'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 29 августа 2008, 19:08

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Здравствуйте. Поводим итоги недели с Леонидом Радзиховским. У нас торт с выносом называется. В этот раз вынос – признание Абхазии и Южной Осетии. Как к этому относиться?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я бы отнесся к этому уже спокойно. Потому что тот несколько нездоровый футбольный азарт, с которым обсуждается, кто признал Абхазию и Южную Осетию, только не признал, он мне кажется сейчас неуместным. Все-таки у многих людей такая совершенно футбольная психология, болеют за тех или этих, те, кто болеют за одних, говорят: великолепно, признали независимость ХАМАС, Нагорный Карабах, который, по всей видимости, взамен признает Южная Осетия.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Она не может, он не субъект.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — А следующие признаватели по всей видимости Аль-Каида, ИРА, может быть еще какие-то организации такого рода. Это очень смешно, замечательно и так далее. Другие говорят, что ничего страшного, постепенно признают. Косово признали 45 стран, почти полгода прошло. Мне кажется, что в принципе этот спортивный азарт кто кого признал, сейчас немножко неуместен, потому что Россия столкнулась с гораздо более серьезными проблемами, чем просто зубоскаление в ту или другую сторону. В конце концов, почему надо так волноваться, кто признал, а кто не признал. Ведь речь идет не о признании независимости России, правда? А о признании всего лишь независимости Абхазии и Южной Осетии. Россия их признала. На этом можно было надеяться, что интернациональный долг России по отношению к этим странам, исполнен. И дальше они теперь независимые страны, очень хорошо. Пусть они сами волнуются о том, кто их признает, кто не признает. Они же независимые. Они добились независимости. Россия сделала, что могла.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ирония такая.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Абсолютно никакой. С точки зрения России свой интернациональный долг Россия с лихвой перевыполнила. Потрачены миллиарды долларов за содержание Южной Осетии в течение долгих лет. Погибли не так много, относительно, но тоже некоторое количество наших солдат. Признали их независимость. Теперь они независимые страны. Если они действительно независимые страны, то пусть они сами занимаются проблемами своего признания или непризнания. Иначе какие они независимые. А России неплохо бы расхлебывать ту кашу, в которой она оказалась, а не они. Дело в том, что здесь возможны две модели поведения. Что такое Россия. Россия это кормящая мать Южной Осетии и Абхазии, и все, что важно и хорошо для Южной Осетии и Абхазии, то является приоритетными и государственными задачами России. Это одна позиция. Она может обосновываться разными соображениями. Гуманитарными. Мы их очень любим, мы им сочувствуем. Пацанскими – мы это делаем назло Западу. Выкусите. И будем дальше делать назло вам. Как мы жили назло вам, так и будем дальше жить назло вам. Можно еще много мотивов придумать. Но в таком случае главная проблема России была есть и будет – проблемы Южной Осетии и Абхазии. Можно все-таки попытаться сказать немножко по-другому. Свой долг интернациональный по отношению к этим странам мы с лихвой выполнили. И пора отделяться от них и заниматься немножко своими делами, а не только заботой о том, кто их еще признает. Конечно, Россия, давя, выкручивая руки, платя деньги и так далее, может выдавить это признание еще из некоторого количества стран. Что за счастье для России от этого. Я не говорю, какое счастье для Южной Осетии…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Оценка целесообразности действий России.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — А целесообразность действий России совершенно не зависит от того, признает Берег Слоновой Кости, Венесуэла и Иран независимость Южной Осетии или не признает. Оценка целесообразности действий России совсем в другом. Уже этот этап борьбы закончился. Защита граждан, нападение на Грузию или вторжение в Грузию, признание независимости. Проехали. Теперь нам предстоит платить по тем векселям, которые мы щедро выписали в течение этого времени.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что за векселя?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Это был финиш, катарсис, завершение процесса, признание независимости Абхазии и Южной Осетии. Кстати, по этой логике это был неизбежный процесс. Многие говорят, что не надо было этого делать. Бесполезные разговоры. Начав процесс, уже остановить его было невозможно. Если бы после всего Россия не признала независимость Абхазии и Южной Осетии, то это выглядело бы просто как глупая трусость. Которая ничего не поправит реально в отношениях России с Западом, и только покажет ее дополнительную неуверенность в себе. Уж если вы влезли в это, то хотя бы этот процесс необходимо было закончить. Если бы этого не признали, этого не поняли бы ни в России, а во всем мире поняли бы только с презрением. Что сделано, то сделано. Во что влезла Россия, это понятно. Признав независимость Абхазии и Южной Осетии, Россия задекларировала свою независимость от существующего миропорядка, от США, от Евросоюза и от существующей системы международного права. Некоторых это приводит в дикий восторг. И Интернет переполнен сообщениями о том, что мы им дали, и мы им еще дадим. И как написал у вас на сайте Доренко: международного права больше нет. Россия его уничтожила и растоптала. Какой восторг. Некоторых это совсем не приводит в восторг, я значительная часть российской элиты далеко не в восторге от этой ситуации. Но факт тот, что эти дорогие векселя Россия выписала. Теперь придется их так или иначе оплачивать или переписывать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я хочу тебе напомнить одну картинку, ее показывали. Саммит стран СНГ, Ющенко, Саакашвили, в том числе и Путин. И Путин очень жестко говорит про признание Косово. И говорит, что я заверяю вас всех, что после этого жизнь будет несколько иная. Это была трагическая ошибка. Я не буквально его цитирую. Но он это сказал. Другими словами, то, что сделала Россия это шаг после того, как этот шаг сделали другие. Просто помнишь ли ты это?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Да. Конечно, это постоянно повторяется. Мы возвращаемся к исходной позиции. Собственно говоря, зачем все это было. Формальный ответ – это было, потому что мы принудили к миру Грузию, которая напала на наших граждан в Южной Осетии. Давайте оставим бабские разговоры о том, зачем мы им выдавали паспорта. Разумеется, это была страшная глупость, мягко говоря. Что вышвыривали паспорта направо и налево. Но назад не воротишь. Раздали. После этого надо было их защищать и так далее. Но это тоже не совсем так. Потому что можно было для начала принудить к миру гражданина Кокойты. Говорят, что его не очень принуждали к миру из Москвы. Говорят, что этот гражданин обстреливал грузинские села. Это все теперь уже задним числом не имеет абсолютно никакого значения. Об этом историки будут спорить годами. Я спрашиваю: что сделала Россия. Просто защитила своих граждан и все? Нет. Неправда. Главный пафос всей патриотической и непатриотической общественности и главный пафос Запада и Востока был совсем в другом: Россия дерзнула США. Россия показала, что она действует против мирового порядка, действует явно открыто, грубо против США. Что у России для этого есть воля, сила, желание и по всей видимости ресурсы. Если она так себя ведет. Прошу заметить, что Китай не действует так прямо и грубо против США. Он молчит. Он вообще не вмешивается в такого рода конфликты. Кстати, как он отмолчался и в этой ситуации. Не признав Южную Осетию, не осудив Россию и не осудив США. Отделался бессмысленными словами. Россия единственная из крупных держав, кроме держав-отморозков типа Кореи, Ирана и так далее, которая бросила перчатку США. Она это сделала ради прекрасных глаз Южной Осетии и Абхазии? Нет. Это был предлог, и если бы не было этого, то случилось бы что-то другое. Потому что годами идет активная антиамериканская пропаганда в России. Но дело не в пропаганде. Пропаганда это проявление общих настроений нашего общества, нашей элиты, нашей страны. Подавляющее большинство России годами накручивает себя, будь то элиты, простой народ, против США. В США, в существующем миропорядке видят какое-то страшное зло для России. Это зло ругают словами, как ругал его Путин в своей мюнхенской речи. Это зло пытаются ущипнуть по мелочи, как Россия ставит блоки на предложения Америки по поводу Ирана. Так или иначе, мы в вербальном пока плане ругали Америку. И, в конце концов, количество перешло в качество. Это перешло в действие. Поводом, предлогом стало вот это. Если бы этого не было, через какое-то время произошло что-то другое. Я уверен. Потому что слишком долго и упорно это наращивалось. Причина конфликта такого внутреннего, глубокого между Россией и Западом, это слишком серьезная тема. О ней написала вся русская философия и история. Эта причина в том, что Россия не может найти свое место в Европе, а Европа не может понять, как ей соотноситься с Россией. Затем это помножается на личные проблемы людей, руководителей стран, на конкретные ситуации…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ты в прошлый раз сказал: есть огромные силы, но нет точки ее приложения.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Да. Я бы сказал: есть огромное желание бросить вызов. Достоевский говорил, у него было такое выражение «русские мальчики». Россия это страна-подросток, как говорил Маяковский. Это страна, которая чувствует свою отдельность, особость, отделенность от Запада. Которая понимает, что для того чтобы стать таким, как Запад, надо идти за ним в его хвосте, технологическом, культурном, политическом, десятилетиями и не факт, что догонишь. И возникает огромное желание выскочить вперед. Поломать правила игры, и, не дожидаясь десятилетий, бросить перчатку и оказаться впереди. Это вечная русская проблема. Аналогично это и проблема Запада, который не знает, что с этим делать. Например, в начале 90-х Россия была готова войти в НАТО, но Запад был не готов. Он не понимал, как ему переварить это. Это некоторое объективное столкновение. Но формы этого столкновения могут быть совершенно разные. Я думаю, что у России за эти 8 лет бешеного роста цен на нефть и газ наступило головокружение от успехов. Россия почувствовала себя очень сильной, очень растущей, великой. Одновременно она видела и видит, что Запад в лице США терпит многочисленные неудачи. Причем размер своих успехов Россия, естественно, преувеличивает. Аналогично преувеличивает размер трудностей США. Их кризиса экономического, политического. И вот в сознании российского общества, российской элиты, президента России наступает вот этот конфликт. Нам мало того места, которое мы занимаем в политическом мире, на политической карте мира. Россия искала повода бросить вызов. Она его бросила. В не очень удобных условиях. Абсолютно не просчитав свои ресурсы. Я думаю, что сейчас российская элита, принимающая решения, сильно скребет в затылке. Потому что вызов-то мы бросили, но как говорится, кроме амбиций нужна еще амуниция.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Амуниция есть. Ты только что ее перечислял.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Цены на нефть и газ.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Дело не в этом даже. Запад ничего не может сделать.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Запад очень много что может сделать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что кроме, как пишут во всех изданиях, посмотреть у кого, где счета.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Глупости. Какие неприличные глупости пишут во всех изданиях.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – На каждый шаг у нас есть адекватный ответ. Уже курочек нельзя сюда завозить и еще 26 предприятий тоже курочки какие-то нестандартные. На все у нас есть ответ. Потому что мы экономически завязаны. Что? Как Запад может нас построить. Опровергни Доренко.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я не знаю, что говорит Доренко.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что ничего сделать с нами нельзя.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Понятно. Курочка тоже может считать, что ястреб ничего с ней не может сделать, потому что ястребу нужны куриные яйца. Это остроумная постановка вопроса. Осталось уговорить ястреба, объяснить ему, что он ничего не может с ней сделать. Доля России в мировом ВВП 2%. Доля США – 20%, доля Западной Европы – 25%. Складываем, получаем – 45% мирового ВВП это объединенный Запад, 2% — это Россия. Это первое. Соотношение Россия-Запад примерно такое же, как Россия-Грузия.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Извини, поскольку мне еще много надо спрашивать, я задаю тебе конкретный вопрос. Вот здесь сидел Лисовский, он занимается курочками. Он сказал, что если будет какой-то куриный бойкот, то наоборот стимулирует наше производство. И сейчас по поводу этих курочек много пишут. Но я не о них. Ну и что, что Запад суммарно этим обладает? Мы самодостаточны абсолютно.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Если Запад навалится на нас…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я не понимаю, что такое навалится.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Рассказываю. Куры Лисовского будут нести Лисовскому золотые яйца. Я рад и за Лисовского и за нас за всех. Но есть абсолютно конкретные вещи. Например, в понедельник собирается саммит ЕС. Там есть два проекта резолюции. О чем говорила ваша уважаемая станция. Проект первый – полностью солидарен с Лисовским и Доренко. Они произносят массу бессмысленных слов, разводят руками, упрекают Россию, а Васька кушает, да есть. Лишняя демонстрация полного бессилия и импотенции Запада на данном этапе. Что будет завтра, мы не знаем. Есть второй проект резолюции, который говорит о гораздо менее приятных вещах. Например, это экономические санкции, это квоты на продажу русской стали, алюминия и удобрений.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – В ответ появятся с российской стороны квоты на продажу русской нефти. И все закончится.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Ничего подобного. Крупно ошибаешься. Эта эскалация для России смертельна. В силу той простой причины, что не только автомобили «Хаммер» и платья мы получаем с Запада, мы получаем, например, лекарства, без которых люди жить в России не могут. Без нефти, так или иначе, жить можно, а без лекарств нельзя. Мы долгие годы болтали о так называемой технологической модернизации. С помощью уважаемого Нагорного Карабаха, ХАМАСа и даже Ирана с Кореей достаточно трудно провести технологическую модернизацию. Более того, если в сталинские времена можно было украсть чертеж атомной бомбы, запереть физиков в ГУЛАГ и заставить их сделать эту бомбу, и по одному единственному направлению по атомной бомбе догнать США, то сегодня этот номер не пляшет по многим причинам. Например, по той причине, что в России создали уже потребительское общество. А потребительское общество не может жить в ГУЛАГе. Люди не захотят жить в ГУЛАГе ради того, чтобы натянуть нос США. То есть жить так, как жили советские люди. Когда мясо они получали, ездя из Рязани в Москву, за колбасами, технологически отстали бесконечно, зато мы делали ракеты и перекрыли Енисей. Для этого надо сломать сегодняшнее российское общество через колено, во-первых, непонятно, кто будет ломать, во-вторых, непонятно, зачем. Мы со своими двумя процентами, в которые входят газ и нефть, ровно в 25 раз больше зависим от Запада, чем Запад с его 50% мирового ВВП зависит от нас. Известно, что сейчас Запад будет всячески способствовать прокладке альтернативного газо— и нефтепровода, который пройдет по территории Турции, Венгрии, Румынии и так далее, в него, между прочим, будут давать свой газ наши уважаемые партнеры по организации ШОС. А именно: Казахстан, Узбекистан и не входящая в организацию ШОС Туркмения. Организация ШОС замечательно поддержала Россию, но члены организации ШОС почему-то не отказались от идеи прокладки альтернативного газо— и нефтепровода, который Россию бьет очень больно. Гораздо больнее, чем нападение Грузии на Южную Осетию.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо, российское руководство не просчитало последствий этих шагов.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я думаю, что да. Дальнейшая эскалация по принципу «я назло мамке отморожу уши», возможна в условиях некоторой истерики. Но эта эскалация битья головой об стенку. И, в общем, стенки наверное, будет неприятно от этого, но голове будет значительно неприятнее. Они толще. Они в другой весовой категории. Можно сколько угодно кричать, что они плохие и что неправы, это вопрос спорный, кто плохой, кто хороший, кто прав, не прав, но Россия сама встала на путь, когда говорят: тот прав, у кого больше прав. А прав больше у того, у кого сил больше. Мудрый Китай, на который у нас так любят ссылаться и Зюганов, и наше руководство, не конфронтирует. Не выбегает, размахивая руками с криком «я вам нос натяну, вы сволочи, мы сами по себе, мы вас не боимся». Россия сделала некую ошибку, как мне кажется, за которую придется платить. Вместе с тем, безусловно, стенки, а Запад не так един, тоже не очень приятно, если об нее будут биться головой. Действительно они зависят от наших поставок газа, нефти гораздо меньше. И этот газонефтепровод, который пойдет в обход России, только в 2014 может быть будет запущен. Это не лекарство, это не технология, но это тоже вещь нужная – газ. Поэтому они тоже от нас в определенной мере зависят. Я думаю, что возможность отрулить назад, сохранив лицо, у России еще есть.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А именно?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Очень просто. В конце концов, на Грузию, откровенно говоря, Западу также наплевать, не в обиду будет сказано грузинам, как по большому счету российскому обществу, когда пройдет волнение, телевизионные истерики, российское общество совсем не так уж сильно волнуется о Южной Осетии и Абхазии. И Запад не так сильно волнуется о Грузии. Запад волнует другое. Две позиции. Первая позиция для США, что им дали по морде, грубо говоря. Вышли за рамки мирового порядка. И второе – они абсолютно всерьез боятся продолжения концерта. А именно: завтра Крым, послезавтра претензии на Восточную Украину, затем на Западный Казахстан. Короче, они сравнивают Россию с гитлеровской Германией, планы которой в 30-е годы Гитлер сформулировал очень просто: нам не нужно мировое господство, нам никого не надо захватывать. Мы просто встаем с колен и собираем немцев по всему миру. Сначала австрийцев, потом Судеты, потом Польша. До поры до времени Запад верил этому, терпел это, боялся. А в какой-то момент, когда после Судет и Австрии, Гитлер сказал: а теперь еще немножко Польши, Запад сказал: нет, извините. Хватит. И началась мировая война. Вот они боятся, что Россия хочет сделать нечто подобное. Я абсолютно уверен, что никаких подобных планов у России нет ни у кого, включая Путина и так далее. Так же как нет в России идеологии — арийская раса первого класса, так же как только у больных людей идут разговоры про империю номер 5 в палате номер 6. Вот весь этот бред дешевый, псевдолитературный бред, которым действительно замусорены мозги российского общества, к реальным намерениям российских руководителей не имеет никакого отношения. Они нормальные люди. Да, они хотят проявить свою самость. Они хотят показать свою независимость.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Так, про них понятно.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Но захватывать Крым, Украину и так далее, они не хотят. Тем более они не стремятся к мировому господству.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Так что такое шаг назад?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Шаг назад предельно ясно, четко и без дураков объяснить: мы не империя ни пятая, ни в палате номер шесть, ни шестая, ни десятая. Нам не нужен Крым, не нужен Севастополь, нам не нужен Западный Казахстан. Мы живем, как это ни смешно сказать, в точном соответствии с Конституцией РФ. Где не прописана империя, а прописана республика. Где прописаны наши границы, мы не присоединим к себе ни Абхазию…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я напомню тебе фразу министра иностранных дел Лаврова, который сказал до признания впрямую, что вопрос признания или непризнания будет зависеть от поведения Саакашвили. Как — он не пояснил. Я так понимаю, что угроза вступления в НАТО, я не знаю, почему она такая гигантская, но именно она или что-то другое не имеет значения, что, стоит выше всех признаний территориальной целостности других стран.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Вот если Россия стоит на этой позиции, что…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но она стоит на этой позиции.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Дай договорить. Если Россия стоит на позиции, что для нее есть нечто, более серьезное, чем территориальная целостность Украины, Казахстана и других стран, то Россия погибнет. Россия вступит в конфронтацию с превосходящим ее в десятки раз противником, которого она консолидирует, этот противник России этого не позволит и Россия сломает себе шею в этой борьбе. Без единого выстрела. Потому что против серьезных экономических санкций не на уровне дешевой желтой прессы, что кто-то арестует какие-то фантастические счета каких-то русских чиновников, а вполне реальных санкций, запрещающих обычным гражданам России выезжать, зажимающих их в этот мешок, большой мешок, перекрывающих ход к технологиям, лекарствам, кредитам. Потому что наши компании, тот же «Газпром» набрали огромные кредиты и хотят переаккредитоваться. Короче, задушить Россию экономически без единого выстрела можно. Это трудно, дорого, это выгодно только Китаю, который не участвует в этой драке белых людей и как мудрая обезьяна с горы смотрит на драку глупых шакалов внизу, и, тем не менее, большими усилиями Запад это может сделать. Я думаю, что руководители России люди нормальные, вменяемые и погибнуть просто так ради своих амбиций и погубить страну не хотят. И отыграть пока еще не зашло слишком далеко, как мне кажется можно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Теперь коротко прокомментируй следующие новости. Грузия разорвала дипломатические отношения с Россией.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Абсолютно нормальный естественный шаг. Давно надо было сделать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сегодня появился слив, некоторые слухи и так далее о том, что Южная Осетия войдет в состав России не сразу, но у них есть такие планы и вроде бы был об этом разговор у Кокойты с Медведевым. Для последующего воссоединения с Северной Осетией.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Мотив понятен. Этого, наверное, хочет Северная Осетия и может быть хочет Южная Осетия. Хотя не уверен. Господин Кокойты слишком хорошо живет как независимый лидер, но может быть он этого хочет. Этого наверняка хочет народ и Южной Осетии и Северной Осетии. Желание народа понятно. С точки зрения политики России в целом, это очередная чудовищная глупость, прямая аннексия чужой территории. То, чем в мире не занимается уже никто, очередной бессмысленный вызов мировому сообществу. Ибо прибыль это Южная Осетия, то есть 70 тысяч человек, которые живут на дотациях из Москвы, я никого из них не хочу обидеть, они, наверное, замечательные трудолюбивые люди, но по факту это так. А убыль, это очередное доказательство агрессивной сущности России, доказательство того, что Россия страна-агрессор.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Абсолютно нет. Это заезженные фразы. Напомню тебе, это разделенный народ. Этот народ разделил господин Сталин, и этот народ хочет объединиться.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Ты это кому рассказываешь?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это текст, который будет сказан президентом Путиным или Медведевым, кто будет президентом в это время, это будет объяснение, то есть не выходить же Северной Осетии из состава России.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Для кого?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Для Запада по поводу того, почему Южная Осетия…более того они потом объединятся, и будет создана губерния осетинская или автономная область. То есть будет показано, что объединился народ. Господин Радзиховский, народ имеет право объединиться?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Это очаровательное объяснение, которое не услышит в мире никто. А весь мир узнает один простой факт, что говорят русские, они могут говорить все, что угодно, любое действие имеет свои причины. И русские назвали одну из этих причин. Причин может быть много. Есть еще сто. Важны не причины, а действия. Действие такое – впервые за десятилетия одна страна проглотила кусок другой, не просто признала независимость, а проглотила кусок другой, причем сделала это в ходе военного конфликта, не получив никакой санкции ни одного международного института, то есть свершила акт прямой агрессии, прямой аннексии. Что при этом будет говориться про Сталина, разделенный народ, про чьи-то симпатии, это интересно только московским пропагандистам. Больше никому.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Последний вопрос. Тебе не кажется, во всяком случае, у меня создалось такое впечатление, ты знаешь знаменитую фразу, говорит один известный экономист, что в России не удается бороться с коррупцией, потому что народ против. Хорошая фраза. Тебе не кажется, что народ не против повоевать?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что в России народ готов к войне? То есть он не представляет последствий этой войны. Но народ готов повоевать.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Хотят ли русские войны.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хотят. Сейчас хотят. То есть сразу говорю, я не про русских, про россиян.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Русские-россияне. Русские не хотят войны, русским нравится смотреть телевизионную картинку в голливудском стиле. Нравится как всем народам, как американцам, блицкриг. Классическая маленькая победоносная война. Действительно блестяще проведенная. Кто бы что ни говорил об отдельных огрехах. Блестяще технологически проведенная. Вполне бескровная по серьезному военному счету. Та самая прогулка к морю, о которой 20 лет назад говорил Жириновский. В белых штанах на сияющем БТР к морю. Это нравится всем. Всем нравится смотреть, аплодировать на футбол. Никому не нравится получать гробы, если речь идет о войне, а война даже региональная это серьезные гробы. Но войны не будет. Романтического удовольствия, которое сплачивает хотя бы на время людей против внешних врагов, нам всерьез никто не доставит. Никто не хочет воевать и не будет. А вот задушить костлявой рукой голода, а для этого не нужен физический голод, в нашей стране создано потребительское общество. И отнюдь не только для зловещих олигархов, скупающих особняки в Лондоне. Это чушь. Для всех нас привыкших получать впервые за всю свою жизнь хорошие западные товары, привыкших жить вперед, бэби-бум это установка на рост жизненного уровня. Резкое падение жизненного уровня и все зададут вопрос: за что? За Абхазию или за наши амбиции.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение». До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире