: Я вам должен сказать, что если вы думаете, что гг. Саркози сидит в Париже, вы ошибаетесь. Это специфика любого лидера. Лидер это не человек, который сидит в качестве елочной кукушки и звезды на елке. Лидер, который может мобилизовать страну — можно только зная ее, зная ее интересы, потребности, зная, чем живет армия.

И.МЕРКУЛОВА: Каким будет главным лозунг Медведева, как вам кажется? Или обойдутся без него?

О.ПОПЦОВ: Но он уже сказала, что продолжит «План Путина». Он уже сказал.

И.МЕРКУЛОВА: Если бы  еще кто-нибудь знал, что такое «План Путина».

О.ПОПЦОВ: ну, вот сейчас…

И.МЕРКУЛОВА: Выясняем.

О.ПОПЦОВ: Медведев будет 5 месяцев разбираться. Будет разбираться. Понимаете, «План Путина» — это вектор. Пока в чем проблема, на мой взгляд, Медведева – Путин действительно обозначил направления. Но на этих направлениях есть только план, результата нет. Сто машин Скорой помощи, или 5 тысяч компьютеров…

И.МЕРКУЛОВА: Врачи Скорой помощи, кстати, жалуются – плохие машины.

О.ПОПЦОВ: Да, правильно. И  компьютеры оказались не новые. Это Россия, понимаете — каждый на этом ловчит.

И.МЕРКУЛОВА: И на этой ноте мы завершаем нашу программу, гостем «Особого мнения» был Олег Попцов.

О.ПОПЦОВ: Будем верить в лучшее.

И.МЕРКУЛОВА: Спасибо за внимание, до  свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире