'Вопросы к интервью
О. БЫЧКОВА – Добрый вечер. И добрый день. Это программа «Особое мнение». И наш гость сегодня – журналист Олег Попцов. Добрый вечер, Олег Максимович.

О. ПОПЦОВ — Добрый вечер. Быть в обществе таких дам очень приятно.

О. БЫЧКОВА – Нам тоже очень приятно, приходите, кстати, к нам почаще. Мы тут уже заготовили несколько важных сегодняшних тем для вас. Но мы чуть позже к ним обратимся. Потому что только что появились по каналам информационных агентств сообщения о выступлении президента Путина на Совете Безопасности. Он много говорил о роли спецслужб в защите национальных интересов, о том, что вооруженные силы должны укрепляться и все такое прочее. И много говорил о растущих угрозах вокруг России. Там перечислялись угрозы, они известны. Все, что связано и с ПРО, и с терроризмом и с кибертерроризмом и с информационным пространством. И так далее. Здесь, наверное, важен не перечень угроз как таковых, а констатация того, что их уровень нарастает. У вас есть ощущение, что угрозы нашей стране становятся все больше?

О. ПОПЦОВ — У меня есть такое ощущение. Я вам хочу сказать, в чем сложность нашего времени. Мы и вы, сидящие напротив меня, хотя являетесь гораздо моложе меня и, тем не менее, мы с вами пережили два прошлых. Это редкое явление. В вашей памяти, может быть совсем мало, в моей больше, это естественно совершенно, советское прошлое и прошлое 90-х годов. И сейчас третий этап – настоящее, у которого есть два прошлых. И люди все время находятся в состоянии сравнения. Естественно, период советский был с периодом двухполюсного мира. И не будем сейчас вдаваться, плохо, хорошо, но было ли уважение к Советскому Союзу. Было. И я был свидетелем этого уважения. Но это было уважение к силе. Потом наступила эпоха, когда говорили: зачем нам сила. Так устроен мир, хотим мы или нет: уважают сильных, слабых не уважают. Другой вопрос: за счет чего вы сильны. За счет экономики, военного потенциала, понимаете. Но обязательно чтобы вы были сильны. И тогда вам уступают дорогу, пропустите, он сильный. Сильный не торгуется. Торгуются с сильным.

О. БЫЧКОВА – Так это закон джунглей.

О. ПОПЦОВ – Это, к сожалению, и закон джунглей, ты совершенно права и закон цивилизации тоже. Однополюсный мир опрокинул эту ситуацию. Мы сейчас видим, что он имеет изъяны. Когда мы были слабы, к нам было одно отношение. Не будем сейчас говорить, кто был заинтересован, во-первых, кто там развалил Советский Союз. Советский Союз развалили мы сами. И, прежде всего, хотя желание его развалить было громадным. Почему – потому что был двухполюсный мир, и желание ослабить один из полюсов обязательно в другом полюсе присутствует. Это норматив борьбы. После был период очень трудный. Унизительный период. Потому что ментальность русского человека, я не говорю советского, русского человека, Россия велика и Россия великая. И вся история России, история ее сопротивления показывала величие русского духа, на каком бы поле сражения этого ни было. И мы никуда от этого не уйдем. Мы должны понять, что эта энергетика будет подталкивать. Да, мир меняется. Да, мы должны быть лояльными. Да, мы должны быть толерантными. Все совершенно правильно. Да, это все так. И никаких разговоров. Но если кто-то делает первый шаг, напоминающий об обострении, страна, которая начинает подниматься, говорит: стоп, у меня появились силы. Я им сейчас отвечу. И ничего не сделаешь с человеческой сутью. Вы поставите на голосование, и какое бы голосование вы ни провели, все равно большинство будет за то, чтобы мы были сильными. Тогда нас будут уважать. А когда вы хотите 90-е годы прекрасная сцена, в Америке опешили, вдруг на бензоколонках стали разбавлять бензин. И тут я хочу сказать словами Славы Пьецуха: наши пришли. И это была правда. Это было невероятно. Этого не было никогда в Америке, наши пришли и там стали разбавлять бензин. Они стали делать свой бизнес. Вот за это нас уважать не будут.

О. БЫЧКОВА – Олег Максимович, а может быть это просто ностальгия по тем временам…

О. ПОПЦОВ — Отчасти да.

О. БЫЧКОВА – Когда все было достаточно просто. Вот эта схема двухполярная она была достаточно простая. Но она не была простая и конечно жизнь не была простая, но такая конструкция довольно тупая.

О. ПОПЦОВ — Правильно ты сказала ностальгия.

О. БЫЧКОВА – Сейчас жизнь как-то усложнилась. И может быть, она ставит другие задачи перед всеми.

О. ПОПЦОВ — Правильно, надо найти другие компоненты силы. Правильно.

О. БЫЧКОВА – Например.

О. ПОПЦОВ — Сильная экономика, экономика не за счет, извините меня, энергоресурса, не за счет цен на нефть, а за счет возросшего производства. Я не хочу ничего говорить, я где-то случайно нашел свое выступление, когда избирался депутатом. Каждому положено было изложить свою программу. Я прочел и был в шоке. Это были 90-е годы. Было ясно, что у нас есть при всей тяжести положения, приоритет, преимущество. Ни у кого нет такого пространства. Сделайте так, чтобы пространство заработало. Это евразийское пространство. Это транзит. Понимаете. Ни у кого нет такого количества леса. Сделайте так, чтобы мы стали монополистами на лесном рынке. Это второй тезис. Ни у кого нет такого количества земли, чернозема. Ни у одной страны мира. Сделайте так, чтобы мы стали монополистами на рынке зерна и тогда все продовольствия, это я говорил М. С. Горбачеву, все решится само собой. Потому что это будет сверхцелью. А цель достигается как транзит уже. Понимаете. У нас сверхталантливый народ. Почему – потому что смешение кровей. Это всегда талантливый народ. Наши мозги – это талант. Беседуя однажды с японцами, с президентом «Сони», он сказал: если бы вашу голову к нашим рукам и мы объединились, — нам бы не было равных. А вот как объединиться…

О. БЫЧКОВА – А уже если нефтью побрызгать немножко сверху.

О. ПОПЦОВ — Правильно. Я хочу сказать, это было очевидно, сейчас мы возвращаемся к пониманию этого.

Н. ШОПЕН – Олег Максимович, правильно ли я понимаю, таким образом, что если у нас растут угрозы, как говорит Владимир Владимирович, это означает, что страна становится сильнее. То есть фактически это похвала.

О. ПОПЦОВ — Страна, исходя из угроз, должна подумать, как ей нарастить компонент силы. В чем. Ясно совершенно, с терроризмом вы должны понять прекрасно, нельзя бороться ценами на нефть. С терроризмом можно бороться, как говорится, я не хочу повторять слова Владимира Владимировича Путина относительно «мочить», это не самая оригинальная фраза, но это правильно. Это совершенно четко. И когда идет дискуссия с англичанами, и когда Путин сказал: слушайте… – ну он прав. Вы говорите, мы должны отдать Лугового. Друзья мои, мы просим 26 человек, на которых есть дело. Вы же игнорируете нас. Ну, как же так. Вы нас не слышите, а тут вы устраиваете истерику. Так же не делается.

О. БЫЧКОВА – Они нас не игнорируют. Их суд говорит, что те доказательства, которые вы предъявляете, дорогая российская Генпрокуратура, они недостаточны, просто может быть надо получше поработать прокурору.

О. ПОПЦОВ — Здесь вопрос совершенно в другом, как я понимаю.

О. БЫЧКОВА – Профессионально порасти над собой.

О. ПОПЦОВ — Вы знаете, какая вещь. Когда кого-то вербуют, и он просто после этого сдает организацию, которая его вербовала, организация будет искать пути, чтобы отомстить. Чтобы поставить на место. Он их сдал. Сдал, как это сделал, это второй вопрос. Но английская служба безопасности, разведка этого очень не любит. И она будет делать все, то есть как же так, мы его вербовали, он там вроде бы уже согласился, а может быть, не согласился и вдруг он нас сдает.

О. БЫЧКОВА – То есть вы поддерживаете версию, что Литвиненко убили российские спецслужбы, потому что они тоже ему не простили того же самого.

О. ПОПЦОВ — Я не поддерживаю. Я только считаю, что я не поддерживаю, потому что нужно быть полным идиотом, чтобы использовать полоний для того, чтобы убрать агента. По-моему это уже запредельно. Я сам не могу понять, почему появился полоний. Все понимаю, все могу принять как писатель, придумывающий интриги, все могу понять, полоний не понимаю, зачем. Полоний зачем. Раньше укололи – умер. Либо что-то такое посыпали солью рыбу – умер. Либо вино поставили – умер. Либо еще что-то сделали.

Н. ШОПЕН – Быстро и без последствий.

О. ПОПЦОВ — И вдруг полоний. Атомную станцию занесли, чтобы… Да глупость это какая-то. И вот пока мы не поймем, в чем интрига этой глупости, несуразности, мы не сможем ответить на это. И поэтому будем бодаться. Прокуратура наша будет говорить: их доказательства смешны, это курицам на смех. Англичане будут говорить: это слонам на смех. Потому что у них другая ментальность. Мы танцуем от курицы, они от своих первых колоний – он слонов.

О. БЫЧКОВА – Давайте вернемся…

Н. ШОПЕН – Да, к высказыванию нашего президента.

О. БЫЧКОВА – Все-таки мы не поняли ваши объяснения по поводу угроз.

О. ПОПЦОВ — Угрозы есть.

О. БЫЧКОВА – И по поводу силы. Понимаете, в чем еще дело. Такое впечатление, я, почему сказала о ностальгии по простым временам и понятным схемам. Они тем более понятны, что они уже в прошлом. Не меняются, их можно легко анализировать. Потому что кажется, что вот эти все заклинания по поводу растущих угроз, что кругом враги, то грузины, то британцы, то кто-то еще с украинцами, это в действительности просто желание сконструировать сегодняшний сложный мир под ту простую схему, под ту выкройку, которая уже совершенно очевидна.

Н. ШОПЕН – Да, есть мы, и есть они.

О. ПОПЦОВ — Здесь накладываются два момента. Мы никуда не уйдем…

Н. ШОПЕН – Есть наши, а есть другие.

О. ПОПЦОВ — Я был на одном заседании госсовета, где бывший начальник штаба, теперь руководитель одного из округов докладывал о состоянии армии. Это было всего неполных два года тому назад. Что если произойдет нечто, у нашей армии нет возможности дать адекватный ответ. Вы знаете, здесь соединяются несколько моментов. То, о чем мы говорим, и другое. Чисто человеческое. Когда появление офицера на улице вызывало какое-то чувство радости. Потому что в этом было почитание армии. И общество, которое пережило войну, оно не может видеть унижение своей армии. И оно всегда будет говорить, чтобы к армии вернулось ее достоинство. Возвращение достоинства армии это появление компонентно-сильной армии. Здесь тоже это сочетается. Спекулирует ли кто-то на этом – безусловно. Такое тоже есть. Потому что создание образа врага упрощает ситуацию. Знаешь, в какую сторону стрелять. Но это не должно вводить в заблуждение.

О. БЫЧКОВА – И надо меньше думать еще.

О. ПОПЦОВ — Потому что образ противника есть. Ведь как бы вам сказать, я читал и высказывания Даллеса, и книги Даллеса, я знаком с работами Бжезинского. И Олбрайт эта дама. Вы понимаете, это не я придумал, это она сказала, она сказала несколько месяцев назад: это несправедливо, что такая территория принадлежит одной стране, адресуясь к России. Ну, как вы отнесетесь к высказыванию бывшего госсекретаря, демократа. Любой скажет: что она сказала. Ах, вот как, — скажет человек. Ну, мы сейчас.

О. БЫЧКОВА – Так это что, американские захватчики придут на нашу землю.

О. ПОПЦОВ — Это просто провоцируется давление на страну. И страна моментально, она громадная страна, она моментально начинает расправлять плечи. Нет, я хочу вам сказать, что главное отношение сейчас и я думаю, это правильно, выработать нормальные отношения. Можно. Нормальные отношения с Америкой, надо уметь слышать их и они должны уметь слышать нас. И когда диссонанс, ведь еще простите меня, в спину давит предвыборная жара. Это тоже обостряет какие-то высказывания. Потому что общество и политики ориентируются на настроения общества. А настроение общества за то, чтобы Россия была сильной.

О. БЫЧКОВА – А почему руководство у нас такое мудрое и дальновидное, страны нашей…

О. ПОПЦОВ — Тебя это должно радовать.

О. БЫЧКОВА – Я вам вопрос задаю. Почему оно так легко ведется на все эти провокации. Им только палец покажи, и сразу начинают доставать из всех карманов дубинки, кастеты, пистолеты, выстрелы в воздух.

О. ПОПЦОВ — Я бы разъединил этот вопрос. Когда мы так себя ведем, реагируя на господина Саакашвили, я бы сказал, надо спокойнее относиться и надо прекрасно понимать весовые категории. Когда мы так ведем себя в реакции на поведение сверхдержавы, оно абсолютно оправдано. Другого ждать нечего. Я вам хочу сказать, я в свое время, представьте себе, высадились из самолета, приехали в Гамбург, первая моя поездка во главе делегации. В советские времена. В ФРГ. Только вышли, и сообщение по радио: сегодня ночью ГДР установила стену между ФРГ и ГДР, вы знаете, во что превратилась поездка? В ад. Но в полемике я вдруг понял, что немцы уважают только аргумент силы. Все эти разговоры, ничего. Это они моментально начинают пятиться, говорить: да, конечно, да, разумеется, да и так далее. И вот это, в общем, наша история. Это наша история.

О. БЫЧКОВА – Это наш сегодняшний день. Неужели опять без холодной войны мы не сможем прожить. Какой ужас.

О. ПОПЦОВ — Я думаю, что мы можем прожить без холодной войны.

О. БЫЧКОВА – А не получается.

О. ПОПЦОВ — И тут я не сторонник вообще. Когда люди много цитируют одного человека, значит, они не умеют сами думать. Поэтому я не сторонник без конца говорить, как сказал сегодня наш президент. Я был на одном совещании только сегодня, в Министерстве культуры, слова «как сказал сегодня наш президент» прозвучали 9 раз. От разных выступающих.

Н. ШОПЕН – На то он и президент, чтобы его слушать. И наши слушатели в частности тоже его слушают. И не всегда с ним согласны, и сегодня Ирина, лингвист спрашивает вас…

О. БЫЧКОВА – Как сказал наш президент.

Н. ШОПЕН – «Наш президент все чаще выражается на дворовом сленге, «мочить в сортире», — как вы сегодня тоже процитировали, — «поменять мозги» и так далее. Мне странно слышать из уст главы государства блатной жаргон. А вам?»

О. ПОПЦОВ — А мне – нет. Я вообще человек с чувством юмора и если говорить о качествах президента, это безукоризненное чувство юмора. Вы понимаете, ведь очень любопытно, когда появился Путин, этот вопрос «ху из ху», стоял очень долго и стоит до сих пор. Почему – потому что наши западные коллеги привыкли к вариации и Бориса Николаевич Ельцин и Леонид Ильич Брежнев и Никита Сергеевич Хрущев этот момент так сказать выражали. Русского медведя. В том или ином фактурном поведении. И вот когда пришел Путин после Ельцина, они все искали сравнение, где вот эта грань медвежестости. А пришел совершенно другой человек. Совершенно другой. Непонимание, потому что привыкают к какому-то стандарту навязанному или сформированному своим воображением. Появился западный персонаж…

О. БЫЧКОВА – Нет.

О. ПОПЦОВ — Секундочку. Путин это западный, по стилистике это западный персонаж. Поведение и разговоры и так далее. Но в человеке остается что-то русское. Безусловно. И работа долгая за рубежом она, безусловно, выразилась, допустим, в речи на французском языке, в речи на немецком языке в Бундестаге, никуда не уйдешь, это вызывало у вас гордость. Понимаете. Но это состояние, которое есть, это великолепно. Я, возвращаясь к Ельцину, когда Ельцин проспал и не вышел один раз, на следующие приезды у меня была с ним встреча, и он был страшно расстроен. И знаете, что я ему сказал? Я сказал ему: перестаньте расстраиваться, потому что когда мы сделали опрос, из 11 опрошенных 8 человек не знали, где эта страна, в которой он, это Исландия. И только две женщины устроили истерику. Я сказал: Борис Николаевич относитесь к этому спокойно. Во Франции, зная о том, что господин Миттеран едва ли ни переспал со всем женщинами Франции, и сделал любовницу премьер-министром, является для французов предметом гордости. Ну, тогда другое дело. Я хочу вам сказать, вот эти вещи мы должны воспринимать и то, что с юмором, да, конечно покоробило «мочить в сортире», но сказать, что ребята, не Конституцию надо менять, а мозги, — это понятно человеку простому, это вызвало улыбку. И придите в аудиторию, это бы  вызвало аплодисменты. И я в этом не вижу ничего страшного.

О. БЫЧКОВА – Вам не кажется, что Путин наоборот, очень вписался в такое расхожее представление, и есть образ медведя, а есть образ человека в черном.

О. ПОПЦОВ — Совершенно верно. Он совершенно другой.

О. БЫЧКОВА – И это одна из наших проблем.

О. ПОПЦОВ — Нет, это не одна из наших проблем. Говорится о том, что мы можем быть другими. Это хорошо. Понимаете.

О. БЫЧКОВА – Кто не спрятался, мы не виноваты.

О. ПОПЦОВ — Допустим, вчерашняя встреча с молодежью. Надо ли управлять из одного центра. Не надо. Я, допустим, не согласен с этим.

О. БЫЧКОВА – Подождите. Давайте мы сейчас прервемся на несколько минут. Это программа «Особое мнение». Очень скоро продолжим.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА – Олег Попцов сегодня у нас в гостях. Ну что, давайте еще одну важную тему обсудим. Собственно говоря, тема даже не очень…

Н. ШОПЕН – От политики мы далеко не уйдем.

О. БЫЧКОВА – Началась она вчера. Дмитрий Рогозин был у нас в студии.

Н. ШОПЕН – Фактически в нашей студии началась тема.

О. БЫЧКОВА – Да, но потом события развивались дальше.

Н. ШОПЕН – Дмитрию Рогозину сразу после нашего эфира позвонили и заявили о том, что отказали его партии «Великая Россия» в легализации. Как вы считаете, в какие такие игры с националистами играет Кремль.

О. ПОПЦОВ — Ввиду того, что время у нас мало, первая позиция. Россия — страна крайностей. И в России, которая пережила революцию, и всегда тенденции левого и правого толкования достигали каких-то крайностей. В том числе создание партии центра пытались сделать при Ельцине. Инициатором этой идеи был Сережа Шахрай. Когда Виктору Степановичу Черномырдину было поручено создать «Наш дом – Россия», Рыбкин должен был создать левое крыло. Рыбкин с этой идеей провалился, и он должен быть провалиться. Черномырдин слишком много занимался премьерством, партия, как известно, получила на выборах то, что она получила. И тогда Черномырдин, партия создавалась как бы как контр тому, что сделал Егор Гайдар, потому что попытка той была тоже неудачной. Мечтал, чтобы Гайдар одержал победу на выборах, чтобы объединиться. Почему эта предыстория очень важна. И в этом смысле создание «Единой России» как партии центра было сверхважной и сверхосмысленной и правильной идеей. Но, к сожалению, получилось как всегда. Ибо у рождения партии, у колыбели стоял некто Березовский. Он создавал не политическую партию, а выгодную партию.

О. БЫЧКОВА – Давайте к сегодняшнему дню.

О. ПОПЦОВ — И тогда стали искать какие-то полюса. И поэтому когда мы увидели усиление коммунистов, естественно, все говорят, вот Кремль этим занимается. Занимается. Раз вы создали администрацию, она, что будет сидеть как наблюдатель. Она будет этим заниматься. И она выступает инициатором создания партийного строительства. И сегодня партийным строительством занимается лично и персонально господин Сурков. Да, это так. Такая ситуация. И поэтому Рогозин, это была партия, которая должна быть забрать голоса у коммунистов. Убрать у них патриотический фланг. Это была задумка, но при этом, когда вы строите дом, нужно учитывать, каких рабочих вы нанимаете в качестве строителей. А то они вам могут сложить окно мусульманского рисунка в православном округе. Условно говоря. Я говорю это как образ. Но вы взяли, и тогда ставка была сделана на Дмитрия Олеговича Рогозина. Дима — человек со своей аурой, который всегда играл на национальной идее, всегда. Он защищал интересы русских в бывших республиках.

Н. ШОПЕН – Но играл и, судя по всему, проиграл.

О. ПОПЦОВ — Нет, секундочку. Он всегда на этом играл. Это была его идея. И он создал партию, но всегда надо знать, каких строителей вы приглашаете. Потому что Дмитрии Олегович человек, заостренный на свое «я». Если я не первый, я вас покидаю. И каждый раз Дмитрию Олеговичу не давали быть первым. Он ушел от Руцкого, потому что не стал первым. Он ушел от Лебедя, потому что не стал первым. Он ушел от Лужкова, потому что не стал первым. Он ушел и так далее. Понимаете. Он этим живет. Потому что в данном случае в нем слишком много себя. Своего «я». Бессмысленно. Нет. И я могу сказать, во время выборов я сказал Диме: что ты сделал с роликом. Ты что вообще офонарел. Зачем, что ты делаешь? Это полный бред. Зачем ты вот это и при этом в Москве, ты понимаешь, что это такое. Что ты можешь взорвать. Ничего это пройдет. Нет, это не пройдет. Для того чтобы придти к власти, нельзя жертвовать всем. Это недопустимо совершенно. Потому что это уже игра вне морали, вне нравственности и вне понимания, что такое многонациональное государство.

О. БЫЧКОВА – Олег Максимович, сейчас что происходит, объясните. Он сам объяснял нам, что его боятся, что он может получить 25% на выборах, что он ужасно опасен, власть его не любит. Или он оказался не нужен…

О. ПОПЦОВ — Нет.

О. БЫЧКОВА – И его как-то отодвинули. Или действительно это опасно.

О. ПОПЦОВ — То, что Диму боятся, это, конечно, говорит Дима. Потому что если меня боятся, значит, я сильный. Меня не любят это уже не то. Меня боятся. И поэтому меня не любят.

О. БЫЧКОВА – Меня не любят, потому что я противник. Такое объяснение бывает.

О. ПОПЦОВ — Меня не любят, потому что меня боятся. А меня не любят, ну некрасивый, хромой, заикается. Картавит. Неважно что. Это другое. Это совершенно другое. Но совершенно ясно, что, зная, как Дима себя повел на тех выборах, ведь как, создается партия, и говорят: значит договариваемся, а, б, в, г, д. принимаете? – принимаю. Но вы меня будете поддерживать. Вы мне обеспечьте административный ресурс. Да, конечно. Но: а, б, в, г, д существует? – да, конечно. До выборов все соблюдается. А после выборов человек поправляет на себе пиджак, я вообще такой, кто-то сказал, что я ворона, нет, я сокол. Понимаете. Сокол. Так что будьте добры относиться… И понесло. Тогда человек, который говорит: ну мы же договаривались. Мало ли что мы договаривались. Теперь я такой. И моментально строение, здание рушатся. Те люди, которые выстраивали. Когда вы строите, это надо делать, потому что у нас было предшествие, когда у нас был парламент, который был в конфликте с президентом невероятном. Я это все пережил. Это был тихий ужас. Нестабильности. И, наконец, появился парламент. У нас ведь как: хотели как лучше, получилось как всегда. Теперь мы получили парламент, где лидер говорит парламента: парламент не место для дискуссий. Вот вам, пожалуйста, обратная сторона. И поняв это, Кремль стал срочно формировать оппозиционное ядро. Потому что он понимает, что значит парламент не место для дискуссий, а что тогда парламент.

О. БЫЧКОВА – А главное где тогда будут вестись дискуссии.

О. ПОПЦОВ — Вот о чем идет речь. Как говорится, у нас нет общественного мнения, как нет, мы создали Общественную палату. У нас общественное место и мнение в одном флаконе. Все.

О. БЫЧКОВА – Олег Максимович, у нас минута остается. Если можно кратко прогноз ваш. В 2007-2008 году, что произойдет в результате?

О. ПОПЦОВ — Пройдут выборы.

О. БЫЧКОВА – Выберут президента. И парламент.

О. ПОПЦОВ — Как говорил Владимир Владимирович: она утонула. Пройдут выборы, и я могу только одно сказать, следующему президенту будет очень трудно. Путину, придя в момент слабости предыдущего президента в критической ситуации, было трудно. Но гораздо сложнее приходить после президента, который сделал и сделал достаточно много. Мы можем не соглашаться с этим, но это факт. Следующему будет очень тяжело.

О. БЫЧКОВА – Но с другой стороны кому сейчас легко.

О. ПОПЦОВ — Это правильно, это нас успокаивает.

О. БЫЧКОВА – Спасибо большое.

О. ПОПЦОВ — У Петрова сгорел дом, значит не так все плохо.

О. БЫЧКОВА – Спасибо Олегу Попцову, который был сегодня гостем программы «Особое мнение».

Н. ШОПЕН – Счастливо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире