'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 29 декабря 2008, 17:08

Л. ГУЛЬКО: Здравствуйте! Меня зовут Лев Гулько. Это «Особое мнение». Журналист Леонид Млечин, как всегда, в нашей студии. И его особое мнение вы сегодня и услышите, и увидите. Добрый вечер!

Л. МЛЕЧИН: Добрый вечер.

Л. ГУЛЬКО: Давайте начнем с того события, которое в мире, как мне кажется, сегодня это номер один – это конфликт на Ближнем Востоке, разгоревшийся с новой силой. Он тлел всегда, как вы знаете. Теперь разгорелся с новой силой.

Л. МЛЕЧИН: Да, каких-нибудь 60 лет…

Л. ГУЛЬКО: Может быть, даже и дольше.

Л. МЛЕЧИН: На самом деле, дольше.

Л. ГУЛЬКО: Анатолий Белобородько – я бы сослался в этом вопросе на наши радиослушателей и телезрителей — пенсионер: «Леонид, как вы считаете, правильно ли действует Израиль в Секторе Газа? Или нужно было сидеть и ждать, как какой-нибудь отморозок кинет вам на голову ракету?». Максим из Москвы: «Новая большая заваруха в Газе случайна? Или это одна из попыток поднять нефтяные цены? Если второе, то кто подталкивает – Иран? Или руководство ХАМАС такое догадливое? В результате цены пошли вверх, на нефть, во всяком случае». Юрий, предприниматель и военный пенсионер: «Уважаемый Леонид! Не могу понять, почему правительство России объявляет эвакуацию российских граждан 200-300 человек из Газы, и ничего не говорит о российских гражданах – их многие десятки тысяч – которые проживают рядом с Газой? И на их головы каждый день летят ракеты палестинцев». Вот такой есть вопрос к вам. В общем, ситуация на Ближнем Востоке.

Л. МЛЕЧИН: Знаете, я часто думаю: слава богу, что не мне в таких ситуациях надо принимать решение. Что у меня такая более благодарная профессия и я могу только об этом писать или снимать фильмы, рассуждать. А принимать решения в таких ситуациях, которые являются безвыходными, — а мы имеем дело с совершенно безвыходной ситуацией – не мне надо это делать. Я вот думаю: интересно, наши слушатели… как разделились их мнения. Я так полагаю, что те, кто в августе поддержал ответ России на грузинские действия, должен был – как я полагаю – полностью поддержать сейчас, конечно, и действия правительства Израиля, и даже считать, что они слишком мягко поступают. Потому что логика поведения та же самая. Таким образом, я предполагаю, что большинство наших слушателей действия Израиля поддерживают. Потому что военная операция Израиля уже продолжается три дня и, насколько мне известно, является ответом на сознательную провокацию ХАМАС. В этом и есть безвыходность этой ситуации. ХАМАС прекратил перемирие, шаткое, которое было… и возобновил обстрел ракетами израильских территорий. Это продолжалось достаточно долго, насколько мне известно. Я слежу за этим уже много лет.

Л. ГУЛЬКО: Семь лет продолжается…

Л. МЛЕЧИН: нет, я имею в виду вот эти вот… сейчас, после перемирия. Израиль просто предупреждал, что не будет этого терпеть, что он вынужден будет ответить военной операцией. Это никак не подействовало на ХАМАС. Думаю, что понятно, почему. Руководство ХАМАС хочет этого, потому что оно не справилось с той задачей, которую на себя взяло, когда оторвало Сектор Газы от Западного Берега и взяло под свое управление эту территорию. Оно не справляется со своими обязанностями, оно не может прокормить этих людей, дать им работу, не в состоянии создать там государственные структуры – оно ничего не может!. Единственное, что оно может — спровоцировать ответный удар, и потом сказать: вот видите, что с нами делают? Помогайте все! Вступайтесь за нас, помогайте, ведите с нами переговоры, мы единственные представители этого несчастного населения и так далее… Думаю, что это была сознательная провокация. Вопрос в том, как быть с провокацией? Отвечать или не отвечать?

Л. ГУЛЬКО: Терпеть или не терпеть? – спрашивает наш радиослушатель.

Л. МЛЕЧИН: Да, это чудовищный выбор. Я думаю, что понятно, что это провокация, и как бы не стоит… на провокацию не надо поддаваться. Такой приказ отдал товарищ Сталин в ночь на 22 июня. На провокацию, действительно, не надо поддаваться. Но провокация особого рода, это не то, что в тебя плюнули, или твой суп разлили на кухне или подножку даже тебе поставили, прокричали тебе… На такую провокация можно не поддаваться. А когда стреляют и убивают, как на это не отвечать, я не знаю. Это действительно тяжелейший вопрос. Понятно, что провокация. Понятно, что ответная мера в таком густонаселенном – а Сектор Газа, может быть, самое густонаселенное место на Земном шаре.

Л. ГУЛЬКО: Там, по-моему, живет миллион с лишним человек на маленьком очень…

Л. МЛЕЧИН: Да, это самое густонаселенное место в мире. Понятно, что любой ответ, самый точный, при самом замечательном оружии, при самых прекрасных действиях разведки приведет к тому, что будут гибнуть мирные жители. Тем более, что боевое крыло ХАМАС сознательно располагает свои боевые отряды, учебные центры, склады боеприпасов и позиции ракет, которые они запускают, именно в этих густонаселенных отрезках. Там есть другая территория, которую освободили израильские войска, когда ушли, она не населенная – там можно было бы располагать. Но этого они не делают, как раз рассчитывая на то, что в ходе ответного удара погибнут мирные жители, и это будет тот самый резонанс, который им нужен. Вот ответ последовал. И если я правильно сужу, он достаточно точно подготовлен. Когда показывали кадры, в основном, это были люди в военной форме. Все-таки они, в основном, попадают туда, куда хотели.

Л. ГУЛЬКО: Вот данные, скажем так, вчерашние – 97 процентов это не мирное население, пострадавших.

Л. МЛЕЧИН: Конечно! Они попадают туда, куда они хотели, это правда. Но все равно какое-то количество мирного населения гибнет, и это ужасно! Это трагедия. Она чудовищна, потому что гибнут мирные жители. Она чудовищна, потому что она , конечно, возбуждает дополнительную ненависть и обеспечивает продолжение этого конфликта. Но если кто-то из наших радиослушателей знает, как выйти из этой ситуации, тому все были бы за это благодарны. Но я думаю, что надо, наверное, напомнить, что такое ХАМАС. Вообще это аббревиатура слов на арабском, означает «Исламское движение сопротивления». Создано она была в 1987 году, а с 92-го года приступило к боевым действиям, и сразу же ввело в оборот на территории Палестины тактику смертников. Та, которая была широко использована иранцами, вот ХАМАС взяло на вооружение. Создал это движение такой шейх Ясин. Может быть, наши слушатели и зрители видели его когда-то на экранах. Он в детстве сломал себе позвоночник, что не помешало ему заниматься политической деятельность, иметь большое число детей. Он в юности вступил в движение «Братья-мусульмане», а ХАМАС часть этого движения. Движение это нацелено на то, чтобы создать исламский халифат по всему миру. То есть, весь мир должен стать исламским государством. И поскольку он жил в Секторе Газа, Сектор Газа до 67 года управлялся египтянами, египтяне посадили его в тюрьму. Освободили его израильтяне, когда в 67-м году выбили египетские войска из Сектора Газа и выпустили всех политзаключенных. Он создал сначала такую благотворительную организацию. Все террористические движения в этом регионе вырастают из благотворительных организаций, которые помогали бедным, заодно занималось такой религиозно-политической пропагандой, а потом появляется боевое крыло. Весь путь проходят всегда один и тот же эти организации. Он может быть самый непримиримый идеолог в этом регионе, потому что для него Ясир Арафат, глава движения «Организация Освобождения Палестины», признанный лидер палестинского народа, был врагом. Он осуждал его за переговоры с Израилем. Идеология ХАМАС исходит из того, что никакое еврейское государство на территории Палестины существовать на может, поэтому переговоры исключены, и цель в том, чтобы уничтожить это государство, и вся эта территория должна стать частью большого халифата. Поэтому всегда, когда говорят: пусть прекратится насилие, садитесь за стол переговоров, это говорят те, кто не понимает. ХАМАС принципиально не участвует ни в каких переговорах. Оно исключает для себя возможность переговоров и соглашений. Оно в принципе не согласно ни на какие переговоры! Поэтому создание Палестинского государства так и не произошло. Оно должно было произойти, но оно не может произойти, потому что эти люди не хотя создавать – я думаю, что это очень важно, чтобы слушатели наши понимали – ХАМАС не хочет создания Палестинского государства! Оно хочет создания большого государства, в котором бы не было никаких евреев.

Л. ГУЛЬКО: Насколько я понимаю, это мешает , собственно, и соседям-арабам, таким как Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Иордания. Тут тоже нет единства. Ведь могли бы выступить единым фронтом сейчас. Что, собственно, и делается где-то на словах. Но и то как-то непонятно и странно… Вы , как человек, который много об этом писал и снимал фильмы, — кто может сейчас надавить на ХАМАС? Потому что, ну раздолбают израильтяне … до конца не раздолбишь. Никто?

Л. МЛЕЧИН: Никто не хочет.

Л. ГУЛЬКО: Ни Сирия, ни Иран, который, как говорят эксперты, готовит боевиков на своих базах.

Л. МЛЕЧИН: Ни одно арабское государство не хочет, не может, и не будет давить на ХАМАС, потому что эти боевые отряды абсолютно всех устраивают. Они, конечно, боятся …

Л. ГУЛЬКО: Как? Устраивает Египет, который… Палестинцы побежали к нему, прорвав КПП, а он их выталкивает назад: да не надо нам! А Израиль, когда была заварушка предыдущая, — я читал своими глазами – сказал Египту: забирай ты Сектор Газа назад. Вместе с населением. Египет сказал: нет, ребята, не надо!

Л. МЛЕЧИН: Конечно, не надо. Но любой отряд, который атакует Израиль, атакует, условно говоря, в их представлении, Запад, прекрасен и должен существовать! Видите, вообще говоря, если так взять тему отношения арабских стран к арабскому народу Палестины, то это долгая история полного предательства интересов, полного безразличия и полной готовности пожертвовать этими людьми во имя своих политических интересов. Если бы не арабские соседние государства, Палестинское государство существовало бы вот уже 60 с лишним лет! Потому что арабские страны в 47-48 годах сделали все, чтобы это государство не появилось. Я вас умоляю – эти государства получают колоссальные деньги от продажи нефти! Они могли бы легко накормить и обустроить всех палестинских беженцев давным-давно!

Л. ГУЛЬКО: Не хотят.

Л. МЛЕЧИН: Никогда! Деньги находятся только на боевиков. Только! Им не нужно Палестинское государство. Для Сирии вся эта территория – часть большой Сирии. Для Иордании… Они недавно отказались, но вообще говоря, Западный Берег воспринимается как часть Иордании. Их устраивает такое положение вещей, на самом деле.

Л. ГУЛЬКО: Теперь вторая часть палестинского народа – сейчас разделенного на две части: Сектор Газа и Западный берег – движение ФАТХ. Что с ним будет в данной ситуации? Потому что садиться за стол переговоров ХАМАС с ФАТХ не хочет. С другой стороны, лидеры ФАТХ, мне кажется, спят и видят сейчас войти в Газу на израильских штыках, и занять там лидирующее положение. Там же выборы!

Л. МЛЕЧИН: Это невозможно! ФАТХ, я думаю, умирает, потому что эта организация скомпрометирована администрацией Арафата, которая разворовала все деньги, которые она получала от мирового сообщества после соглашения в Осло с 1993 года, когда было принято решение за несколько лет… в1997 году, по-моему, должно было появиться Палестинское государство, они получили очень большие деньги — речь идет о миллиардах евро и долларов – на обустройство. И все эти деньги исчезли по нам знакомым каналам, и в этом смысле администрация Арафата уже была скомпрометирована. И это помогло ХАМАС побеждать на выборах и завоевывать сердца людей, потому что они выступали не только против Израиля, но и против собственной коррумпированной власти. И они спихнули. Поэтому я думаю, что у ФАТХ на самом деле шансов никаких нет. Соответственно, они не могут вступить в переговоры с Израилем, потому что они тогда предатели. И думаю, что ситуация эта обреченная и тяжелая. И будет такой до бесконечности.

Л. ГУЛЬКО: Какова роль России? Или ее нет вообще?

Л. МЛЕЧИН: Она, конечно, есть. Все государства сколько могут пытаются в этом участвовать…

Л. ГУЛЬКО: Мы же дружим. «Дружим» сильно сказано – у нас хорошие отношения , такие без проблем с ХАМАС.

Л МЛЕЧИН: Ну, да, сейчас неплохие со всеми. Сегодняшнее заявление Лаврова по поводу этой ситуации было на редкость мягким. Я думаю, это результат августовской войны в Осетии. Обычно довольно жестко к Израилю: «прекратить!». Значит, свои военные действия… Что-то такое мягкое-мягкое в обе стороны. Конечно, если я правильно услышал, сначала должны прекратить обстрелы ХАМАС, что довольно важно. Беда состоит в том, что сейчас ни у России, ни у Соединенных Штатов нет никакого рецепта решения этой проблемы. Просто нет! Это самое ужасное! Вот я помню, в 93-м году было такое очень позитивное восприятие. Казалось, все решено, сейчас появится Палестинское государство, они с Израилем подпишут какие-то договоренности, будут спокойно сосуществовать, и этот регион начнет процветать. Была книжка у Шимона Переса, нынешнего президента Израиля «Большой Ближний Восток». Каким замечательным экономическим центром может быть этот регион, где сосредоточены столько богатств, и квалифицированное население и так далее. Все это растаяло как дым, все эти надежды.

Л. ГУЛЬКО: Особое мнение. Леонид Млечин. Вернемся в нашу страну. Господин Медведев в понедельник принимал участие в итоговом заседании кабинета министров в Доме правительства. Похвалил себя и правительство. Как пишет «Эксперт», в 2008 году Россия показала себя достойно: и на войне, и в экономике. Вы согласны?

Л МЛЕЧИН: Я вообще с детства научен себя не хвалить. Мне кажется, что это должно относиться как к отдельным персонажам, так и…

Л. ГУЛЬКО: Сам себя не похвалишь, некому хвалить.

Л. МЛЕЧИН: не знаю, не знаю. Я вообще обучен с детства, родителями: находить у себя недостатки и их исправлять, у других находить достоинства и их перенимать. Вообще говоря, в ситуации кризиса экономического хвалиться не стоило бы, даже если есть ощущение, что ты неплохо поработал. Чему я всегда завидую? Когда человек сам собой доволен, думаешь: молодец какой!

Л. ГУЛЬКО: Ну, и еще одна цитата о том, что собственно власть осталась единой и целостной, и это правильно. И так должно быть, и даже в связи с кризисом. Я так немножко интерпретирую слова господина Медведева, но главное – это такая фундаментальная власть. Незыблемая.

Л. МЛЕЧИН: Наверное, это ответ на рассуждения, которые были о возможных противоречиях между Медведевым и Путиным, которые должны обязательно возникнуть между их командами… Мне, честно говоря, с самого начала казалось, что этого ничего не должно произойти, потому что это не конкуренты, и даже не равнозначные политические фигуры. А просто одна дополняет другую. Одна исполняет одни функции, другая – другие. Все очень удачно сочетается. Не помню, чтобы товарищ Сталин когда-нибудь испытывал какую-нибудь ревность по отношению к Михаилу Ивановичу Калинину, который был главой государства. Хотя и подпись Калинина шла первой, а Сталина значительно ниже. Кто газеты помнит старые, советские – вверху указы подписаны Калининым, а внизу подписаны Сталиным. Не обижался Иосиф Виссарионович, не обижался.

Л. ГУЛЬКО: Кстати, об Иосифе Виссарионовиче. Понятно, что я сейчас буду спрашивать. «Результаты голосования на «Имя России», — пишет Александр, пенсионер из Германии, — заставляют содрогнуться любого нормального человека». В частности, представляющего себе подлинный облик Невского, знающего о «столыпинских галстуках», об Ильиче и Сосо я уже не говорю. «Согласны ли вы с тем, что эти персоны на самом деле являют собой лицо России и ее душу?» — это Александр. Юрий, рабочий из Сургута тоже на эту же тему: «Имя России – Сталин. Как вы думаете, это протестное голосование?» И дальше он пишет о том, что все смеялись по поводу вопроса Путину о снеге. «А я думаю, что это самый издевательский вопрос из всех». Ну, и так далее. Ну, вот это протестное голосование или нет?

Л. МЛЕЧИН: Я замечательный анекдот прочитал в «Комсомольской правде». Председатель призывной комиссии берет личное дело призывника и читает: Пушкин Александр Сергеевич. Знакомая какая фамилия… Тот говорит: конечно, батя мой у вас тут служит! Вот. Я думаю, что это анекдот, к сожалению, свидетельствующий о подлинном знании отечественной истории нашими согражданами. Моя мама все время удивляется. Говорит: имея Пушкина, как можно вообще рассуждать о лице России и думать, что еще кто-то есть, когда есть Пушкин? Какое еще счастье может выпасть народу, имеющего вот такое, совершенно неоценимое богатство, как Александр Сергеевич Пушкин? Я не видел ни одной программы , я только по газетам, радио слышал… С моей точки зрения, если бы Сталин победил, это было бы естественнее. Потому что, конечно же, лицо вот той России, в которой мы выросли и живем сейчас – это лицо Сталина. Это справедливо. Это тот самый человек, который реально волнует людей, которым многие гордятся, к которому многие хотят вернуться. Это было бы по справедливости, да. Это, я думаю, и есть реальное лицо России. А выбор Александра Невского…Это какой-то палиатив – не знали, мне кажется, что делать, взяли Александра Невского, о котором никто – за исключением небольшого числа историков – не имеет ни малейшего понятия. И основывается только на фильме, который молодежь даже и не видела, а только по воспоминаниям родителей. Фильм не имеет никакого отношения к реальной истории. Это фигура совершенно другая. Вот свидетельство того, как мы относимся к отечественной истории. Не знали и знать не хотим!

Л. ГУЛЬКО: То есть, что это? Нужно переждать какое-то время пока некоторые индивидуумы вроде нас с вами, вымрут?

Л. МЛЕЧИН: Ждать уже некуда!

Л. ГУЛЬКО: А как? Чем вы объясните? Что это вообще значит? Может быть, не вовремя сейчас Александр Сергеевич, не нужен сейчас, в данный момент?

Л. МЛЕЧИН: Это соответствует тому…Вот мы такие есть. Пушкина не ценим, знать ничего не хотим из собственной истории – я так говорю, конечно, в целом и очень поверхностно. Имея богатства, им не дорожим – я говорю о Пушкине. Восхищаемся убийцей – я говорю о Сталине. И выбираем от безвыходности человека, о котором ничего не знаем. Вот так вот мы живем. Не хотим знать – и не будем! Это такое у нас общество. Это господствует: я не знаю, но имею мнение. Вы лучше меня знаете по опросам, к сожалению, а ведь у вас просвещенная публика.

Л. ГУЛЬКО: Значит, такому обществу нужна идеология государственная, чтобы его направляли в нужном направлении. Знаете, как многие говорят? Нужна государственная идеология. Вот направили бы к Пушкину – пошли бы к Пушкину, направили бы к Столыпину… Хотя, как сегодня наши ведущие утреннего «Разворота» друг у друга спрашивали: вы узнали бы Столыпина в лицо? Вот так, если показать? То есть, нужна идеология направляющая, раз такие подростки без головы. Народ-подросток.

Л. МЛЕЧИН: Слова «государственная идеология» меня только пугают, Не хватаюсь за пистолет, но вздрагиваю. Никакой государственной идеологии не надо! Надо защищать отечественную историю, и для этого должна соответствующая у нас наука развиваться. Не надо ей мешать. Государство должно не вмешиваться в историческую науку и создавать условия для историков. Но и неплохо, чтобы у людей был бы интерес к истории, вообще говоря. Мне кажется это естественным. Конечно, художественные фильмы во всем мире на историческую тематику бывают не совсем точны, но у нас как-то очень неточны!

Л. ГУЛЬКО: Особое мнение. Леонид Млечин. Мы делаем небольшой перерыв на несколько минут. Возвращаемся и продолжаем разговор.

НОВОСТИ

Л. ГУЛЬКО: Леонид Млечин с особым мнением. Продолжаем наш разговор, Вот несколько тем, которые бы я свел в одну. Нижегородские националисты создают отряды для борьбы с преступниками-гастарбайтерами, как они считают. Члены Движения против нелегальной иммиграции решили по-своему бороться с уличной преступностью, организовав в Нижнем Новгороде группы народной самообороны. Такие отряды появятся в каждом районе города уже с января будущего года, так заявляют ребята. Ну, посмотрим, появятся или не появятся. И еще одна тема. Российский полковник, убивший девушку-чеченку, выпущен на свободу. Как вы знаете, Юрий Буданов, единственный российский офицер, осужденный за преступление, совершенное в Чечне, досрочно выйдет на свободу. И уже проходят митинги протеста, и в том числе в Чечне. Вот эти две темы для меня чем-то связаны. Ваши комментарии? Как хотите – по поводу националистов сначала, потом по поводу Буданова.

Л. МЛЕЧИН: Я надеюсь, что касается Нижнего Новгорода, там этого ничего не позволят, потому что традицинно из Москвы, в традициях московского руководства такого рода людям воли не давать. И я думаю, что этого не произойдет. И эти джентльмены, значит, занимаются самопиаром. Число их, к счастью, вот таких активных, невелико, и слава богу! В принципе эти люди… Вообще это материал для прокуратуры. Потому что люди заявляют о намерении совершить противоправные действия и должны быть сразу пресечены.

Л. ГУЛЬКО: «Организованная преступная группировка» это называется.

Л. МЛЕЧИН: Да. Они должны быть вызваны в прокуратуру или Федеральную службу безопасности, где, как говорили раньше, должны профилактировать, сообщить им о том, что они намереваются совершить преступное деяние и будут отвечать. Поэтому лучше этого сразу не делать. И все. Вопрос решается очень просто, непонятно, почему это не делается. Что касается Буданова, то это, конечно, событие очень серьезное. Всех волнует. А я думаю, что если бы я был судьей, то я для себя мысленно все преступные деяния делил бы на две категории. Одни, совершенные против личности, вторые – грубо говоря, имущества. Имущество – это вообще все: украл, не заплатил. И к тем, кто совершил имущественные преступления, я вероятно был бы достаточно либерален. Мне кажется, ну, украл, ограбил, недоплатил – это все преступления, ущерб от которых можно возместить. Вернул, отработал, доплатил. Это не катастрофа. Вот эти преступления не катастрофа! А совершенные насильственные: зарезал, изнасиловал, убил – это не восстановимые вещи, тут ничего восстановить нельзя. Это или совсем человек перестал жить, отправлен на тот свет, или ему причинен такой ущерб, который ничем компенсировать нельзя. Здесь был бы достаточно жестким . Преступление, совершенное полковником Будановым, относится к числу особо тяжких, чудовищных и непростительных преступлений. И так вот не только по юридическому, по логике он должен был отсидеть свой срок до конца, и только после этого выйти на свободу. И то, что его выпустили, в таком очевидном контрасте с нежеланием отпускать людей, не представляющих никакой опасности, я имею в виду Алексаняна, и Бахмину, бедную женщину, столь очевидно неопасны для общества, столь очевидно свершивших деяния (если они их свешили!), не причинивших такой ущерб, который можно компенсировать, в таком контрасте находятся, что меня это, конечно, поражает. У нас столько юристов во главе государства стоит, что не осознавать этого нельзя! Тут вопрос возникает – было ли это сделано с санкции высшего руководства или это местная инициатива? Я не могу себе представить, чтобы это была местная инициатива. Потому что, если я правильно понимаю, все, что происходило с полковником Будановым, было предметом рассмотрения на самом верху, и тогда было сказано, что надо судить и осудить, потому что этого требовала Чеченская республика и лично Кадыров, к которому прислушиваются. Почему сейчас это сделано, что его сейчас освободили? – просто я поражен! Значит, военные сказали, что вот это просто офицерство возмущено, что наш товарищ сидит, и в данной ситуации, поскольку считают, что в Чечне спокойно, надо сделать приятное офицерам… так могу предположить. Откуда я знаю?

Л. ГУЛЬКО: Здесь, как мне кажется, — я не знаю, согласитесь вы со мною или нет — вот я читаю, что многие россияне считают приговор несправедливым, а националисты называют Буданова героем. Да? Буданов будет иметь некий, теперь уже и политический вес. Дальше его поднимут на знамя, а уж пойдет он в политику, не пойдет – бог его знает.

Л. МЛЕЧИН: Что делать… Не первый убийца называется героем уже сегодня. Имя одного убийцы, которого считают героем, уже прозвучало. Есть такое восприятие. Есть глубокая аморальность в определенной части нашего общества. А моральные нормы вообще нарушены в нашем обществе. После всех десятилетий того, что было, можно говорить о полной аморальности определенных кругов. Потому что убийцу назвать героем, если речь не идет о ситуации, когда убийца в бою, враг с оружием в руках… то тогда другое дело – двое. А человек, убивший женщину, которая, как выяснилось на суде, не имела ни малейшего отношения к боевым действиям, убил в состоянии… Я не буду даже описывать обстоятельства свершения этого чудовищного преступления. Назвать его героем, это, значит, говорить о том, какие моральные, нравственные принципы разделяют эти люди. И это существует в нашем обществе и принимается немалым числом людей.

Л. ГУЛЬКО: У нас с вами все-таки предновогодний эфир, поэтому давайте…

Л. МЛЕЧИН: А теперь о хорошем . Еще один анекдот у меня есть любимый. «А теперь новости культуры. Сегодня в собственном подъезде убит директор филармонии».

Л. ГУЛЬКО: Нет, не так, не так. Вот Владимир Ловчев, преподаватель из Казани спрашивает вас, какое наиболее отрадное событие в россии произошло в 2008 году. Как вы считаете?

Л. МЛЕЧИН: Отрадное… Вы знаете, поначалу их было много, общество у нас так веселилось, и Олимпиаду когда завоевали, и футбол выиграли…— масса было таких праздничных мероприятий. Полгода первые прошли в состоянии полной такой радости. Потом она сменилась ощущением не очень большой радости…

Л. ГУЛЬКО: Но все-таки?

Л. МЛЕЧИН: Не знаю даже. Как-то по роду профессии больше сконцентрирован на негативе. Это наверное плохо, но что делать. Это как врач. Ты приходишь к врачу, он говорит: ой, как у вас все хорошо, такое замечательное, один мелкий недостаток , вы о нем не думайте, идите домой, все хорошо. Потом выясняется, что речь шла о туберкулезе легких, предположим. Но он сказал, что все остальное-то хорошее.

Л. ГУЛЬКО: Правильно – ложь во спасение.

Л. МЛЕЧИН: так что я все-таки больше концентрируюсь на тех недостатках, которые надо исправлять. Я о них больше думаю. А что хорошо, то оно хорошо и так, слава богу.

Л. ГУЛЬКО: 363-36-59, и подключаем к разговору наших уважаемых радиослушателей. Слушаем вас внимательно.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте, Это Руслан беспокоит. Все-таки я хотел бы насчет Александра Невского. Все-таки вот не забывайте, что все-таки этот человек внес большой вклад в развитие Руси, в сохранение самобытности. Мимоходом как-то пинаете Александра Невского, какой-то он там негодяй, плохой человек…

Л. ГУЛЬКО: Секундочку. Спасибо большое, конечно, но негодяя не было. Не надо!

Л. МЛЕЧИН: А мы жалко, что расстались. Я хотел знать, из каких источников наш слушатель черпает информацию об Александре Невском. Почему он так уверен, что он внес большой … Что именно он прочитал на сей счет, какой научный труд?

Л. ГУЛЬКО: Ну, так что? Негодяй… Запинали Александра Невского

Л. МЛЕЧИН: Ну, смешно…Знаете это наука о рецепции. То есть, ты говоришь одно, люди слышат другое, потому что они нацелены на определенность какую-то. А у нас двухмерное – либо черное, либо белое. Если ты не восторгаешься кем-то, значит, ты его просто пинаешь. А мысль о том, что еще множество оттенков есть, она в головы не приходит.

Л. ГУЛЬКО: Это во Франции были импрессионисты, а у нас реалисты.

Л. МЛЕЧИН: Вообще, человек наделен способностью различать много цветов. Все, кто сдает на права , как минимум три цвета точно определяют. А у нас звонят в основном два цвета.

Л. ГУЛЬКО: Они не автомобилисты. Жалко. 363-36-59. Еще один попробуем звонок. Слушаем вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Вот такое событие. Осенью было роздано из казны около 140 миллиардов долларов. Есть ли какая-то обзорная информация, кому, сколько? Сколько и когда вернули?

Л. ГУЛЬКО: Спасибо огромное. Я не знаю, ответит ли вам Леонид Млечин, человек в этом деле…

Л. МЛЕЧИН: Нет, я боюсь… Нет, нет, нет! Я даже когда сам деньги одалживаю, то не всегда вспоминаю.

Л. ГУЛЬКО: Это правильно, на самом деле. Это правильно!

Л. МЛЕЧИН: Я помню, кому сам должен.

Л. ГУЛЬКО: Осталось у нас немного времени. Я как всегда приготовил для вас вот такую любопытную информацию. Канадский ученый определил, что русские стали похожи на американцев. Они такие же толстые и агрессивные.

Л. МЛЕЧИН: Нет, мне кажется, ни мы, ни американцы не агрессивные на самом деле. А толстые… Я понимаю, что вы смотрите, что у меня избыток в талии некоторый…

Л. ГУЛЬКО: Ничего, я сам не слишком…

Л. МЛЕЧИН: Нет, нет! Мне кажется, этот канадский ученый, видимо, смотрит такие фильмы художественные, которые, как мы тут с вами говорили, далеко очень от реальности. В Америке были и видели там весьма подтянутых, весьма спортивных джентльменов, весьма изящных леди. И здесь, слава богу, по Москве идешь, и что касается леди, они совсем не толстые, и к счастью, еще не агрессивные!

Л. ГУЛЬКО: Ну, что же, я поздравляю вас с наступающим Новым годом! Желаю вам, чтобы этот год был самым плохим в хорошем смысле слова. Просто чтобы следующие были лучше.

Л. МЛЕЧИН: Давайте, всем это пожелаем слушателям и зрителям. Спасибо!

Л. ГУЛЬКО: Это было «Особое мнение» и Леонид Млечин. До встречи в следующем году!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире