'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 12 июля 2007, 19:08

Л. ГУЛЬКО: Меня зовут Лев Гулько, это передача «Особое мнение», как всегда, в четверг на ваши вопросы свое мнение высказывает журналист Леонид Радзиховский, здравствуйте, Леонид.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Добрый вечер, я вас приветствую.

Л. ГУЛЬКО: Здравствуйте, телефоны прямого эфира эсира, как я сейчас не туда, эфира – 783 90 25…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Вам что, сидеть, а целый день я тут бегаю.

Л. ГУЛЬКО: Сейчас наехали, 783 90 26, говоря по-нашему. 783 90 25 – это для москвичей, 783 90 26 – это для тех, кто живет не в Москве, а в другой части планеты. И телефон для ваших смс-сообщений, если вы не в Москве, + 7 985 970 4545, московский телефон. Первая тема, которую я попросил бы вас прокомментировать, новость сегодняшняя, РФ отказывается от украинских РЛС, Украина может в ответ пересмотреть договор о Черноморском флоте. О чем идет речь, Россия решила отказаться от использования радиолокационных станций на Украине, содержание которых обходится ежегодно в 1.3 млн. долларов, бюджетных средств.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Миллионов?

Л. ГУЛЬКО: Миллиона бюджетных средств, зачем нам это, эксперты считают, что в ответ украинские власти могут пойти на пересмотр соглашения о базировании Черноморского флота в Крыму, правительство внесло в ГД соответствующий законопроект о денонсации межправительственного договора с Украиной, а в пояснительной записке говорится, что ресурс станции истек еще в 2005 году, это еще один повод. Кроме того, севастопольской станции мешают работать помехи от бытовых и радиоустройств, а в Мукачеве, там есть тоже станция, часто отключают электроэнергию. Эксперт киевского центра анализа армии и конверсии разоружений Валентин Бадрак уверен, что отказ России от станции приведет к их закрытию.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Если ресурс выработался в 2005 году, конечно, миллион двести тыс. долларов – это ноль в масштабах бюджета, но, тем не менее, если ресурс выработался в 2005 г.

Л. ГУЛЬКО: А если нет?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Вроде ваши эксперты говорят, что выработался.

Л. ГУЛЬКО: Не наши эксперты, это эксперты опрошенные.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Местные эксперты.

Л. ГУЛЬКО: Да, а если нет, вообще что, мы же как-то пытаемся все-таки, мы использовать станцию хотим в Азербайджане, мы предлагаем американцам наш вариант противоракетной общей обороны.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, американцам…

Л. ГУЛЬКО: Как-то и одновременно почему-то, сейчас мы пойдем с Киевом опять, зачем нам это?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Понимаете, Лев, это, в общем, тут как всегда, вроде бы в таком простом вопросе куча разных аспектов.

Л. ГУЛЬКО: Давайте попробуем.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Это чисто гипотетически.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Гадание на той самой гуще. Во-первых, американцы тут ни при чем, поскольку ржавчина, которая стоит на Украине, если верить, что ее ресурс выработался четыре, три года назад.

Л. ГУЛЬКО: Если верить.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Никому она не нужна, ни нам, ни украинцам, ни американцам, металлолом, он и есть металлолом.

Л. ГУЛЬКО: Нет, там дело в том, что украинцам нужна, потому что ее обслуживают украинские товарищи.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Несколько десятков человек потеряют работу.

Л. ГУЛЬКО: Их работа.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Несколько десятков человек, т.е. эта проблема, опять же, как в масштабах миллион двести тыс. долларов в год для российского бюджета, так несколько десятков человек для Украины, проблема равна нулю со всех сторон. Что касается того, что они пересмотрят решение по Черноморскому флоту, откровенно говоря, насколько я понимаю, толку от Черноморского флота военного, ни пропагандистского, ни психологического, ни исторического, а военного толку от Черноморского флота тоже никакого, на самом деле, нет. Поэтому если даже эту базу стали бы закрывать или пересматривать, точнее, условия ее аренды, то крик, свист, скандал был бы колоссальный, пиаровский, политический, пропагандистский, в военном отношении все это, насколько я могу судить, пшик. Т.е. это элемент какой-то, по-видимому, элемент какой-то пропагандистской войны, в которой не совсем понятно, зачем решила в данный момент заварить Россия.

Л. ГУЛЬКО: Мысль какая – зачем?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: По-видимому, это как-то связано с выборами на Украине, я так понимаю, потому что единственное, хотя что происходит на Украине с выборами…

Л. ГУЛЬКО: А что, как, каким образом мы повлияем на выборы? Сейчас лишатся работы люди, и что?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Люди, какие там люди, 20 человек, о чем вообще разговор?

Л. ГУЛЬКО: Здравствуйте, какие там люди, но люди все-таки.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, люди вообще никого не волнуют, от того, что потеряют работу 20 или 120 человек, никто этого не заметит. А крику, свисту, скандалу и шуму будет.

Л. ГУЛЬКО: Но Черноморский флот может быть использован, давление, Черноморский флот?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Безусловно, безусловно. Украинцы, скорей всего, тем более, опять же, в контексте выборов, я еще раз говорю, в контексте выборов, скорей всего, начнется какая-то пиаровская, пропагандистская, скандальная склока, абсолютно не соответствующая нулевому реальному значению, реальному военно-техническому значению как этих выработавших свой срок РЛС, так и этого, прямо скажем, никого ни от чего не обороняющего флота. Поэтому зачем сейчас России затевать под украинские выборы скандал с украинской стороной, а затевает его именно Россия, поскольку инициатива исходит от нашей стороны, мне понять сложно. Тут надо знать какие-то детали. Так же, как разобраться очень сложно в деталях украинских выборов, поскольку там каждую минуту все меняется, дурдом дошел до того, что президент закрыл какую-то газету Верховной рады. В общем, это, конечно, фарс какой-то такой, уже запредельный. Чтобы его понять, надо тонко разбираться в местной национально-политической психологии.

Л. ГУЛЬКО: Леонид, можно вопрос, вернемся к радиолокационной станции, понятно, что мы ее финансируем, оплачиваем эксплуатацию.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Да какая там финансируем, миллион долларов.

Л. ГУЛЬКО: Ничего себе какая, отдайте его пенсионерам.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Я вас умоляю, и каждому пенсионеру достанется 5 центов.

Л. ГУЛЬКО: Хлеб хотя бы оплатите.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: По 5 центов.

Л. ГУЛЬКО: Подорожавший. Так вот, мы оплачиваем эксплуатацию, в ответ, в обмен мы получаем информацию, что, нам эта информация не нужна от этой радиолокационной станции?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Я думаю, что, откровенно говоря, опять же, я выскажу свое особое мнение, никакая военная информация с этих станций никакой ценности для российского министерства обороны, по моему скромному представлению, не имеет. Это все если и войны, то пропагандистские. Если и станции, то слежение больше за нюансами украинской политики. А если и флот, то флот, обороняющий Россию от оранжевых, еще от каких-то, в общем, военного аспекта, как я понимаю, здесь, к счастью, нет ни с той, ни с другой стороны. А политическо-пиаровского свита выше крыши и с той, и с другой стороны.

Л. ГУЛЬКО: Каких-то следует ожидать отголосков этого отказа?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Естественно, что, украинцы просто так съедят? Конечно, начнется скандал на Украине, дураками были бы члены украинской Рады, антироссийски настроенной, если бы они это не использовали, были бы полными дураками. Они не дураки, они это используют.

Л. ГУЛЬКО: Опять мы даем какой-то шанс.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Мы им бросили шарик, они нам ответный.

Л. ГУЛЬКО: Странные какие-то все-таки. Я напомню, что аналогичные РЛС, как пишут сегодня СМИ, расположены в Казахстане, Азербайджане и Белоруссии, но эксплуатируются они российскими военными. Кстати, станцию в Габале президент Владимир Путин предложил американцам использовать вместо размещения ПРО в Европе.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Надо надеяться, что она в лучшем состоянии, что ее срок не выработался.

Л. ГУЛЬКО: Не знаю. Это «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским, мы уходим на перерыв на несколько минут, вернемся и продолжим разговор.

РЕКЛАМА

Л. ГУЛЬКО: Продолжаем передачу «Особое мнение», еще раз напомню, что на ваши вопросы свое особое мнение высказывает журналист Леонид Радзиховский. Тема, конечно, которая будоражит сегодня, такая всеобъемлющая, это наши отношения с Великобританией, Россия и Великобритания, основа – это то, что мы не отдаем нашего Лугового, Великобритания перевела это дело из разряда министерства внутренних дел в министерство иностранных дел. Т.е. она повышает статус этого дела, все эксперты говорят о последствиях, конечно. Будет у них в их парламенте рассмотрено это все. Может быть, где-то по каким-то прекратим сотрудничество по каким-то аспектам нашим, культура есть, есть экономика, есть что-то еще. Некоторые эксперты доходят до того, что говорят, что, может быть, и дипломатические отношения даже как-то пострадают.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Может, войну начнем, наконец?

Л. ГУЛЬКО: И что, сдадимся, что ли?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Выведем Черноморский флот с базы, вспомним его славную историю и на Англию.

Л. ГУЛЬКО: «Продолжаем разговор» это называется.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Великую армаду, и на Англию.

Л. ГУЛЬКО: Леонид, преподаватель, в связи с этим спрашивает – глубокоуважаемый господин Радзиховский, согласны ли вы с бессмысленностью попыток оценки политических шагов различных государств с морально-нравственных позиций, у правительстве ее величества нет друзей, но есть интересы, как у любого другого, именно противоположные интересы и отсутствие в настоящее время средств сглаживания противоречий является причиной нынешнего обострения отношения России и Великобритании. Как вы считаете, дальше вопрос, собственно, такая подводка большая, если бы «Газпрому» предоставили возможность купить пакет акций их «Газпрома» в обмен на Лугового, последний уже был бы давно в Тауэре или нет? Вот один. Дальше я читаю, дальше, вы сейчас запоминайте. Каково ваше мнение, исчезнет ли Луговой в ближайшее время или нет, как известно, нет человека – нет проблемы ни для Путина, ни для Брауна? Такие вопросы.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Я должен сказать, что историческая образованность наших слушателей делает им честь.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Они знают, что Тауэр был замком, где убили герцога Кларенса. Теперь они считают, что…

Л. ГУЛЬКО: Вы же с кем имеете дело.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: …посадят Лугового, да. Но должен им заметить, что, насколько мне известно, разве что изменят опять назначение Тауэра, последние, по-моему, 300 лет, как минимум Тауэр, в качестве тюрьмы не используется.

Л. ГУЛЬКО: Это образ речи, ну что, это же образ, красиво.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Разве что образ.

Л. ГУЛЬКО: Теперь серьезно, наши отношения.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Лугового уже теперь точно в обмен ни на какие акции никому не отдадут, поскольку Луговой – это наше все, стал с определенного момента. Речь идет о лобовом столкновении амбиций двух государств, больше уже ни о чем. В этой речке утром рано потонули два барана. Чего англичане так озверели, я отчасти пытаюсь понять, таким образом, они наш ответ Чемберлену, Лугового не отдадим, толкуют следующим образом. Убивали, убиваем и будем убивать где хотим, кого хотим, как хотим и пошли вы, даем им точный длинный матерный адрес. Так они восприняли ответ России.

Л. ГУЛЬКО: У нас же по закону мы не выдаем.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Подождите, минуточку, как звонкую пощечину, хотя формально позиция России абсолютно безупречна, в отличие от позиции Англии, абсолютно упречной. Формально позиция России абсолютно безупречна, поскольку она четко, строго и твердо соответствует российской конституции, раз, и практике, существующей у всех крупных и не крупных держав, два. И никто никого никому не выдает. Поэтому формально позиция России абсолютно правильная, а позиция Англии – абсолютно неправильная, потому что если они позицию России толкуют так – убивали, убиваем и пошли вы к такой-то матери, то их позиция, английская, звучит так – плевали мы на ваши поганые российские законы, вы обязаны нам выдать того, кого мы хотим, тогда, когда мы хотим, так, как мы хотим. Это ультиматум фактически, который обычно диктуют побежденной стране. Для того, чтобы ультиматум был повесомее, надо ввести морскую пехоту непосредственно в Москву, тогда такие ультиматумы проходят. В противном случае они не проходят. Англичане, не будучи полными идиотами, прекрасно понимают, что чем более жестко, грубо, нагло они требуют выдачи Лугового, тем вернее им никто никогда ни при каких условиях Лугового не выдаст, потому что речь идет уже совсем не о Луговом, а просто о потере лица.

Л. ГУЛЬКО: Так, дальше, где логика, я не могу никак понять, с той и с другой стороны.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Логики, как я понимаю, давайте попробуем разобраться.

Л. ГУЛЬКО: Давайте.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Если бы переговоры шли под столом, тихо, мягко, не прерывая сна, келейно, без ультиматумов, взаимных резких выпадов и т.д., мог быть принят такой, очень простой соломонов вариант. Россия ни на йоту не поступается своей великой честью и великим достоинством, никому никого не отдает, а гражданин Луговой сам, сугубо добровольно, заявляет, что раз меня обвиняют, я с удовольствием предстану перед английским судом с армией своих адвокатов и защитников.

Л. ГУЛЬКО: То, что вы говорили много раз. Так.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Это решило бы как бы все проблемы. Англичане получают столь необходимого им Лугового, Россия не теряет свое национальное достоинство, вроде бы все довольны. Это может не устраивать ФСБ в том случае, если Луговой убил Литвиненко по приказу ФСБ, потому что в этом случае ФСБ, теряя свою корпоративную честь, ФСБ сдает своего агентство, ФСБ перед самим собой и перед своими агентами расписывается в своем полном бессилии, кто же после этого будет выполнять приказы такой организации, которая сдает своих.

Л. ГУЛЬКО: Так, это «если».

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Если, да, если. Если Луговой убил или не убил Литвиненко или убил Литвиненко для смеха или убил его с целью развлечения в виде охоты или еще с какой-то малопонятной целью, поскольку, кроме как по приказу, зачем убивать-то, то тогда России был полный смысл таким образом надавить на Лугового и сказать – старик, послужи родине еще раз, сдавайся, поезжай в Англию. Но сегодня англичане явно ведут дело к грандиозному скандалу, который они уже получили. Грандиозному международному скандалу. Может быть, они решают несколько своих целей. Цель первая – внутриполитическая. Скандал против России всегда сплачивает общество, всегда дает очки какие-то новому премьер-министру, Гордону Брауну, который показывает себя сильным, показывает себя решительным, показывает себя таким, сяким, пятым, десятым. Вообще, национальные чувства когда включаешь, когда нечего включать, включаешь национальные чувства.

Л. ГУЛЬКО: Теперь вопрос сразу возникает.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Сейчас, я хочу, это один вариант. Второй вариант, они начинают широкую дипломатическую игру с Россией, надеясь на асимметричный ответ. Например, мы, Англия, постепенно снижает градус скандала с Луговым, а вы, Россия, в обмен на это уступаете нам, скажем, по Косово или уступаете на какой-то другой площадке.

Л. ГУЛЬКО: О Косово мы еще поговорим.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Т.е., короче говоря…

Л. ГУЛЬКО: Они уже уступили по Косово.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Они уступили?

Л. ГУЛЬКО: Уступили, я сейчас вам скажу, да, они уступили, как говорят эксперты, да. Так вот, до чего дойдет наше противостояние?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, трудно сказать, до чего оно дойдет, хотя, как мне кажется, опять же, тут есть некоторая удивительная слабость английской позиции. Слабость эта заключается в следующем, в конце концов, я не юрист, тем более не специалист в области международного права, но исходя из здравого смысла Россия могла бы сказать следующее – да, мы по закону Лугового выдать не можем, а сам он не изъявляет ни малейшего желания ехать в ваш Тауэр. Но убит гражданин Британии, и ее величество, правительство ее величества может выступать в качестве истца на этом суде, коль скоро убит английский гражданин. Поэтому на суд, который состоится в Москве, могут и должны приехать представители обиженной стороны, т.е. Англии, официальные представители, предъявить свои обвинения и посмотреть, как пойдет суд. Если вы, господа англичане, реально, предметно убедитесь, что это липовый суд, что Лугового отмазывают, тогда и скандальте. Если же вы убедитесь, что это не липовый суд, что это честный суд, какие претензии? Сидеть в русской тюрьме, в любом случае, много хуже, чем сидеть в английской тюрьме.

Л. ГУЛЬКО: Бодание…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: А англичане вроде бы нам четких улик и четких обвинений, насколько я могу судить, до сих пор так и не представили.

Л. ГУЛЬКО: Бодание, кто первым уступит, насколько я понимаю. Теперь по Косово.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Да.

Л. ГУЛЬКО: Теперь по Косово, кстати, они нам, как пишут эксперты, уже уступили, вернее, как они анализируют ситуацию. Ситуация такова, минувшей ночью появился третий проект резолюции по сербской провинции. В попытке получить поддержку Москвы по статусу сербской провинции западные страны внесли в него существенные изменения. Минувшей ночью стало ясно, что одно из требований Москвы учтено. Это уже трактуется как большая дипломатическая победа России. Новый вариант резолюции совместно предложили США, Франция и Великобритания. И он содержит значительные уступки в пользу наших предложений, этот черновик резолюции, как и предыдущие два, призывает к проведению при посредничестве ООН 4-месячного раунда интенсивных переговоров между представителями Сербии и Косово. Однако по истечению этого срока, это новый пункт, появившийся только сегодня, не последует автоматическое вступление в силу плана разграничения Марти Ахтисаари, это все остается пока так. Именно против такого подхода, не учитывающего мнение одной из сторон конфликта, всегда выступала российская делегация.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Ну что же, если Россия, действительно, одержала, а похоже, что так оно и есть, довольно существенную дипломатическую победу…

Л. ГУЛЬКО: Как эксперты говорят.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: По тексту похоже. Если Россия одержала довольно существенную дипломатическую победу в вопросе Косово, то тогда тоже можно понять так, что англичане хотят дать асимметричный ответ. ОК, вы что-то там прожали по Косово, так вы получите по полной программе за Лугового. И это возможно. Но я думаю, что самая простая причина вовсе не в этом. Она в том, что Англия, действительно, страна, где общественное мнение имеет огромное значение, английское общественное мнение формальный отказ Москвы выдать Лугового восприняло как плевок, как пощечину, и на этот плевок господин Браун, тем более недавно ставший премьер-министром, спешит отреагировать так, чтобы это было приятно английскому общественному мнению. Вот и все. Должен заметить, что в свое время, много-много лет назад, когда Аргентина вопреки желанию крохотного населения захватила несчастные Фолклендские острова, Англия начала войну с Аргентиной. Хотя стратегическое значение, военно-стратегическое значение этих островов, прямо скажем, невеликое.

Л. ГУЛЬКО: Аргентина же не мы, вы же понимаете, да?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Так они нам войну и не объявляют. Но они делают все, как я думаю, английское правительство делает все, чтобы успокоить свое общественное мнение и сказать – правительство ее величества не позволит издеваться над нами, не позволит безнаказанно убивать в Лондоне с помощью полония, не позволит так беспредельничать, правительство стоит на страже и т.д. и т.п.

Л. ГУЛЬКО: Потом, повернувшись затылком к своему народу, повернувшись к нам, оно говорит – ребята, все будет, все остается.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: В какой-то мере, да.

Л. ГУЛЬКО: Это остается, это…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Надо сказать, что заявление…

Л. ГУЛЬКО: Так, что ли, будет?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: По-видимому, да, в какой-то мере. Надо сказать, что заявление английского правительства, что они свернут гуманитарные, научные и т.д. связи, вообще меня поражает. А что, университеты будут согласовывать свои действия с правительством? А что, театр захочет приехать в Москву, он что, позвонит в не существующее в Англии министерство культуры?

Л. ГУЛЬКО: Посмотрим.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: И спросит, имеем ли мы право в Москву ехать?

Л. ГУЛЬКО: Посмотрим. Это «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским. Мы опять уходим на перерыв на несколько минут.

НОВОСТИ

Л. ГУЛЬКО: Третья часть нашего «Особого мнения», я напомню, что Леонид Радзиховский отвечает на ваши вопросы, высказывает, и мои тоже через вас, через меня, вернее, ваши через меня, высказывает свое особое мнение. Сразу телефоны напомню, поскольку мы в этой части принимаем звонки, 783 90 25 – это москвичи, 783 90 26 – это все остальные жители планеты Земля. Естественно, смс тоже принимаем, +7985, если вы не в Москве, 970 4545. Теперь вот что, перед тем, как наши радиослушатели соберутся с мыслями, они уже звонят, сейчас возьмем трубку, давайте вернемся, может быть, в нашу предвыборную ситуацию, поскольку не за горами же все это у нас. Здравствуйте, Леонид, задает вопрос Борис Абрамович, как он пишет, мелкий бизнесмен, имеет право называться…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Он сильно подрастерял с тех пор.

Л. ГУЛЬКО: Может, другой, мало Борисов Абрамовичей, что ли?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Да, словосочетание нечастое… нередкое.

Л. ГУЛЬКО: Михаил Касьянов заявил, что желает видеть среди своих спарринг-партнеров таких политических тяжеловесов, как Явлинский или Зюганов, а ему предлагают Геращенко или Буковского. Вы, Леонид, первым еще два года назад предложили нам обратить внимание на этого бойца. Как вы сейчас оцениваете занятую им позицию? Если бы вы были его политическим тренером, что бы вы ему посоветовали? И про господина, про товарища, простите, Геннадия Андреевича Зюганова, здесь тоже есть несколько вопросов о том, что вроде он может стать единым кандидатом от оппозиции.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Зюганов единым кандидатом от оппозиции?

Л. ГУЛЬКО: Вроде бы, да.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Смелое предположение. Что я бы посоветовал Касьянову, я бы долго-долго махал над ним полотенцем и потихонечку сказал бы, что – Михаил Михайлович, надо как-то сматываться с этого ринга, потому что ловить тут, очевидно, абсолютно нечего. Дальнейшее на нем пребывание – это только позор, хотя как уйти, это всегда самая сложная проблема, как уйти, не потеряв лица, очень сложная проблема. Но ловить абсолютно нечего. Пожалуй, самый лучший для Касьянова вариант, если его не зарегистрируют. Это единственный способ сохранить лицо, уйти, сохранив лицо. Если же его зарегистрируют, и он честно получит свои 0.00 и т.д., это гораздо хуже. Вообще, позор, ужас и беспредел этой оппозиции ужасный. Я бы только повторил, я, по-моему, уже говорил в вашем эфире…

Л. ГУЛЬКО: Слова как-то вы сейчас просто…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: А?

Л. ГУЛЬКО: Совсем – ужас, ужасный.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Ужас, действительно, невозможно.

Л. ГУЛЬКО: Ужасно, но не ужас же ужас?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Четыре – ужас, ужас, ужас, когда четыре человека не могут договориться между собой и четыре человека выставляют пять кандидатов в президенты, это, конечно, полный абзац. Я единственное, что хочу сказать, по-моему, я это уже говорил, что очень глупая точка зрения, что чем позорнее и глупее оппозиция, тем сильнее власть. Нет, чем позорнее, глупее, более фарсовая и нелепа оппозиция пикейных жилетов, союза меча и орала и т.д., тем слабее и глупее на этом фоне выглядит власть, потому что всякая власть достойна оппозиции. Понимаете, оппозиция и власть – это две стороны медали. Если власть умеет заниматься политикой, в том числе, внутренней политикой, то у нее вменяемая, сильная и т.д. и т.д.

Л. ГУЛЬКО: У меня сразу вопрос, а если Михаил Касьянов будет единым кандидатом от оппозиции, с одной стороны, с другой стороны, будет власть, оппозиция и власть, такой расклад?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Если Михаил Касьянов будет кандидатом в президенты США от Республиканской партии, вероятность ровно такая же.

Л. ГУЛЬКО: Нет, я спрашиваю, я спрашиваю же.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Я говорю, вероятность ровно такая же. Эти люди с их больными амбициями, с их обязательствами перед спонсорами, перед Кремлем, перед своими партиями никогда никому не уступят. Это типичная такая кружковая, в худшем смысле этого слова, кружково-кухонная кампания, никто никому не уступит.

Л. ГУЛЬКО: Я понимаю, т.е. вы такого варианта…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Абсолютно, стопроцентно исключаю.

Л. ГУЛЬКО: Это «Особое мнение» Леонида Радзиховского. Давайте телефоны включать, 783 90 25 – Москва, 783 90 26 – это другие регионы.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Хотя, кстати, могу еще раз повторить, что объективно Касьянов, бывший премьер, солидный чиновник, это был бы, действительно…

Л. ГУЛЬКО: Я о чем и говорю.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Да, это был бы внушающий некоторое уважение единый кандидат. Но поскольку он попал в гнездо, населенное даже не осами, а крайне мелкими мухами, то никаких шансов, естественно.

Л. ГУЛЬКО: 783 90 25 – Москва, 783 90 26 – другие регионы планеты Земля. Мы обычно с Москвы с вами начинаем, да?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Давайте.

Л. ГУЛЬКО: Давайте, нет, мы сейчас Москву пропустим, начнем с регионов, может быть. Слушаем вас внимательно, здравствуйте, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ (Барнаул): Леонид Александрович, вы не экономист, конечно, но, тем не менее, хотелось бы задать вам вопрос. Как вы думаете, куда двигается доллар и насколько уверенна эта поступь?

Л. ГУЛЬКО: Спасибо. Хотя я не знаю, как вы будете отвечать.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, я не экономист, но этот вопрос меня волнует намного больше, чем многие политические вопросы.

Л. ГУЛЬКО: А что это вдруг?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Живу я здесь.

Л. ГУЛЬКО: А доллар-то причем?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Ну как, расчеты-то все в долларах ведутся, известно.

Л. ГУЛЬКО: Чем он ниже, тем лучше.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Как сказать.

Л. ГУЛЬКО: Кредит, например, какой-нибудь взял.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Кредит, может быть, а если вам, допустим, гонорар в долларах дают, то, соответственно, в общем, много тут.

Л. ГУЛЬКО: Это вопрос.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Вопрос. Я думаю, что он упадет, может быть, к концу этого года, может быть, к середине следующего года рублей до 25, такое у меня впечатление. Что дальше будет, сказать не могу, потому что дальше я слушал многих экспертов, они говорят, как всегда, где два экономиста, там три взаимоисключающих мнения. Некоторые говорят, что после этого он начнет, наоборот, расти, меняйте, соответственно, рубли на доллары и т.д. Объективная картина тоже непонятная, поскольку по всем показателям, американцы развлекаются уже много лет тем, что пророчат себе крах, гибель, соревнуются с тем, соревнуются в том, какая американская компания быстрее напророчит себе крах и гибель. Они давно себя похоронили, отпели, на первую строчку вывели Китай, на вторую строчку – Индию, Россия очень хорошее место по их подсчетам занимает. Но мы не верим американским империалистам, может быть, они нас обманывают, усыпляют бдительность таким образом.

Л. ГУЛЬКО: «Особое мнение», Леонид Радзиховский. Мне тут в ухо, знаете, подсказали, вы сказали – гонорар, а мне в ухо сказали – а взятку. Хотя сейчас взятки дают, как пишет сегодня Сергей Степашин в одной из газет, уже акциями. Доллары не дают.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Понимаете, в чем дело. Как же я могу взять взятку, будучи безработным?

Л. ГУЛЬКО: Не вы, не вы, я просто так, знаете, кому гонорар, кому…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Я бы с удовольствием брал взятки.

Л. ГУЛЬКО: Не беру, потому что не дают, я понимаю вас.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Не на что их брать.

Л. ГУЛЬКО: 783 90 25, Москва. Здравствуйте, слушаем вас внимательно.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, меня интересует вопрос по поводу информации, которую Радзиховский (НЕРАЗБОРЧИВО), допустим, очень часто он дает неправильную информацию, эта информация…

Л. ГУЛЬКО: Я, простите, ради бога, очень плохо слышно, еще раз и чуть быстрее, потому что у нас мало времени.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы, допустим, давали информацию о том, что на Украине (НЕРАЗБОРЧИВО) деньгами…

Л. ГУЛЬКО: Спасибо огромное, простите, очень плохо слышно.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Я не понял ни одного слова.

Л. ГУЛЬКО: Я тоже, к сожалению, связь не очень. Еще один звонок, 783 90 25, Москва, все-таки надо ее реабилитировать. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Леонид, вы много и красочно умеете обличать несуразности всей нашей жизни, но когда вам задают вопрос, а что же делать, ваш ответ сводится к тому, что не надо ничего делать, надо оставить все как есть. Как с точки зрения психологии вы оцениваете таких людей, которые живут в глубокой заднице, но не хотят ничего менять в своей жизни, это нормальные вообще люди психически или нет?

Л. ГУЛЬКО: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо, до свидания.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, я вообще считаю себя человеком нормальным. Мания перемен, мания реформаторства, есть такое медицинское понятие, мании реформаторства у меня нет. Я исхожу из старого принципа, не навреди. Поэтому прежде, чем начать к чему-то призывать и что-то делать, неплохо просчитать хотя бы на один шаг вперед. Когда я пытаюсь это сделать, прикидываю возможные последствия тех или иных резких движений, я ничего хорошего не вижу. Поэтому я ни к чему и не призываю.

Л. ГУЛЬКО: Вот так. Это было «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским. Поэтому по поводу того, кто где живет, все живут в разных местах.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ: В разных, совершенно точно.

Л. ГУЛЬКО: В разных местах, поэтому как-то так, я бы не стал уж обобщать совсем уж до такой степени. Все, в следующий четверг Леонид Радзиховский тоже будет вместе с вами. Вел передачу Лев Гулько, до свидания, спасибо, Леонид.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире