'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 26 сентября 2008, 19:08



О. БЫЧКОВА – Это программа «Особое мнение». С особым мнением сегодня журналист Леонид Радзиховский. У нас сегодня в течение дня приходили самые разные новости на разные темы. И я уже думала, что мы будем говорить о партийной жизни вначале, но мы будем говорить о ней потом, потому что буквально меньше часа назад стали приходить сообщения о том, что заявлял президент России Дмитрий Медведев, который находится в Оренбургской области на военном полигоне. Там проводятся запуски разных ракет. А он высказывается на военные и разные оборонные темы. Например, цитата: «Совсем недавно нам пришлось отражать агрессию, развязанную грузинским режимом, и это показало, что война может вспыхнуть внезапно и происходить абсолютно реально, а локальные тлеющие конфликты превратиться в настоящий военный пожар. Поэтому сегодня большое значение имеет реалистичная оценка ситуации в мире, и четкое понимание потенциальных угроз». Или, например: «Все боевые…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Каких угроз?

О. БЫЧКОВА – Это ты сейчас будешь объяснять.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Мне интересно, что верховный главнокомандующий говорит, какие угрозы.

О. БЫЧКОВА – Не сообщается. Но зато он сказал, что «все боевые соединения вооруженных сил России до 2020 года будут переведены в категорию постоянной готовности. Россия приступает к серийному производству атомных подлодок с крылатыми ракетами», — сообщение Интерфакса.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — А что значит постоянная готовность? А сейчас они в состоянии переменной готовности?

О. БЫЧКОВА – Цитирую.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я не понимаю.

О. БЫЧКОВА – И вот еще о том, что к 2020 году будет решена проблема гарантированного ядерного сдерживания и уже военные говорят, что это связано с намерениями США к этому же году развернуть первый этап глобальной системы ПРО. Вопрос мой заключается не только в том, кто является источником потенциальных угроз, вопрос в следующем, вот когда делаются такие заявления, это нужно трактовать в рамках стандартного поддержания боеготовности страны, которая разумеется, необходима в той ли другой степени. Или это говорит о чем-то большем? Это нужно оценивать как проявление милитаризма или это проявление такой разумной осторожности и оборонности.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я не знаю, проявлением разумной оборонистости или чего это является. Я просто не понял. Потому что я человек сугубо штатский. И, например, что значит в состоянии постоянной боеготовности, я не знал, что есть состояние переменной боеготовности.

О. БЫЧКОВА – Постоянной готовности.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я просто не знал, что есть переменная готовность. Для меня это открытие. Я без всякой иронии говорю. Меня, честно говоря, волновал другой вопрос, но на него он не ответил. Будет ли у 2020 году, наконец, крепостное право призыва ликвидировано. Об этом, по всей видимости, там речь не шла.

О. БЫЧКОВА – Там говорилось о том, что нужно улучшить материальное обеспечение военнослужащих и их семей, что совершенно справедливо.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Наверное.

О. БЫЧКОВА – Что, наверное, является другой формой крепостной зависимости.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Если человек служит, должен деньги получать.

О. БЫЧКОВА – Если человек служит тяжело, и получает за это мало денег, то он тоже находится на положении крепостном

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Почему? Возьми да уйди. Тебя же никто на веревке не держит. Если ты вольнонаемный. Но я этих деталей касаться не буду.

О. БЫЧКОВА – Людям должны платить. Это не обсуждается.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Не мешает, да. В принципе если говорить об этих новых подлодках с крылатыми ракетами и так далее, о противостоянии Америки, ясно, против кого подлодки с крылатыми ракетами. Против Грузии или против каких еще угроз. Ясно, что речь идет опять об Америке. Мне кажется, ничего не понимаю в военно-технической стороне дела, сколь стоят такие подлодки и так далее, мне кажется, что в некотором глобальном смысле военно-политическом это все большая ошибка. И ошибка вот в чем. Говорили, что генералы всегда не только наши, а вообще в мире готовятся к прошедшей войне. Известная формула. Мне кажется, что сейчас наши политики, а вслед за ними и генералы готовятся к войне с прошедшим противником. Дело в том, что США, плохие они или хорошие как раз к 2020 году уж точно не будут являться тем глобальным игроком на мировой сцене, по поводу которого все должны трястись и делать подлодки с крылатыми ракетами.

О. БЫЧКОВА – Почему не будут? Может они нарастят свои подлодки к тому времени.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — По-моему, сейчас не до подлодок.

О. БЫЧКОВА – А система ПРО великая и ужасная.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Это давно мы слышали. Если посмотреть на сессию Генассамблеи ООН, которая сейчас проходит в Нью-Йорке, и на которую благоразумно не поехал ни Путин, ни Медведев, потому что ничего приятного они бы там не услышали в связи с осетинскими делами, а поехал туда Лавров, так вот выясняется интересная штука. Такой тотальной и всеобщей ругани в адрес Америки, которая звучит сейчас, не было давненько. Одновременно мало того, что Ахмадинежад, Чавес и прочие товарищи, хотя Чавеса не было даже на этой сессии…

О. БЫЧКОВА – Чавес тут с нами как раз.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Мало того, что Ахмадинежад ругался, что другие товарищи традиционно ругались, в это же время отнюдь не в Нью-Йорке, а Берлине министр финансов ФРГ заявил: американскому финансовому могуществу приходит конец. Кризис современный финансовый подрубает основы американской финансовой империи.

О. БЫЧКОВА – Подожди. Ставим запятую. Думает ли Леонид Радзиховский, что Америка это уже такой дохлый медведь, которого пинать не имеет никакого смысла, мы узнаем через минуту.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Мертвый тигр.

РЕКЛАМА

О. БЫЧКОВА – Мы продолжаем. Леонид Радзиховский вернулся в студию, чтобы продолжить гнуть свой пещерный антиамериканизм.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я наконец вливаюсь в ряды закованных в броню патриотов.

О. БЫЧКОВА – Слава богу.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — И занимаю свое законное место между Леонтьевым, Шевченко и Дугиным. В середине этого треугольника я нахожусь и чувствую себя там прекрасно. Тепло, горячо даже. Так вот, мне кажется, что товарищи патриоты могут пускаться вприсядку и хлопать в ладоши. Гибель американской империи, о необходимости которой мы слышим последние не 8, а целых 18 лет, а до этого еще 90 лет, да все время проклинали. И в 90-е годы проклинали ничуть не меньше. Просто были те, кто не проклинали, а последние 8 лет только проклинают. Америку у нас любят традиционно.

О. БЫЧКОВА – Америка Колосс на глиняных ногах рушится на наших глазах?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Совершенно точно. Колосс. Причем рушится она не под влиянием наших грандиозных успехов, проклятия Ахмадинежада, успехов Китая. А как положено любой стране, будь то Америка, мы или кто угодно, исключительно благодаря своим собственным усилиям. Тут и ошибки американской элиты и даже не ошибки, а просто роль лидера человечества она, по всей видимости, объективно не по силам ни одной стране. В том числе такой как США. И здесь совпало очень многое. И действительно тяжелый финансовый кризис, о котором отнюдь не Пушковы и Кургиняны, а лучшие американские эксперты говорят уже с волосами, стоящими дыбом. И действительно всеобщее раздражение против них в мире. Накопилось. И вообще чем слабее становится Америка, тем громче и энергичнее крики, что пора положить конец однополярному миру, этому господству. Когда господства уже нет, все начинают класть ему конец. Когда этого однополярного мира в природе уже не существует, все начинают его громко проклинать и требовать многополярного мира. Америка, несомненно, останется самой крупной в экономическом смысле страной, самой сильной в военном отношении, самое главное – самой сильной в научном отношении страной. Потому что в Америке собран цвет мировой науки. Это так. Но Америка не будет диктовать другим странам, у нее просто нет на это сил. Более того, с того момента, как Обама станет президентом, а в этом сегодня уже сомнений нет…

О. БЫЧКОВА – Да ладно.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Разрыв все увеличивается. Спорим.

О. БЫЧКОВА – Спорить не буду.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я мастер предсказывать, всегда предсказываю и почти всегда неправильно. На этот раз предсказываю, что Обама будет президентом. Так вот, с того момента как господин Обама станет президентом, даже если Маккейн, Америка в значительной степени свернет свои амбиции. Кстати, неплохо бы нам учиться на чужих уроках. Чрезмерные амбиции ломают хребты. Даже такие как американские.

О. БЫЧКОВА – Извини, вот эти все рассуждения они основаны только на том, как я понимаю, скажи, если я не права, что в последние недели происходит на американских фондовых рынках?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Нет, да что ты. Вовсе нет. Они основаны на массе вещей. На том, что у них бюджетный дефицит 11 триллионов долларов. Это очень много даже для Америки, на том, что у них лопаются очень крупные банки. Это не просто фондовый рынок. Постоянно рушатся очень крупные банки. Они основаны на панических абсолютно заявлениях крупнейших американских экспертов, включая и Goldman Sachs и самого господина Баффета, его величество, первого инвестора мира. Я уж не говорю о таких крикунах и спекулянтах как Сорос, их всерьез никто не принимает. Но Баффет это величайший финансист мира. Они основаны на тотальном неприятии, которое существует во всем мире. Потому что во всем опросам в Европе хуже всего европейцы относятся к американцам. Мы добились почти паритета. Теперь на втором месте хуже всего относятся к нам. Потому что Россию считают второй наиболее опасной для мира страной после событий в Осетии.

О. БЫЧКОВА – Ты сам говоришь, что это неприятие существует минимум сотню лет. И что?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Оно нарастает. В России оно существует сколько угодно, в Европе нарастает. И американцы крайне болезненно к этому относятся, что интересно. По опросам, когда спрашивают: какова главная внешнеполитическая задача Америки, 85% американцев говорят: улучшить имидж США. То есть для них это психологически неприятно. Наконец, в Америке очевидна растерянность. Что самое неприятное для такой великой нации. Растерянность: что делать. Кстати и выбор между Обамой и Маккейном мне кажется катастрофическим для такой страны как Америка. В общем, самая великая несомненно по всем позициям, по интеллектуальному потенциалу, экономическому, военному, страна в мире больше не является господином мира и думаю, не будет претендовать на эту роль, которая просто за эти годы спилила американское могущество. Они останутся первыми среди равных просто, потому что других первых нет и никакой Китай в обозримом будущем на это претендовать не может. Но их роль в качестве того, кто диктует, по-моему, заканчивается. И вот это самое интересное. Потому что годами как школьники, которые ненавидят злую училку, все кричали: долой однополярный мир, долой Америку и так далее, но самое страшное в таком случае, когда сбылась мечта идиота. И когда этот шериф, мировой жандарм ушел, и что? И в этот момент вдруг все еще по инерции продолжают волноваться об Америке, кричать, проклинать, и я его лягну, пускай ослиное копыто знает. И министр ФРГ, и Ахмадинежад, и Чавес, и тот и этот плюются, кричат. А плеваться уже не в кого. Нет этого диктатора, который пытается диктовать всем. Был такой замечательный хирург Амосов в Киеве, который говорил, что однополярный мир это прекрасная, самая устойчивая конструкция. Если только стержнем его не является какой-нибудь Гитлер. Но у этого однополярного мира, устойчивая, прекрасная конструкция или нет, больше по факту нет. И в этот момент все страны сталкиваются не с Америкой, а к великому своему изумлению друг с другом. И появляется тот самый многополярный, а попросту говоря, многоопасный мир. И угрозы, и проблемы для России…

О. БЫЧКОВА – То есть ты хочешь сказать, что училка ушла, и начался праздник непослушания.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Совершенно верно. А в ходе этого праздника непослушания кнопки и рогатки, предназначенные для училки, направляются друг в друга. Что гораздо опаснее. И в этот момент конкретно наша страна Россия оказывается в исключительно интересной ситуации. Если мы долго, упорно и абсолютно безнаказанно плевались в училку и проклинали ее, то вдруг мы оказываемся со своими друзьями по борьбе против училки. Но когда училки нет, и дружить нет против кого…

О. БЫЧКОВА – Которые тоже трудные подростки.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — То вдруг выясняется, что у нашего друга брата по разуму Ахмадинежада как ни удивительно, абсолютно одинаковые оценки с нами в отношении Америки, но совершенно разные оценки в отношении нас. Например, он почему-то считает, что Каспийский регион это зона интересов вовсе не России, а Ирана. Он считает, что диктовать условия в зоне Каспийского региона столь богатого нефтью и газом должна не Россия, как абсолютно свято уверены мы, а как раз наоборот.

О. БЫЧКОВА – И как оно есть на самом деле.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Разумеется. А какой-то Иран, которого мы до сих пор вообще не видели. Мы знали, что такое Иран. Это враг Америки, это тот, кто покупает у нас атомные технологии и тот, кто вместе с нами нефтью торгует. И вдруг выясняется, что это страна с 70 млн. населения, одержимая не только благородной идеей сжечь евреев, но, кроме того, одержимая идеей господствовать в Каспийском регионе. И вдруг выясняется, что наш великий сосед Китай, которого мы безумно любили и потихонечку боялись, и против которого всегда была огромная великая и отвратительная, но абсолютно безопасная Америка, вдруг великий Китай теряет в значительной степени американскую узду. И есть просто Китай. Не Китай, между которым и нами стоит Америка, а просто конкретный Китай. Со всеми вытекающими последствиями. А какие последствия – никто не знает. Короче, многополярный мир наступил во всей своей прелести.

О. БЫЧКОВА – Короче, Медведев совершенно прав, если он говорит о том, что нужно переходить на постоянную готовность вооруженных сил, вне зависимости от того, понимаем мы с тобой, что это значит или нет, и что локальные конфликты могут превратиться в настоящий военный пожар. Значит, он прав. Значит нужно вооружаться во все стороны.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Оль, да, разумеется, президент Медведев прав, ибо он не может быть неправ. Тут даже обсуждать нечего. Никакого особого мнения у меня тут нет. Меня, правда, немножко смущают подлодки, но ему виднее. Но проблема заключается в том, что с того момента, как президент прав в отношении того, что надо готовиться к локальным конфликтам, самое главное, что с этого момента никто не знает, кто прав. Потому что никто не знает, у кого теперь в мире больше прав. Вот какая штука. Пока был жандарм, была система отсчета, все знали, что больше прав у этого проклятого жандарма и это был какой-то порядок. А теперь каждый считает, что у него больше прав. Вот у Ирана больше прав в Каспийском регионе, а Россия почему-то считает, что у нее больше прав. У Китая очень много прав. Но не меньше прав и у Пакистана. Более того, до Америки до 1945 года был многополярный мир. Но это был мир, который назывался многополярная Европа. В Европе было много стран, ни одна не доминировала. Была традиционно Англия, Франция, Германия и так далее. Но это были страны приблизительно одной культуры. Христианские, такие, сякие. Европеоиды, одного менталитета. Сейчас впервые может быть в истории человечества он действительно многополярный мир. Где и Китай, и Иран, и Евросоюз, и Россия, и совершенно малопонятный Пакистан. А завтра, пожалуй, и Бразилия и даже наш друг Уго Чавес. Ни на кого узды нет. У всех есть свои права. И у Америки, разумеется, которая никуда делась, только она перестает всю эту ораву сдерживать, весь этот класс шумливый, перестает бить линейкой, читать свои нудные нотации. Вернее нотации они могут читать кому угодно. Не интересно и не страшно. Вот какая интересная штука, к которой мы неожиданно пришли. Да еще в условиях как положено, мирового экономического кризиса. Вот такая штуковина.

О. БЫЧКОВА – Тебе пишут: рано хороните Америку, господин Радзиховский. Я тоже так думаю.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — А я разве ее хороню? Я только что сказал, что Америка останется, несомненно, самой крупной по экономическому потенциалу. По венному. А самое главное – по научно-техническому потенциалу страной. Только есть разница: первая среди равных и диктатор мира. Или кандидат в диктаторы мира. Или училка в этом классе.

О. БЫЧКОВА – Но ведь свято место пусто не бывает.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — В том-то и дело, что слишком многие захотят занять это место. И могут лбами как столкнуться. Такие непоседы, бегут и бац лбами. А когда сталкиваются лбами непоседы, это куда как хуже, чем когда училка их линейкой по пальцам шаловливым. Когда они ручонки шаловливые друг в друга могут запустить, а в половине ручонок, что иранских, что пакистанских, есть острые радиоактивные ножики, вот тогда совсем интересно может получиться. Короче говоря, атланты держат небо на каменных плечах. Очень противная и злая Америка это небо держало. А теперь не в силах больше. И небо повиснет само. А держать его на данный момент просто некому. Многополярный мир, о необходимости которого так долго кричали патриоты России и всех остальных стран, к их великой радости наступил. Криков ликования, правда, не слышу. Это точно. Но какие-нибудь крики имеем шанс услышать и в довольно непродолжительном будущем. Такое мое впечатление.

О. БЫЧКОВА – Нас спрашивают, конечно же, про убийство Ямадаева. Как, например, инженер из Санкт-Петербурга Анатолий.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Ну ЦРУ.

О. БЫЧКОВА – Он говорит так: почему так много говорят об убийстве какого-то Ямадаева?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Какого Ямадаева он имеет ввиду. Их несколько.

О. БЫЧКОВА – Какого-то. Уже их меньше братьев. Потому что кого-то уже убивали раньше. Но позавчера убили вполне конкретного Ямадаева. Почему так много говорят об убийстве Руслана Ямадаева? Это действительно вопрос, потому что не первое чеченское убийство в последнее время. Но это произвело действительно очень большое впечатление. Согласись.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Оно киношное. Убили чуть ли ни под окнами Путина. Из сериалов, насмотрелись люди. Люди любят говорить об убийствах, обожают кровавые истории. И говорить не о чем.

О. БЫЧКОВА – Не смешно на самом деле.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Нет, это естественная смерть для Ямадаева. А как он мог умереть? Тихо, от болезни в кругу родственников? Он был Хаджи-Мурат, не хочу употреблять более неприятные для покойного слова. Как жил, так и умер. Естественный конец для такого человека. Что в этой истории мне показалось любопытным. Несколько моментов. Первое – о нашем, так сказать, правосудии. Кадыров говорит, что Ямадаев похищал людей, а за кого выкуп не получал, тех убивал. Весьма интересно, при этом Ямадаев депутат думы бывший от партии «Единая Россия». Герой России и так далее. А Кадыров тоже герой России, президент одной из республик в составе РФ. Вот когда президент и герой говорит о депутате и герое, что тот похищает людей, расстреливает тех, кто выкуп не платит, то это лишний раз показывает, какое у нас государство и правовое общество и какая правовая среда. Все это знают, но просто лишняя иллюстрация никогда не бывает вредной. Это такая иллюстрация реальной правовой среды в нашей стране или, по крайней мере, на Кавказе. Действительно убивают людей в разных странах. В Швеции убили Улофа Пальме, но я не помню, что кто-нибудь рассказывал, что Улоф Пальме погиб, потому что похищал людей, и расстреливал тех, кто не мог ему выкуп заплатить. А про Ямадаева ровно так и говорят. И все знают, что это правда. Или очень похоже на правду. Второе, все понимают, что расследуй, ни расследуй это дело, например, если подозрения выведут на Кадырова, то ход делу дать нельзя и абсолютно правильно, что нельзя. Потому что вся российская политика на Кавказе держится персонально на одном-единственном человеке. На герое России Рамзане Кадырове. И Москва в нем нуждается гораздо больше, чем он в Москве. И если Москва с ним поссорится, то полетит вверх тормашками вся стабильность на Кавказе и вся Чечня и будет бог знает что. Поэтому Кадыров, я абсолютно не хочу сказать, что он имеет хоть какое-то отношение к убийству Ямадаева, но если допустить, что имеет, спокойно может делать это и многое другое, ибо Россия не имеет никаких средств, возможностей его преследовать, и правильно делает, что не будет его преследовать. Ибо на нем одном, как на краеугольном камне держится весь российский Кавказ.

О. БЫЧКОВА – То ты хочешь сказать, что правду мы не узнаем об этой истории?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Разумеется, нет. Тут даже говорить не о чем. Это не особое мнение, это банальное мнение. И последнее, что я хотел сказать. Очень интересный момент. В России существует такой миф, что малые народы очень солидарны друг другом. Убийство Ямадаева блестяще показывает цену этому мифу. С огромной вероятностью его убили свои, то есть чеченцы. До этого они же перебили немереное количество своих же, от рук чеченцев погибли и Гелаев, целый ряд этих Хаджи-Муратов. А примерно все они одинаковые Хаджи-Мураты. Это говорит о том, что малые народы не только не солидарны в понимании русского человека, они ведут между собой смертельную войну. Внутри малого народа. Этот народ чеченцы гораздо менее солидарен, нежели весьма разобщенный русский народ.

О. БЫЧКОВА – А если его убили не свои.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Если не свои, то свои убили и Гелаева, и Бараева, и братья Ямадаевы воевали с Кадыровыми и свои убили старшего Кадырова. И Кадыров их ненавидит. Короче, внутривидовая конкуренция смертельная абсолютно не делает вид слабее. Она делает вид сильнее. Такой интересный биологический закон. Вид не сплачивается воедино против общего врага, а вид страшно грызется внутри себя и от этого вид становится только сильнее. Удивительно, но правда. Чеченцы, несомненно, по крайней мере, в некотором отношении самый сильный народ в России в моральном смысле, брутальном и так далее, и при этом они поедом друг друга едят, и от этого их совокупная сила становится только больше. Весьма интересный феномен. Кстати относится и к тому маленькому, но гордому виду, который представляю я. Вспомним великие иудейские войны: Березовский, Гусинский, Чубайс, Явлинский. И так далее. Грызли друг друга как бешеные. И от этого становились в итоге только более конкурентоспособными. Вообще конкуренция внутри вида абсолютно не ослабляет вид. Только усиливает. Конкуренция это вообще надежнейший способ усиления любого вида. А вот когда все сидят мирком, ладком и друг друга не кусают, это смерть для вида биологического.

О. БЫЧКОВА – Хорошо, продолжим размышления на биологическую тему в связи с другим сегодняшним событием. Заседанием именно политсовета СПС. Никита Белых вышел оттуда, потому что не согласился с предложенным проектом сотрудничества СПС с Кремлем, так это объясняется в кулуарах и окрестностях.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Он сам так сказал, по-моему.

О. БЫЧКОВА – Это случилось, так или иначе. Теперь ожидают объединения СПС с другими политическими силами. Это что такое, усиление вида, его ослабление или прекращение его существования?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Ноль, помноженный на ноль, равняется нулю. Я бы так сказал. А что касается объединения СПС с партией масонов, я имею в виду Богданова, ДПР там такая партия есть и партия и с партией адвокатов, я имею в виду естественно Барщевского…

О. БЫЧКОВА – Это пока предположение.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Что касается этих предположений, то я вспомнил известную легенду. Что Суворов Александр Васильевич после какого-то похода приехал в свою деревню. И увидел, что гуляют парни с девками.

О. БЫЧКОВА – Например, перешел он через Альпы и вернулся.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Увидел, что парни гуляют с девками в полном беспорядке. Его это возмутило, он построил их в две шеренги по росту. Повел в церковь и их по росту всех повенчали. Когда они вышли из церкви, правда, имен они друг друга не знали, деревня была большая. Они немножко перепутались. Но не было проблем, их опять построили по росту и развели. Вот соединение этих партий такое геометрическое, мне кажется по той же логике. Но это один вариант соединения. По росту. Можно соединить по названию. Например, тогда объединить СПС с ЛДПР. Потому что ЛДПР это либерально-демократическая партия. СПС у нас известны как либералы. ЛДПР тоже либералы. Это уже не по росту, у Жириновского высокий рост, а по фонетике. Или не по фонетике, а по смыслу. Потому что Жириновский у нас, как известно последний либерал России. То есть тут возможны разные варианты.

О. БЫЧКОВА – Можно например, по первым буквам фамилии лидеров.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — И тоже неплохо получится. Как этот пасьянс ни складывай, а вы друзья, как ни садитесь, в музыканты совершенно в равной степени годитесь. Все эти партии известно, что это такие осмотические узоры на стекле, можно так пальчиком рисовать на морозном стекле. Допустим, скрипичный ключ нарисовать. Можно какое-то слово написать. Я не имею в виду ничего неприличного. Слов много на свете. Что касается до finita la commedia в отношении СПС, мне их довольно жалко. Не их лично, а партию. Я относился к ней неплохо. Голосовал за нее исправно. Чувствовал себя последним человеком, который свое особое мнение отдает СПС. Знал, что я оригинал. Один проголосую, больше никто. Потом выяснялось, еще несколько находилось.

О. БЫЧКОВА – Почти никто.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Обанкротились они, денег нет. Обанкротились в прямом смысле слова. Анатолий Борисович нынче не возглавляет РАО «ЕЭС», а Роснанотехнологии. И хотя по размеру СПС их вполне можно приравнять к нанопроекту, но, по всей видимости, этот нанопроект в список проектов Роснанотехнологии не входит. Финансировать некому.

О. БЫЧКОВА – Таким людям как ты, которые голосовали за СПС, им теперь что делать? Они хотят все равно продолжать за кого-нибудь голосовать.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я – нет.

О. БЫЧКОВА – Есть большое количество российских избирателей, как показал ВЦИОМ, которых вполне устраивает ситуация однопартийности.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Точно.

О. БЫЧКОВА – Нормально одна партия, знаем, на какую букву начинается.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Один избиратель, один бюллетень, одна партия.

О. БЫЧКОВА – И одни выборы в жизни.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Выборы на всю жизнь, итальянские выборы, дальше уже не разведешься.

О. БЫЧКОВА – Есть, тем не менее, еще какие-то люди вроде тебя, которые хотели бы еще за кого-нибудь проголосовать так просто для смеха.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Как это у Грибоедова сказано: так оставайтесь при желании. Хотеть полезно, но не за кого будет голосовать. Не самое большое несчастье. На самом деле я считаю, что какая партия была бы крайне полезна в этой стране, это партия, которая бы производила впечатление порядочных людей. Но такой нет, и не предвидится. Действительно отвратительно идет гнусная брехня. Гнусная тошнотворная брехня с утра до вечера. Продают наркотик ненависти. Отвратительной совковой ненависти. По всем каналам. И многих людей от этого тошнит. Тошнит от этой гнусной брехни, которая идет с утра до вечера по всем большим телеканалам. Поскольку никто против этого возразить не может, ни одна партия, то голосовать не за кого. Если бы была партия, которая могла бы просто, было бы видно, что к этой брехне гнусной отношения не имеет. Вот за нее бы стоило голосовать. Но такой партии нет. Нет, значит, нет.

О. БЫЧКОВА – Это была оптимистичная программа «Особое мнение» с участием Леонида Радзиховского. Спасибо большое.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире