'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 22 января 2009, 19:08

О. БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение». В студии прямого эфира телекомпании RTVi и радио «Эхо Москвы» Ольга Бычкова, с особым мнением сегодня у нас Эдуард Лимонов. Добрый вечер вам.

Э. ЛИМОНОВ: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: И давайте мы начнем с этих нескольких убийств, который произошли буквально средь бела дня и практически на глазах у всех. Сегодня была в Новосибирске акция в память о Станиславе Маркелове и Анастасии Бабуровой, в Москве тоже проходил пикет. Ну а вот российский МИД призвал не заниматься искусственным политизированием этих гибелей, этих смертей, потому что МИД сказал, что «российскую сторону не могут не удивлять раздающиеся со стороны высокопоставленных представителей отдельных стран и организаций заявления о якобы политическом характере убийства». У вас комментарий по этому поводу?

Э. ЛИМОНОВ: Да, конечно. Это не дело Министерства иностранных дел – делать такие заявления. И это скорее Министерство внутренних дел должно высказаться. Второе…

О. БЫЧКОВА: Это их клиенты, внешние разные структуры иностранные что-то заявляли.

Э. ЛИМОНОВ: Все понятно. И второе – что, конечно, все убийства политические. И заметьте, со стороны партии власти никто не убит, я не слышал, что за последнее время какие-нибудь крупные правые журналисты были бы убиты или депутаты Госдумы.

О. БЫЧКОВА: Слава богу, не надо никого убивать.

Э. ЛИМОНОВ: А нет, я говорю, что все приходится только на сторону оппозиции, на страдающую сторону. Поэтому это наводит на мысли, что это не просто атмосфера вот такого террора в стране, а это направленный террор против оппозиции. Никаких других тут мыслей, господин Лавров, не приходит в голову, ничего другого не может придти. Обладая здравым смыслом и пониманием происходящего, видно – это террор против оппозиции.

О. БЫЧКОВА: А зачем делать такие заявления?

Э. ЛИМОНОВ: Господину Лаврову?

О. БЫЧКОВА: Департаменту.

Э. ЛИМОНОВ: Это направлено, безусловно, на заграницу, на то общественное мнение западных в основном стран, которое должно быть потрясено тем, что у нас происходит. Потому что у нас просто такие серийные убийства происходят постоянно. Вот насколько я помню, со времен убийства Политковской, ведь до этого тоже были убийства, но сейчас мы живем в таком каком-то кошмарном сериале, в зловещей стране, безусловно. И это тоже огромный упрек руководителям страны. Ни один министр внутренних дел не удержался бы после единственного такого убийства. У нас сидит министр внутренних дел, как будто ничего не надо менять. Видимо, надо все менять. Надо, значит, может быть… В стране много оружия, значит, наверное, надо его изымать, это оружие. Возможно, надо прошерстить какие-то там, я не знаю, круги, какие-то группировки, которые способны на все это. Это и дело Министерства внутренних дел и ФСБ. А они воюют с оппозицией. Они готовятся к Маршу несогласных, бегут с дубинками против старух и интеллигенции. Это в корне порочная практика. Совсем все улучшить невозможно, но даже в рамках этой системы можно сделать лучше. Как не стыдно генералам МВД вот сейчас ходить по улицам, садиться в свои роскошные автомобили, когда вот такое в стране происходит! Это на этом уровне, да?

О. БЫЧКОВА: Но правоохранительные органы объявили, что под всякий там контроль берется расследование.

Э. ЛИМОНОВ: Мы уже слышали, уже все брали все под контроль, и Путин брал дело ЮКОСа под контроль. Это все крокодиловы слезы на самом деле. Власти выгодно, руководителям страны, очевидно, выгодно то, что происходит. Я далек от того, чтобы указать пальцем и сказать «это вы сделали», доказательств у нас нет. Но то, что такой климат выгоден, видимо, власти, то, что жертвами каждый раз становятся представители оппозиции – оппозиционные журналисты, оппозиционные политики – это факт.

О. БЫЧКОВА: Но я, честно говоря, не согласна с вами, что власти вот непременно выгодны такие факты…

Э. ЛИМОНОВ: Климат ужаса, конечно, выгоден глобально.

О. БЫЧКОВА: …Потому что ситуация может выходить из-под контроля у той же власти. Кому это нужно?

Э. ЛИМОНОВ: Слушайте, вы думаете, они так вот далеко заглядывают прямо? Вовсе нет. Они латают те дыры, которые сегодня образуются, и бросают свои деньги скопленные (народные деньги, разумеется), чтобы не было волнений. И их заботит только одна проблема – остаться у власти. И для этого вот климат такого террора, такого ужаса, конечно, нужен, потому что они боятся масс. ОМОН тренируется против граждан, он не тренируется против убийц с пистолетом Макарова на улице.

О. БЫЧКОВА: Тогда же, когда произошло это убийство на Кропоткинской, стало известно о том, что был убит ваш товарищ Антон Страдымов, который был убит несколькими днями раньше, правда. Но вот буквально в тот же день стало известно об этом. Что это за человек был, Антон Страдымов, и какая ваша версия произошедшего?

Э. ЛИМОНОВ: Молодой активист ныне запрещенной партии, но он вступил в партию, когда ему было 15 лет. Вот когда его убили совсем недавно, ему было 20. Более или менее это повторение истории, помните, Юрия Червочкина, год назад, трагическая и ужасная история.

О. БЫЧКОВА: Ну да. А там следствие ни к чему не привело?

Э. ЛИМОНОВ: Там не только не следствие ни к чему не привело, а буквально на днях мы узнали о приостановлении следствия.

О. БЫЧКОВА: Ну тогда же оно было закрыто, да.

Э. ЛИМОНОВ: Да. Оно почему-то переведено было из города Серпухова в город Каширу. И приблизительно вот тоже во время убийства Страдымова было прекращено дело по Червочкину.

О. БЫЧКОВА: Извините меня, пожалуйста, сделаем перерыв на минуту буквально и продолжим наш разговор с Эдуардом Лимоновым.

РЕКЛАМА

О. БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение». Эдуард Лимонов в нашей студии прямого эфира телекомпании RTVi и радио «Эхо Москвы». Мы стали говорить об убийстве Антона Страдымова, о котором стало известно вот ровно тогда же, когда убили адвоката и журналистку (вот как пишут уже везде в интернете и сообщают нам, вот так вот это уже называется, не случайно на самом деле) – Станислава Маркелова и Анастасию Бабурову. Ну вы начали рассказывать об Антоне Страдымове. Я сразу вас спрошу, если можно, чтобы потом не перебивать. Вот слушатель из Москвы пишет: «А могло ли это убийство не носить политического характера? Он же не был крупной фигурой в партии, чтобы иметь врагов-убийц со стороны власть имущих».

Э. ЛИМОНОВ: Юрий Червочкин тоже не был крупной фигурой в партии, тоже молодой парень, 23 года. Значит, я вот скажу то, что мне известно. В основном наши сведения исходят из милиции. 19-го числа позвонили одной из наших девушек и сказали: «Вот ваша записка найдена в кармане неопознанного лица. Вы могли бы его опознать?» И вызвали ее, девушка посмотрела фотографии. С огромным трудом можно было опознать — лицо было все просто в кровавое месиво превращено, несколько разломов черепа. И что выяснилось? Что, оказывается, его нашли 14-го числа еще, он был еще жив. Без сознания 14-го числа недалеко от станции «Выхино» в 4 часа утра. При нем были документы, был мобильный. Почему милиция ожидала 5 дней? Почему-то личность устанавливали по отпечаткам пальцев. Он оказался в картотеке… вы знаете, у нас, видимо, есть все эти картотеки, и отпечатки пальцев у него были когда-то сняты.

О. БЫЧКОВА: Почему он оказался в картотеке?

Э. ЛИМОНОВ: А очень просто. Потому что у нас автоматически, даже вопреки закону, по административным нарушениям откатывают отпечатки пальцев. У меня у самого в Петербурге сняли отпечатки пальцев после задержания на одном из Маршей несогласных. Я, правда, смеялся, потому что я сказал: «Ну что, мои отпечатки пальцев есть везде, разве что… Давайте я вам еще одни оставлю». Короче, там какая-то темная история. Не понятно, почему 5 дней ожидали, чтобы сообщить об этом. По всей вероятности, он расклеивал листовки, так же, как Червочкин, с призывом приходить на Марш несогласных, который 31-го числа состоится в Москве в 14 часов в центре города. Это вопрос к милиции, почему ожидали 5 дней. Скончался он сразу же по прибытии в госпиталь от побоев.

О. БЫЧКОВА: Но какое-то расследование происходит? Что вы об этом знаете? Там какие-то вопросы задаются же вам…

Э. ЛИМОНОВ: Были еще другие наши активисты, мои сторонники, тоже в милиции, давали сами какие-то показания. И была установлена связь между следователями, которые этим занимаются, и нами, нашими людьми. И милиция клялась своей заинтересованностью выяснения обстоятельств этого убийства, обещала сотрудничать и вызывать. Но, собственно говоря, мы наблюдали это год назад – случай со смертью Червочкина, вот то же самое. Я очень надеюсь, что, может быть, будет иначе, но надежда у меня такая маленькая, совсем крошечная.

О. БЫЧКОВА: Но тем не менее вот сегодня в Новосибирске была акция анархистов в память Маркелова и Бабуровой. Там тоже какие-то были потасовки, напала на них какая-то другая группа молодых людей с деревянными битами. По сообщению сайтов неких, якобы нападавшие были бритоголовыми. Один человек пострадал из анархистов. Ну вот там не было сотрудников милиции поблизости.

Э. ЛИМОНОВ: Новосибирск… там очень сильное управление Федеральной службы безопасности, очень сильное. Это я знаю просто и на опыте – меня там задерживали в свое время, и есть масса дел. Они такие активные и энергичные. Без милиции, без Федеральной службы безопасности никакие бритоголовые с деревянными дубинками ни на кого в Новосибирске и области не нападут. Я это могу вас со всей ответственностью сказать. А дальше я не знаю, что там было.

О. БЫЧКОВА: Как, вы думаете, может развиваться все это дальше? Потому что какие-то ощущения от этой ситуации – действительно как-то жутковато все это выглядит. То есть и эти бритоголовые, и не понятно, кто на кого, и все эти совпадения странные.

Э. ЛИМОНОВ: По-видимому, я могу предполагать, такого вот жуткого плана цельного не существует. Но есть люди, наверное, не на самом верху, не руководители государства, но есть люди, которые проявляют инициативу, зловещую инициативу, и толкуют, и пытаются угодить и руководителям государства, и каким-то ведомствам, каким-то корпорациям. Вот такое впечатление складывается, что очень много личной инициативы граждан, которые, к сожалению, обладают определенными профессиональными навыками и действуют. Ну это на самом деле показывает, что страна очень разделена, что не решены никакие вопросы ни социального, собственно, строя – какой у нас строй, не понятно, – ничего. Идет такая подковерная гражданская война всех против всех на улицах. И люди высказывают свои предпочтения. Особенно если эти люди имеют военный опыт, то легко осуществить, и даже отдельным индивидуумам, такие нападения.

О. БЫЧКОВА: Вам не кажется, что эта ситуация тем более опасна, что она выглядит достаточно хаотично?

Э. ЛИМОНОВ: Как опасна? Для власти это все не так уж опасно. Это потеря престижа, конечно, гигантская. Но власть уже давно… вот я употреблю простонародное слово, да простят мне – она «забила» на интеллигенцию, ее не интересует приязнь интеллигенции или неприязнь интеллигенции, ей как-то все равно. Она не заботится о своем имидже внутри страны.

О. БЫЧКОВА: А почему вы говорите про интеллигенцию? А все остальные?

Э. ЛИМОНОВ: Ну потому что это наиболее такая… это наиболее реактивный класс населения, который немедленно должен реагировать на подобные вещи. Понимаете? На подобные. Это же не просто уголовное убийство. Уголовное убийство… можно схватиться за голову и сказать: «О, как жестоко, как ужасно!» В данном случае это все отражение той политической борьбы, которая у нас идет, тех политических предпочтений или тех политических негодований, отвращения, вот то, что происходит.

О. БЫЧКОВА: Саша из Москвы вас спрашивает, а также Александр Чекмарев из неназванного города. Александр Чекмарев считает: «Путин должен разрешить ношение оружия для самообороны». Саша спрашивает: «Согласны ли вы с тем, что необходима легализация пистолетов для самозащиты граждан?» Ну, мы знаем, что такие предложения высказывались именно в связи с этими последними убийствами.

Э. ЛИМОНОВ: Мое мнение, вообще говоря, я считаю, что да, конечно, граждане должны иметь возможность защитить себя. Но лично мне никто не даст разрешение на ношение оружия. Тем более меня осудили по статье 222-й, то есть организация приобретения оружия, то мне никто этого не даст.

О. БЫЧКОВА: Вам не даст, но как вы относитесь вообще к этому?

Э. ЛИМОНОВ: Тем не менее я вообще-то «за». Но мне кажется, в том климате, в котором мы сейчас находимся, это немедленное введение подобного разрешения вызовет скорее еще большую вот эту подспудную скрытую гражданскую войну, ожесточит. Мое такое мнение. Подождать надо чуть-чуть.

О. БЫЧКОВА: Подождать чего?

Э. ЛИМОНОВ: Чтобы разрешить оружие.

О. БЫЧКОВА: Но подождать надо чего? Чтобы сознательность была высокая или что? Или чтобы, наоборот, всех переубивали…

Э. ЛИМОНОВ: Надо привести в порядок страну и государство. Понимаете? Нужно провести хотя бы свободные выборы для начала, а потом все остальное.

О. БЫЧКОВА: Сергей из Барнаула спрашивает: «Не кажется ли вам, что власть в преддверии смутных времен делает ставку на нацию?» Ну это, видимо, к бритоголовым мифическим вопрос…

Э. ЛИМОНОВ: Да ни на кого она… Никому не нужны никакие подсобные группы. Система власти в России точно такая же, как и в Белоруссии, и в Туркмении, и где угодно на постсоветском пространстве, за исключением прибалтийских стран. Она одна и та же, ее основание – это МВД, это менты и спецслужбы. Она не нуждается в гражданском обществе, она не нуждается в интеллигенции, она не нуждается в профсоюзах, в политических партиях. Вот российская власть вся на этом. Посмотрите, кого не увольняют сейчас, когда кризис, и кому повышают зарплаты, кого тренируют, у кого морды здоровые.

О. БЫЧКОВА: У кого морды здоровые?

Э. ЛИМОНОВ: Ну это, естественно, у нас элитный ОМОН, вот они, эти ребята.

О. БЫЧКОВА: Но в милиции увольняют сейчас в Москве.

Э. ЛИМОНОВ: В милиции никого не увольняют.

О. БЫЧКОВА: В Москве сокращение милиционеров происходит.

Э. ЛИМОНОВ: Это объявили, а потом, извините, забрали свои слова обратно. Никакого сокращения не будет.

О. БЫЧКОВА: Да нет, есть, есть.

Э. ЛИМОНОВ: Вы пропустили, вы пропустили. Нет, не будет такого.

О. БЫЧКОВА: Ну как же не будет-то?

Э. ЛИМОНОВ: Ну там 10 писарей уволят, все равно писать нечего.

О. БЫЧКОВА: Нет, я не за то, чтобы увольняли милиционеров, потому что… нет уж, конечно…

Э. ЛИМОНОВ: Я за милиционеров, я против ОМОНа и использования в целях избиения граждан и насилия политического над ними Министерства внутренних дел.

О. БЫЧКОВА: Вот тут в связи со вчерашней очередной датой опять возникает такой сюжет, который повторяется постоянно, но хотела бы попросить вас поговорить на эту тему, потому что мне как раз не понятно, почему он продолжает повторяться. Кирилл из Москвы выражает распространенное мнение, он пишет: «Объясните, пожалуйста, почему, когда в стране начинается хаос, жуткий рост цен, принимаются непопулярные жесткие социальные решения, у нас начинают с особой остервенелостью хаять советские времена, выносить тело Ленина из Мавзолея, очернять Сталина и так далее». Вот сейчас опять, вчера в частности, много об этом было разговоров – выносить, не выносить. Вот у вас есть объяснение, почему именно вокруг Ленина и Мавзолея такие страсти кипят? Ленин – это же не Сталин.

Э. ЛИМОНОВ: Ну это социальная психопатия, попытка ничего не делать сегодня – это еще повод для Зюганова заступиться и сказать «не трогайте Ленина». Так Зюганов не занимается политикой, мы вообще о нем не слышали. Вы чего-нибудь слышали интересного с той стороны? Я – ничего давным-давно. В стране кризис, но тут Зюганов выйдет и скажет: «Не троньте Ленина, мы будем там…» — своим сниженным голосом упитанным… Это имитация и для тех, и для других. Одни… кто там? Какие-то православные в гробах пытались появиться или в виде мумий на Красной площади… Ну это имитация и для тех, и для других какого-то действия. Я всегда смеялся и говорил: «У нас в стране юбилейная политика у оппозиции». 7 ноября они выходят, пошли, погалдели и разбежались…

О. БЫЧКОВА: Ну понятно.

Э. ЛИМОНОВ: Политика – это тогда, когда прижмет…

О. БЫЧКОВА: Вот насчет «прижмет» и насчет политики…

Э. ЛИМОНОВ: Вот политика, видите, везде – в Латвии, в Болгарии…

О. БЫЧКОВА: И в Литве. Подождите, еще один перерыв, ровно с этого момента и продолжим после перерыва программу «Особое мнение». Что там, в Европах, происходит? Тоже не очень просто все.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА: В студии прямого эфира Ольга Бычкова, а с особым мнением Эдуард Лимонов. Итак, только что мы наблюдали, как в Литве, Латвии, в Исландии сегодня, между прочим, тоже люди выходят на улицы, забрасывают своих премьер-министров всякой гадостью, и говорят, что недовольны тем, как власти занимаются этим самым экономическим кризисом. Вот смотрите, что тут пишут нам люди. Борис из Москвы пишет: «В Киеве «оранжевые» собрали 650 тысяч человек, в Грузии — 85 тысяч. Попробуй, разгони таких «несогласных»! Когда вы научитесь собирать солидное число протестующих? Может, хватить мучиться?». Вы же всегда говорите, что вот так и надо, и на сайте у вас даже написано «бери пример» про этих всяких латышей и литовцев.

Э. ЛИМОНОВ: Да, вот латыши и литовцы оставляют огромную надежду. Потому что они тоже нации такие, вроде северные и хмурые. Однако вот умудрились выйти в большом количестве. Кстати говоря, в Латвии множество нацболов было – половина вот этих людей у сейма велись на наши…

О. БЫЧКОВА: Может, все-таки к лучшему для нас, что у нас…не происходит этого?

Э. ЛИМОНОВ: Нет, знаете, бывают безвыходные положения у наций, когда закрыты все легальные способы изменения власти. Власть должна короткое время пребывать в одних руках. Это я хочу подчеркнуть много-много раз – короткое время! И у нас наши руководители засели надолго – уже 10 лет, получается, будет где-то в августе, да? И они засиделись, конечно. И не дай бог, неестественными какими-то способами их убирать! Лучше бы они вернулись к легальной формуле. Действительно, пошли бы навстречу пожеланиям граждан и доверились бы народу. И судьбу страны надо доверять народу. Надо избрать на свободных выборах новых представителей, — прежде всего, в парламенте — народных, и после этого исчезнет вот этот напряг внутри страны. Я вас уверяю! Вот эта скрытая гражданская война, в которой мы живем…

О. БЫЧКОВА: Почему он исчезнет? Ведь кризис от этого экономический не исчезнет, легче жить не будет…

Э. ЛИМОНОВ: Подождите с этим кризисом! Кризис тоже можно преодолеть, хотя он и мировой. Но прежде всего, — мы сейчас говорили с вами – основное, что у нас самое страшное – это вот зловещая атмосфера в стране, убийства. Мы же этим все сейчас озабочены? Кризис – да. Но пока такого ужаса кризис не вызывает. Есть огромное количество проблем, их будет больше, экономических. Но мне кажется, что все это упирается в одно и то же – нет настоящего представительства народа, его легионы никем не слышны в руководстве государства, не делается никакой разницы между действительно желаниями и нуждами жителей там Тольятти или Владивостока – у них прямо противоположные интересы. В одной автопром российский, а в другой — интересы поставлять. Это все должно делать государство, понимаете? — Сбалансировать все эти вещи! Государство у нас этого не делает. Оно лежало на богу или где там? – на заднице? Сейчас оно немножко сидело, сейчас оно немножко начинает дергаться и бояться больше. Да? Боятся потерять престол. Но потерять надо! Необходимо! Иначе ничего хорошего не будет. Вот самое страшное – это именно вот эта ситуация необъявленной гражданской войны, в которой мы все живем. И если мы ее преодолеем, то затем общими усилиями мы найдем, как можно выйти из кризиса. Есть огромное количество различных проектов. Должны богатые поделиться деньгами! Невозможно существовать в таком государстве, которое у нас существует сейчас, с огромной вот этой вот разницей… Я не могу смотреть спокойно на безумное вот это имущественное неравенство в стране! Не могу! Для меня это ненормально. Это просто выходит за все рамки! Это какое-то варварство 21 века, да? Когда все читают о приключениях Абрамовича, тут он у нас продает футбольную команду, не продает… Одновременно в стране дичайший кризис, одновременно все руководители государства имеют долю в каких-то предприятиях. Все тайно, все ненормально! Если у нас не общая судьба у страны, тогда пусть она будет не общая. Тогда пусть эти люди не обижаются! Если у нас не общая судьба, так не надо призывать людей «давайте сплотимся, давайте переживать кризис»! Давайте вначале… Вначале поделитесь! Потом будем преодолевать кризис, и все будет общее.

О. БЫЧКОВА: Но я все-таки не поняла: вы поддерживаете битье автомобилей и забрасывание премьер-министров…

Э. ЛИМОНОВ: Я сказал: бывают времена, когда у нации нет другого выхода. Когда невозможно сменить власть. А она должна меняться все время. Когда ее невозможно сменить, когда искусственно не дают ее сменить, насильственным способом, собственно говоря, то становится правомерным другой путь. Не обязательно бить автомобили. Кстати, в Латвии, в Риге не было такого… как писали у нас газеты, и все СМИ, интернет, все было наполнено какими-то погромами. Один магазин алкогольных напитков разбили витрину, и самое смешное – взяли четыре бутылки. Четыре бутылки! Никто их не пил. Как потом оказалось, какие-то провинциальные ребята повезли к себе показать. Показать дорогой напиток! Трогательно, я считаю, трогательно. Там маленькая страна и кризис уже бушует вовсю. Вот они поехали с этим коньяком, показывать своим, не видавшим, наверное, десяти латов, ребятам…

О. БЫЧКОВА: Предположим, там у них все обошлось конфискацией четырех бутылок коньяка. Допустим, по вашей версии. Я искренне хочу в это верить.

Э. ЛИМОНОВ: Я не боюсь таких ситуаций. Меня они только радуют. Это на пользу. Знаете, ничего страшного я в этом не вижу. Я вижу… жить в этом зловещем климате террора, постоянном климате необъявленной гражданской войны, который, видимо, будет еще ужесточаться – это куда страшнее! И еще неизвестно, куда мы дойдем. Я вот лично себя последние пару лет чувствую как движущаяся мишень. Я вот так живу. И не я один.

О БЫЧКОВА: Последняя , наверное, тема, которую обойти мы не можем тоже – это, конечно, Барак Обама, который стал президентом только что. И Артем из Москвы спрашивает, так хитро Артем из Москвы ставит вопрос в интернете. Он пишет: «Как вы думаете, Обама «отпрезидентит» весь свой срок или после проведения необходимых для США непопулярных реформ будет скомпрометирован и отставлен?»

Э. ЛИМОНОВ: Не будьте наивными! Барака Обаму избрали по… безусловно, за ним огромная сила – это целый клан Клинтонов, это практически вся машина Демократической партии. Он уже был сенаторов от штата Иллинойс, и говорить о том, что он просто какой-то такой наивный реформатор, который сейчас там запутается… – этого в Соединенных Штатах быть не может! Он так проверенный и тысячу раз отмеренный в чистках как соль, что никаких ни ошибок, ни случайностей не бывает! Точно так же, как закономерно стала Кондолиза Райс государственным секретарем, это еще один шаг в сторону вот такого национально-социального сплочения, консолидации сил. Безусловно, теперь черные, цветные будут смотреть на Америку… изменится их взгляд. То есть, теперь они понимают: даже высших должностей может достигнуть один из них. Это имеет значение. Обама имеет значение для Америки! Внутри страны. Для всего остального мира изменений никаких ожидать не приходится. Соединенные Штаты существуют благодаря своей администрации, президент как таковой он мало что может. А если вдруг попробует что-то, то я думаю, что он долго не проживет. Я ничего не жду от Обамы, так же как, например, ничего не ждал от Зюганова, если бы… Сейчас конечно, поезд ушел, ничего такого не произойдет. Но если бы, например, в 96-м году избрали Зюганова, это, я думаю, ничего, кроме красного флага и поста номер один у мавзолея, ничего бы не изменилось. Это надо понимать, что черный – да не тот. Это же не Че Гевара и не какой-то там сражающийся африканский боевик! Это просто-напросто хороший, из хижины дяди Тома, прекрасный черный, улыбающийся, выучил все книги возможные, проходил юридические всякие школы – там все в порядке.

О. БЫЧКОВА: Понятно. Это не наша история, короче говоря. Это история не наша.

Э. ЛИМОНОВ: Это не наша история! Только отвлекает. Лучше идите за свою собственную жизнь – вам же здесь жить! Чего мы…

О. БЫЧКОВА: Это верно. Спасибо большое. Это была программа «Особое мнение» и Эдуард Лимонов.






Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире