'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 24 октября 2008, 19:07

А.ВОРОБЬЕВ: Добрый вечер, я приветствую всех, кто в эти минуты смотрит телеканал RTVi и слушает радиостанцию «Эхо Москвы». Это «Особое мнение», традиционно по пятницам линейку замыкает журналист Леонид Радзиховский. Здравствуйте, Леонид.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Добрый день.

А.ВОРОБЬЕВ: Очень много к вам вопросом. Ну, новостей на самом деле сегодня и в самом деле не так много. Большинство из того, что я получил по интернету из вопросов, присланных по интернету, конечно, касается ситуации со Светланой Бахминой, бывшим юристом ЮКОСа. В общем, вы знаете, это фактически уже блог, а не список вопросов. Потому что люди высказывают свою точку зрения, кто-то свою и они спорят. Значит, смотрите. Ну, начнем с вопроса Владимира, пенсионера из Иркутска, если, конечно, его по-настоящему зовут Владимир. «Значительное число людей толкают на преступления безысходность и отчаянная нужда. Бахмина с ее каждомесячным доходом во многие тысячи долларов, да еще более значительными годовыми вознаграждениями, не знала подобного. Какой же был ее мотивирующий фактор?, — задается он вопросом. – Она должна в полной мере искупить перед народом свою вину согласно вынесенному ей весьма умеренному приговору. Помилование Бахминой пошлет раздражающий сигнал честным людям о том, что соучастие в больших преступлениях дает возможность рассчитывать, пусть не на законное освобождение до срока, но вполне на президентское помилование. Мы призываем вас укрепить веру сограждан в то, что совершившие преступления не уходят от наказания и что столь часто попираемая справедливость все же существует». И в конце этого сообщения он приводит.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это он меня призывает или как?

А.ВОРОБЬЕВ: Да, конечно. Он приводит интернет-адрес http://bakhmina.net. Вы знаете о появлении такого сайта, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А как же.

А.ВОРОБЬЕВ: Прошу вас.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Есть такой сайт bakhmina.net. Я его с удовольствием прорекламирую на Эхе Москвы и вот по какой причине. Потому что есть сайт, на котором просят освободить Бахмину, и на этом сайте уже больше 60 тысяч подписей – в общем, немного, учитывая, что слушателей Эха Москвы миллионы, но тем не менее, 60 тысяч. Их количество, насколько я понимаю, практически удвоилось за последнюю неделю. А недавно появился сайт bakhmina.net. Ну, понятно как он пишется, я надеюсь слушателям понятно, bakhmina.net, на котором в точном соответствии, по-моему даже просто обращение снято с этого сайта, на котором граждане пишут, что ни в коем случае нельзя освобождать Бахмину. И на этом сайте bakhmina.net пока что очень мало подписей, он появился два или три дня назад, но уже что-то порядка 600 подписей. Мне кажется крайне интересным, просто необыкновенно интересным сравнить количество подписей там и тут, но для этого, конечно, должны быть более или менее равные условия игры. То есть, этот сайт bakhmina.net должен быть известен. Он малоизвестен, его не рекламируют. Вот я его рекламирую, для того чтобы была честная, спортивная игра. Bakhmina.net. Если вы считаете, что Бахмину надо держать в тюрьме, то посылайте свою подпись на bakhmina.net. Я посмотрел этот сайт bakhmina.net. Первое, на что я обратил внимание, что там довольно много подписей анонимных. То есть, я не знаю как они это делают, предполагается подписываться полностью, а там довольно много людей подписывается так, например, «Рабочий» или «Александр». Фамилия, наверное, есть у человека. А чего они боятся? Я не знаю. Но некие гипотезы насчет этого сайта у меня есть. Значит, первое. Я не думаю, к сожалению, что в России хороших людей в сто раз больше чем плохих. Вот тех, кто подписался за освобождение Бахминой на сегодняшний день в сто раз больше, чем тех, кто требует ее оставить в тюрьме. Я, еще раз повторяю, не думаю, что в России хороших людей в сто раз больше чем плохих, и мне хотелось бы, чтобы было реальное соревнование и мы могли бы реально узнать эти цифры. Теперь, значит, что я думаю по делу Бахминой? Я уже один раз об этом говорил, но с удовольствием могу еще раз по этому поводу высказаться. Совершенно очевидно…

А.ВОРОБЬЕВ: Смотрите. Давайте, давайте по вопросам. Владимир Ловчев, преподаватель из Казани: «Как вы думаете, что движет теми, кто активно выступает против помилования? Таковые пробираются и на сайт Эха, на поверхности объяснение их поведению – зависть и ненависть. Может быть, вы видите еще что-то, более глубокие причины?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Безусловно я согласен, что движет этими людьми зависть и ненависть, но зависть и ненависть – это очень глубокие чувства, которые свойственны почти всем людям. Есть культура зависти и ненависти, это бесконечно глубокий колодец. Но вот на поверхности что лежит? Все видят, что женщину, у которой двое детей и третий скоро родится бессмысленно и беспощадно уничтожают в тюрьме – это видят все, и нет ни одной причины, по которой ее нельзя выпустить, просто придумать такую причину невозможно. Но граждане наши уважаемые пишут: «А какого черта ее выпускать, почему именно ее, а не сто тысяч других? Выпустить других – вот это будет разговор». Вот это заявление – это ненависть, которая боится себя обнаружить прямо, потому что честно эти люди написали бы: «Мы хотим, чтобы ее, незнакомого нам человека мучили, ломали и пытали. Почему мы этого хотим? Потому что нам так нравится, потому что мы – садисты и мучения другого человека доставляют нам тихую человеческую радость, общечеловеческую, если угодно». Но так написать неудобно, не принято так писать.

А.ВОРОБЬЕВ: Позиции справедливости разные, наверное, у людей?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот. Так писать не принято. Принято душить прекрасные порывы, то есть не душить, а чем-то их прикрывать. И вот их прикрывают разговорами про справедливость. Почему я считаю, что их прикрывают, то есть попросту говорят глупо врут? Потому что если вы действительно хотите, чтобы освободили многих беременных, то простая человеческая логика нормального человека говорит о следующем: вы бы написали на сайт «Освободите Бахмину» и пусть это будет прекрасным примером для того, чтобы и дальше освобождать беременных женщин, смягчить соответствующее наказание и так далее. Логика здесь прямо противоположна.

А.ВОРОБЬЕВ: Понятно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, я с удовольствием эту тему хочу развить.

А.ВОРОБЬЕВ: Да, но у вас пять секунд, увы. Мы сейчас прервемся на несколько мгновений паузы, затем продолжим особое мнение вместе с Леонидом Радзиховским. Очень много вопросов от вас, и я надеюсь задать их по возможности много. До встречи.

РЕКЛАМА

А.ВОРОБЬЕВ: Особое мнение Леонида Радхиховского. Я понял вашу мысль, Леонид.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не до конца.

А.ВОРОБЬЕВ: Вы говорите о том, что они не могут написать честно о том, что они ненавидят и завидуют. Но смотрите, вопрос от Сергея Фокина, инженера из Вологды: «Уважаемый Леонид! Считаете ли вы, что Бахмина – репка, которую вытягивают уже 60 тысяч? И эти 60 тысяч увязли по уши в двойной морали?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, я не считаю, что Бахмина – репка, поскольку по имеющейся у меня информации, Бахмина – это человек, а не репка, это женщина 40 лет, которую повторяю еще раз, бессмысленно и беспощадно мучают в тюрьме, потому что ни одной причины держать ее в тюрьме никто назвать не в состоянии. Более того, ни одной причины держать ее в тюрьме не в состоянии назвать не только агенты ЦРУ, то есть профессиональные правозащитники и прочие мерзавцы, купленные на кровавое золото Невзлина и Ходорковского. Но ни одной причины держать ее в тюрьме не в состоянии назвать чиновник ГУИН, который сказал, что ее надо освободить. Правда, недавно мы узнали, что многие наши чиновники тоже агенты ЦРУ, и в таком случае прокуратуре следует проверить: этот чиновник ГУИН – агент ЦРУ или нет? Таким образом, во-первых, я не считаю, что Бахмина – репка. Во-вторых я считаю, что те люди, которые говорят о двойной морали, имеют в виду следующее: почему Бахмина, а не другие? На это я отвечаю простейшую вещь. Понимаете, в таком случае чтобы иметь однозначную мораль, никому никогда ни при каких условиях помогать нельзя. Потому что всегда можно сказать, что кому-то другому в этот момент не помогают. Почему же вы помогаете этому, а не тому? Вот лежит человек на тротуаре, которому плохо, зачем вы будете ему помогать? В эту минуту миллионы людей умирают без всякой помощи. Кроме того, может быть он алкоголик? А может быть, он напился на ворованные деньги? А может быть, перед тем как он напился, он избил свою жену? А может быть, он вообще агент ЦРУ? Это ведь надо проверить сначала.

А.ВОРОБЬЕВ: Леонид, не задавайтесь таким количеством вопросов. Потому что вопросы, которые сейчас сыпятся на SMS-терминал радиостанции Эха Москвы, там фабула такова, что называется: «Ну кого твоя Бахмина интересует? Испортил вечер! Юрий, с дачи».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Юрий с дачи, да вы выключите телевизор и не будете портить себе вечер. Юрий, мало того, что вы садист, то есть вам нравится, что какую-то Бахмину мучают, получаете от этого скромное удовольствие, вы еще и мазохист. Обычно это сопровождается одно за другим. Выключите радио и не мучайтесь, Юрий. Для тех, кто радио не выключил, я с удовольствием продолжу эту нехитрую мысль. Понимаете, вот те, кто говорят «нельзя освобождать одну Бахмину и держать других» — они лжецы и негодяи. Значит, почему они негодяи? Потому что при виде страдающего человека они используют чувство злобы и злорадства. Почему они лжецы? Потому что они не хотят, чтобы других людей освобождали. Они лгут. Потому что действие, к которому они призывают, заключается в одном – не освобождайте никого. Понятно, да? Вот если вы хотите, чтобы людей освобождали, действительно этого хотите, вы скажете: «Создайте прецедент освобождения, дайте пример смягчения – и этим примером, может быть, смогут воспользоваться другие». Но вам это не нужно. Вы лжете про равные права для всех, вам не нужны равные права для всех, вам нужно одно – чтобы кто-то в этот момент страдал больше, чем вы, чтобы кому-то было плохо, а вы от этого ловили свой скромный общечеловеческий кайф. И еще вы трусы, потому что назвать эти свои прекрасные чувства вы боитесь, в том числе боитесь перед собой.

А.ВОРОБЬЕВ: Помните, я вам цитировал? Некто Ян писал: «Бахмина – юрист ЮКОСа!, — пишет он по SMS, тратит свои деньги. – Сидеть!» Подпись Ян.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Понятно. Вот кроме фразы, которую вы взяли из романа Вайнеров: «Вор должен сидеть в тюрьме, будет сидеть! Я сказал».

А.ВОРОБЬЕВ: «Причина одна, — следующее SMS. – Она – вор. Евгений, из Москвы».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Видите ли, если бы она была действительно крупным вором, то мне кажется, что она должна была бы сидеть совсем в другом месте, ну, например, в Совете Федерации или в Государственной Думе, или в некоторых других местах, куда вы, уважаемые Яны с удовольствием посылаете этих людей, голосуя за них. Я, впрочем, не против тех воров, которые сидят наверху, — они тоже люди, просто вы за них голосуете. Кстати! Тут кто-то очень волновался о неравном правосудии, о том, что если отпустят, подчеркиваю отпустят Бахмину – это будет неравное правосудие. И действительно, это будет возмутительный пример неравного правосудия. До сих пор мы в нашей стране видели примеры исключительно равного правосудия. Ну, например, когда сын министра Иванова сбил старуху с невозможной грузинской фамилией, это было равное правосудие. Потому что если бы старуха или, там, человек с невозможной грузинской фамилией толкнул сына министра Иванова, то правосудие было бы, очевидно, одинаково для тех и других. Я понимаю гнев наших сограждан, которые настолько привыкли к равному правосудию для всех, что они просто не могут пережить, что Бахмину освободят, а других нет. Но я хочу закончить просто эту тему. Вот есть несколько моралей. Я не говорю для этих людей про абсолютно невозможную для них христианскую мораль – от христианской морали у них только крестики обязательные на шее. «Люби врагов ваших, благословляй ненавидящих» — это не обсуждается. Но есть мораль более распространенная, общечеловеческая. Как ты хочешь, чтобы поступали с тобой, так поступай с другими – это более или менее разумная общечеловеческая мораль. Эти люди придерживаются прямо противоположной морали: как ты не хочешь, чтобы поступали с тобой, так поступи с другим, падающего – толкни. Если ты не хочешь, чтобы с тобой было так, поступи так с другим, первый толкни его. Эта мораль изложена Ницше, это нацистская мораль, обыкновенная фашистская мораль, которая очень близка многим людям, потому что фашизм возник не на пустом месте, он соответствует общечеловеческим качествам, качествам садизма, ненависти к другим, ненависти, которая ищет какое-то прикрытие. Завистливой ненависти. Вот, придумывают какие-то глупости, что Бахмина была очень богатая. Ведь знают, прекрасно знают, что.

А.ВОРОБЬЕВ: Леонид, понятно. Смотрите, здесь просто некоторые слушатели не понимают. Ну, я придумываю это или нет? Хотите прочитаю я вам несколько сообщений? Ахните! «Господа, ну разве Бахмина села уже беременной, — спрашивает Александр из Петербурга – Она ведь забеременела уже сидя, и только с одной целью – чтобы ее беременную освободили». Дальше: «А что будет потом с ненужным ей ребенком?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Убьет. В ЦРУ отправит. Расчленит и органы отправит в ЦРУ. Точно.

А.ВОРОБЬЕВ: Вот! Дальше: «От кого залетела Бахмина?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А это твое свинячье дело? Нет! Я хочу спросить этого сукина сына: «Это твое свинячье дело, от кого она забеременела? Это твое дело? Ты ей будешь алименты платить, скотина? Это твое свинячье дело?» Значит, я предлагаю волнующимся по этому поводу гражданам еще один сайт создать, на котором предложить, чтобы женщинам-заключенным делали насильственный аборт в обязательном порядке, потому что нам не нужны ублюдки, которые рождаются в тюрьмах. А за то, что они беременеют в тюрьме, новый срок давать, потому что это преступление против правосудия, это попытка обмануть наше правосудие, сыграть на общеизвестном гуманизме российского правосудия. И наконец, просто отменить свидания. Они чего там, в тюрьмы развлекаться сели? Пусть посидит 15 лет без свиданий – целее будет. И не будут, понимаешь, беременеть неведомо кем, чтобы разжалобить наш высокодуховный и удивительно добрый народ! Отменить свидания, отменить. А кто залетел – насильственно абортировать. А кого поздно абортировали – в детские дома, и новый срок – чтоб не беременели, понимаешь! Хотя стране нужны солдаты, это правда – враги окружают, но эти солдаты нам не нужны, знаем мы их. Вот это будет честно.

А.ВОРОБЬЕВ: Татьяна из Питера: «Почему пример должен быть на Бахминой?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А вы другой пример знаете, Татьяна?

А.ВОРОБЬЕВ: «За курицу сидят, а она – исключение?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Правильно.

А.ВОРОБЬЕВ: «Надоела эта Бахмина. Уже противно про нее слушать отовсюду. Смените пластинку! Сергей из Петербурга».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вообще надоело, когда человека мучают. Хотя с другой стороны, по совести, это же приятно, что ее мучают. Она работала в ЮКОСе, получала тысячи, у них денег куры не клюют, блин! ну а нам на водку не хватает. А теперь, сука, получила, и еще получит. Будет сидеть. И пишут, кстати, господину Медведеву: «А вы нас не разочаровывайте, Дмитрий Анатольевич. Не за то мы голосовали, чтобы вы выпускали всяких там Бахминых. Не поэтому мы голосуем за Единую Россию, а за то, что будет сидеть».

А.ВОРОБЬЕВ: Ну смотрите. Цыганка. Где-то я видел… Извините, сейчас, потерял это сообщение, но по памяти могу, наверное, воспроизвести. Значит, цыганка уже судима за торговлю наркотиками, там куча у нее детей – как быть с ней?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не знаю. Понятия не имею. Надо разбираться в этом конкретном случае.

А.ВОРОБЬЕВ: Да. Ладно. Давайте не будем превращать выпуск в монотему.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не будем.

А.ВОРОБЬЕВ: Во, спрашивают: «А Бахмина покаялась?» Покаялась.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, кстати! Кстати! Российское государство добилось колоссального успеха – сломало на восьмом месяце беременности женщину и добилось от нее покаяния. Вот, Ходора сломать не смогли, Лебедева не смогли, а Бахмину сломали – крупный успех российской государственности в ряду других наших выдающихся успехов. Сигнал обществу. А Бахмина пошла на сделку с правосудием. Она написала заявление на имя Медведева, в котором она, наконец, покаялась в своих преступлениях. Не прошло и четырех лет, и всего лишь семь месяцев беременности и ее сломали. Успех не маленький. За это надо бы кому-нибудь орден «За заслуги перед Отечеством» дать. Так вот. Сломали, добились! И я уверен, что ее теперь, конечно, отпустят – вопросов нет – только это будет не скоро, потому что, как говорится, государство – самое холодное из чудовищ, машина правосудия едет медленно, но верно. Отпустят. К гневу и ужасу наших сограждан, возмущенных этим неправедным правосудием: «Как это ее можно отпустить?» Должен вас разочаровать. Отпустят. Вы будете глубоко разочарованы, обмануты в лучших надеждах, но отпустят. И сигнал государство посылает. Ломаем и будем ломать. Верь, бойся, проси – тогда, может быть, отслюним. Я еще хочу сказать последнее. Вот, про граждан наших, про высокодуховную часть нашего общества я что мог сказал. Хочу еще сказать про государство. Ну все-таки, почему с таким фанатическим упорством бессмысленно и беспощадно ломают человека? За что? Ведь эта Бахмина несчастная лично ни Путину, ни Медведеву, никому ничего не сделала, так? А потому ломают, что в 1912-м году во времена России, которую мы потеряли, был расстрел рабочих на Лене. И по этому поводу в тогдашней Государственной Думе кто-то вздумал забухтеть, и Министр внутренних дел ответил: «Так было – итак будет». Вот это и есть реальная Конституция Российского государства – на том стояли и стоять будем, и никому, никогда, ни на микрон, ни в чем не уступим. Вот и все.

А.ВОРОБЬЕВ: Значит, дальше. Михаил из Самары: «Меня тоже может обоср…. А я скажу: ей надо сидеть. Надо, Федя, надо. Понял? Скотина» «Бахмину надо освободить, но почему кампания за справедливое правосудие и освобождение началась с дела ЮКОСа, а не ранее? Михаил».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это неправда.

А.ВОРОБЬЕВ: «Леонид, понятно, что вам заплатили за агитацию в пользу Баъхминой. Но причина ненависти народа в ее деньгах. Вот если она отдаст все деньги пенсионерам, народ ее полюбит». «Чем отличается мать-воровка Бахмина от мамаши-воровки Пупкиной? Игорь из Санкт-Петербурга». Значит, и дальше Маняша с удивлением. Я не все, Маняша, прочитал из того, что здесь написано на пейджинге, кое-что я просто не могу прочитать: «Что за ужасы вы говорите? – пишет Маняша. – Будто уже в аду живем. Как страшно! Дай Бог хорошим людям справиться!»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Значит, я комментировать лай вышеназванных граждан не собираюсь, поскольку все что мог, я по этому поводу сказал. Ненависть – это вообще очень творческое чувство. Оно плохо выражается в словах, но оно выражается в эмоциях, иногда в действиях. Поэтому ненависть вообще – это крайнее. Вот, был такой писатель Оруэлл, который написал: «Какая глупость прежняя утопия, в которой говорили, что людям нужно счастье! Людям нужна ненависть, постоянно возбуждаемая, удовлетворяемая ненависть». На этой ненависти построено сегодня наше государство. На ненависти к врагам, в число которых попадают разные группы граждан, в том числе вот, удостоилась, одним из объектов этой ненависти стать женщина, которая очевидно страдает, очевидно никому ничего плохого не сделала, но является идеальным объектом для приложения своей ненависти и злобы, хотя бы потому, что кто-то хочет ей помочь.

А.ВОРОБЬЕВ: «Прекратите оскорблять слушателей», — пишет аноним.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Что ж аноним-то? Подпишитесь.

А.ВОРОБЬЕВ: Прервемся на несколько минут.

НОВОСТИ

А.ВОРОБЬЕВ: Особое мнение Леонида Радзиховского сегодня. Ну, слушайте, ну слушайте, просто мы рискуем действительно стать монотемным выпуском. «Нет, Радзиховский, она не раскаялась. Она только признала свою вину», — пишет Александр.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Правильно! Пытать надо. Надо пытать до тех пор, пока не раскается. А критерий раскаяния очень простой – пока вы, уважаемый слушатель, не сочтете, что раскаялась. Вот Бухарин, сначала признал вину перед партией, потом признал, что шпион, потом признал, что убийца. Пытать. Пытать, пытать, пытать пока не осознает в полном объеме. Кстати, у нее ребенок, беременная, пытать удобно. Я когда вот читаю эти письма, я вспоминаю фразу из фильма «Адъютант его превосходительства». Там один такой был контрразведчик, который до смерти забил другого офицера, обвиняемого в разных делах. И его один из героев спрашивает: «Поручик, у вас была мать?» Мне очень интересно слушателей Эха Москвы спросить: «У вас матери были?» Все.

А.ВОРОБЬЕВ: Маняша, на самом деле я прочитал, конечно, ваше сообщение так, как оно было написано. Я понял, что вы за Бахмину. Маняша: «Я серьезно, я написала, что я серьезно за Бахмину, а вы так прочитали! Вы чего?» Маняша, успокойтесь: все мы поняли, все в порядке мы прочитали. Давайте. У нас остается еще девять минут, наверное, до конца этого выпуска. Есть многие вопросы от слушателей, поэтому мне хотелось бы их задать вам. «Как вы понимаете психологию россиян, проклинающих США, давно их похоронивших, США как государство, и стоящих в очереди за ее валютой?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, труп врага хорошо пахнет, вот и доллары хорошо пахнут – вот россияне и радуются. Я думаю, что произошла некоторая неприятность. Я в свое время много лет назад выступал и говорил, что у Путина есть провод к Господу Богу, правда по одному единственному вопросу, по вопросу цены на нефть. И вот Путин туда звонит, и цена на нефть растет, растет, растет. А дальше мне кажется, случилась некоторая неприятность. А именно, когда цена на нефть доросла до каких-то несуразных цифр, нам до такой степени эта нефть в голову ударила, нашему обществу, нашему государству, что этим проводом воспользовались и стали просить Бога о другом: «Господи, покарай Америку. Господи, покарай Америку». И Бог растерялся. И он стал выполнять другую нашу просьбу, и покарал Америку, и в Америке случился кризис. А когда в Америке случился кризис, упала мировая экономика. А когда упала мировая экономика, упала цена на нефть в два раза. Вот тут такая история, понимаете? Мы, конечно, уверены, что цена на нефть – это наше личное достижение, но в принципе цена на нефть – это результат роста мировой экономики. А рост мировой экономики – это результат роста потребления в США. А когда мы дозвонились до Бога и попросили покарать невыносимые для нас США, то произошли некоторые неприятности. Тут надо опять же выбирать, что приятнее? Что Америка упала или что мы упали вместе с ними? Кому приятнее, что Америка упала – ну так надо радоваться. Подумаешь, нам плохо. Зато они будут сидеть в своем дерьме, сволочи американские. Ну а кому приятнее самим жить нормально, то лучше, чтобы Америка поднялась, молиться надо, чтобы поднялась, а вместе с ней и мировая экономика. А оптимальный вариант – чтобы Америка сгнила, рассыпалась, сгорела, а мы поднялись – не получается.

А.ВОРОБЬЕВ: «Как вы думаете, кто победит на президентских выборах в США? Маккейн или Обама? Кто из них будет проводить наиболее адекватную политику в отношении России? Пашковский Евгений Александрович».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А тут мне думать не надо. Дело в том, что существуют опросы общественного мнения, которые однозначно показывают, что победил уже фактически Обама с разрывом чуть ли не в 10 процентов. А насчет адекватной политики в отношении России. Вы знаете, я думаю, что в Америке настолько много сейчас своих очень тяжелых проблем, что им совсем не до России. Вот нам всегда до Америки, а им сейчас далеко не до нас. Кстати, я не большой специалист в экономике, но мне кажется, что главная проблема Америки – точно так же, точно та же, что и проблема России. Это просто неадекватная эйфория, неадекватное самомнение, неадекватное ощущение, что росло и расти будет. Это всегда приходит после восьми лет жирных коров. В Америке стали выдавать очень дешевые кредиты, собираясь гасить их новыми кредитами – так было в жилищном секторе и так далее, и так далее. Но аналогично и у нас – ведь мир-то он одинаковый на самом деле, если не считать, что есть особый путь. Особый путь – это примерно как двойка, особая пятерка такая. Вот, неадекватная эйфория в Америке, неадекватная легкость в раздаче денег, неадекватные понты. Это же и у нас. Но у нас вот эти неадекватные понты во всем проявлялись: в экономике точно так же, необыкновенно легко брали кредиты, не думая, как будем платить. Вот сейчас корпоративные проблемы. Строительство в кредит у нас, там, раздача потребительских кредитов необыкновенно легкая. Затем понты расширились, понты стали распространяться и на другие сферы. Сумасшедшие политические понты. Вот это ощущение, что мы, значит, круче нас только крутые яйца, мы все можем со своими яйцами Фаберже – опустим тех, опустим этих. Идеологические понты. И так далее, и так далее, и так далее. А потом сказка о рыбаке и рыбке всегда заканчивается одним и тем же – разбитым корытом. Разбитое корыто накрыло и их, и нас. А дальше вопрос будет в одном – кто будет падать быстрее? Падают все. Вот кто будет падать быстрее и болезненнее, это и выяснится в ближайшее время.

А.ВОРОБЬЕВ: «Здравствуйте, — Леонид Лиля, студент из США. – Что вы думаете о видеоблоге президента Медведева? Хорошо или это плохо, с вашей точки зрения, чтобы президент страны имел видеоблог? По вашему, с какой целью президент Медведев начал вести видеоблог?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Понятия не имею. Я не смотрел его видеоблог, и мне это мало интересно, честно говоря.

А.ВОРОБЬЕВ: А любопытно, что телеобщение с россиянами по-прежнему продолжит Владимир Путин, а Дмитрий Медведев как пользователь интернета останется во всемирной сети, но не в таком формате.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я не смотрел его видеоблог, и мало этим интересовался, честно говоря.

А.ВОРОБЬЕВ: Дальше. Корней: «Уважаемый Леонид, не кажется вам, что Путин поступил не по-товарищески с Медведевым? Продал всю дорогую нефть, а Дмитрию Анатольевичу дешевую оставил?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Зато Медведев поступил по-товарищески с Путиным – занял его место, когда пришла дешевая нефть. Это, я считаю, «сам погибай – а товарища выручай».

А.ВОРОБЬЕВ: Дальше: «Самый устойчивый мир – однополярный, как бы не было обидно, это было российским идеологом. Как вы расцениваете, наличие в России двух центров власти? Медведев – теоретически, Путин – фактически, это благо для России или нет?» Почему-то Александр из Германии вернулся к этой теме.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Когда только намечался Медведев как президент, я тоже думал, что будет два центра власти и так далее. Сейчас мы видим, что никаких двух центров власти нет, у нас в стране именно тот самый однополярный мир, один центр власти. Я надеюсь, слушатели не попросят меня уточнять, какой именно этот центр власти, поэтому такой проблемы у нас нет. Другое дело, что в случае падения уровня жизни, падения экономики, всеобщего раздражения могут начаться самые разные штуки, в том числе внутри властной вертикали – она может расщепиться, может начаться борьба на тонущем корабле – это бывает. Но пока что никаких признаков этого нет, пока у нас один единый центр власти, монополярный мир.

А.ВОРОБЬЕВ: Дальше. Слушайте, невозможно будет не вернуться к теме Бахминой.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, невозможно – вернемся.

А.ВОРОБЬЕВ: Дискуссия не спадает. И такое ощущение, что многие слушатели впервые начали понимать, в какой среде они живут, Знаете, ведь история в том, что если ведущий какого-то эфира не зачитывает поступающие сообщения в эфир, значит все справедливо полагают, что их нет. Но они есть всегда, в каждом эфире. Просто не всегда решаешься зачитать их. Ну давайте сегодня сделаем исключение. Чтобы вы лишний раз посмотрели вокруг себя, и возможно подумали, в каком окружении вы живете. «Осталось Ходорковскому забеременеть. Эдуард».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А зачем, Эдуард? Зачем Ходорковскому беременеть? Надо просто мучить его без беременности. Ведь понимаете, для мучений не обязательно, чтобы человек был беременным. Мучить беременную женщину, Эдуард, это действительно приятно, я не спорю. Но можно мучить и небеременного мужчину. Некоторая фантазия. Эдуард, чуть-чуть, капелька фантазии. Мучить человека вообще можно по-разному. Для этого совершенно не обязателен объект в виде беременной женщины. Эдуард, чуть-чуть фантазии, в 20-м веке были опыты мучений абсолютно небеременных мужчин. Мучили так, что вы бы пальчики облизали, Эдуард, уверяю вас. Чуть-чуть фантазии – и все.

А.ВОРОБЬЕВ: «Хотела родить в зоне – и родит. Зачем мешать? Быть честной надо научиться. Надо же было додуматься на многое. Способная дамочка. Тьфу! Выпустите уж ущербную. Алик».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вообще, дискуссия о том, хорошо ли мучить себе подобных, приятно ли это или нет – дискуссия бессмысленна. Одним это нравится, а другим это не нравится. Вот в этом смысле договориться невозможно. Одни считают, что людей надо топтать, мучить и убивать. Другие считают, что этого лучше не делать. Договориться здесь нельзя. Только прикрывать простое желание получать кайф от того, что кого-то пытают и мучают, а я об этом знаю, прикрывать это болтовней про справедливость, про равные права и прочее – это проявление трусости. тоже одного из весьма распространенных человеческих качеств, такого же распространенного как ненависть. Они обычно, кстати, хорошо сочетаются одно с другим.

А.ВОРОБЬЕВ: «Ведущему, Ян, — знаменитый в этой программе, ставший знаменитым, минуту славы получивший, ведущему. – Не гоже придумывать SMS от моего имени». Ян, вы хотели, чтобы я цитировал в полном объеме ваше SMS? Увы, у меня не хватит воспитания для того, чтобы вот так, как вы, озвучивать обращение к господину Радзиховскому.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да народ уже понял, все ясно.

А.ВОРОБЬЕВ: Все всё поняли. Друзья! Вы живете среди этих людей. Я Алексей Воробьев. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире