'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 19 декабря 2008, 19:07

Е.ГЕВОРКЯН: Здравствуйте, это программа «Особое мнение» в параллельном эфире на телеканале «RTVi» и радиостанции «Эхо Москвы» я, Эвелина Геворкян, приветствую аудиторию и сейчас я буду общаться с Леонидом Радзиховским.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Добрый вечер.

Е.ГЕВОРКЯН: ДО эфира уже пришел к вам вопрос, — вот что значит вопрос горячий: «Что будет с машинами, которые привезут на Дальний Восток, если их не возьмут жители? Тогда придется их подарить Северной Корее?».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Знаете. Я настолько не в теме этого скандала дальневосточного, совершенно не представляю, как его разрулят, но насколько я понимаю, власть в таких случаях всегда здорово боится народного возмущения, и поэтому какой-то компромисс, думаю, будет найден. Во всяком случае, я с трудом себе представляю, чтобы просто все требования этих самых автомобилистов и торговцев выкинули в мусорное ведро и послали их куда подальше. Власть, особенно в период кризисов, страшно не уверена в себе, страшно боится перерастания экономических требований в политические, и думаю, что в очень широком диапазоне готова выполнять требования экономические. Не знаю, как в деталях, но думаю, что пойдут на максимально для них возможные компромиссы в отношении с местным населением.

Е.ГЕВОРКЯН: Думаю, что тут вопрос, для власти в частности, стоит остро и просо – с одной стороны, есть интересы миллионов людей, которые задействованы здесь – Тольятти, на предприятиях европейской части России есть автопром погибающий вечно, и с другой стороны, есть Дальний Восток, который не хочет и не может пользоваться российскими автомобилями – там есть свои интересы. И вот назревают пикеты – и там и там происходят, чьи интересы соблюсти? Обратимся к обывателю Геннадию из Петербурга: «Сегодня путин, грубо говоря, сделал свой ход в отношении приморских автомобилистов. Ход жесткий, в стиле Глеба Жеглова, смысл которого примерно такой: «будут брать, я сказал». Между тем, затея пересадить вех на «Жигули» кажется еще более фантастичной, чем пересадить на «Жигули» наших чиновников.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не будут брать, — я сказал. Не будут на Дальнем Востоке брать этот металлолом – это точно. И, кроме того, на самом деле я этого конфликта не очень понимаю — именно в таком варианте. А что, кроме Дальнего Востока нигде нельзя бывать «Жигули», они должны быть со знаком качества обязательно на Дальнем Востоке? «Жигули» вполне продаются в европейской части, сейчас действительно какие-то послабления. Путин пытается одобрить, говорить поддерживайте отечественного производителя, будете патриотами, за это платим отдельно. И действительно, этот патриотизм вроде будет неплохо оплачен — какие-то там кредиты выдают тем, кто покупает – я сегодня слышал. Поэтому я думаю, что патриотическое спасение автопрома будет обеспечено, но оно, по-моему, не имеет никакого отношения к Дальнему Востоку. А на Дальнем Востоке будут ездить на японских иномарках. Ну и что? Конечно, они их могут продавать внутрь страны, все это понятно, но, откровенно говоря, мне не кажется, что такое количество по всей России именно «японок». По-моему, эта проблема более локальная. И мне кажется, правительство найдет способ ее решить так, чтобы и овцы были целы — я имею в виду жигулевские овцы, и дальневосточные волки были сыты, торговцы автомобилями. Во всяком случае, одно для меня очевидно: наступать обеими ножищами на ногу жителям Дальнего Востока власть побоится, не будет, и какой-то компромисс найдет.

Е.ГЕВОРКЯН: Но опять же инициатива В.Путина – он предлагает полностью компенсировать железным дорогам стоимость доставки на Дальний Восток наших машин и выпадающие расходы РЖД будут компенсированы из российского бюджета – значит, из средств налогоплательщиков. Поэтому нельзя сказать, что это местечковая проблема, касающаяся только Дальнего Востока.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: ну, видите ли, в чем дело – не хотят они ездить на «Жигулях».

Е.ГЕВОРКЯН: думаете, он не заставит?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: ну что, привяжут к «Жигулям» и будут заставлять ездить? ГАИ дадут распоряжение, что если человек не на «Жигулях», арестовывать его? Не хотят они ездить на «Жигулях», к этому там большой интерес и торговцев местных, которые завязаны на это дело. Ну, конечно, если правительство бесплатно подарит всем жителям Дальнего Востока по автомобилю «Жигули» — они возьмут, вопросов нет. Но тогда, наверное, удивятся жители других районов – подарите и нам тоже. Поэтому сколько со мной ни бейтесь, вы от меня никакого другого ответа не добьетесь – я уверен, что власть собачиться с десятками тысяч – по-видимому, такая цифра — людей, живущих компактно на Дальнем Востоке из-за автомобилей, не будет. С другой стороны, предоставить «Жигули» их собственной печальной участи тоже по целому ряду соображений власть не хочет. Поэтому думаю, что они найдут компромисс, во всяком случае, запретительные пошлины – все это хозяйство, которое делает практически невозможным покупку «японок» на Дальнем Востоке –думаю, Они от этого отступятся. Как, кстати, всегда в случае острого социального конфликта с организованной группой людей – власть всегда отступала. На моей памяти, пока речь идет об экономических, социальных требованиях, не политических, а экономических и социальных, исходящих от компактной группы, от достаточно организованной группы, власть всегда – медленно, со скрипом, но отступает. Думаю, что и на этот раз отступит. Она на таран идти не хочет. И правильно делает.

Е.ГЕВОРКЯН: Обычно вы говорите о незрелости нашего народа, а тут так оптимистично, что если народ что-то в экономическом плане потребовал, то власть отступит. Какие-то примеры есть на памяти?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: как это? А бодяга с монетизацией льгот? Помните, это было 3, 4 года назад.

Е.ГЕВОРКЯН: Раз в три года.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Отступили тогда. Вообще я не веду хронику текущих событий экономическую, но я знаю, что когда людей бьют по карману, а особенно Дальний Восток — это такие специальные люди, у них очень сильные, по-видимому, местные чувства патриотические, корпоративные чувства, местные торговцы тоже не лыком шиты, это вам не какие-нибудь запуганные москвичи. Думаю, что они способны сорганизоваться, а власть способна отступить.

Е.ГЕВОРКЯН: Делаем паузу и вернемся в студию через минуту.

РЕКЛАМА

Е.ГЕВОРКЯН: Продолжаем «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским. Сегодня Госдума приняла президентский пакет антикоррупционный законов, и Денис из Москвы спрашивает: «200 поправок к президентскому антикоррупционному закону это что, саботаж, непрофессионализм юристов администрации президента, имитация борьбы пчел с медом?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это нормальная практика поправки должны вноситься, они и вносятся. Если президент вносит закон о том, что 6 лет буду я править, — какие внесешь поправки? — 6 лет и одну неделю? Или 6 лет без воскресений? Тут поправок не внесешь.

Е.ГЕВОРКЯН: Можно в принципе их не принимать.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: не принимать президентский указ? Кто может не принять президентский указ?

Е.ГЕВОРКЯН: ну, То место, которое у нас не для дискуссий, но вроде как предполагается.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это Государственная дума. Она принадлежит государству, поэтому не принять президентский указ это что, бунт? Бунтовщиков у нас нет.

Е.ГЕВОРКЯН: И правда. Это я глупость сморозила.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, это вы тут ляпаете что-то на своем «Эхе», а потом неприятности бывают — депутатов подставляете такими странными вопросами. Естественно, что президентский пакет, где сказано 6 и 5 – там поправки не внесешь. 6 с одной сотой и 5 без одной девятой – не пройдет, а когда это более дробный закон, то естественно, они стоят по стойке «смирно», принимают, но имеют право – их там, как-никак, 450 мужиков, мужчин и женщин. Им же что-то тоже делать надо. Но я, откровенно говоря, не читал так внимательно этот закон, я помню, на меня там произвело впечатление одно сильное место, которое касается того, что высшие чиновники обязаны раз в год декларировать не только свое личное имущество, но и имущество своих жен, детей.

Е.ГЕВОРКЯН: несовершеннолетних.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Как Козьма Минин закладывал жен и детей на пользу отечества, так теперь, по крайней мере, должны описать имущество жен и детей во благо отечества. И это было бы очень мило, но я не знаю одного — а какова норма наказания в случае, если укажут неправильные сведения? Я не помню, есть такая норма в законе, или нет. Если такой нормы не существует, то, очевидно, что этот закон – это просто такая новогодняя открытка самому себе: «Дорогой Вася , поздравляю днем рожденья, живи дальше, работай счастливо».

Е.ГЕВОРКЯН: Главное, чтобы открыта была не дороже 3 тысяч рублей.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А это неважно – себе посылаешь. Сам же и возьмешь. В этом случае проблем нет. Если же есть какая-то норма ответственность есть за предоставление фальшивых сведений, то тогда этот закон теоретически может приобрести какой-то смысл. Но только, естественно, в том случае, если эта норма ответственности будет реально применяться, что далеко не факт. Я в свое время — люблю, честно вам скажу, лазать по чужим карманам – виртуально, по крайней мере, и перед выборами с большим удовольствием читал декларацию об имуществе депутатов ГД. Это официальные сведения, правда. Только о самих кандидатов в депутаты, там нет ни жен, ни матерей, ни детей – только сами. Печатают его в «российской газете» один раз в 4 года перед выборами. Это самый, с моей точки зрения, интересный. Не научный, но такой комически-фантастический роман, — такой стиль известен «фантастические комедии» — читаешь действительно с огромным удовольствием. Но, тем не менее, даже в этой фантастике много интересного. Сплошь и рядом сталкиваешься с тем, что человек указывает – там надо указать дробно все свое имущество. Сплошь и рядом сталкиваешься с тем, что человек указывает, что он владеет двумя автомобилями «Бентли», а его годовой доход — 4 тысячи рублей – заметьте, не долларов. Нетрудно догадаться, что он не только не может заправить этот автомобиль ни одного раза, но он не в состоянии уплатить налог за этот автомобиль. Некоторые люди – например, одна известная актриса, которая каким-то чудом стала кандидатом в депутаты, правда, депутатом она не стала, в графе «доходы» вообще не указала доходы — то есть, у нее ни копейки нет — это не мудрено, там многие люди не указывают доходов, то есть, или бомжи, или живут на содержании жен, любовниц, поэтому естественно, что они хотят в Думу – чтобы их государство содержало – это я понимаю. Но в случае с этой актрисой картина была особенно трогательная, поскольку ей больше 70 лет, и, следовательно, пенсию она в любом случае или обязана получать, или каким-то удивительным образом от нее отказалась. Мой вывод был такой, что она просто забыла о такой ерунде, как пенсия, не указала это и столь тщательно проверяющий документы ЦИК почему-то на эту нескладуху не обратил внимания. А то, что люди указывают какие-то странные ЗАО «Персик и бабочка», владеют 51% акций – что это такое? Зарегистрировано на Каймановых островах, на острове Мэн, — это нора. Есть такой депутат, Скоч, считается, согласно списку «Форбс», самым богатым депутатом ГД — «Форбс» ему приписал 3 млрд. долларов. В суд он не подавал, то есть, в какой-то форме принял это. А имущества у него, согласно официальной декларации, с гулькин нос. Сын Жириновского, отрок-Лебедев, владеет, насколько я помню, согласно декларации, не то 10, не то 15 квартирами в г.Москве, средняя площадь квартиры – от 400 до 500 квадратных метров. Нетрудно подсчитать, что рыночная стоимость этих либерально-демократических жилищ – от 50 до 100 млн. долларов. Каким образом юноша заработал на эти квартиры, не вполне понятно, в свое время г-ну Жириновскому даже вопрос такой задавали. Он ответил: это имущество партии. Следующий вопрос: откуда это имущество у партии и почему партия доверила его сыну г-на Жириновского – этот вопрос сыну уже никто тактично не задавал. И так далее. То есть, там действительно некое упоительное чтение. Если хотя бы это публиковали не только в одном-единственном номере одной-единственной газеты, а систематически. И не только про них, но и про жен и детей, я думаю, что у страны, по крайней мере, было бы чем заняться в кризисные годы.

Е.ГЕВОРКЯН: как вы думаете, результат программы «К барьеру» был бы иной, если бы народу почаще напоминали об этих деталях относительно Жириновского? Вера пишет: «У вас иногда проскальзывает разочарование народом, ведущим себя как послушное стадо, а в передаче «К барьеру» возникло ощущение, что с народом действительно не все в порядке — отдать преимущество в споре с нормальным человеком и политическим шутом, отдать победу клоуну, это свидетельство не только послушности народа, но и его незрелости. Мы как чукчи в анекдотах».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Знаете, это свидетельство дебильности значительной части народа – при чем тут незрелость? Надо называть вещи своими именами – просто дебильность, такая откровенная дебильность, когда люди с идиотским гоготом дебилов смотрят на омерзительное животное и считают, что вот такое отвратительное животное достойно представлять их, людей, интересы в так называемом парламенте. Пусть он «так называемый», но некоторые породы животных в так называемые парламенты не впускают. А люди с гоготом дебилов на это смотрят, говорят «прикольно» и продолжают голосовать – это действительно свидетельство дебильности. А само это название — вот эта программа, — кстати, ни малейшей симпатии у меня не было в этой программе к г-ну Надеждину, просто ни малейшей. Потому что вел он себя беспомощно, глупо, слабо, трусливо. Зачем участвовать в этом фарсе? Не можешь – не участвуй, тебя же не под винтовкой туда погнали. А сам этот отвратительный фарс – это такая симуляция политической жизни. Политической жизни в стране нет, обсуждать серьезные проблемы никто, ни с кем, никогда не может, но некоторая клетка в мозгу – политическая клетка в мозгу у людей есть, надо ее чем-то заполнить. И вот ее заполняют симуляцией таких отвратительных фарсов, чтобы люди гоготали как сумасшедшие, тыкали пальцами, попивали пивко и не понимали, что это тот самый случае — «над кем смеетесь? — только над собой». Вот когда вы гогочите, глядя на этот фарс, вы смеетесь только исключительно и единственно над собой. Потому что этот фарс вы оплачиваете систематически. Оплачиваете не там, что голосуете, а оплачиваете всей своей жизнью. Вам нравится смеяться над собой – прекрасно. Но только при этом надо понимать, что гогочите вы исключительно над собой, и больше ни над кем. Вот эти шуты – это шуты, которых вы очень дорого оплачиваете. При этом вы вполне довольны — я вас с этим поздравляю. Только еще раз, дорогие товарищи, помните: в этом фарсе дураки только вы, а отнюдь не его участники. Если вы это помните, тогда все в порядке.

Е.ГЕВОРКЯН: Вы мне напомнили ситуацию — очередные выборы, которые проходят либо с участием партии ЛДПР, либо В.Жириновского лично, даже среди моих знакомых, казалось бы, достаточно образованных людей, всегда находится тот, кто голосовал за него и когда я в недоумении спрашиваю – зачем? — ну все равно было не за кого, а это мужик прикольный.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот-вот. Я еще раз повторяю — я сторонник самоиронии, только пусть этот ваш знакомый помнит, что мужик прикольный не Жириновский, а мужик прикольный этот ваш знакомый, который таким образом прикалывается только над самим собой. Вот если ему приятно над собой прикалываться – замечательно. Только пусть помнит, что прикалывается он не над Жириновским. Жириновский в полном порядке со своими 10 или 20 квартирами своего сына, с этими самыми 50-100 миллионами, и так далее. Он в порядке. А вот ваш знакомый прикалывается, и пусть дальше над собой прикалывается. Только пусть каждый раз себе повторяют – люблю засунуть голову в унитаз, не спустив предварительно воду. Очень смешно и очень прикалывает. У каждого свой вкус.

Е.ГЕВОРКЯН: Сделаем лирическое отступление, чтобы совсем грустно не стало. Милена, библиотекарь: «Собираетесь ли вы посмотреть фильм Бондарчука по повести братьев Стругацких «Обитаемый остров»? Сегодня у нас премьерный показ, когда-то эта повесть произвела на меня огромное впечатление». На вас тоже, насколько я помню.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: да, мне очень понравилась эта повесть – собственно, это роман. Если слушатели многие не помнят, вкратце я скажу – это такой адаптированный перевод великого романа Оруэлла «1984 год» — естественно, это не перевод, но это адаптация для наших условий. Речь идет о существовании великой страны, в которой люди – эта страна образовалась на обломках империи. Написана книга Стругацкий в 1968 году. Там описано, что была великая империя, она развалилась, после этого было много пертурбаций, что-то вроде гражданской войны, и на обломках этой империи возникло много государств. Но главное из них то государство, где происходит действие — такая страна Сарак. Жители этой страны очень любят своих руководителей, хотя не всех их знают, поскольку руководители — их в оригинальном варианте называли «Анонимные отцы», — как правило, анонимные. Но их очень любят. А любят их за, что? За то, что они спасают народ от иноземных врагов, которые угрожают со всех сторон, в особенности страшные враги на юге – там вообще непонятно что, происходит – какие-то страшные дикари, которые могут напасть, дикари-мутанты, а также враги – это бывшие части империи, которые от нее откололись и которые строят всяческие козни для основной части империи. По всей этой стране понатыканы ракетные шахты, где стоят противоракеты, чтобы сбить вражеские ракеты. И только у маленькой части населения страны — их справедливо называют «выродками», систематически, время от времени, мучительно болит голова — не очень понятно, почему. В Дальнейшем выясняется, что никаких врагов нет и никаких ракет нет, а то место, которое называется якобы ракетными шахтами – это просто телевизионные вышки, с которых людям посылаются сигналы о любви к начальству, любви к родине, к государству, и все с восторгом принимают эти сигналы, и только одни процент населения – выродки – не принимают, у них начинает жутко болеть голова. И проблема заключается в том, как вытащить эту страну из положения, в котором она находится. Центральный герой — землянин какой-то…

Е.ГЕВОРКЯН: У нас 10 секунд до перерыва.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, пересказывать роман глупо — потому что, думаю, многие читали, но мне кажется, он настолько прозрачен, интересен не только для 68-го, но и для 20008 г., что пару слов я бы сказал.

Е.ГЕВОРКЯН: Продолжим разговор об этом фильме, книге и сегодняшней России через пару минут.

НОВОСТИ

Е.ГЕВОРКЯН: Это продолжение программы «Особое мнение», беседуем с Леонидом Радзиховским. Мы прервались на обсуждении того, что сегодня выходит фильм Бондарчука.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Сегодня: По-моему, 1 января, — у вас реклама на кинотеатре «Октябрь». Но неважно.

Е.ГЕВОРКЯН: Я могу ошибаться.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я продолжу пересказ чужой книжки. На самом интересном месте мы остановились. Итак, там есть шахты, про которые народу объясняют, что это ракеты от врагов, а на самом деле это телеантенны, направленные не на врагов, анна них – чтобы внушать им любовь к начальству и ненависть к врагам. А у выродков ни любви к начальству, ни ненависти к врагам – одна головная боль от всего этого. Кроме того, жителям про эту планету известно, что они живут внутри шара, то есть, это абсолютно замкнутая, отделенная от всего остального, страна — вот такая страна и такая планета. И главный герой, очень хороший, тра-та-та, он думает — как же этих зомби привести в нормальное состояние? Там есть такая замечательная фраза: «Он был в ужасе, потому что перед ним была система слишком простая, чтобы эволюционировать, и слишком большая, чтобы ее можно было одолеть. На малые возмущения она отвечала просто: она не менялась, уничтожала того, кто производил эти возмущения. А больших возмущений, изнутри этой зомбированной страны сделать было в принципе нельзя. Но вот появился там такой человек, землянин, который сказал, что есть некий центр, главная телебашня, которую надо уничтожить, и тогда зомбирование прекратится, все остальные ретрансляторы не смогут дальше транслировать эту ложь. И вот он пошел и уничтожил эту башню. Перед тем как пойти уничтожить эту башню, он говорит одному человеку замечательные слова, которые я запомнил с детства: «И запомните: вы живете не на внутренней стороне шара, вы живете на внешней стороне шара. Таких шаров в мире много. На некоторых живут гораздо хуже, чем вы. На некоторые — гораздо лучше, чем вы. Но нигде не живут глупее, чем вы». Вот для меня это стало точным определением жизни в нашей стране — при советской власти, при сегодняшней власти. Полное ощущение, что мы некий замкнутый изотерический мир, — «особый путь», тра-та-та, и главная характеристика нашей жизни: мы не живем хуже, чем все, не живем лучше, чем все – мы живем глупее, чем все, — вот это правда. Ну, вот – дальше он уничтожает эту центральную башню, дальше у людей наступает страшное психологическое потрясение, страшная депривация, потому что когда с них сняли эту пропаганду, этот кайф наркотический, начинается страшная наркотическая ломка. В тот самый миг, когда им перестали посылать эти сигналы, страшная наркотическая ломка. А дальше роман прекращается в ту самую минуту, когда абсолютно непонятно, что будет дальше. Центральный стержень сломан, идет жуткая наркотическая ломка. Кроме того, — как написали Стругацкий – напоминаю, написали в 1968 г. — после уничтожения центральной башни начинается жуткая инфляция, разруха в экономике, полный хаос, никто не знает, кто будет. И на этом роман заканчивается. Но жизнь, как говорится, дописала роман – после инфляции, страной наркотической ломки, испуганные жители с большим трудом восстановили обломки этой башни. Конечно, — труба пониже, дым пожиже, башня не того масштаба, по башке колотит не с той силой, но в принципе привычную структур граждане восстановили — опять мы живем внутри, в изотерическом мире, опять враги, опять телебашня, которая помогает нам с ними бороться.

Е.ГЕВОРКЯН: Вставлю вопрос Дениса: «Смешно отрицать наличие у РФ внешних врагов — достаточно время от времени читать «Нью-Йорк-Таймс».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Денис, поздравляю — почаще читайте «Нью-Йорк Таймс» — я очень рад за вас. Вот я не читаю «Нью-Йорк-Таймс», и поэтому я сомневаюсь в наличии врагов. А главное, я уверен в одном — еще одна фраза еще одного хорошего писателя: «Заговор против России, несомненно, существует – в нем участвует все население России», — это написал хороший русский писатель по фамилии Пелевин. Вот это действительно реальная картина. Вот поэтому я с такой безнадегой смотрю на возможности внутреннего, — подчеркиваю, — внутреннего, своими силами изменения и эволюционирования нашего общества. А под влиянием внешних раздражителей — врагов, то есть, — действительно, изменения идут: враги заставили нас ввести какие-никакие выборы, враги заставили нас с грехом пополам, но отменить ГУЛАГ — враги много что заставляют нас сделать. Мы отчаянно сопротивляемся вражескому влиянию, под влиянием врагов у нас ввели суды присяжных, под влиянием врагов у нас стал неудобно пытать в тюрьмах. Мы отчаянно сопротивляемся этому издевательскому давлению врагов.

Е.ГЕВОРКЯН: Ну что же вы по присяжных? Видите, какие-то важные дела у них уже обратно забрали.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это тоже очень логично. Государство предельно четко объяснило людям: есть две категории преступлений. Одни – которые касаются государства, и, извините, государство само будет судить – не лезьте своим свиным рылом в наш государственный калашный ряд – сами посудим, без вас, сопливых, обойдемся. А другая категория преступлений – это ваши собственные поганые дела: тесть зятя убил, теща племянника кокнула, и так далее.

Е.ГЕВОРКЯН: Алименты не платят, разводы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это судите сами – вот вы присяжные, и ковыряйтесь в своем дерьме сами. Только давайте разделим – мухи отдельно, котлеты отдельно. Дела государственные судит государство, а дела частные судите сами, и пропадите вы пропадом. Вы к нам не лезьте, а мы к вам не полезем.

Е.ГЕВОРКЯН: Вернусь к фильму — а этот фильм Бондарчука это такая гадкая диверсия с его стороны? Он всегда был достаточно лоялен к власти, и вдруг сейчас выпускает этот фильм.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Фильм Бондарчука я не видел. Кстати, реклама этого фильма висит на кинотеатре «Октябрь», там написано: «Окунись в перевернутый мир» — имеется в виду мир этой планеты. Не надо окунаться, мы в нем живем, у меня нет никакой потребности еще в кино в него окунаться, думаю, что Бондарчук снял такой развеселый боевик, экшн, — стрельба, поцелуйчики, туда-сюда, и где-то на заднем плане вся эта мелкая философия на глубоком месте. Ну, какие-то там телебашни — про телебашни Бондарчук много интересного мог бы рассказать, но я думаю, не до того ему. Я уверен, что это будет талантливый, наверное, фильм, потому что Бондарчук хороший, очень профессиональный режиссер, но это будет фильм про другое — совсем не про то, о чем 40 лет назад написали Стругацкие и что мы сегодня наблюдаем в своей жизни – совсем про другое. Но тоже интересное. Только не очень понятно, зачем. Впрочем. Я не видел фильма. Знаете, — не читал, судить не буду. Но если это фильм про другое – если -= то зачем его снимать на материале этой вещи, я не очень понимаю. Для фильма экшн можно найти — «нельзя ли для прогулок подальше выбрать закоулок» — тысячи занимательных сюжетов.

Е.ГЕВОРКЯН: Посмотрим. Может быть, чтобы, в том числе, привлечь интеллигентную аудиторию.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А на фига она сдалась? Сколько этих выродков? Этих выродков был в 1967 г. один процент. С тех пор большая часть этого процента уехала, остальные состарились. Выродки плохо размножаются. Потомки выродков – и это одна из проблем выродков – становятся нормальными людьми: пьют пиво, голосуют за кого надо, гогочут и думают, что они погружаются в перевернутый мир только на этом самом фильме. Так что выродки вырождаются, исчезают. По крайней мере, их количество не прибывает. Если в 1968 был 1% по оценке Стругацких, то сейчас, я думаю, какая-нибудь одна десятая процента, что ради них фильмы снимать, Господи.

Е.ГЕВОРКЯН: Ответим Арфанье Персу из Тирасполя: «Возможно ли отстранение Д.Медведевым Путина от власти? А почему – нет? Самый срок: народ он уже сплотил, весь демократический мир напугал, теперь он только Медведеву имидж портит».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Думаю, что если Владимир Владимирович даст такую команду Дмитрию Анатольевичу, то Дмитрий Анатольевич его отстранит.

Е.ГЕВОРКЯН: А другая версии — что у нас сейчас такой Горыныч о двух головах: «Какова вероятность, что в условиях кризиса, а он только усугубляется, прокормить обе головы организм будет не в состоянии и одна из Голов скушает другую?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Что значит — организм прокормить две головы не в состоянии? Знаете, есть такое выражение — когда дети говорят папе: «Папа, у тебя зарплату урезали, значит, ты теперь будешь пить меньше?» Он говорит: «Нет, детки — это вы теперь будете есть меньше». Бюрократический аппарат сам себя всегда прокормит, что же касается до отношения Дмитрия Анатольевича и Владимира Владимировича, то там полный тандем, полное единство. И единство это объясняется не только глубокой личной симпатией, которая тоже наверняка имеет место, иначе бы путин не выбрал Медведева в качестве преемника, а выбрал бы кого-то другого. Но тут не только личная симпатия. Тут просто инстинкт самосохранения – бюрократический аппарат, тем более, его лидеры, прекрасно понимают, что единственное, от чего он может погибнуть в нашей стране – только от внутреннего раскола. И никогда этого раскола они не допустят. Внешних сил, способных на него воздействовать, как мы знаем из повести Стругацких, нет. Разве что инопланетянин, как герой этой повести — явится. Изнутри взорваться не может. А вот раскол власти – это для власти смерть. И я думаю, что власть, — а у нас власть абсолютно разумная и даже довольно-таки умная – на что-на что, а на раскол не пойдет никогда. Поэтому никакого раскола между Дмитрием Анатольевичем и Владимиром Владимировичем, уж тем более, в условиях кризиса и нарастающей внешней опасности – недовольства народа, и так далее – никакого раскола, я уверен, не будет ни при каких обстоятельствах.

Е.ГЕВОРКЯН: Таково было «Особое мнение» Леонида Радзиховского. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире