'Вопросы к интервью
11 декабря 2007
Z Особое мнение Все выпуски

Особое мнение Владимира Мамонтова


Время выхода в эфир: 11 декабря 2007, 17:08

О. ПАШИНА: В студии «Особого мнения» сегодня главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов. И начнем мы, конечно же, с темы преемника президента, поста премьер-министра, который Дмитрий Медведев предложил Владимиру Путину. Т.е. получается, Дмитрий Медведев вчера был одобрен президентом в качестве преемника, а сегодня преемник одобрил Владимира Путина в качестве премьер-министра своего, возможно, будущего правительства. Что получается, Дмитрий Медведев – самая безопасная кандидатура? Ведь говорят наблюдатели, что, таким образом, Владимир Путин решил проблему, как уйти с президентского поста, но при этом сохранить власть.

В. МАМОНТОВ: Я думаю, что мы еще не знаем ответа Путина на предложение Медведева.

О. ПАШИНА: Думаете, может отказаться?

В. МАМОНТОВ: Давайте подождем, думаю, что нет. Но все равно так уж по привычке желательно, чтобы… желательно получить твердую информацию по этому поводу. Но что касается выбора Путина, я уверен, что это выбор Путина, хотя он дипломатично обставлен выбором партий, наверное, это правильно, наверное, это и выбор партий тоже, и Путина, то он мне представляется точным для той ситуации политической, которая сейчас существует и в стране, и в мире. И для ожиданий, которые в обществе существуют. В этом смысле Дмитрий Анатольевич мне представляется кандидатом очень точным, выбор этот очень точен. Кандидат вполне отвечает многим запросам. Кто-то видит в нем либерала большего, чем нынешний президент, и ожидает, что произойдет некий вариант такой оттепели своеобразной. Поживем – увидим. Кто-то видит, напротив, видит такого менеджера, юриста, человек, внешне очень корректного и очень сдержанного, вежливого, но жесткого внутри, на самом деле, и умеющего принимать серьезные и экономические решения. Он это показал и в «Газпроме», и в администрации президента, у него, на самом деле, такая аппаратная тоже, и аппаратная, и школа есть. Плюс за это время он еще по России поездил, посмотрел, как люди живут, как он однажды заметил, по-моему, на мякине его теперь не проведешь. Так что, в общем, такой комплекс положительных.

О. ПАШИНА: Сама форма, то, как это происходило, вас не смущает? Например, наш слушатель Виктор из Москвы пишет – сегодняшняя ситуация в России довольно напоминает Советский Союз, пленум ЦК (четыре партии) выдвинули кандидата, Политбюро, Владимир Путин, утвердил, съезд (народ) избрал. Сама форма?

В. МАМОНТОВ: Сама форма, вы знаете, я не первый, как и вы, не первый день живу в стране, которая по-прежнему называлась, но приблизительно одна и та же территория у нее существует, приблизительно одни и те же люди ее населяют, называется она Россией. Поэтому ничего удивительного в таком подходе к решению политических проблем для меня нет. Если, конечно, приложить к этой ситуации какое-нибудь идеальное геометрическое лекало западной демократии, то да, наверное, там куча изъянов. Что касается соблюдения, скажем так, нормальной политической целесообразности…

О. ПАШИНА: Для нашей суверенной демократии это нормальная форма.

В. МАМОНТОВ: Для нашей суверенной демократии, по-моему, нормально. Можно над этим поулыбаться, но мы живем в той стране и в том обществе, в котором живем сейчас. Хотим сделать его лучше, да, и, наверное, в этом решении, не в самом, наверное, идеальном этой проблемы я, например, вижу, с одной стороны, вы можете увидеть здесь гораздо более точное какое-то такое решение, более идеальное. А я, например, считаю, что по сравнению с тем, что у нас творилось подчас, вполне демократичное, вполне такое, в общем, точное решение.

О. ПАШИНА: Известный публицист Андрей Пионтковский назвал Дмитрия Медведева кабинетным мальчиком, посаженным на трон.

В. МАМОНТОВ: Ничего подобного, вот уж кто, внешне он, конечно, Дмитрий Анатольевич внешне, он, действительно, оставляет такое впечатление.

О. ПАШИНА: Интеллигентный, мягкий.

В. МАМОНТОВ: Интеллигентный, мягкий, но это абсолютно не соответствует, я не так много с ним встречаюсь, только по работе, по каким-то встречам, которые бывают, когда они решают, но это абсолютно фальшивое впечатление.

О. ПАШИНА: На самом деле, какой он? Он достаточно жесткий?

В. МАМОНТОВ: Я бы не сказал, что он прямо такой жесткий и прячет под этой личиной мягкости, на самом деле, там какой-то железный человек. Нет, я думаю, но уж, на самом деле, это впечатление обманчивое, жизнь он знает. Теперь знает ее с разных сторон, как мне кажется, он даже на наших глазах, за последнее время он, по-моему, на мой взгляд, совершенно для меня, например, ясно, что он проделал такую эволюцию в сторону гораздо более точного, прагматичного политика, политика другого калибра.

О. ПАШИНА: Владимир Путин пока не дал ответа, станет ли он премьер-министром в правительстве, но, тем не менее, уже начинают обсуждать и политологи, и эксперты возможные варианты развития событий, что будет в стране, если, предположим, Медведев – президент, Путин – премьер-министр. Будет двоевластие или будет слабый президент и сильный премьер-министр, произойдет перераспределение власти.

В. МАМОНТОВ: Вы знаете, давайте посмотрим здесь на эту ситуацию таким образом. Вы сказали, что будет в стране, Медведев – президент, допустим.

О. ПАШИНА: Да.

В. МАМОНТОВ: Гипотетически.

О. БЫЧКОВА: Гипотетически.

В. МАМОНТОВ: Допустим, Путин – премьер-министр. Я думаю, что значительное количество населения в стране просто вздохнет спокойно, наконец-то. На новости о Медведеве вся экономика и все рынки очень хорошо…

О. ПАШИНА: Отреагировали, да.

В. МАМОНТОВ: И отреагировали. Новости о Путине, я думаю, они будут реагировать примерно следующим образом, это тоже очень важно, примерно тем же образом, это очень тоже важный момент. На самом деле, вопрос, как я понимаю, многие эксперты, не я так считаю, многие эксперты считают, вопрос, на самом деле, ровно в одном, кому подчиняется силовой блок в этом. Допустим, это тандем, тогда непонятно, кому подчиняется силовой блок. Таким образом, если Путин – национальный лидер, но силовой блок и ядерный чемоданчик у Дмитрия Медведева, то кто же главнее? Есть еще такая теория, тот, кто станет президентом, один раз по Кутузовскому проедет, это другой человек. Я, на самом деле, с одной стороны, это верно, искушение должностью, славой, оно, действительно, очень велико. Но мне представляется, что Путину удалось в значительной мере собрать команду людей, которые, действительно, его единомышленники. Действительно, они готовы этой командой работать и дальше в определенных конфигурациях.

О. ПАШИНА: Но, тем не менее, Дмитрий Медведев занимался исключительно социальными программами, к силовым каким-то вещам он… принципиально этих вопросов не касался. Не получится ли так, что это такая приятная либеральная ширма? Запад отрегулировал достаточно благосклонно на эту кандидатуру. Такая ширма для Запада. А, на самом деле, реально какие-то силовые полномочия и экономика, они будут в других руках.

В. МАМОНТОВ: Безусловно, если Путин останется в той или иной форме у власти, то, конечно, часть этой власти ему и перейдет. Но я не думаю, что Медведев – это, как к нему ни относитесь, но в роли ширмы я не очень его вижу. Это опять, вы знаете, это мы опять немножко играем в какую-то такую игру или воюем на предыдущей войне. Вы знаете, когда… давайте вспомним, Владимир Владимирович пришел, ведь многие политики ровно на этом и прокололись. Они говорили – нет, это несерьезно, это тут, сейчас он тут поработает два месяца, это кратковременная фигура, многие теоретики и практики нашего политического дела, они на этом прокололись, он человек не мстительный оказался, не припомнил им всем это, но что они потеряли доверие как политологи и как оценщики фигур, приходящих, это я помню точно. Никого не хочу сейчас тут перечислять, там очень уважаемые, на самом деле, люди, не оценили и не поняли. Поэтому я на их примере, научившись на их примере, хотя бы немного зная персонаж, я бы не торопился делать такие выводы о ширме, о каком-то прикрытии. А что это командный игрок, безусловно, способен сыграть, это сложная игра, на самом деле, надо и себя где-то умерить, свой пыл, где-то надо и на команду сыграть. Но тут я вижу эти возможности. Они, конечно, будут подвергаться постоянной, жизнь так устроена, что они будут постоянно подвергаться опасностям всевозможным, но могут и выдержать, могут. Люди ведь разные бывают.

О. ПАШИНА: Раз уж вы вспомнили ельцинскую эпопею с преемниками…

В. МАМОНТОВ: Да.

О. ПАШИНА: Ведь была там такая кандидатура, как Сергей Степашин. Многие эксперты сравнивают Дмитрия Медведева с Сергеем Степашиным, тоже мягкий, интеллигентный человек. Борис Ельцин сказал…

В. МАМОНТОВ: Вообще-то он военный, тоже мягкий интеллигент…

О. ПАШИНА: Производит впечатление так же, как Дмитрий Медведев. И Борис Ельцин сказал, что это мой преемник, помните, там было, преемник он был не первый, не последний. Тем не менее, говорят, что, может быть, Дмитрий Медведев – это такой же отвлекающий маневр. Сейчас его объявили, на него обрушится критика, его начнут, найдут повод. После нового года, вот вам простейший повод, опять начнут расти цены, а тут преемник Дмитрий Медведев, найдут виноватого. А потом выяснится, что преемник – совершенно другой человек.

В. МАМОНТОВ: Поживем – увидим. Но мне представляется, что в такой игре так множить людей из собственной команды, которые просто превращаются в некоторые пешки на этой игре, я думаю, это не совсем тот случай. Другое дело, что если произойдут некие политические события, которые с неодолимой силой заставят как-то поменять эту всю конфигурацию политическую. Но это другой разговор. Здесь заранее предсказать, каковыми они могут, я не знаю, тут вряд ли кто-то вообще возьмется. Но пока мне думается, это было бы неправильно. Мне кажется, было бы неправильно так управляться с членами своей команды после того, сколь долгим путем к такому решению, как я понимаю, шли, выборы прошли, оценили ситуацию после выборов и т.д. Там много было, я думаю, как мне кажется, входящих различных на этот случай.

О. ПАШИНА: И кандидатур первоначально на роль преемника было не меньше десятка. И Дмитрий Медведев, Сергей Иванов…

В. МАМОНТОВ: Они всегда были.

О. ПАШИНА: Все они были в этом ряду.

В. МАМОНТОВ: Они всегда были, и Дмитрий Медведев всегда в этой обойме был.

О. ПАШИНА: Пишут наши слушатели, что это такая теперь будет вечная рокировка, так они и будут передавать власть каждые четыре года. Сначала Путин одобрит Медведева, потом Медведев – Путина и т.д. и т.п.

В. МАМОНТОВ: Не хочу говорить заранее, как там все это будет складываться, но…

О. ПАШИНА: В стране будет стабильность.

В. МАМОНТОВ: В стране будет стабильность, если сказать, что я этим буду огорчен, особенно тем, что в стране будет стабильность, я всегда говорил, что я очень рад, буду очень рад, если в стране будет стабильность. Можно ли пожертвовать красотой политических ходов ради стабильности в стране и счастья ее народа, можно, я считаю. Кто-то скажет – нет. Есть разные на этот счет точки зрения. Но я придерживаюсь такой. Поэтому я здесь оцениваю так, как оцениваю.

О. ПАШИНА: Наталья из Москвы спрашивает, что значит ваше утверждение, что Дмитрия Медведева на мякине не проведешь? Значит ли это, что он сознательно участвовал в тех мерах по социальным программам, которые где-то провалились?

В. МАМОНТОВ: Безусловно, в жизни у политика всякое бывает.

О. ПАШИНА: Видимо, он предвидел эту ситуацию.

В. МАМОНТОВ: Нет, в жизни политика всякое бывает. Он должен быть готов к тому, что часть каких-то мероприятий, которые он производит, провалится или не достигнет целей, но я-то имел в виду, что с тех пор, как он стал курировать национальные проекты, он не вылезает из страны, я бы так сказал. И он и понасмотрелся, и понавидался, хотя формат, с одной стороны, вроде бы такой, поехал, приняли, уехал. Но взгляд у него цепкий, в камеру попадает, насколько я понимаю и знаю даже твердо, не все из того, что он там производит, говорит, говорит и делает. Сам он признавался, что эти национальные проекты – это время, когда он, в этом есть что-то гоголевское, поездить надо по России. Поездил, поездил по России, посмотрел. Именно в этом контексте он эту фразу и произнес, что меня здесь на какой-то ерунде такой невозможно будет обвести. Он даже, по-моему, если, процитирую примерно, он говорил, что я уже научился отличать потемкинские деревни от реалий.

О. ПАШИНА: Чтобы Дмитрий Медведев стал, действительно, российским президентом, обязательно нужно пройти через дебаты и честные выборы, только тогда он может вести какую-то независимую политику, иначе он будет очередным преемником, которым будут вертеть, как угодно, пишет еще один наш слушатель.

В. МАМОНТОВ: Опять все то же самое. Понимаете, может и быть, а может и не быть. Жизнь нам продемонстрирует, выборы будут. Если сейчас все с выборов снимутся и один Медведев будет, это один разговор. Дальше там Зюганов у нас, между прочим, вовсе ниоткуда сниматься не хочет, а желает тоже, я, говорит, старый политический боец и желаю сразиться. Жириновский тоже пока кандидатуры своей не снимает. Может быть, кто-то снимет, может быть, кто-то, наоборот, еще больше скажет – Медведев выглядит, в общем, таким мягким, мягковатым, давайте-ка попробуем. Так вот, и попробуем, и посмотрим.

О. ПАШИНА: Лариса из Москвы просто буквально в струю, как вы считаете, а вообще выборы у нас будут, спрашивает она, или все уже предрешено, президент уже назначен?

В. МАМОНТОВ: Нет, выборы будут при любой погоде, выборы будут. Все равно у нас, смотрите, мы же предугадывали и предсказывали, что у нас и парламентских-то выборов не будет, все предрешено, парламентских выборов не будет, никто вообще не придет, явки. Там понятно, административный ресурс был включен. Понятно, вопросы решались и т.д. Но при всем при том, никто, даже политические оппоненты друг другу не говорят, что выборов не было.

О. ПАШИНА: Просто они были не совсем…

В. МАМОНТОВ: Совершенно верно.

О. ПАШИНА: …не совсем такими, какими они должны быть.

В. МАМОНТОВ: Как они должны быть, опять по тем лекалам, по которым мы их в идеале видим. Мы видели, понимаете, я всегда так думал, я видел выборы, я сам ходил на эти выборы, 98% народу шло, те же 98% голосовали за единственного кандидата. Я сам участвовал в таких выборах. По сравнению с такими выборами грандиозный прогресс. По сравнению с теми высотами, которые у нас, я надеюсь, впереди, нам еще топать и топать. Согласен.

О. ПАШИНА: На тему стабильности комментарий, кома тоже бывает стабильной, пишет нам Владимир.

В. МАМОНТОВ: Бывает.

О. ПАШИНА: Судя по сообщениям наших слушателей, которые присылают свои смс-сообщения, 970 4545, я напомню телефон для ваших смс-ок, никого не смущает кандидатура Дмитрия Медведева, наоборот, он даже многим нравится. Но не нравится сама форма. С какой стати кандидат в президенты заранее назначает премьера, надо ли избирать президентом человека, который не может править без наличия другого человека?

В. МАМОНТОВ: Вы знаете, верна она или нет, но есть, это уж судить каждому, но есть такая точка зрения, что в России переломные моменты всегда сопряжены с повышенной опасностью для дальнейшей нормальной жизни страны. И власть любая, так или иначе, старается подстраховаться. Я думаю, что если бы самые что ни на есть либеральные были сейчас у власти люди, они бы сейчас выстраивали систему поддержки, чтобы, если они хоть чуть-чуть ответственны за страну, за народ, за, я не знаю, как там, стабильность, за зарплаты, за детей, за будущее, они бы все равно подстраховывались бы и стремились здесь играть в эту игру не безоглядно. Поэтому я, глядя на это, с одной стороны, да, конечно, в общем, далековато от идеальных каких-то предначертаний, но, с другой стороны, я вижу абсолютно ясное стремление сохранить ту самую стабильность, но только не кому. Ничего себе кома, экономика прет, всем бы такой комы, как у нас сейчас. Экономика прет, да, там цены на нефть и т.д., это я все знаю, и все слушатели и зрители знают, но, тем не менее, ничего себе кома. Некоторое время тому назад, не хочу худого слова сказать про 90-е, уже их и так все, кому ни лень, обрисовали в черном свете, но там были элементы комы, мягко говоря. Там была кома.

О. ПАШИНА: Но, тем не менее, на тему стабильности, конечно, очень много сообщений.

В. МАМОНТОВ: Я думаю, да.

О. ПАШИНА: Такая стабильность в стране уже была, пишет нам Наталья, она называлась КПСС, привела к застою. Не стоит ли нам ожидать 91-го года?

В. МАМОНТОВ: Вы знаете, была ли она такая, это большой вопрос, была ли она такая, как в те годы. Я ее тоже ведь помню, она немножко другая была. А потом, я думаю, мы все участники, так или иначе, участники этого политического процесса, мы знаем эту колоссальную опасность, что вообще, а эта опасность реально существует, давайте же, начиная от первых лиц, от президента, от премьер-министра до всех нас, давайте не доведем это дело до того самого застоя. А главное, чем там плох застой, не тем, что он застой, а тем, что в конце страна развалилась, вот чем он плох. А так, застой да и застой, Швейцария вон 600 лет живет в застое и ничего, все хорошо. Это я про 600 лет загнул, конечно, но многие, есть чудесные страны, которые по много столетий не знают серьезных потрясений, народ только счастлив.

О. ПАШИНА: Владимир спрашивает, есть ли какие-то шансы у сегодняшней оппозиции?

В. МАМОНТОВ: Как будет себя вести.

О. ПАШИНА: А как нужно себя вести?

В. МАМОНТОВ: Если будет также шарахаться из стороны в сторону, не строить свою программу, действительно, на оппонировании не только тому, что режим им не нравится, а будет строить какую-то альтернативную экономическую программу, социальную программу и т.д., не будет метаться из стороны в сторону, а спокойно поработает, выберет себе тот класс, на который она может опереться, какой класс сегодня, не знаю, это их вопрос. Мне кажется, это немножко марксизмом-ленинизмом отдает, но, на самом деле, им нужно выбрать слой или класс, оппозиции, который сегодня реально недоволен или испытывает дискомфорт по отношению к действующей власти.

О. ПАШИНА: Но учитывая, что у нас стабильность, разве есть у нас сейчас недовольный класс?

В. МАМОНТОВ: Тогда нет шансов и у оппозиции, чао, какая такая оппозиция, ежели для нее условий нет?

О. ПАШИНА: Но пишет Валерий нам из Москвы – экономика прет, а образование загибается, зарплата профессора вуза в Москве 14 тыс. руб.

В. МАМОНТОВ: Правильно, правильно, я хочу заметить, что еще некоторое время тому назад эта зарплата была 5 тыс. руб.

О. ПАШИНА: Народ не чувствует, как экономика прет, пишет Михаил из Казани.

В. МАМОНТОВ: Абсолютно правильно, колоссальный вопрос, абсолютно верно.

О. ПАШИНА: Просят напомнить наши слушатели, какими реальными делами славен Дмитрий Медведев.

В. МАМОНТОВ: Нет, это такое, я понимаю…

О. ПАШИНА: Ознакомитесь с программой кандидата в президенты.

В. МАМОНТОВ: Да, ознакомитесь с программой, во-вторых, а потом, между прочим, те же самые национальные проекты, можно над ними, кстати, поначалу страшно потешались, да что это за национальные проекты, это специальный такой паровоз, который должен Медведева тянуть. А потом, между прочим, выяснилось в ходе реализации этих национальных проектов, что люди, на которых это счастье, которых это счастье коснулось, многие из них, действительно, реально, и это факт, оценивают их достаточно высоко. И те врачи, у которых зарплата повысилась, которым новое оборудование в больнице пришло, это тоже факты. Может быть, этого мало, наверняка этого недостаточно. Сейчас мы скажем, что это вообще крохи и т.д. И все это будет полной правдой. Но, тем не менее, если говорить объективно, определенные, некоторые успехи есть. Недостатков, наверное, всю жизнь было и есть и будет больше. Тоже верно.

О. ПАШИНА: Я напомню, что в студии «Особого мнения» сегодня главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов. Через несколько минут мы продолжим, заработает телефон в нашей студии, 363 36 59, номер нашего эфирного телефона. Вы сможете задать напрямую свой вопрос Владимиру Мамонтову. И ваши смс-сообщения мы продолжаем принимать по телефону + 7 985 970 4545.

НОВОСТИ

О. ПАШИНА: И мы продолжаем, я Оксана Пашина, и главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов. Прежде, чем мы начнем принимать ваши звонки по телефону 363 36 59, еще буквально несколько вопросов, пришедших посредством смс-сообщений. Алла просит уточнить. Вы говорите о том, что сейчас у нас стабильность, но нужно подстраховаться. От кого или от чего нужно страховаться нам?

В. МАМОНТОВ: Я думаю, каждый это может понимать по-своему, от кого и от чего. Кто-то нам укажет на определенные внешние опасности, скажет, что сильная Россия никому не нужна. Кто-то от внутренней смуты своеобразной, представьте себе, если бы мы иначе проводили это мероприятие, смена власти, то тянули бы это довольно долго, то у нас чиновники бы просто перестали работать, недаром Путин на правительстве сказал – прошу, чтобы это работало как часы, потому что он знает, как это, на самом деле, будет. Если чуть-чуть станет ясно, что начальник меняется, это на полгода стопорится все. Много там опасностей есть. Каждый их понимает в меру своих взглядов, но мне кажется, что они есть реально. И каждый их может легко, легко увидеть, кто на бытовом уровне, кто на геополитическом.

О. ПАШИНА: Наши радиослушатели вспоминают, что в свое время Дмитрий Медведев вступился, обсуждая ситуацию вокруг ЮКОСа, спрашивают, как вы считаете, выпустит ли Дмитрий Медведев Ходорковского, если станет президентом?

В. МАМОНТОВ: Я думаю, он юрист, он все будет делать по закону. Если закон ему это позволит, может быть. Если закон ему это не позволит, то нет.

О. ПАШИНА: 363 36 59, телефон прямого эфира, и мы готовы слушать ваши вопросы Владимиру Мамонтову. Есть у нас уже звонки. Алло, вы в прямом эфире. Алло, мы слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Михаил меня зовут.

О. ПАШИНА: Откуда вы нам звоните?

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ: Я звоню из Раменского.

О. ПАШИНА: Да, ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ: Скажите, а не кажется вам, что сценарий уже давно написан? Все уже ясно, они просто играют свою роль?

В. МАМОНТОВ: Да, конечно, сценарий, вероятно, достаточно точный или примерный или какой хотите, безусловно, написан. А как же иначе? Мне-то как раз представляется, что хуже всего это в политике, хуже всего в политике безответственность. Если бы не было более или менее ясного сценария на период смены власти в стране, плохи бы были те руководители страны, конечно, желательно иметь такие сценарии, воплощать их. Другое дело, что мы должны, эти сценарии должны соответствовать настроению людей. Смысл всей истории заключается в том, что если сценарий соответствует настроению людей, плюс пропагандистская машина разъясняет, в чем, собственно говоря, преимущество данного сценария и т.д., тогда он проходит. А если мы можем выдумать любой с вами совершенно сценарий, заготовить его и попытаться в стране провести, у нас ничего не получится, потому что мы не учли, я не знаю, мнение народа.

О. ПАШИНА: Настроение общества.

В. МАМОНТОВ: Электората, настроение общества, что хотите.

О. ПАШИНА: 363 36 59, ваш вопрос Владимиру Мамонтову, алло. Так, это что-то такое, забивают сваи, по-моему. Еще одна попытка.

В. МАМОНТОВ: С рабочего места человек пытается добраться, но пока не получается.

О. ПАШИНА: Алло, вы в прямом эфире. Мы слушаем вас. Выключайте приемник и пообщайтесь с нами по телефону.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый день.

О. ПАШИНА: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня зовут Майя Александровна.

О. ПАШИНА: Да, Майя Александровна, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАЙЯ АЛЕКСАНДРОВНА: Я смотрю и думаю, по-видимому, вообще нас считают за людей, которые ни в чем не разбираются и ничего не понимают. Вот пришли четыре человека, два возглавляют партии, которые вообще не вошли в думу, и предложили нашему президенту Медведева. Президент милостиво согласился, хотя я уверена, что все было наоборот.

О. ПАШИНА: А ваш вопрос Владимиру Мамонтову?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАЙЯ АЛЕКСАНДРОВНА: Вопрос мой такой, что ж Владимир Мамонтов, который возглавляет такую известную газету, каждые 10 слов говорит, как сказал президент, работать не будут при перемене власти, почему работали раньше, Ельцин уходил, как работали, так и работали. И во-вторых…

О. ПАШИНА: Ельцин тоже оставил преемника.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАЙЯ АЛЕКСАНДРОВНА: Сейчас мы серьезно все…

В. МАМОНТОВ: Ельцин преемника оставил.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАЙЯ АЛЕКСАНДРОВНА: …господин Мамонтов ответит, мы сейчас серьезно обсуждаем Медведева, все его положительные стороны, а если бы вчера нам предложили какого-нибудь Иванова, Сидорова или Петрова, мы с такими же серьезными лицами и также серьезно все же обсуждали нового, как же можно?

В. МАМОНТОВ: Я вас уверяю, если бы Сидорова, я очень бы смеялся. Я вам скажу, серьезное лицо я бы не сохранил совершенно, это я вам гарантирую.

О. ПАШИНА: А если бы Иванова?

В. МАМОНТОВ: Если бы Иванова, я бы стал абсолютно, тогда абсолютно обсуждать и это, на самом деле, я думаю, что, на самом деле, наш слушатель и наш зритель, она права в том, что она говорит. Я не знаю, читательница ли она «Известий», но если она откроет сегодняшний номер «Известий», у нас там написано – Путин сначала выдвинул Медведева, а потом его поддержал. И роль партийцев при всем моем уважении к ним, я их уважаю, несмотря на то, что прошли они там в думу, не прошли в думу, тем не менее, эти партии существуют реально. Еще раз хочу сказать, при всем уважении к ним я считаю, что их роль в этой истории декоративная. Плохо это или хорошо, можно на эту тему, наверное, целую передачу, сесть и…

О. ПАШИНА: Хорошо, плохо или хорошо, ладно, оставим, а зачем?

В. МАМОНТОВ: …и поговорить.

О. ПАШИНА: А зачем нужна эта декоративная роль, если все понимают, что это декоративная роль?

В. МАМОНТОВ: Я думаю, здесь у нас, я, к сожалению…

О. ПАШИНА: Чтобы, извините, в едином порыве слились аграрии, село, интеллигенция с «Гражданской силой», «Единая Россия» и «Справедливая», для этого, чтобы это красиво просто было?

В. МАМОНТОВ: Может быть, так думали, может быть, еще какие-то резоны были, я не хочу сейчас даже вдаваться в эти резоны. Но тот факт, что тонко, хорошо видящие и тонко чувствующие люди это заметили, это факт. Это я абсолютно, у нас сегодня, к сожалению, он не пойдет у нас, комментарий, по совершенно другим причинам, там немножечко подзапоздал он просто, но сегодня наш старейший известинец Мэлор Георгиевич Стуруа, он просто прислал комментарий тогда, когда это уже вышло. Собственно, с этой оценкой уже все вышло. Мэлор Георгиевич Стуруа, он как раз с такой хорошей известинской дотошностью разбирает всю эту ситуацию и указывает на те драматургические просчеты. Он так смотрит на это, как на пьесу, на те драматургические просчеты, которые были допущены в ходе этой процедуры. Да, наверное.

О. ПАШИНА: Политическая пьеса.

В. МАМОНТОВ: Политическая пьеса, сыграна могла быть лучше, наверное, и написана могла быть лучше.

О. ПАШИНА: Все-таки в этой политической пьесе Дмитрий Медведев, он кто, статист?

В. МАМОНТОВ: Ни в коем случае, нет.

О. ПАШИНА: Или он главный персонаж?

В. МАМОНТОВ: Я не согласен с этим, понимаете? Знаете, почему я не согласен, можно еще раз вернуться к теме, посмотрим на него через несколько, посмотрим, какой он статист. Мы так на Путина смотрели, тоже многие считали, что статист. Но я даже не об этом хочу сказать. Понимаете, должность сейчас, пока конституция не изменена, пока конфигурация политическая в стране такая, должность президента никаким, никогда не может быть статистом. Да, может быть, чуть больше полномочий реальных у него, чуть больше авторитета, чуть меньше, любят его в стране, не любят его в стране, там может быть куча каких-то обстоятельств. Но статист на должности президента России – это нонсенс. Это повод, кстати, задуматься над тем, как будут события развиваться дальше, какая политическая конфигурация возникнет потом, но это уже дальше, что называется. Но пока взяли статиста – нет, это, на мой взгляд, это невозможно просто, по определению.

О. ПАШИНА: Очень много вопросов пришло к нам посредством смс-ок. Просто могу вам зачитать, не смущает ли вас, что народ полностью отлучен от влияния на власть, если не иметь в виду потемкинские деревни, рабам не нужен сценарий, такие комментарии, в основном, пошли.

В. МАМОНТОВ: Понимаю, да.

О. ПАШИНА: Буквально 10 секунд.

В. МАМОНТОВ: 10 секунд? Вы знаете, я ходил на эти выборы, как и все мы. Я обнаружил там разных людей. Многие настроены так, а многие весело и довольно шли голосовать, наверное, за Путина, а кто-то, может быть, за Явлинского. Так что сказать, что уж мы отлучены от власти, я не скажу, или от процессов политических. Я думаю, что всяк, кто хочет в них участвовать, тот может.

О. ПАШИНА: Это был главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов. А я Оксана Пашина, прощаюсь с вами до завтра, всего доброго.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире