'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 19 июля 2007, 19:08

О.БЫЧКОВА – Добрый вечер и добрый день! Это программа «Особое мнение». В студии прямого эфира телекомпании и радиостанции Ольга Бычкова, с особым мнением Леонид Радзиховский. Добрый вечер.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Добрый.

О.БЫЧКОВА – Значит, что у нас происходит на российско-британском фронте, да? Там не без перемен. Значит, стало известно о контрнаступлении наших сил. Обнародованы сегодня ответные меры на санкции Лондона. Значит, 4 британских дипломата выдворяются тоже в течение 10 дней – это асимметрично. Российским чиновникам запрещается посещать Лондон с официальными визитами, британские в Россию, значит, тоже не едут.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Что значит, запрещается? А если какая-нибудь международная конференция?

О.БЫЧКОВА – Все, никаких международных конференций.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Значит, она будет, но без участия России.

О.БЫЧКОВА – Почему ты не спрашиваешь меня, что будет делать господин Абрамович?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Государственный чиновник, живущий в Лондоне?

О.БЫЧКОВА – Угу. Но он же в Москве тоже иногда живет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, вопрос интересный.

О.БЫЧКОВА – А также и в одном из российских регионов, как мы хорошо знаем.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – И отнюдь не только один Абрамович, надо сказать.

О.БЫЧКОВА – И еще, знаешь, что? Прекращается российско-британское сотрудничество в борьбе с терроризмом.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это расследование дела Литвиненко имеется в виду, которое так и не началось?

О.БЫЧКОВА – Ну, имеется в виду буквально все, да. Вот такая вот история.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Понял.

О.БЫЧКОВА – Значит, вопрос, да? Насколько эти ответные меры, ответные адекватны и симметричны и что они сулят нам в дальнейшем?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, они абсолютно симметричные, поскольку Россия не сделала ни на микрон сверх того, что сделали англичане.

О.БЫЧКОВА – Как это не сделала?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – 4 высланы? 4 высланы. В течение 10 дней? В течение 10 дней.

О.БЫЧКОВА – Это да. А терроризм, а запрет чиновникам? Нет, нет, нет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так я понимаю, что британские чиновники тоже вроде бы, им тоже запрещено сюда ездить или, по крайней мере, какие-то такие… Нет таких, да? Это значит, мы идем впереди…

О.БЫЧКОВА – И от терроризма никто не отказывался.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Впереди прогресса, да? Ну, это довольно опасный симптом. Мне-то, честно говоря… Понимаешь, я всегда стараюсь, ведь каждый человек танцует от себя, стараюсь исходить из моего понимания, ну, элементарного здравого смысла. Что мне говорит это понимание? Что Англия – это не Грузия и не Эстония, и так кочевряжиться как кочевряжилась Россия в отношении Эстонии и Грузии, она против Англии не будет, попросту говоря, побоится. По нескольким причинам. Первая – экономическая. Да, значит, англичане тут вложили в российскую экономику несколько десятков миллиардов долларов, но это далеко не главное. Практически все размещения акций российских компаний на западных биржах, по крайней мере, больше половины идет на Лондонской бирже. Это первый момент.

О.БЫЧКОВА – Потому что там условия более благоприятные, чем в других странах.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Совершенно верно. И в этом, мягко говоря, заинтересованы не только и не столько англичане, а прежде всего, наши компании, причем компании, например, такие как «Роснефть», т.е. государственные компании, в делах которых…

О.БЫЧКОВА – А что можно сделать с российскими акциями на бирже, что? Ничего нельзя.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ничего. Просто создать такие условия, как ты резонно подметила, неблагоприятные, при которых их не будут размещать новые размещения. Ведь Россия только вошла во вкус.

О.БЫЧКОВА – Но тогда придется создавать для всех, не только для российских компаний.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ничего подобного. Ты сама резонно подметила: есть благоприятные и неблагоприятные условия.

О.БЫЧКОВА – Не, я имела в виду, что есть условия на Лондонской бирже вообще, для всех, есть условия в Нью-Йорке, вообще, для всех.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ничего подобного.

О.БЫЧКОВА – Есть условия в Гонконге и т.д., и т.д.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ничего подобного. Размещение акций…

О.БЫЧКОВА – Понимаешь? Они распространяются на все компании, которые туда приходят: российские, китайские – не имеет значения.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ничего подобного, абсолютно ничего подобного. Насколько я понимаю, размещение акций – это не как, в булочную пойти и хлеб купить. Хлеб продадут всем, а тут – тысяча экспертиз. Это сложный процесс. Я не экономист, акции не размещаю, на Лондонской бирже не работаю, но я уверен, не сомневаюсь ни одной секунды, что это сложный процесс, где есть режим наибольшего благоприятствования и наименьшего благоприятствования.

О.БЫЧКОВА – Нет, это процесс, который строго регламентирован. Если у тебя все в порядке, с точки зрения регламента…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – О!

О.БЫЧКОВА – …то нет никаких оснований для того, чтобы тебя не пустить.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Отлично. А судьи кто?

О.БЫЧКОВА – Это абсолютно советско-российская логика, то, что ты сейчас говоришь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А судьи кто? Да, российская советская логика, а судьи кто? Кто проверяет, в порядке у тебя или не в порядке? Можно размещать или нельзя размещать? Много нарушено правил или мало нарушено правил? Мы все свидетели того…

О.БЫЧКОВА – Нет, ты не прав, но давай не будем, ладно, сейчас углубляться.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, я излагаю свое мнение или твое мнение? Я излагаю свое мнение.

О.БЫЧКОВА – Хорошо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Значит, мое мнение заключается в том, что перепортив насмерть отношения с Англией, российские компании здорово подгадят себе, в частности, вот в этом важном вопросе. Дальше. Легче назвать, я думаю, того российского патриота, государственника, ненавистника Англии, министра, генерала ФСБ и т.д., который не имеет по каким-то странным причинам особняка в Лондоне, чем тех, кто имеет. Имеют практически все. Это десятки тысяч людей, вся российская элита. Рублевка – Лондон.

О.БЫЧКОВА – Лондон – Рублевка. Понятно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот такой режим. Мыс Доброй Надежды. Англия – это остров Мыс Доброй Надежды, где кучкуется практически вся российская элита.

О.БЫЧКОВА – Ну, это наша вторая родина, практически.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Совершенно верно, а для многих первая. Значит, испортить там себе жизнь, тоже никто не заинтересован. Дальше. Там учатся уже сотни тысяч наших студентов. Там работают десятки тысяч наших бизнесменов. Причем заметьте, насколько я знаю, у английских лордов нет обыкновения, покупать квартиры в Москве, особняки на Рублевке. У английских студентов из среднего и выше среднего класса нет привычки, учиться в Московском университете, т.е. отношения не симметричные. Россия, российская элита, российский высший средний класс заинтересован, англичане…

О.БЫЧКОВА – Т.е. ты хочешь сказать, что назло бабушке отморозили уши?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я думаю, что их… Я надеюсь по здравому смыслу, что как бы ни была велика злость по отношению к бабушке, но уши и более важные органы никто себе отмораживать не будет. И еще одно: Англия, конечно, остров, но это остров, включенный в Евросоюз. И Евросоюз прямо или криво, осторожно, мягко, но дал понять, что в этом конфликте он не будет сторонним равноудаленным наблюдателем. Французы только что, «Газпром» вместе с французской компанией «Тоталь» договорился разрабатывать Штокмановское месторождение. Казалось бы, мир – дружба. Франция первая заявила о полной, безоговорочной поддержке английской позиции в этом конфликте. Можешь не сомневаться, что точно такую же позицию займут наши лучшие друзья – немцы и т.д. Итак, на одной стороне вот это дело, эти амбиции, этот Луговой, этот скандал, а на другой стороне – более или менее испорченные отношения с Евросоюзом. Я знаю…

О.БЫЧКОВА – Стоп. На другой стороне у нас…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Перерыв.

О.БЫЧКОВА – Перерыв на пару минут, и затем продолжение программы «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским. Сейчас продолжишь, не волнуйся.



РЕКЛАМА



О.БЫЧКОВА – И мы продолжаем программу «Особое мнение». Ольга Бычкова в прямом эфире «Эхо Москвы» и телекомпании RTVI и мой гость — Леонид Радзиховский с его особым мнением. Ну, мы, конечно, говорим о ситуации в российско-британских отношениях. Только что сегодня вечером стало известно о российской реакции на вчерашние британские санкции. Ты хотел закончить свою мысль.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, я хотел закончить…

О.БЫЧКОВА – Мы говорили о том, что будет дальше, на самом деле.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, я хотел закончить, что, конечно, на все, что я говорил, легко возразить, что Англия — действительно демократическая страна, что это не Корея и там, если людям продали, — Северную Корею я имею в виду, — если людям продали недвижимость, никто ее назад не отберет. Если британский университет склонен приглашать русских студентов, то какие бы ни были отношения с правительством, он будет приглашать и так далее, и так далее. Это правда. Это правда. Более того, в Англии живут представители тех стран, которые устраивают там, например, теракты. Это все правда. Но тем не менее, хотя никто не отберет, конечно, недвижимость, и никто не выгонит русских студентов и так далее. Но если будет испорчена окончательно, всерьез испорчена, окончательно не бывает в этой жизни, но всерьез испорчена психологическая атмосфера, то, конечно, эти контакты будут сворачиваться, конечно, нашим гражданам там будет гораздо менее комфортно жить, конечно, ситуация будет резко осложняться, а граждане, которые живут в Англии, это довольно влиятельная часть российского общества.

О.БЫЧКОВА – Ты думаешь, эта вся история – это надолго, на самом деле?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А это будет зависеть от поведения российской стороны…

О.БЫЧКОВА – Российской стороны?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …и от поведения английской стороны, поведения обеих сторон.

О.БЫЧКОВА – А от кого больше?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, больше, я думаю, от российской стороны, конечно.

О.БЫЧКОВА – Вот Кондолиза Райс, например, сказала сегодня, что Россия должна экстрадировать Андрея Лугового в Великобританию, что должно быть со стороны России полное сотрудничество, потому что Британия вынуждена найти злоумышленника, т.е. убийцу Литвиненко и придать его правосудию. Это ни в чьих интересах, что было совершено такое преступление, и что ничего не было предпринято в связи с этим, — сказала Кондолиза Райс.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, это совершенно разные темы она подняла, смешала их нарочно, по-видимому, в один компот. Значит, первая тема — экстрадировать Лугового в Англию, и вторая тема, совсем другая, что ничего не предпринимается. Выслать Лугового против его желания, взять за шкирку и под конвоем отправить в Англию вопреки российскому закону, Россия, безусловно, не может как по юридическим, так, что гораздо более важно, по амбициозным соображениям.

О.БЫЧКОВА – Т.е. не может, не хочет и не будет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – не может, не хочет и не будет.

О.БЫЧКОВА – Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Этого взять, российского гражданина, какой бы он там ни был, и силком отправить на костер как Жанну д’Арк, чтобы англичане его сожгли, этого, конечно, российское общество не позволит и власть на это не пойдет. Но это одна сторона.

О.БЫЧКОВА – Ну, хорошо, предлагали компромиссы, да? В третьей стране и т.д.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот. А совсем другое дело – ничего не делать, как у нас демонстративно ничего не делается, и говорить: прав, не прав, пошли вы к чертовой матери. Убил — и черт с вами. Это совершенно другая позиция. Расследовать дело Лугового, вызывать его в прокуратуру, активно сотрудничать с английским следствием и, наконец, объявить о суде даже не в третьей стране, а в России при активнейшем участии английских представителей – это совсем другая история. Вот это, я думаю…

О.БЫЧКОВА – Для этого тоже нужна политическая воля, понимаешь? и мотивация.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, вот это, я думаю, некоторая почва для компромисса. О высылке Лугового речь, я думаю, не идет. Вот есть две крайние позиции. Позиция первая: берем Лугового и высылаем, чтобы его сожгли на костре на Трафальгар-сквере. Это одна позиция.

О.БЫЧКОВА – Ну, почему? Может быть, он приедет с кучей адвокатов, допустим, ну, теоретически…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это ясно, что с кучей адвокатов.

О.БЫЧКОВА – Да. Ну, если бы, да? Если бы это произошло. И разбил бы в пух и прах все эти английские досужие домыслы, и сказал бы, нет у вас никаких доказательств, и все, и…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Никого не волнует, кого он разобьет. Волнует одно: что англичане приказали, и Россия вопреки своему законодательству встала по стойке смирно и выполнила. Вот это – тяжелейший удар по амбициям.

О.БЫЧКОВА – Ну, понятно. Этого мы не сделаем.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это – сломать свои амбиции, это в России не сделают. Но совсем другое дело говорить: ничего мы не делаем, ни в чем мы его не обвиняем, никакого следствия не ведем, идите вы к чертовой матери. Вот это противоположная позиция.

О.БЫЧКОВА – А мы говорим, что мы его ведем.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вести так, как мы его ведем, это и означает его не вести. Значит, если будет вестись активное следствие в России, это есть почва для компромисса, на котором вполне могут сохранить лицо и англичане, и русские. А что касается выяснения реальной, так сказать, истины, то об этом можно не волноваться, это выяснено не будет ни при каком раскладе.

О.БЫЧКОВА – Ну, в общем, ситуация-то тупиковая, на самом деле.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, почему тупиковая? Если есть желание пойти на компромисс, то почва для этого компромисса очевидна для всех.

О.БЫЧКОВА – Так нет желания. Нет никакого желания, потому что пока есть только желание закрутить гайки посильнее и показать, какие мы крутые.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я еще раз говорю…

О.БЫЧКОВА – Вот это видно сегодняшним ответом.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, ответ, подумаешь. Сегодня один ответ, завтра другой ответ. Я еще раз говорю: закрутить гайки, да, но гайки-то эти придется закручивать, в эти гайки попали пальчики многих влиятельных людей, которые сами закручивает гайки. Вот представить человека, который сам закручивает гайки на своих больших и малых пальцах, даже из любви к родине, мне пока что довольно трудно. Но может быть и так, конечно. Более того, если этот скандал продлится до сентября, а еще лучше – октября месяца, то все, абзац. Начинается избирательная кампания в Думу и все партии будут вынуждены орать: наших бьют, дадим англичанам по мозгам, коварный Альбион…

О.БЫЧКОВА – Лугового в президенты.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Лугового в президенты или, как минимум, в героя России – это уж точно, потому что…

О.БЫЧКОВА – Лугового в преемники. В преемники.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – В преемники Березовского.

О.БЫЧКОВА – Ну, почему?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, потому что…

О.БЫЧКОВА – Преемник у нас без притяжательного слова употребляется.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, почему? А вдруг в преемники Березовского? У Березовского тут бизнес есть, говорят.

О.БЫЧКОВА – А вот, кстати, очень хорошая история про Березовского…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Говорят, даже он поставщик Кремля. Такая есть версия.

О.БЫЧКОВА – Да. Поставщик чего?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Кремля. Автомобили поставляет, «Логоваз».

О.БЫЧКОВА – Да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. Есть такая тачка.

О.БЫЧКОВА – А они ездят на автомобилях «Логоваз»?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Говорят, да.

О.БЫЧКОВА – Что, на отечественных иномарках ездят?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, почему? На Мерседесах.

О.БЫЧКОВА – А вот Леонид пишет, между прочим, из Южного округа: «Если бы Березовского не было, Кремлю необходимо было бы его придумать, потому что можно все спихнуть».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, это понятно.

О.БЫЧКОВА – «По поводу Лугового, — пишет Леонид, — скорее всего, его будут судить в Басманном суде под присмотром англичан, дадут срок. После чего он бесследно сгинет с другим паспортом как катарские умельцы или бойцы Ульмана».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А вот это уже никого не волнует. Поскольку идет столкновение двух амбиций, и России надо спасти свои амбиции, а Англии — свои амбиции, то куда потом денется Луговой и где он сгинет, абсолютно в эту задачку не укладывается. Главное — спасти амбиции, Вот способ — спасти обоюдные амбиции, по крайней мере, теоретически есть. Воспользуются им или нет – другой вопрос.

О.БЫЧКОВА – Вот слушатель или зритель под псевдонимом Агент-бездельник из Масквы – через букву «а» — пишет: «Уважаемый Леонид, я получил по электронной почте письмо от турагентства с предложением поехать в Лондон на 7 дней, 6 ночей по специальной цене. Не является ли это попыткой вербовки меня со стороны МИ-6 с целью пометить меня полонием-210, обвинить в покушении на Березовского и депортировать? Следует ли мне немедленно пойти в приемную ФСБ на Кузнецком мосту?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, такие вопросы каждый решает в меру своей гражданской совести. Если он действительно большой патриот России, то он должен постоянно ходить в приемную ФСБ, потому что врагов много, они очень коварные.

О.БЫЧКОВА – Предъявлять всю свою электронную почту.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, и что является провокацией врагов в каждом отдельном случае, угадать не так-то просто. Лучше, действительно, показывать все, а еще лучше – агента ФСБ пустить к себе в квартиру. И тогда уж точно есть некоторая гарантия, что враги вас не завербуют.

О.БЫЧКОВА – Вот мне не нравится этот отказ от сотрудничества в борьбе с терроризмом, на самом деле, российский.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Борьба с терроризмом – это что?

О.БЫЧКОВА – Значит, или не было никакой борьбы с терроризмом, и сразу понимали, что вот это какая-то вот такая ерунда, и просто, ну, мы подписали декларацию, потому что так было надо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

О.БЫЧКОВА – Или что? Ну, терроризм-то есть на самом деле.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Что называется терроризмом? Англичане считают ядерным терроризмом убийство человека в Лондоне, притом, что были заражены полонием другие люди. Вот с точки зрения англичан, это и есть ядерный терроризм. И мы действительно не участвуем в борьбе с этим ядерным терроризмом, поскольку, еще раз говорю, вопреки всем, действительно делаемым декларациям, никакого расследования дела Лугового не ведется. Вот с точки зрения англичан, это отказ бороться с терроризмом, причем ядерным.

О.БЫЧКОВА – Это мы отказались, а не они.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Мы отказались.

О.БЫЧКОВА – Это мы от них отказались, с их терроризмом

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, да.

О.БЫЧКОВА – А не они от нас, понимаешь?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А они разве заявили, что они отказываются от…

О.БЫЧКОВА – Они не заявили.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, так ты чего же говоришь? Мы отказались.

О.БЫЧКОВА – Вот я и говорю.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот мы и отказались.

О.БЫЧКОВА – Ага. Ну, хорошо. «Если бы Луговой мужественно взял и поехал в Лондон»…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот, еще один вариант.

О.БЫЧКОВА – …пишет Сергей из Барнаула.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Совершенно верно.

О.БЫЧКОВА – Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А если бы Луговому взяли и намекнули, что неплохо бы поехать. Он – патриот. Ведь, в конце концов, Луговой ни в чем не виноват. Так? Так. Он – патриот. Так? Так. Как патриот он знает, что из-за скандала, связанного с ним, страдают российско-британские отношения, что неприятно не только для Англии, но и для России. Как должен поступить патриот в этой ситуации? Помочь родине. Простейший способ помочь родине – взять ответственность на себя, поехать в Англию.

О.БЫЧКОВА – Принести себя на заклание.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Зачем же? Ты правильно говоришь. Поехать в Англию с дивизией адвокатов. Пытать его там очевидно не будут. Жить будет в российском посольстве. Под охраной адвокатов ходить в суд и возвращаться в посольство. В суде, положив руку на Библию, будет честно говорить: «Нет, не был, не участвовал, никакого отношения не имею». Вот и все. Никто не будет загонять ему ни иголки под ногти, ни веселящий газ ему давать. Вот поступок патриота.

О.БЫЧКОВА – Борис из Харькова считает, что «обострение отношений с Западом нужно Путину для обоснования третьего срока».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Путину не нужны никакие обоснования третьего срока. Если бы Путин хотел пойти на третий срок, он давным-давно бы это сделал без всяких обоснований, потому что большинство населения этого, очевидно, хочет. В конституции четко прописана процедура, согласно которой ее меняют. Поэтому никакие обоснования не нужны. Путин вообще должен просто молчать. Когда Миронов сказал…

О.БЫЧКОВА – Он просто и молчит.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ничего подобного. Когда Миронов сказал, что вот местные заксобрания войдут в федеральное и так далее, и так далее, конституцию изменим, и Путин сможет участвовать в выборах в третий раз, Путин отнюдь не молчал, а тут же Кремль, т.е. пресс-служба Путина абсолютно четко и ясно заявила: «Нет, никогда, ни при каких условиях этому не бывать». И Миронов тут же замолчал.

О.БЫЧКОВА – А правда, что ты призываешь отказаться от слова «преемник»?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я?

О.БЫЧКОВА – Угу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – У меня преемников нет, поэтому мне призывать тут некого и не к чему. На этом кресле сидят разные люди, но они не мои преемники.

О.БЫЧКОВА – Переименовать, я имею в виду, вот этих вот, которых так называют.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я никого не… вообще я никогда никого ни к чему не призываю. Такого обыкновения не имею.

О.БЫЧКОВА – Думаешь, сколько у нас их останется?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Преемников?

О.БЫЧКОВА – Включая Лугового, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не знаю, не знаю. Это… Если ты в эту компанию включаешь Лугового, вообще ситуация становится трагической.

О.БЫЧКОВА – Ну, а так, а что делать остается? Ты же говоришь: теперь выборы поднимут на щит…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Выборы, безусловно.

О.БЫЧКОВА – В качестве флага.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет. Лугового в качестве флага поднять трудно. Бывший охранник Березовского, миллионер. Это не то. Лугового поднять трудно. А вот обиду против Англии поднять легко. Это две опять же разные темы. Конечно, идеально, когда совпадает: и Луговой – отличный парень, и обидели его зря. Но Луговой – не отличный парень, а вот обида, да, обиду поднять легко.

О.БЫЧКОВА – Все, перерыв еще один в программе «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским.



НОВОСТИ



О.БЫЧКОВА – И мы продолжаем программу «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским. Итак, ну, понятно, что мы обсуждаем всю эту российско-британскую ситуацию. И прежде чем мы будем включать наши телефоны прямого эфира – 363-36-59, ну, не могу не задать вопрос от слушателя Расторгова из Москвы: «Покушение российских спецслужб на Березовского – миф это или реальность? Неужели так пал уровень разведчиков со времен Меркадера?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, видите ли, в чем дело: у Меркадера тоже был уровень не очень высокий. Если вы знаете, он ударил Троцкого ледорубом по голове, даже зарубить с одного раза не мог, мало тренировался. Его быстро раскололи, отсидел в тюрьме 20 лет. Так что работа была, прямо скажем, не ювелирная. Что касается покушения на Березовского, то, с моей точки зрения, это очень странная история. Каким бы ни был уровень разведчиков, но представить тех истинных буйно помешанных, которые в разгар скандала с Луговым отправляют еще убивать Березовского. Мало нам скандала с Луговым, давай еще разок прогреем англичан как следует. Я не могу. Поэтому с точки зрения здравого смысла, уже по этой одной причине я никак не могу поверить, что наши решили плеснуть еще керосинчика в этот костер. Это первое.

О.БЫЧКОВА – Ну, я тут вот, кстати, не очень понимаю, о чем ты говоришь, потому что во всех этих историях, вот во всех этих историях, да? здравым смыслом, извини меня, конечно, но как-то…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Разная есть степень безумия. Вот мне кажется, что когда начинали бодягу с Литвиненко, то надеялись, что по крайней мере, не будет доказано, что он убит. Для того и травили дорогостоящим полонием. Теперь, когда скандал полыхает, когда он уже до неба вырос, послать человека, который бы застрелил Березовского, ну, это значит, вызвать просто термоядерный взрыв. Зачем? Ради чего? Это первое. Второе: вся эта история с Березовским выглядит более чем странно. Значит, он имел, он – Березовский имел изначальную информацию из Москвы, по его словам, от своих друзей. Друзей где? Надо понимать, не в министерстве культуры, а в ФСБ. Значит, у Березовского такие друзья, которые его предупреждают о готовящихся терактах, о деле… О Литвиненко они его почему-то не предупредили.

О.БЫЧКОВА – Ну, там кого-то предупреждали в британских спецслужбах. Нет, нет, там история неоднозначная.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, Березовский сказал, что ему позвонили его друзья из Москвы и предупредили.

О.БЫЧКОВА – Но, а другие газеты пишут по-другому.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так это была его пресс-конференция. Дальше. Неудачливого киллера англичане не судили, что вообще-то полагается делать, а выслали из Англии тихо…

О.БЫЧКОВА – Потому что у них не хватало…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Чего? Судей?

О.БЫЧКОВА – Аргументов для того, чтобы предъявить ему обвинение. Понимаешь?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Возможно. В общем, у меня впечатление следующее… Да, и киллер, который приехал в Англию, стал покупать пистолет. Понимаете, ай да киллер, ай да сукин сын. Все это немножко чересчур.

О.БЫЧКОВА – А что он его через границу что ли повез…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так, вообще говоря, у профессиональных киллеров такого уровня есть компаньоны на месте, а не надо ходить по магазинам и просить, продайте мне пистолет. Значит, у меня ощущение, что это буйная фантазия Бориса Абрамовича, очень кстати, который решил подсуетиться. И свои делишки подправить, и лишний раз объяснить, какой он страшный смертный враг Москвы, и избавиться от опасности… В общем, решить кучу проблем одновременно. И слишком большая его активность в этой ситуации: и его предупреждали, и на время убийства он уехал, и киллер в него не стрелял, и киллер ходил по Лондону, покупал пистолет. Все это, с моей точки зрения, даже для российских спецслужб, о деятельности которых мы очень низкого мнения, тут уж действительно провал на провале сидит, провалом погоняет. Но даже для российских спецслужб это чересчур.

О.БЫЧКОВА – Ну давай, посмотрим, что скажут британцы официально по этому поводу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Посмотрим.

О.БЫЧКОВА – Да. Давай послушаем сейчас телефонные звонки. Они у нас есть в программу «Особое мнение» к Леониду Радзиховскому. Алло! Алло! Алло! Нет, здесь у нас не получится. Еще один звонок. Алло! Алло!

СЛУШАТЕЛЬ ГРИГОРИЙ – Алло!

О.БЫЧКОВА – Здравствуйте, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ ГРИГОРИЙ – Добрый день, меня зовут Григорий.

О.БЫЧКОВА – Да, Григорий.

СЛУШАТЕЛЬ ГРИГОРИЙ – Я звоню из Германии.

О.БЫЧКОВА – Слушаем Вас внимательно.

СЛУШАТЕЛЬ ГРИГОРИЙ – Вопрос следующего рода. Точнее, это мои умозаключения. Как известно, Великобритания, она считается как бы непотопляемым авианосцем Соединенных Штатов. Ее еще называют 51 штатом.

О.БЫЧКОВА – Так.

СЛУШАТЕЛЬ ГРИГОРИЙ – Как Вы думаете, есть ли тут связь за океан, вот все, что происходит?

О.БЫЧКОВА – В смысле, что Соединенные Штаты делают? Объясните нам.

СЛУШАТЕЛЬ ГРИГОРИЙ – Ну, вся вот теперешняя политика Великобритании в отношении России не является ли это замаскированной политикой Соединенных Штатов?

О.БЫЧКОВА – Угу. Антироссийской, американской политикой. Понятно. Спасибо. Так.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – С моей точки зрения, политическое влияние Америки на Англию есть, но оно в данном случае не нужно. Вы, Григорий, представьте на секундочку, что в Германию, которая не является 51 штатом Соединенных Штатов, в Берлин приезжает русский человек, бывший офицер ФСБ. Отравил полонием другого русского человека…

О.БЫЧКОВА – Подождите. Там был в Гамбурге как раз один из фигурантов.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не, не, секундочку. В Гамбурге никто не умер, скажем так. А вот здесь: отравил другого русского человека, ныне гражданина Германии, перезаразил при этом десяток гостиниц в Берлине. И посмотрите после этого на реакцию немецкой общественности, а отнюдь не немецкого МИДа. Более того, представьте себе, что в Россию, которая точно не является ничьим 51 штатом, приезжает представитель другой страны, проделывает здесь такие номера и посмотрите на реакцию российской общественности. Людям не нравится, когда в их столицах занимаются такими делами. И если люди могут влиять на свое правительство, то они и влияют. Я думаю, что реакция английского правительства в данном случае гораздо слабее, чем реакция английского общественного мнения. А влияние Америки, вообще, конечно, есть.

О.БЫЧКОВА – Послушаем еще один звонок. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛИЗАВЕТА – Алло! Здравствуйте.

О.БЫЧКОВА – Добрый день, как Вас зовут, Вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛИЗАВЕТА – Это Елизавета.

О.БЫЧКОВА – Слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛИЗАВЕТА – Будьте добры, скажите, пожалуйста, что Англия, Англия. Можно что-нибудь другое?

О.БЫЧКОВА – Давайте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛИЗАВЕТА – Вы знаете, я хотела бы поговорить вот про убитую русскую учительницу с детьми. Вы ничего не знаете, по поводу чего это произошло?

О.БЫЧКОВА – Ну, давайте, Елизавета, давайте мы будем внимательно следить за новостями, ну и как бы разбираться, по поводу чего это произошло. Что мы будем сейчас вот… Мы не проводили расследование.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я ничего не знаю.

О.БЫЧКОВА – Да, мы не знаем. Давайте послушаем, что нам сообщат и что нам скажут об этом. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАДЕЖДА – Алло!

О.БЫЧКОВА – Здрасьте, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАДЕЖДА – Добрый вечер. Меня зовут Надежда. Извините, у вас, наверное, прямой эфир идет?

О.БЫЧКОВА – Да, Вы в прямом эфире, Надежда, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАДЕЖДА – Я хотела вам не такой вопрос задать.

О.БЫЧКОВА – Задайте какой-нибудь или еще секунду мы Вас выключим.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАДЕЖДА – Вот у вас сегодня была передача по ценам на бензин. Скажите, пожалуйста, где я могу уточнить, кто у вас был?

О.БЫЧКОВА – Елизавета, все. На сайт «Эхо Москвы» в Интернете обратитесь, там все найдете. Ну что ж такое, ну, давайте спрашивать Леонида Радзиховского в рамках программы «Особое мнение». Последняя попытка. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Алло! Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА – Добрый вечер. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Игорь. Люберцы.

О.БЫЧКОВА – Игорь, мы Вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – А вопрос такой. Вот как Вы отнеслись к переносу памятника в Прибалтике и второй, как Вы отнесетесь, предположим, к такому же переносу памятника в Чечне лет через 10-15? Будьте добры.

О.БЫЧКОВА – Давай кратко.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, я в общем, довольно спокойно отнесся к переносу памятника в Прибалтике. Я считаю, что скандал вокруг этого был невероятно раздут. А что касается переноса памятника в Чечне, о каком памятнике идет речь? Видимо, о памятнике русским, да?

О.БЫЧКОВА – Ну, если он там появится.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Если он там появится. Ну, может, там памятник Ермолову есть или что-то. Ну, тоже я довольно спокойно к этому отнесусь. Ну, перенесут, значит, перенесут.

О.БЫЧКОВА – Спокойно относится ко всему Леонид Радзиховский. А то вы не знаете. Это была программа «Особое мнение». Спасибо большое всем, кто писал и звонил к нам в прямой эфир. Спасибо Леониду Радзиховскому.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире