'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 25 сентября 2008, 17:08

О. ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлева. И в гостях у нас сегодня Виктор Шендерович. Добрый вечер.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый вечер.

О. ЖУРАВЛЁВА: Вы такой нарядный! Наверное, у Вас как-то праздник?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Какой-то праздник.

О. ЖУРАВЛЁВА: И по этому поводу вопрос по телевизионным Вашим прежним друзьям. Тэфи проходит у нас. Но проходит как-то необычным путём. Во-первых, без участия двух крупных компаний, а во-вторых, теперь это никому не показывают, только для своих.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Я вот пришёл к вам весь в белом, потому, что я отсюда сразу на этот самый бал, который не показывают. Я-то как раз отношусь к ситуации с пониманием. Тэфи, прежде всего, — цеховая премия. Телевизионная цеховая премия, задуманная как гамбургский счёт. Мы в своём цеху решаем — не по рейтингам (там всё ясно более-менее, чем хуже, тем лучше, по большей части), а по нашему цеховому разбору профессиональному, кто заслуживает этой премии. Это профессиональная премия! Долгое время она была светским событием, помимо всего прочего. И степень светскости затмевала очень часто профессиональный разбор. Сейчас — нет худа без добра — я вот иду в свой цех… Я в прошлом телевизионный журналист, но, тем не менее, академик – звание пожизненное…

О. ЖУРАВЛЁВА: То есть, Вы выбирали уже?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Мы уже выбрали в нашей секции «информационных программ», мы выбрали тройки. Мы проголосовали за победителей. Кто победил, я не знаю — это мы узнаем сегодня. Но я подчёркиваю — это цеховая премия. То, что этот налёт светскости с неё спал, потому, что это не показывают по телевизору…

О. ЖУРАВЛЁВА: То есть, поэтому Вы не в смокинге сегодня?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я давно не в смокинге, я два раза надевал…

О. ЖУРАВЛЁВА: Когда в приглашении было написано «белый галстук»

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Когда я участвовал в этом конкурсе — надо играть по правилам, которые задаются! Когда есть, по правилам, трансляция, когда все в смокингах, тогда — чего уж ты будешь без? Не в смокинге дело. То, что без Первого и Второго канала, допустим…

О. ЖУРАВЛЁВА: Как без Первого и Второго? Без НТВ.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Без НТВ и Второго канала. И без Первого в номинации «информационная программа», они себя сняли сами. Я сейчас говорю про свою секцию. Так вот, это мне кажется абсолютно нормальным, тем более что продукция этих каналов уже давно никакого отношения к информации и журналистике не имеет. Так что здесь все логично абсолютно!

О. ЖУРАВЛЁВА: Но вот говорят, что рекордное количество заявок. И я так понимаю, что тяжелая была работа, ведь это надо, как минимум, посмотреть.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я за всех не поручусь, я-то посмотрел. Это работа.

О. ЖУРАВЛЁВА: Всё, что было положено?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Разные секции есть. Да. Это работа, работа поучительная…

О. ЖУРАВЛЁВА: Региональные всевозможные компании видели?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Там-то ещё есть журналистика! Томская телекомпания ТВ-2, Екатеринбургская. Сплошь и рядом хорошие материалы, хорошие сюжеты, целые хорошие программы.

О. ЖУРАВЛЁВА: А у вас появились лидеры в новостной части?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: У меня появились.

О. ЖУРАВЛЁВА: Я не говорю, кто победит в конечном результате.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Разумеется! Из года в год в профессии «журналистика» работает Марианна Максимовская, канал RеnTV. Это профессия.

О. ЖУРАВЛЁВА: Новости – наша профессия.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Это, действительно, новости. И хорошо сделанные новости. Я уже говорил о Томской телекомпании ТВ-2, о Екатеринбургской телекомпании — Енин, фамилию ведущего помню, а название телекомпании забыл. [«Четвёртый канал»]. Есть, конечно, замечательные, блестящие работы журналистские. Скажем, труднее всего было в репортажах, как всегда. Потому что в информационных программах финальная тройка образовалась из тех программ, которые могли называться информационной журналистикой — вот они и составили эту финальную тройку. А репортажи… Очень было трудно, потому что больше, чем три, было — достойных. Это была трудная работа — надо было выбрать из хороших. Но это приятная работа.

О. ЖУРАВЛЁВА: Продолжая тему телевидения. Вы тут отсутствовали некоторое время в наших пенатах, Вы не следили за нашими приключениями. А у нас тут разгорался скандал, но в результате он пока кончился тихо. Пытались закрыть канал «2х2».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я застал.

О. ЖУРАВЛЁВА: Но вот как раз вчера единогласно комиссия рекомендовала не отбирать лицензию у канала. А оставить его в покое.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Поскольку на частоту претендовали всякие молодежные крылья проправительственные…

О. ЖУРАВЛЁВА: Непонятно, претендовали ли они на эту частоту, но как-то непосредственно перед этим обсуждением было заявление, что нужен правительственный, настоящий, патриотический, добрый, который учит хорошему, молодежный канал.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Как-то замечательно совпало вокруг этой темы… Идеология, нравственность… а потом как-то бизнесовый вопрос вдруг мягко вплывает, очень вовремя. Я не большой… я не смотрю канал «2х2». Но я считаю, что лучше смотреть мультфильмы про какашки, чем молодежные движения.

О. ЖУРАВЛЁВА: Чем выступления Госдумы в отношении молодежи?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Вреда меньше.

О. ЖУРАВЛЁВА: Да что в них вредного?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: В какашках?

О. ЖУРАВЛЁВА: Нет, я имею в виду в Госдуме.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Вы знаете, интоксикация больше, чем от какашек. Ну ладно, Бог с ними.

О. ЖУРАВЛЁВА: Действительно, Бог с ними. Вы занимались новостями, а не кукольными программами, поэтому давайте к новостям и перейдем. Новости у нас в последнее время весьма разнообразные. Но самое громкое последнее событие – это убийство в Москве. Наши слушатели интересуются, что Вы по этому поводу думаете, потому, что ситуация напряженная. Тут же появляются всякие идеи, кого скомпрометировать можно было бы этим, кого в реальности скомпрометировало бы такое событие.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Давайте не гадать. Мне кажется очень поучительным просто перечислить главные версии, холодно отстранившись, по совету Л.Н. Толстого… Поглядеть совсем со стороны — из какой-нибудь Голландии глянуть на ситуацию… Итак, убийство в центре Москвы. Кстати, я сегодня специально посмотрел новости Первого канала, (Второй не посмотрел). Они выбрали лучший формат — они просто не сообщили об этом. Там было о чем угодно, кроме этой новости, этой новости нет, о расстреле в центре Москвы.

О. ЖУРАВЛЁВА: Вчерашняя новость, сегодня уже всё…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не знаю, насколько это было первой новостью вчера, не застал. Сегодня уже и следа нет от этой новости. Перечислим основные версии. Либо Героя России, бывшего депутата-«единоросса», убили в порядке разборок за рейдерство в особо крупных размерах…

О. ЖУРАВЛЁВА: То есть, по бизнесу.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: По бизнесу. История с мясным заводом «Самсон» в Петербурге, с убийством двух родственников директора этого завода в Чечне… Либо это разборки с Героем России по вот такому тяжелому рейдерству, либо Героя России застрелили в порядке кровной мести за убийство и похищение людей (бывшего депутата-«единоросса»), либо его убили по просьбе другого Героя России, президента Чеченской республики. Я перечисляю три версии, которые сейчас существуют. Я хочу заметить, что никакой четвертой версии не существует.

О. ЖУРАВЛЁВА: Что случайно обманулись?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Что случайно попала пуля, залетевшая откуда-то.

О. ЖУРАВЛЁВА: Нет, тут как раз говорится в новостях, есть заявление члена думского комитета по безопасности, он говорит, что убийца действовал, как профессиональный работник спецслужб.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Чьих? Американских, наверное?

О. ЖУРАВЛЁВА: Просто спецслужб, как таковых. Имеется в виду по качеству исполнения.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Качество исполнения нареканий не вызывает. Есть вопросы по тому, что это было? Все эти версии указывают на то, что мы живем в бандитской стране.

О. ЖУРАВЛЁВА: Это самое главное.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Дальше следствие, конечно, будет работать… И может, даже дело кто-то возьмет под контроль, что обеспечит окончательное нераскрытие этого дела. Я просто напоминаю, что в километре от путинского дома у нас уже расстреливали, да? Байсаров, кажется, была фамилия этого господина. Тоже совпало, что не любил его Герой России Кадыров, и тоже вот так расстреляли, в Москве! Я должен заметить, что чеченские бандиты друг друга в Москве в «лихие 90-е», расстреливали, но ни один из них не был ни депутатом Госдумы, ни Героем России. Это такой легкий сравнительный анализ времен…

О. ЖУРАВЛЁВА: Кто-то стал депутатом, кто-то Госдумы. Всякое бывает. Давайте посмотрим на другие новости, которые наших слушателей интересуют. Все Вы для них должны прокомментировать. В том числе, что происходит в стране, глобально. Куда мы катимся, чем дело кончится, чем сердце успокоится.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Кстати, я все-таки еврей, а не цыганка. Я боюсь, что на все эти вопросы я ответа не дам.

О. ЖУРАВЛЁВА: Тем не менее, последние появляются статистические данные, с экономикой связанные мы обсуждать не будем, это сложно глобально. Но то, что касается нас непосредственно. Оказывается, что у нас треть бюджета – это коррупция. Это, судя по всему, Вас не сильно удивляет.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Если Герой России, депутат-«единоросс» занимается рейдерством, то почему меня должны удивлять объемы коррупции?

О. ЖУРАВЛЁВА: Но, тем не менее, это каким-то образом обнародуется и нам говорят, что мы вот-вот с ней начнем бороться, буквально завтра.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Сейчас папа бросит все свои дела и начнет бороться с коррупцией. Особенно такой папа, который много лет руководил «Газпромом», про который уже несколько книжек написано — как учебник по коррупции, да?

О. ЖУРАВЛЁВА: Нет, а…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Книжка Панюшкина, книжка Немцова-Милова. «Газпром» — он просто образцово показательный в этом смысле. Про него пособия пишут. Чего ж мы будем удивляться?

О. ЖУРАВЛЁВА: То есть, с коррупцией все будет хорошо и дальше.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: С коррупцией все будет хорошо и дальше, до тех пор, пока…

О. ЖУРАВЛЁВА: …не кончится бюджет.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, бюджет не кончится. С этим все будет хорошо.

О. ЖУРАВЛЁВА: Ваш экономический прогноз оптимистичный и светлый?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, на коррупцию хватит. А население перебьётся. А на коррупцию хватит. Я уже цитировал эту фразу из записных книжек Ильфа: «Не надо бороться за чистоту — надо подметать». Вот не надо бороться с коррупцией!

О. ЖУРАВЛЁВА: Можно по-разному понять этот призыв.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, если это призыв ещё раз навалиться на «Апатит», за неуплату налогов 1994 года — и дать Ходорковскому ещё 35 лет, то в этом смысле…

О. ЖУРАВЛЁВА: Вот Бахмину уже не освободили.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: …В этом смысле — да, мы с коррупцией будем бороться беспощадно. Это мы можем.

О. ЖУРАВЛЁВА: Я уж не знаю, насколько это имеет отношение к коррупции, но есть странная история с пустыми ведомостями по оплате…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: А! Газета! Поддержка СМИ! Газета называется «Государственная Дума», которая издавалась… Отдельная строка в бюджете, там три СМИ было — общей сложностью, поддержка 125 млн рублей. И пустые ведомости с крупными суммами…

О. ЖУРАВЛЁВА: Злые языки говорят, что это для того, чтобы осваивать бюджет.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ужас! А какие еще могут быть задачи?

О. ЖУРАВЛЁВА: Но, тем не менее, там были какие-то сотрудники, которые теперь требуют, чтобы им вернули деньги все-таки, потому, что газета закрылась.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Незадачливые сотрудники. Они должны были понимать, куда идут. Я уже по другому поводу говорил: если ты приличная девушка, то не ходи в полночь по обочине шоссе в районе Химок. Ну не надо, потому что тебя могут трахнуть просто по ошибке. Не надо! Не ходи там. Если ты журналист, не ходи в эту синекуру перед выборами. В газету «Государственная Дума». А потом не жалуйся, если тебе дают пятикратную зарплату — казенную, заметим; не потому, что ты написал, а все захотели прочесть. Именно таким образом работают независимые…

О. ЖУРАВЛЁВА: Честно говоря, я никогда не видела такой газеты, может, оно и к лучшему.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: И не нужно такой газеты! Там есть 125 млн рублей, Оля! Это гораздо важнее, чем выпуск газеты. Судьба этих денег не должна нас беспокоить — они в надежных руках. А журналистика к этому не имеет никакого отношения.

О. ЖУРАВЛЁВА: Несмотря на то, что Вы имеете непосредственное отношение к журналистике, Вас все время хотят привлечь к активной деятельности. Наши слушатели интересуются, придете ли Вы на митинг за добровольную армию, организуете ли Вы акцию «Освободить Светлану Бахмину»? Вы сейчас в какой-нибудь акции участвуете? Чтобы я просто знала.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет. шутки шутками… На митинг за добровольную армию я, если смогу – приду. Если я туда не приду, то не потому, что я это не поддерживаю. Разумеется! Это болевая точка у страны. И некоторая моя личная болевая точка. Я считаю это своей обязанностью — всякий раз, когда можно против этого рабовладения выступить, я буду выступать против этого рабовладельческого института, которым сегодня является армия. Это не имеет никакого отношения к обороноспособности страны. Или совсем касательное, полпроцента. Это узаконенное рабство. И с этим надо бороться, разумеется.

О. ЖУРАВЛЁВА: Но все время люди говорят, что нас обступают враги, и что, мы сейчас останемся вообще без армии? Никто не пойдет. И что мы будем делать? Не найдется добровольцев.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Давайте различать Божий дар и яичницу. Когда стране грозит опасность, то — находятся люди! Это не те люди, которые осваивают военные бюджеты, это другие люди. Что в 1941 году. Что в 1812 году. Находятся люди.

О. ЖУРАВЛЁВА: Сейчас у нас нравственность упала настолько…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: …Когда надо осваивать бюджеты военные, безразмерные, и неизвестные нам — даже депутатам неизвестные, потому что часть бюджета засекречена; мы не знаем, сколько стоит эта ракета, удачно пролетевшая половину земного шара и поразившая…

О. ЖУРАВЛЁВА: …нас до глубины души.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Наш бюджет она поразила точно до глубины души, за это я могу ручаться! Тут-то точно попала в цель, в финансирование. Так вот, это разные задачи. Когда стране… если стране будет грозить опасность, то вот тут-то мы обнаружим — и уже обнаружили в истории с Цхинвали… Сколько было миллионов выделено на противостояние грузинской агрессии? Выяснилось, что — ничего подобного, всё своровано! Или почти всё. А глава бежал. И ничего не работает… Давайте разделять задачи обороноспособности — и задачи коррупционные. А армия, сегодняшняя армейская структура и армейское финансирование, скажу мягко, располагают к коррупции чрезвычайно.

О. ЖУРАВЛЁВА: Вы говорите – разделять коррупционные задачи и все остальные. Но у нас все остальные задачи, все равно, завязаны с этим.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не надо мне об обороноспособности говорить! Я видел эту обороноспособность, я сам был этой обороноспособностью. И знаю, как это выглядит на местности. И какое это всё отношение имеет… Это показуха и рабство — и больше ничего.

О. ЖУРАВЛЁВА: Я призываю наших слушателей и зрителей писать на +7-985-970-45-45. И кое-что уже тут приходит. «Улофа Пальме убили в центре Стокгольма, Министра иностранных дел Швеции зарезали в универмаге. Швеция – бандитская страна» — считает Юрий. Ну да. И президента Кеннеди убили в Далласе. Многое происходило.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не будем объяснять Юрию разницу между Швецией и Чечней. Если не дурак – дойдёт сам. Хотя, этот вопрос мог вполне носить провокативный, иронический характер. Мы не слышим интонаций, которые стоят за этим вопросом. С большой вероятностью, это шутка.

О. ЖУРАВЛЁВА: Кстати, по поводу Ваших телевизионных ощущений. «Какашки – полезная вещь. Признак очищения организма. Госканал – это запор» — Наташа. Москва.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: (Смеется). Да.

О. ЖУРАВЛЁВА: Так что видите, Ваши авторы продолжают писать в несуществующую в данный момент программу.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Спасибо. Этот жанр торжествует. Понимаете, есть вещи самоигральные, как говорится… Про которые даже шутить как-то неловко. Когда я читаю, вернувшись из дальних странствий… заглядываю в Интернет и в один день обнаруживаю и эту историю с расстрелом Ямадаева, и то, что Любовь Слизка стала академиком… Тут понимаешь, что бандитизм и идиотизм – это «инь» и «янь» наше. Они друг в друга так красиво входят. И даже не знаешь, чего больше. Она из этого и состоит, политическая жизнь – из бандитизма и идиотизма…

О. ЖУРАВЛЁВА: Как-то грустно Вы рассказываете. Какие-то чудовищные вещи.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Вы от меня их впервые услышали?

О. ЖУРАВЛЁВА: Андрей из Харькова спрашивает: «Ну, как ужасы оранжевой Украины? Выступления прошли нормально?» Насколько мы знаем, выступлений в Харькове еще не было?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, это будет в середине октября.

О. ЖУРАВЛЁВА: Но ужасы-то пугают?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я так волнуюсь! Я так боюсь!

О. ЖУРАВЛЁВА: Но Вы заметили, что там кризис, что там тяжело?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, тяжело там. Там страшно. Там, правда, в центре Киева не расстреливают с такой регулярностью…

О. ЖУРАВЛЁВА: Как в Стокгольме и Москве.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: В Стокгольме — Улоф Пальме — лет 20 назад?.. С тех пор как-то по Стокгольму можно ходить более-менее спокойно. Да нет, чего говорить! Ужасы украинские — если не отшучиваться… Я это уже говорил… с 2004 года все повторяю этот тезис про Майдан. Когда говорят: кризисы! Но это — демократические кризисы, парламентские кризисы… Вот в Израиле сменилось правительство, в Италии регулярно меняется правительство. Это нормально. Люди выходят на демонстрации, людям не нравятся правительство. Вообще, нормальное правительство людям не должно нравиться. Правительство работает, совершает ошибки, и в нормальной стране эти ошибки становятся предметом ежедневного серьезного обсуждения. В результате чего правительство теряет рейтинг, а оппозиция его набирает. Потом оппозиция становится правительством, все переворачивается, как песочные часы… Идет какая-то эволюция! На Украине идет, конечно, не шведская – украинская… Но это нормальная демократическая эволюция. Да, довольно тяжелая форма! — но не Норвегия, чай, и не Швеция. Свои…

О. ЖУРАВЛЁВА: Да… Если Вы говорите о том, что у нас никто не выходит на митинги и не протестуют, значит всё всех устраивает. Правительство работает хорошо.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Вы знаете, в Северной Корее тоже не выходят на митинги. И это тоже означает, что всех всё устраивает, только голодают…

О. ЖУРАВЛЁВА: Тут какие-то отщепенцы, вроде Шендеровича, все время возмущаются, порочат родную страну.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, работа такая — как утверждают, я работаю давно на врагов России… Да вы знаете, я к этому отношусь спокойно — к тому, как оценивают… Я должен сказать, что меня иногда на улицах (я уже описывал эти встречи) приватно останавливают люди и говорят: «Жалко, что Вас не видно. А где вы? А чего вы?» А потом выясняется, что эти люди голосовали за Путина, за «Единую Россию».

О. ЖУРАВЛЁВА: Вот такие интимности прямо на улице спрашивают?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Интимности. Он говорит: «А когда Вы будете |в телевизоре| ?» Я спрашиваю: «А Вы за кого голосовали?» «За Путина». «Ну, ждите!» (Смеётся).

О. ЖУРАВЛЁВА: Художник, большой художник Виктор Шендерович в программе «Особое мнение» выступает. Писатель и журналист. Мы должны ещё затронуть немало всяких тем, касающихся не только новостей, но и всяких нравственных наших состояний, наверное. Наши слушатели подключатся по номеру +7-985-970-45-45. Меня зовут Ольга Журавлёва. Это программа «Особое мнение». Никуда не уходите. Мы скоро вернёмся.

НОВОСТИ

О. ЖУРАВЛЁВА: Ещё раз здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Мы продолжаем нашу беседу с Виктором Шендеровичем. И вашу тоже. Семен из Монреаля пишет: «Шендерович лжет. Первый канал дал подробный материал об убийстве Ямадаева. Как ему после этого верить во всем остальном?» Шендеровичу, то есть.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Первому каналу понятно, как верить. С Шендеровичем сложнее. Я сказал то, что видел своими глазами. В сегодняшних новостях — следа не было.

О. ЖУРАВЛЁВА: Но в каком-то выпуске, который видели вы.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: В сегодняшнем выпуске. Про вчерашний не знаю. Но поскольку Семён из Монреаля благополучно пишет нам, то я подозреваю, что он смотрел какую-то другую версию. Есть Первый канал, который вещает на весь мир — так же, как есть «Russia Today», которая вещает на весь мир. Это экспортный вариант! В «Russia Today» меня иногда показывают. Была маёвка какая-то в день рождения Сахарова, и «Russia Today» туда приехала, и потом на весь мир показывала. Вот, диссиденты, всякие там правозащитники, вот Каспаров, вот Шендерович… — вот они все на свободе! Просто в «Вестях» российского канала репортажа об этом не было. Это экспортный вариант, Семён! — в вашем Монреале вам показали работу информационной службы Первого канала…

О. ЖУРАВЛЁВА: Вот ещё один человек. Владимир из Москвы. «Я тоже голосовал за Путина. А за кого предложил бы проголосовать Шендерович?»

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я предложил бы, как минимум, не голосовать за Путина. Я уже говорил о том, что — телега впереди лошади! — дело не в том, за кого голосовать, дело в том, за что голосовать. Во всем мире выборы… вот сейчас на наших глазах разворачивается, очень интересно – Обама, Маккейн… Это не голосование за человека, это голосование за программу!

О. ЖУРАВЛЁВА: Мы про программы давно ничего не слышим.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: А Америка слышит. И на CNN бывшие госсекретари (при мне, я смотрел только что, очень интересно!) — бывшие госсекретари, от Киссинджера начиная до Бейкера, обсуждали, какие задачи стоят перед Америкой. Интерактив. Люди звонят и пишут, какие задачи должен решить новый президент — неважно, как его имя, Маккейн или Обама. Тут телега позади лошади — здесь впереди задача! И для этой задачи — кто лучше подходит…

О. ЖУРАВЛЁВА: Давайте мы сформулируем задачу. Борьба с коррупцией, с инфляцией, реформа армии, все, что угодно, нацпроекты.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Если борьба с коррупцией, то кооператив «Озеро» не должен располагаться вокруг власти.

О. ЖУРАВЛЁВА: Это Вы так думаете.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я так думаю. Если борьба за права человека, то история с Бесланом должна быть предметом независимого расследования, очень серьёзного. И те, кто участвовали в этой истории, включая Владимира Владимировича, должны сидеть тихо и давать показания. И так далее. Когда мы ставим такие задачи, тогда постепенно выясняется, кто олицетворяет решение этих задач. Мы наблюдали это в 80-90-х годах, — когда была поставлена задача… Мы по-прежнему жить не можем — надо как-то по-новому! И тогда выясняется, что есть, условно говоря, академик Сахаров, Борис Николаевич Ельцин, профессор Афанасьев…

О. ЖУРАВЛЁВА: В том-то и дело, что никого нет.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, они есть. И как только общество сформулирует для себя эти задачи, то они появятся на поверхности. А так вот, сначала все вытоптать, как стадо слонов, — вот как «Единая Россия» вытоптала все поле, а потом говорит: «Что-то никого не видно живых? Где?» Да ты же их и затоптал! «А где это?»

О. ЖУРАВЛЁВА: Вот как раз к этой Вашей эмоции. Дмитрий, экономист из Ярославля: «Какая кукла была бы сейчас наиболее яркой в Вашей передаче?»

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это галлюцинация: не может быть никаких «Кукол». В Северной Корее не бывает сатирических программ. Есть достаточно яркие персонажи по-прежнему. Конечно, время изменилось довольно сильно. В том числе и…

О. ЖУРАВЛЁВА: А все говорят, что все возвращается.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: …тип лиц изменился, физиономистика изменилась, безусловно. И сегодняшнее воплощение – это Путин, Сечин, Черкесов, это все…

О. ЖУРАВЛЁВА: А Медведев у нас президент, Вы вообще знаете?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Кто? Как фамилия?

О. ЖУРАВЛЁВА: Медведев.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Потом запишите, я запамятовал.

О. ЖУРАВЛЁВА: Я Вам потом напишу. Александр: «Зачем Медведев пытается показаться таким брутальным? «Не надо скулить» — цитирует Александр. Я Вам уже приводила в примере такой заголовок, вчера появилось, не помню в каком СМИ, спасибо им большое. «Медведев обнажил свой «Мечел».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Понимаете, какая штука…

О. ЖУРАВЛЁВА: Это история золотодобытчиков.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Какие задачи (он) ставит? Мы можем говорить о политике… Если не отшучиваться, политик – это человек, который вербализует какие-то задачи. Он говорит: «Надо решить такую-то задачу. Я её решу лучше других. Голосуйте за меня». Тогда понятно. Тогда уже важно, как его фамилия: Медведев, Волков или Уткин. Это уже важно! Но если нет другой задачи, то какая мне разница! Показали его оленям… — я рад за чукотских оленей, но это не имеет отношения к политике! Задач-то нет новых. Он часть команды Путина. Как называется эта должность, что у него нарисовано, какой герб на визитке — меня это не волнует. Новых задач не озвучено. Потому что — то, что он сказал про борьбу с коррупцией, Путин говорил 15 раз, продолжая окормлять кооператив «Озеро». Это не новая задача.

О. ЖУРАВЛЁВА: Наши слушатели интересуются: «Шендерович! Чего Вы такой злой?»

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я уже говорил… мне кажется, что не надо путать доброту с размягчением мозга. Это разные вещи.

О. ЖУРАВЛЁВА: Все страшно возбудились по поводу новостей. Говорят, что вчера было про Ямадаева, и новостные программы идут за границей без изменений, считает Владимир из Москвы.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, я ещё раз говорю: чего не видел, того не знаю. Я считаю, что убийство в центре Москвы — с большой вероятностью политическое крупное убийство… — хвост кометы мог бы засветиться и наутро! А не то что: сообщили, и тема пропала. Эта тема не пропала! Про убийство такого разряда СМИ говорят по нескольку дней, исследуя, что произошло. Что касается того, что на Западе идёт то же НТВ, и тот же Первый канал, и то же ВГТРК, что видите вы, то это заблуждение. Идет другая программа.

О. ЖУРАВЛЁВА: «Виктор Анатольевич, если вдруг пропагандистский молодежный канал, за который так горячо ратует депутат Тараканов, будет запущен, кто его будет смотреть?»

В. ШЕНДЕРОВИЧ: А им это неважно. Ещё раз говорю…

О. ЖУРАВЛЁВА: Нет, у нас же есть специально обученная молодежь для этих целей.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, это все — программа «Лицом к городу» на ТВЦ! Она всем хороша. Там сидит Ю.М. Лужков — и всем эта программа хороша, кроме того, что ее никто не смотрит, разумеется. Эти программы делаются не для того, чтобы их кто-то смотрел. Там другие задачи.

О. ЖУРАВЛЁВА: Ну, если Вы не хотите про ярких кукол, и не хотите про все остальное…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, про все остальное давайте.

О. ЖУРАВЛЁВА: Все-таки, я уже говорила об этом, у нас осталось немного времени, я бы хотела… Серьёзная тема. Владимир из Чикаго предлагает Вам организовать акцию в поддержку Светланы Бахминой.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Владимир, приезжайте из Чикаго, и давайте — я согласен поучаствовать. И я участвовал, разумеется, и буду участвовать! Понимаете, какая штука… Не отшучиваясь. Это не то, к чему надо призывать из Чикаго. Это должно происходить здесь. И среди 140 млн. людей должны найтись 10-15 тысяч, которые настоят на этом. Больше не надо.

О. ЖУРАВЛЁВА: А почему тогда не получается? Вроде бы и с Ходорковским сколько было всевозможных акций.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, они не носили достаточно массового характера. Политика вещь простая, математическая: выходит в 1991 году 400 тысяч на Манежную площадь — выводятся войска из Прибалтики, отменяется шестая статья Конституции. Выходят 40 человек одних и тех же… или 200 человек одних и тех же… — я их всех знаю, мы встречаемся на этих митингах, половину я знаю по именам, это мои друзья.

О. ЖУРАВЛЁВА: Так значит, вы в меньшинстве.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не просто в меньшинстве, а в тяжелом меньшинстве. Но это не значит, что мы не должны выходить. Я уже цитировал моего старшего товарища, поэта замечательного, Сергея Гандлевского, который на мой прямой вопрос, зачем он это делает, сказал: для самоуважения. Просто ему своё лицо видеть в зеркале, если он не выйдет… — он будет к себе хуже относиться! Вот мотивы. Когда нас будет не 200 человек, а 200 тысяч – выпустят Бахмину, выпустят Ходорковского. А если нас будет 2 миллиона, то сядут те, кто их сажали. Это вопрос постановки задач. Если мы будем чувствовать, что нас оскорбляют, если это будет плевок нам в лицо – т.е. если миллионы людей почувствуют, что это плевок в лицо… Тогда изменится политика. А до тех пор сидим, кукуем, ждём…

О. ЖУРАВЛЁВА: История «Особого мнения» всю неделю длится. Вы сегодня пришли, а у нас было много разных людей. В том числе, у нас был Юрий Шевчук, как раз накануне нашего концерта. Спрашивали наши слушатели, были ли Вы на этом концерте?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, я не был. Я слышал — и замечательно, что это происходит. И Андрей Макаревич… Я слышал о том концерте, который был организован с участием осетинской и грузинской певицы. Это правильно! Только так это и делается. Добро – это плод личных усилий. Зло – вполне коллективно…

О. ЖУРАВЛЁВА: Вот как! На этой философской ноте мы простимся с художником…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Так! Без оскорблений, пожалуйста…

О. ЖУРАВЛЁВА: …писателем, журналистом, одетым в парадное по случаю Тэфи, Виктором Шендеровичем.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Весь в белом.

О. ЖУРАВЛЁВА: Да, в белом. Меня зовут Ольга Журавлёва. Всем спасибо. Это была программа «Особое мнение». Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире