'Вопросы к интервью
Э. ГЕВОРКЯН: В прямом эфире «Эха Москвы» и телеканала RTVI программа «Особое мнение», в студии Эвелина Геворкян, сегодня я общаюсь с Артемием Троицким. Здравствуйте, Артемий.

А. ТРОИЦКИЙ: Привет, Эвелина.

Э. ГЕВОРКЯН: Мы, конечно же, не можем говорить ни о чем другом, кроме как о ситуации, которая сегодня складывается вокруг Южной Осетии, Грузии, России, теперь уже весь мир в эту историю вовлечен, но надо заметить, что все эти дни все сводки новостей со стороны Грузии или российской власти, если коротко пересказать, сводятся к тому, что они первые начали, нет, это они первые начали, а они то, в частности, например, сегодня Анатолий Ноговицын, начальник Генштаба, говорит, что Грузия планировала захватить Сухуми в течение суток, для этого была создана группировка войск общей численностью до 9 тыс. человек, поэтому мы приняли такие меры. Наверняка грузинская сторона скажет что-то подобное. Насколько это важно в этом сегодняшнем конфликте, кто сделал первый выстрел, кто здесь первый начал, как в детском саду часто выясняют?

А. ТРОИЦКИЙ: Я так думаю, что некоторое значение, конечно, имеет то, что грузины устроили обстрел Цхинвала в ночь с 7-го на 8-е августа, т.е. это было то событие, которое стало первой костяшкой домино, после которой повалилась уже и вся эта чертова колода.

Э. ГЕВОРКЯН: Получается, что у нас не было выбора, действительно, они первые начали, у нас не было выбора.

А. ТРОИЦКИЙ: В тот момент я считаю, что у нас, действительно, не было выбора, я считаю, что абсолютно правильно мы сделали, что врезали саакашвилиевским этим воякам в Цхинвали и в Южной Осетии, спасли жителей, выдавили там грузин в те места, откуда они не могли бы нападать и обстреливать. Но тут, естественно, и надо было остановиться. Т.е. мы не первые начали, но было бы очень достойно, если бы мы первые кончили. В этом случае мы бы и посмеялись тоже последние. Все вышло, к сожалению, совершенно иначе, т.е. из-за того, что наши по не понятным для меня причинам, т.е. очень может быть, что это объяснимо какой-то военной логикой, но военная логика и вообще логика силы – это не логика умных современных людей, может быть, по военной логике мы, действительно, после этого должны были начинать бомбить аэродромы в Тбилиси, захватывать порт Поти, оккупировать город Гори и т.д. Я считаю, что мы это сделали абсолютно напрасно, надо было остановиться на границе Южной Осетии, естественно, предварительно дав прикурить грузинской армии, может быть, имело смысл еще занять и поставить там каких-то наблюдателей на тех высотах, может быть, даже и за Южной Осетией, но откуда грузины обстреливали находящееся в долине Цхинвали, и все, тут это было бы здорово, это было бы достойно. Не было бы никакого продолжения скандала и т.д. Я думаю, что, естественно, кто-то нас бы осудил, поскольку так принято, но, вообще говоря, это было бы абсолютно нормальной, благородной, закономерной операцией по спасению мирного населения, а также по умиротворению разбушевавшихся этих захватчиков.

Э. ГЕВОРКЯН: Все-таки наша историческая миссия — защищать эти территории, не считать их грузинскими, считать их независимыми?

А. ТРОИЦКИЙ: Эти территории были грузинскими давным-давно, никакой исторической миссии у нас тут нет. Но просто то, что произошло, мы нашу военную победу очень быстро собственными руками превратили в наше же моральное поражение. И все, после всех этих бомбардировок и оккупаций и т.д., абсолютно, на мой взгляд, неоправданных с точки зрения логики вообще международных отношений и мирового какого-то правопорядка, после этого все повернулось наоборот, т.е. уже все, уже мы, русские, агрессоры, а Саакашвили – мученик и все такое прочее. Это очень обидно, потому что, на самом деле, это и подтолкнуло Грузию в НАТО, т.е. если раньше еще стоял какой-то знак вопроса, теперь можно точно сказать, что будет Грузия в НАТО, Саакашвили сейчас сидит в своем кресле гораздо тверже, чем раньше. Если бы мы остановились на границах Южной Осетии, я думаю, что произошло бы то, на что намекали наши дипломаты, т.е. что волна народного гнева нехорошего авантюриста Саакашвили смоет. Сейчас Саакашвили себя чувствует идеально просто абсолютно в своей тарелке.

Э. ГЕВОРКЯН: Говорят, сейчас нет там оппозиции, что все сплотились вокруг такого лидера.

А. ТРОИЦКИЙ: Спасибо нашей военщине, спасибо нашим властям, т.е. они оказали Саакашвили просто могучую моральную поддержку. А то, что произошло вчера, это еще хуже, т.е. это эскалация идиотизма, на самом деле, со стороны России. Т.е. сначала мы превратили военную победу в моральное поражение. А вчера мы моральное поражение превратили в политическую катастрофу, потому что это подписание независимости Южной Осетии и Абхазии – это, на самом деле, уже явно ни в какие ворота не лезет. Наш президент Медведев и все остальные вслед за ним талдычат – у нас не было другого выхода, не было, не было, не было. Что значит не было? 15 лет был другой выход, а сейчас вдруг его не стало. Единственный аргумент, который я услышал, это то, что если бы мы не признали бы, то Грузия опять бы напала. По-моему, каждому мало-мальски не психопатическому человеку понятно, что Грузия бы не напала. Там находятся наши войска, только что мы говорили с Венедиктовым Алексеем Алексеевичем, он сказал, что нам это нужно для того, чтобы легализовать и оправдать нахождение там наших войск. Но я так думаю, что вполне путем всяких секретных протоколов и челночной дипломатии договориться о том, что пусть там наши войска будут, но признавать независимость мы не будем. А так и войска есть, и независимость есть, и просто все, Россия, на самом деле, в одночасье, аккурат вчера, 27-го числа, превратилась фактически в страну-изгоя. Т.е. я сильно сомневаюсь, что помимо движения ХАМАС, а также ИРА и сепаратистской террористической группировки…

Э. ГЕВОРКЯН: Вы пока не льстите, пока только ХАМАС.

А. ТРОИЦКИЙ: …хоть кто-то признает независимость Абхазии и Южной Осетии, никто не признает. Не признают, я полагаю, даже эти самые государства-изгои, т.е. что-то пока молчит и Куба, молчит и Северная Корея, и Иран тоже помалкивает, и Белоруссия тоже молчит. Никто пока что эти страны не признает. Совершенно естественно, потому что ни одно государство, лидеры которого пребывают в здравом рассудке, не признают военную операцию, расчленившую другое суверенное государство, вот и все, это очень просто. А уже Китай, и говорить нечего, у них там имеется Синьцзян, у них имеется Тибет.

Э. ГЕВОРКЯН: Они, да, скорей всего, не поддержат. Но подождите…

А. ТРОИЦКИЙ: Никто не поддержит.

Э. ГЕВОРКЯН: С другой стороны, есть же разговоры о том, что как же национальное самоопределение народа, а если, действительно, люди сами проголосовали за то, что они хотят жить независимо? И Россию…

А. ТРОИЦКИЙ: Если говорить о национальном…

Э. ГЕВОРКЯН: …подтолкнули к тому, чтобы она это признала.

А. ТРОИЦКИЙ: Понятно, если говорить о национальном самоопределении народов, то тут уже встают на повестку дня всякие исторические проблемы. В Абхазии и в Южной Осетии до того, как там начались все эти войны в начале 90-х гг., там грузин жило больше, чем абхазов, и больше, чем южных осетин. Потом грузин оттуда выдавили. Если вы бывали в Тбилиси в 90-е гг., то все гостиницы города Тбилиси, «Иверия», «Аджария» и т.д., они были все превращены в общежития для беженцев из Абхазии. Из Южной Осетии, я думаю, нет, потому что Южная Осетия, она вообще намного меньше. Так что, на самом деле, этническая чистка там уже была произведена, такая очень серьезная, это было уже очень давно. После этнической чистки говорить о праве народов на самоопределение, это как-то довольно сомнительно, по-моему.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну что же, может быть, действительно, здесь нужно было разбираться историкам, юристам и т.д., какими-то другими путями решать этот вопрос и конфликт.

А. ТРОИЦКИЙ: Я уже однажды, кстати, именно в программе «Особое мнение» на эту тему высказался. Разбираться надо было давным-давно, разбираться надо было России и Грузии при каких-то ее прежних руководителях, нам нужно было не ползучим образом аннексировать Абхазию и Южную Осетию заодно в качестве бонуса, т.к. мы это делали, выдавая паспорта, строя дома и виллы для генералитета и прочего начальства, естественно, в Абхазии, а нужно было нам реально, по-честному отдать Абхазию и Южную Осетию Грузии, прибрать себе Грузию вместе с Абхазией и Южной Осетией, потому что для Грузии эти территории…

Э. ГЕВОРКЯН: В смысле в качестве союзника, соседа?

А. ТРОИЦКИЙ: …принципиально важны. Если бы мы выдали Грузии на блюдечке с голубой каемочкой Абхазию и Южную Осетию в 90-е гг., сейчас Грузия была бы нашим лучшим другом и вернейшим партнером, как Армения, а Михаил Саакашвили или был бы лидером какой-то мелкой оппозиционной партии, а, скорей всего, сидел бы в Америке и писал бы в университете диплом.

Э. ГЕВОРКЯН: Это тоже не факт. Можно сказать, что Украине Крым отдали, тем не менее, они точно также скоро вступают в НАТО, скорей всего, вступят, поэтому тут сложно, если бы да кабы.

А. ТРОИЦКИЙ: Это было слишком давно. Украина и Крым – это вообще отдельная история. Недавно была публикация о том, почему, собственно говоря, Хрущев отдал Крым Украине. На самом деле, Крым, оказывается, еще с 30-х гг., это была американская территория, т.е. это не конспирология, это вам не Проханов и Дугин, а это, на самом деле, это исторический факт. Сталин в свое время отдал под какие-то огромные кредиты в 30-е гг. американцам Крым, где американцы хотели сделать еврейское государство. К этому имел, кстати, прямое отношение известный Арманд Хаммер. Кстати, встреча лидеров в Ялте фактически происходила на арендованной американцами крымской территории. После того, как началась холодная война и все такое прочее, американцы взяли и заявили права на этот самый Крым, сказав, что деньги не вернули и Крым по-прежнему у нас находится в аренде. Тогда Никита Сергеевич Хрущев, чтобы заретушировать сделанную Иосифом Виссариновичем Сталиным большую ошибку в пользу еврейского народа и американского капитала, он взял и отдал Крым Украине. Так что это вообще, это старая анекдотическая история, вспоминать о Крыме смысла вообще не имеет.

Э. ГЕВОРКЯН: Хорошо, мы вернемся к тому, что Грузия намерена сократить до минимума дипотношения с Россией. Опять же, все, кроме ХАМАС, высказываются против. Уже сегодня, не будем говорить, что бы мы могли сделать, уже сделали то, что сделали, сегодня что нам делать, какие санкции могут грозить России со стороны мирового сообщества, что будет после вчерашнего события?

А. ТРОИЦКИЙ: По поводу того, что нам сделать, мы вчера с товарищем моим Ярославом на эту тему говорили, естественно, был такой довольно печальный разговор, произносились все эти ключевые слова, типа изоляция, новая холодная война и т.д., потом Ярослав говорит – ты не беспокойся, наши все равно это дело отыграют, начнут торговаться, признают Косово, сдадут Иран, сдадут Приднестровье, снова обо всем договоримся, снова все будет неплохо. Я не исключаю, что так они…

Э. ГЕВОРКЯН: Но мы все равно потеряем какие-то карты и козыри, да?

А. ТРОИЦКИЙ: …я имею в виду, да, наших лидеров, и сделают, но зачем было до этого доводить, т.е. изначально не надо было идти ва-банк, не надо было в лучших комсомольских традициях создавать себе грандиозные проблемы, чтобы потом их с огромным трудом решать, скорей всего, решать даже и не слишком удачно. Что сейчас наши будут делать, я не знаю, я думаю, что начнется довольно унизительная эта дипломатическая история, которая, как мне кажется, ничем красивым уже, в любом случае, не кончится.

Э. ГЕВОРКЯН: Т.е. мы должны были пойти на попятную?

А. ТРОИЦКИЙ: А тут одно из двух, т.е. или мы просто рушим свои отношения со всем миром.

Э. ГЕВОРКЯН: У нас есть энергетический наверняка какой-то козырь, об этом пишет иностранная пресса.

А. ТРОИЦКИЙ: У нас есть энергетические козыри, но дело в том, что – что значит энергетические козыри, Россия сейчас находится в гораздо большей изоляции, чем в худшие времена находился Советский Союз, потому что у Советского Союза были свои сателлиты, а, главное, было большое количество идеологических друзей за рубежом. И американские коммунисты, и французские коммунисты, и кто угодно. Сейчас у нас нет никаких союзников в мире вообще, т.е. стоим мы такие голенькие, причем в углу стоим, зачем было до этого доводить, непонятно, что мы можем делать с энергетическими козырями, я думаю, я думаю, что вполне сможет Европа, тем более Америка, которая далеко, найти ответ на эти самые вопросы. А что касается до санкций, ты спросила, Эвелина, то я думаю, что какие-то санкции, естественно, против России последуют 100%. Но мне бы очень хотелось, санкции вообще – это ведь своего рода оружие, оружие бывает умным, точечным, а бывает глупым, ковровым, мне бы очень хотелось, чтобы эти санкции, чтобы они были со стороны Запада умными и точечными, т.е. чтобы они не касались бы нормальных миролюбивых людей, вроде нас с вами. Кроме того, чтобы они не касались нашего бизнеса и нашей экономики, потому что бизнес и экономика – это, вообще говоря, главное, что как-то еще удерживает эту сумасбродную Россию в каком-то мировом глобальном контексте. Да, это экономические связи, а если говорить о санкциях, я имею в виду, скажем, то, что это должны быть точечные санкции против российской властной элиты. Я, скажем, летел пару дней назад из Новосибирска в Москву, читал там какую-то газету, там шла речь о международной деятельности нашей ГД, там эти ребята ездят по загранице и со страшной силой. Там нашелся один какой-то паренек, который за полгода облетел 34 страны.

Э. ГЕВОРКЯН: Вы обзавидовались белой завистью и решили, что сейчас Запад решит ваши проблемы?

А. ТРОИЦКИЙ: Я не обзавидовался, естественно, вообще, но просто понятно, что все эти международные связи нашей Думы – это не в коня корм, если учитывать, какие решения эта наша дума принимает. Т.е., на мой взгляд, было бы очень элегантно, в то же время очень эффективно, сделать такую штуку, чтобы взять и всей нашей ГД закрыть визы, скажем, в тот же ЕС, т.е. хочешь позагорать – на тебе Египет, вот тебе Куба. А Лазурный берег или Римини или Барселона или на шоппинг в Лондон или на рыбалку в Хельсинки – это уже фигушки.

Э. ГЕВОРКЯН: …как с Белоруссией поступают, действительно, по вашей же рекомендации.

А. ТРОИЦКИЙ: С Белоруссией поступили за гораздо меньшие прегрешения, на самом деле, а так, закроют им визу на шоппинг, наши депутатики тогда, прежде, чем принимать идиотические решения и нажимать на зеленую кнопочку, они еще подумают, не обернется ли им это нажатие уик-эндом в Париже.

Э. ГЕВОРКЯН: Не знаю, например, сегодня автор статьи в «Вашингтон Пост» пишет о том, что как раз он тоже предлагает точечные санкции вводить против бизнес, в основном, элиты, потому что она часто является одним и тем же, что и политическая элита, потому что у многих бизнес на Западе, как раз он предлагает эти краны перекрывать. В любом случае, какие бы санкции к России ни приняли, мы с вами, простые жители, от этого будем только проигрывать, к сожалению. Кстати, есть вопрос от одного из слушателей, он говорит, почему судьбу огромной страны определяют такие недалекие люди, я не голосовал за них, почему меня втягивают в конфронтацию с Западом? Действительно, это, наверное, риторический вопрос, который сегодня кто-то может…

А. ТРОИЦКИЙ: Это риторический вопрос, это, на самом деле, очень обидно, я вчера слушал эфир «Эха Москвы», там у вас выступил какой-то чувачок по фамилии Островский, я даже запомнил эту фамилию, он председатель какого-то из комитетов ГД. Этот Островский сказал, что после того, как мы подписали указ о независимости Абхазии и Южной Осетии, нашу страну во всем мире будут уважать гораздо больше. Т.е. тут есть два варианта. Вариант первый, что это клинический идиот, что, в общем, вполне вероятно, поскольку, по моим наблюдениям, наша ГД, в основном, состоит из красивых девушек и клинических идиотов. Второй вариант, что это пропаганда абсолютно во вкусе Геббельса, по принципу, чем больше ложь, тем больше шансов, что ей поверят. Естественно, нашу страну от этого стали уважать только меньше, потому что, вообще говоря, у нас очень многое во внешней политике в последние годы с подачи В.В. Путина строилось по принципу русской народной пословицы, боятся – значит, уважают.

Э. ГЕВОРКЯН: Это правда? А внутри страны это же действует.

А. ТРОИЦКИЙ: Т.е. так мы обращались и с грузинами, и с украинцами, и с европейцами. Нет, дело в том, что эта пословица – это не есть русская народная мудрость, это есть русский народный идиотизм, потому что боятся – это не значит уважают, боятся – значит, боятся. Боятся – значит, ненавидят, боятся – значит, избегают.

Э. ГЕВОРКЯН: Народ любит такого сильного руководителя и, соответственно, самооценка повышается.

А. ТРОИЦКИЙ: Я говорю не о народе, я говорю обо всем остальном мире.

Э. ГЕВОРКЯН: Так вы сейчас о ком думаете, об интересах России или о том, как мы выглядим в чужих глазах?

А. ТРОИЦКИЙ: Я сейчас думаю об интересах России как страны, которая участвует во всем мировом сообществе, т.е., скажем, я себе не представляю, чтобы я жил в России, при этом был бы изолирован от всего остального мира. Т.е. я себе прекрасно представляю, что у нас есть люди, скажем, ваши любимцы Проханов и Дугин, оглашенные пассионарии…

Э. ГЕВОРКЯН: В смысле…

А. ТРОИЦКИЙ: …и конспирологи.

Э. ГЕВОРКЯН: Мои лично – вы с чего взяли?

А. ТРОИЦКИЙ: Я имею в виду Алексея Алексеевича Венедиктова.

Э. ГЕВОРКЯН: Хорошо.

А. ТРОИЦКИЙ: Это ребята, для которых, скажем, та Россия, которая описана в повести Сорокина «День опричника», это идеал, точно по их, я так думаю, разумению, именно такой должна быть Россия. А я считаю, равно как и Володя Сорокин считает, что то, что описано в «Дне опричника», это абсолютная антиутопия, это ужас и кошмар, так быть не должно. То, что в эту сторону скатывается, это вообще трагедия и катастрофа для всех мало-мальски нормальных людей, которые в стране живут. То, что, действительно, ребята типа этого Островского представляют, в том числе, и меня в ГД, и за мои денежки, кстати, катаются по заграницам и принимают свои идиотические решения, это ужасно. Я не голосовал за те партии, которые присутствуют у нас в ГД. С Медведевым тут вообще история трагическая, т.е. для меня лично очень грустная, потому что я до сих пор к Медведеву относился лояльно.

Э. ГЕВОРКЯН: Мы вынуждены сделать паузу, через несколько минут мы вернемся в студию, и в прямом эфире Артемий Троицкий закончит свою мысль о том, как же он относится к Дмитрию Медведеву.

НОВОСТИ

Э. ГЕВОРКЯН: Продолжаем знакомиться с «Особым мнением» Артемия Троицкого. Я Эвелина Геворкян. Артемий, а вам, собственно, и слушатели, и телезрители заранее прислали вопросы на Интернет и просили в духе того, как вы это сделали, давали характеристики по одному телевидению, российскому шоу-бизнесу, ярким представителям, то просят вас такие же дать характеристики лидерам, Саакашвили, а вы, собственно, уже начали до нашего перерыва говорить о Дмитрии Медведеве. Как вы считаете, вообще насколько в этом сегодняшнем конфликте важны личности, на их месте, на месте президента России и президента Грузии, любой другой человек вынужден был бы поступить точно также или все-таки все определяют характер и сами личности наших руководителей, как вы думаете?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что роль личности в истории, естественно, никто не отменял, думаю, что если бы лидером Грузии не был психопатический этот Саакашвили, то все могло бы произойти гораздо более мирно, причем это могло бы уже много лет, какой-нибудь такой реальный дружественный процесс между Россией и Грузией происходить, но этот парнишка, да, он, конечно, бешеный, параноидальный, ужасно трусливый, кстати говоря. Помните эти известные кадры во время мнимого налета, т.е. просто парень, я думаю, в штаны наложил, этот Саакашвили, у него была такая паническая, такая испуганная мордашка, просто жалко было смотреть даже. У нас, кстати, есть малый, физиономически очень похожий на Михаила Саакашвили, кстати говоря, точно также говорит и т.д., я думаю, вообще они астральные близнецы, это Дмитрий Рогозин. Помните лицо Дмитрия Рогозина? А сейчас вспомните лицо Михаила Саакашвили. Т.е. это просто близнецы-братья. Тоже такой же истерик-параноик, только один обожает НАТО, а второй ненавидит НАТО.

Э. ГЕВОРКЯН: Он же представитель, Рогозин, наш в НАТО, ведет переговоры как раз.

А. ТРОИЦКИЙ: Значит, серьезный мазохист в тылу врага. По поводу Дмитрия Медведева, тут почему история грустная, скажем, когда у нас к власти пришел Путин Владимир Владимирович, то он мне сразу не особо понравился, т.е. и внешне как-то он на меня впечатления не произвел.

Э. ГЕВОРКЯН: Он больше на женщин впечатление производил.

А. ТРОИЦКИЙ: Особистское прошлое и т.д. Поэтому, когда начались всякие путинские истории, начиная с «Курска», потом завинчивание гаек, то и се, то, в общем, меня это не особо удивляло, т.е. разочарования не было, ничего хорошего я от Путина изначально не ждал. Что касается до Медведева, то я не знаю, он мне почему-то был симпатичен. Кстати говоря, когда у нас были президентские выборы, то там была эта пятерка, пятерка, включая Касьянова, так вот, из всей этой пятерки, включая Касьянова, т.е. Жириновский, Зюганов, потом это существо неопределенного пола и происхождения с завитыми волосами, не помню, как зовут, (НЕРАЗБОРЧИВО) в папахе в известном ролике его хорошо изображал, соответственно, Касьянов и Медведев, так вот, из этой пятерки, на самом деле, Медведев мне был, скажем так, наименее антипатичен. Т.е. на фоне каких-то конкретных фриков и упырей он выглядел, как мне кажется, вполне себе неплохо.

Э. ГЕВОРКЯН: И после вчерашнего указа?

А. ТРОИЦКИЙ: После вчерашнего указа я, честно говоря, не знаю, что это такое, т.е. дело в том, что Медведев, он, вообще говоря, правовик, т.е. это человек, который всю жизнь занимается правом, он преподавал право, вообще это его конек. Коньком Путина была всяческая эта чекистская история, безопасность, борьба с терроризмом и т.д., а Медведев дал понять…

Э. ГЕВОРКЯН: Он вчера и ссылался в своей речи на всяческие статьи.

А. ТРОИЦКИЙ: …что его конек – это право. Дело в том, что он может сослаться на пару статей, а его оппоненты могут сослаться примерно на 50 разных статей, которые этот указ нарушает. Это совершенно очевидно. Так что как правовик, конечно, я думаю, что ему остается делать, т.е. он сейчас усиленно делает хорошую мину при очень дурной игре, что, в общем, у него по-актерски получается, т.е. я смотрел медведевские интервью, по Би-би-си, по CNN, по «Аль Джазире», т.е. ведет он себя спокойно, достойно, но при этом ничего, кроме глубокого сожаления, как сказал Николя Саркози, в общем, его позиция у меня не вызывает. Я просто очень надеюсь, что каким-то образом, я не знаю, каким, я считаю, что Россия себя загнала просто в такой угол, что выбраться оттуда будет просто очень сложно, но я бы очень хотел, естественно, чтобы мы оттуда выбрались.

Э. ГЕВОРКЯН: Опять же, возвращаясь, как вам кажется, это он так по собственной инициативе действует? Или Дмитрий Медведев, опять же, в некотором смысле заложник ситуации, вынужден лавировать?

А. ТРОИЦКИЙ: Я полагаю, что он заложник ситуации. Мне вообще совершенно непонятно, что стало происходить у нас, где-то в районе 9-10 августа, когда Россия после того, как она совершила, я повторяю, абсолютно правомерное, вообще геройски, благородное действие по спасению югоосетинских людей, когда после этого она ни с того, ни с сего совершенно тупым образом полезла в Грузию. Причем, естественно, полезла крайне неуклюже, т.е. это и точечные удары по жилому дому в Гори, и наши солдатики-мародеры, растаскивающие унитазы из грузинских казарм, что весь мир по Интернету видел и по телевидению тоже, крайне неуклюже, некрасиво, а, главное, зачем? На фиг это было делать? Кто принял это решение, почему не остановили нашу военщину, а военщина наша, она такая, т.е. она прет себе и прет, т.е. я думаю, что надо было военных осадить, надо было быстро принять политическое решение – все, мы отвоевали Южную Осетию, а теперь занимаемся политикой, почему этого не произошло, я не знаю, потому что все последующее, в значительной степени, это уже была какая-то неуправляемая история типа снежного кома. Боюсь, что, да, что Медведев оказался просто заложником этой истории. Кто был застрельщиком этой истории, я думаю, что наш Генштаб и все эти кровожадные ребята.

Э. ГЕВОРКЯН: На грустной ноте мы в последнюю минуту на музыкальную паузу свернем. Вам вопрос от Анатолия, инженера из Петербурга, как вы относитесь к концерту Гергиева в Цхинвали, я не любил его за перестройку Кировского театра, а теперь люблю. Вы как музыкальный критик, последнее слово?

А. ТРОИЦКИЙ: Валерий Гергиев – это заинтересованная сторона, он же осетин, я думаю, что если я был бы осетином, то очень может быть, что и ко всей этой истории я бы тоже относился несколько по-иному, т.е. относился бы эмоционально, страстно и т.д., что это моих ребят давили танками. Я же, в данном случае, выступаю как средний российский гражданин. Я, естественно, очень рад за осетин и абхазов, которые вчера устроили дискотеки под открытым небом в своих городах.

Э. ГЕВОРКЯН: Это не совсем дискотеки, там стреляли всю ночь, салюты, выстрелы.

А. ТРОИЦКИЙ: И стреляли из калашей, которые там есть в каждом доме, я знаю, и по несколько штук. Но надо понять, что эти дискотеки, они не стоили всех тех огромных проблем, с которыми столкнутся там не несколько сот тысяч осетин и абхазов, а сотни миллионов россиян. Так что по поводу Гергиева я могу сказать, что я считаю, что он поступил очень красиво и благородно, как осетин, я его прекрасно понимаю.

Э. ГЕВОРКЯН: Это было «Особое мнение» Артемия Троицкого, спасибо вам за участие в программе, до свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире