'Вопросы к интервью
К. БАСИЛАШВИЛИ: Здравствуйте, в студии Ксения Басилашвили, сегодня Олег Попцов – гость передачи «Особое мнение», здравствуйте, Олег Максимович.

О. ПОПЦОВ: Здравствуйте, и гость Ксении Басилашвили.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Да, очень приятно. Я напоминаю нашим радиослушателям и телезрителям номер смс, +7 985 970 4545, ждем ваших вопросов и корректных сообщений на смс «Эха Москвы». А первый вопрос, наверное, связан у меня будет все-таки с Гаагой, куда сегодня поступил Радован Караджич. И возникает вопрос, а что это даст? Что это даст помимо возбуждения настроений в самом регионе? Мы видели, как реагировали в Белграде вчера, многотысячными демонстрациями и беспорядками.

О. ПОПЦОВ: Знаете, я хочу сказать, что все, что произошло при распаде Югославии, кстати сказать, обратите внимание, что распад Югославии начался буквально на следующий час после распада Советского Союза. Никто об этом не говорит, но именно Советский Союз, его существование держало Югославию как единое государство. Вы просто сопоставьте и поймете, это первое. Второе, там нельзя на весах измерить, чья жестокость больше, когда история с Косово себя подтвердила и когда мы говорим, что такое Гаагский суд, признание Карлы дель Понте в своей книге, она вынесла приговор Гаагскому суду, значит, для вас понятие справедливости не играет роли.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Что же она так поздно это сделала? Раньше надо было.

О. ПОПЦОВ: Правильно. Вообще всегда лучше критиковать, когда тот, кого ты критикуешь, умер, на этом демонстрировать свою смелость. Надо критиковать, когда он жив, потому что ты можешь попасть, условно говоря, под топор гнева, а ты этого не хочешь. В этом был и, может быть, ответ на свой уход из суда, и недовольство этим, человек остается человеком, поэтому несправедливость, которая вершилась расправой, касается ли это сербов, хорватов, мусульман, она была абсолютно один в один. Один в один, понимаете? И если вы хотите справедливости, то вы воздайте и тем, и другим. А когда на подиуме оказывается только Сербия, это, естественно, вызывает реакцию. Я абсолютно не идеализирую сербов, в вашей передаче — сегодня с нами, завтра вступят в НАТО, будут без нас спокойно делать, поэтому не надо здесь переоценивать, как они преданы, нет, это не так. Речь идет о другом. Речь идет о справедливости. Я хочу сказать, что есть понятие, если вы хотите, чем кончится, его посадят, он будет сидеть, мы видим, как трагически кончилось с Милошевичем, чем это кончилось. Если суд превращается в камеру пыток, то это не коридор в справедливость.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Почему в камеру пыток? Нам показывали эти палаты, в которых и телевизор, и вполне себе санаторий.

О. ПОПЦОВ: Мы знаем, что не давали Милошевичу, когда он говорил, что он тяжело болен, мы это тоже знаем. Поэтому сейчас, понимаете, нас там не было, мы можем только говорить, что нам показывают и что нам говорят. Я сегодня не могу сказать, что Гаагский суд – это гимн высшей справедливости. Но, безусловно, человек, совершивший преступление, должен за это отвечать. Вопрос, как, в какой мере, потому что надо принять, понимаете, ты подчиненный, у тебя есть командующий, ты выполняешь приказ, ты не можешь отказаться от норм устава, который в этот момент является компонентом клятвы. И когда тебя судят, а тот, который над тобой, вне этого, это несправедливо.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Хорошо, с другой стороны, сел бы кто-то рядом на скамью с Караджичем, наверное, это было бы справедливо. Этого не произошло.

О. ПОПЦОВ: С другой стороны, правильно, это было бы справедливо, поэтому, вынося приговор, вы учитывайте, что, с другой стороны, аналогичный виновный не сидит.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Не сидит, но мы можем понять, что Караджич при этом в чьих-то глазах является абсолютным злом.

О. ПОПЦОВ: Нет…

К. БАСИЛАШВИЛИ: Человек, по вине которого погибло несколько тысяч человек.

О. ПОПЦОВ: Поэтому карающий меч, понимаешь, когда занесли его, должен остановиться и понять, что тот, второй, также, столь же виновный, вне тебя, поэтому, вынося, определяя кару этому, помни всегда, она должна быть с учетом того, что высшей справедливости здесь нет. Я абсолютно в этом, это не значит, что я не считаю, что по Караджичу должно было выноситься какое-то решение, нет. Но оно должно быть смикшировано с этой ситуацией. Тогда будьте добры, делайте и смотрите. Но то, что сейчас сербы, понимаете, очень ужасно, когда политика считает, начинает, будучи сама по себе конструкцией сверхнесправедливой, сверхсубъективной, начинает трактовать, торговать справедливостью, это очень опасно. Это мы сейчас видим в Косово, сейчас это будет продолжаться. Сейчас начнется геноцид против сербов в Косово, он произойдет обязательно, так устроено, понимаете, потому что национальные конфликты всегда нуждаются в третейском суде. Всегда. Это необходимо совершенно. Мы с вами попали…

К. БАСИЛАШВИЛИ: Нужна какая-то новая организация, если эта не достойна?

О. ПОПЦОВ: Нет, я думаю, что ООН – это, в моем понимании, это пока лучшее, что удалось изобрести, понимаете? Лучше, что удалось, поэтому не надо ничего менять. Гаагский суд – не знаю, может быть, но это должно быть, опять же, решение ООН, я считаю, что это совершенно правильно. Мы должны к этому стремиться, потому что мы тогда никогда – а этот виноват больше, нет, этот больше, этот убил столько, этот изнасиловал столько, нельзя так, понимаете? Поэтому мы с вами попали в эту ситуацию, вы сейчас видите, что происходит у нас на улицах, как совершаются убийства, а что вы хотите?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Я сразу хочу как раз обратиться…

О. ПОПЦОВ: И ваше поколение, дорогая моя, было воспитано на нормах интернационализма, когда было такое понятие «дружба народов», это библия, человек человеку друг и брат, это не социализм, это из Библии. Это из Библии, понимаете, так вот, я хочу вам сказать, когда это заменили толерантностью, что есть не дружба, а терпимость, я смотрю на Ксению Басилашвили, я ее, условно говоря, конечно, вы поймите, ненавижу, но я терплю, потому что я толерантен.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Придется еще минут 20.

О. ПОПЦОВ: Как бы хорошо бы, вот о чем.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вы знаете, я как раз хочу перейти от Гааги, оттолкнувшись от ваших слов, что должен сидеть тогда человек с другой стороны тоже, который виновен, перейти на нашу почву. Здесь очень много вопросов к вам пришло по Интернету по поводу Михаила Ходорковского.

О. ПОПЦОВ: Прекрасно, да.

К. БАСИЛАШВИЛИ: И как раз многие возмущены, что Ходорковский единственный отсиживается за других, но вы с этой точкой зрения не согласны?

О. ПОПЦОВ: Неправда, я у вас в «Эхе Москвы», поднимите архивы, говорил.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Посадить надо всех.

О. ПОПЦОВ: Говорил, что вся трагедия в том, Ходорковский виноват, ЮКОС безумно, восхитительно уходил от налогов, жестокость в ЮКОСе, в окружении Ходорковского торжествовала. Это была беспощадность, абсолютно материализованная. Главное, наш капитал, наш интерес, ради этого мы совершим все, что угодно. Да, но я всегда задавал в «Эхе Москвы», я не понимаю, почему тогда рядом с Ходорковским не сидит руководитель налоговой службы, который делал, допустил все, чтобы Ходорковский не платил налоги, он точно также должен за это отвечать. Почему это делается? Не в том вопрос, виноват или не виноват Ходорковский, вопрос в том, что из 10 девять олигархов виноваты в том же самом, а крайним оказался Ходорковский. Почему? Потому что он бросил вызов. Я был в ситуации, когда, вы помните, Ходорковский провел свою пресс-конференцию известную.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Да, проводил.

О. ПОПЦОВ: И я сказал – все, это начало конца, сказал я, посмотрев эту пресс-конференцию, потому что я ее дал на канале ТВЦ, после этого мне позвонил его зам и попросил встретиться, и мы встретились. Он сказал – как же так, Олег, зачем вы дали эту пресс-конференцию, на что я ему ответил – Вася, милый, кто проводил пресс-конференцию, я или Михаил Борисович? Да, Михаил Борисович. А почему вы дали комментарий? Потому что мы журналисты, милый, потому что мы журналисты. Помолчал и сказал – конечно, зря ее провел. Он бросил вызов, он дал понять, что настало время нам взять власть. Ему власть ответила. А дальше – на войне как на войне.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Олег Максимович, а вы считаете, что сегодня в современной России настало время, наконец-то, провести такие показательные, может быть, процессы антикоррупционные, то, к чему призывает Дмитрий Медведев?

О. ПОПЦОВ: Я считаю, что когда справедливость…

К. БАСИЛАШВИЛИ: Бороться с коррупцией открыто, может быть, на стадионы выводить?

О. ПОПЦОВ: Справедливость нельзя делать показательной, она должна быть естественной, потому что если вы сделаете справедливость показательной, вам скажут – вы занимаетесь пиаром, справедливость должна быть естественной. Я абсолютно поддерживаю здесь, дай бог, чтобы это движение Медведева воплотилось, первое, в принятии закона по борьбе с коррупцией, второе, в поднятии на борьбу с коррупцией общества гражданского, это первое, опираясь на нормы, и третье, сказав: господа журналисты, помогите нам.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Уже сказали, уже обратились.

О. ПОПЦОВ: Понимаете, помогите нам.

К. БАСИЛАШВИЛИ: С экстремизмом бороться и с коррупцией.

О. ПОПЦОВ: Я могу вам сказать, это правильно, я приветствую, это хорошо, но я только хотел бы, чтобы это было несколько раньше, чтобы приемная премьера появилась несколько раньше, а не как сейчас председателя партии, потому что, понимаете, любое дело, сделанное с запозданием, подкрепляющее что-то, начинает восприниматься как пиар.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Олег Максимович, что такое естественная борьба с коррупцией? Это когда народные массы восстают?

О. ПОПЦОВ: Нет, естественное, самое естественное – это когда торжествует закон и когда ты говоришь – нет своих, нет понятия, не бывает такого, есть равноудаленные, но есть менее равноудаленные и более равноудаленные, это то, что корректирует власть, понимаете, это недопустимо. Если вы сказали – бизнес отдельно, политика отдельно, будьте добры соблюдать.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А как это возможно на деле воплотить?

О. ПОПЦОВ: Очень просто. Сказать – ребята, вы либо бизнесом занимаетесь, либо идете в думу, ребята, вы либо бизнесом занимаетесь, или идете на государственную службу. Нет, дорогой. И когда борются с коррупцией, тогда не надо никого сажать, не надо никому рубить руки, просто четко полностью вся собственность, все, конец.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А как это можно воплотить?

О. ПОПЦОВ: Очень просто.

К. БАСИЛАШВИЛИ: В жизни, если у нас везде круговая порука? Послушайте, вчерашняя новость, что главой «Норникеля» назначен Стржалковский.

О. ПОПЦОВ: Который занимался туризмом.

К. БАСИЛАШВИЛИ: И в КГБ до этого тоже был активно занят. А так он сейчас очень занят тем, что он друг Путина. Ну и что? О чем можно говорить? Все друзья друг другу.

О. ПОПЦОВ: Говорить о том…

К. БАСИЛАШВИЛИ: Одна рука другую греет.

О. ПОПЦОВ: …о чем вы говорите. Нельзя делать.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Значит, просто слова.

О. ПОПЦОВ: Нет, простите меня, нельзя делать правительство и свое окружение только из своих, из одного города, условно, нельзя делать свое окружение только в параметрах своего возраста. Почему, потому что сумма разного всегда сильнее суммы одинакового, это первое. И второе, надо сказать, если вы хотите сделать, почему у нас остановилась борьба с коррупцией, почему 15 лет был не принят закон, могу вам сказать.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Почему?

О. ПОПЦОВ: Потому что когда проходят очередные выборы и появляются очередные депутаты, они берут законы, их переизбрали, другие пришли и говорят – слушай, старик, надо вносить правки в этот закон. Почему? Тут же нет нашего интереса, ты с ума сошел. И вносятся правки. Просмотрите все законы, вы все поймете. Прекрасная ситуация, как это делается, принимается закон о том, чтобы техосмотр передать частным компаниям. Милиция накладывает вето. Как это без нас, вы же понимаете, что такое техосмотр, что можно получить?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Конечно.

О. ПОПЦОВ: Потом начинается дискуссия, приходят к компромиссу, они занимаются техосмотром, но за нами остается право остановить машину на улице и проверить, проведен ли техосмотр, вскрыть мотор и сказать – нет, здесь что-то не так, придется. Вот так вот. Поэтому, если вы хотите, нужно называть все. Если вы хотите бороться с коррупцией, вы должны вернуться к итогам приватизации. К итогам приватизации трудно вернуться, потому что свои в ней участвовали.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Мне тогда бы хотелось вернуться к случаю с министром Ивановым, сын которого сбил человека, это дело было замято. К случаю с приватизацией как раз легче вернуться, это более громкое дело.

О. ПОПЦОВ: Что я могу сказать, это вызывает сожаление. Во-первых…

К. БАСИЛАШВИЛИ: Эти же люди теперь нас призывают бороться с коррупцией.

О. ПОПЦОВ: Я очень хорошо отношусь к господину Иванову, я понимаю весь драматизм, который ему пришлось пережить последний месяц, как писатель я это очень хорошо чувствую, это прекрасное слово для романа, а не для рассказа, но это постыдно, что для сына министра обороны должен быть другой закон. Нет, друзья, закон есть закон. О чем говорил Владимир Владимирович, закон для всех одинаков. Была возможность сказать – я говорил это, я этого добился. А когда вы делаете исключение, почему вы хотите, возмущаетесь, что народ не одобряет действия власти, он говорит – а вы, ведь что происходит, на чем держится коррупция мелкого чиновника, он говорит – я беру, да ты не знаешь, что там берут. И глаза устремляются к потолку.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А, кстати говоря, российская власть, действительно, о некоторых изменениях, которые происходят, у нас прямо на глазах они и на слуху, здесь вопрос пришел на наш смс, +7 985 970 4545, почему российская власть так легко, в кавычках, сдала Караджича? Никаких заявлений в поддержку, вроде бы серб.

О. ПОПЦОВ: В этом есть ответ в первой части, потому что, как говорится, вина не бывает односторонней. Мы не могли не понимать, что говорить, что Караджич – светлый, чистый, не совершал никаких беззаконий, не имеем права, это неправда. И понимание этого должно нам давать коррекцию нашей реакции. Но я не согласен с тем, что ее нет, что мы молчим. Я с этим не согласен. Я сказал вам так, как я бы себя повел. Если бы я был премьер-министром, то я бы сказал, с той стороны и с этой, давайте в параметрах этого искать русло справедливости. А делать, на костер возводить одного, когда другие аплодируют, совершившие то же самое, то, что Караджич стал картой в политической игре, это выглядит омерзительно, там не в справедливости дело. Нынешнего президента не волнует справедливость, в гробу он ее видел.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Президента России?

О. ПОПЦОВ: Нет, не президента России, а президента Сербии.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Бориса Тадича.

О. ПОПЦОВ: Да-да, в гробу ее видел, ему нужно вступить в НАТО, быть принятым туда, он хочет этого. Ради этого он готов забыть о национальном достоинстве, серб, который поддерживает серба, это естественно и понятно, было абсолютно объяснимо, его могли бы за это критиковать, но это было бы абсолютно объяснимо. Но ради политической выгоды он готов это сделать.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Я готова с вами согласиться по поводу двух сторон, которым нужно отвечать за содеянное двух преступников. А почему бы с этим заявлением не выступить, предположим, и нашему президенту? Ему что, сейчас, может быть, невыгодно, может быть, нам невыгодно так поступать в данной ситуации?

О. ПОПЦОВ: По-моему, напротив сидит вас Попцов, а не МИД.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Нет, мне ваше мнение.

О. ПОПЦОВ: Я хочу сказать, я думаю, правомерно заявление нашего президента, я вам сказал, в сегодняшней литературе есть мое мнение по последней политической концепции внешней политики, которую огласил Дмитрий Анатольевич. У меня есть свое мнение, я его высказал, я считаю, что политика должна корректироваться, но есть нечто святое. Этим святым является Россия, великая страна. Если мы потеряем ощущение великой страны, мы потеряем страну. Не надо настаивать на державности, поэтому я хочу сказать, что я считаю, я согласен с вами, что вполне возможно, что мог бы сделать заявление прекрасно, с учетом либеральных ценностей, никаких разговоров. Но и с учетом ценностей патриотических, ценностей солидарности, да, совершенно верно. Всегда о лучших людях надо думать лучше и говорить о том, что сербы могут нас предать, да, а мы должны показать, что мы этого не делаем, и прекрасно. Пускай все говорят – они так поступили, а мы этого не сделали. Кто-то скажет – они же дураки. Нет.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Может, патриотизм, в данном случае, в другом?

О. ПОПЦОВ: Мы по принципу Библии наказываем добротой, вот так вот.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Я еще вспоминаю, кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет.

О. ПОПЦОВ: Это правильно, тут вопросов нет.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Хорошо, спасибо. Мы после короткого перерыва вернемся в студию «Особого мнения».

НОВОСТИ

К. БАСИЛАШВИЛИ: Олег Попцов продолжает делиться своим «Особым мнением» в программе «Особое мнение». У микрофона Ксения Басилашвили. Вот вопрос…

О. ПОПЦОВ: Ксения Басилашвили продолжает слушать его «Особое мнение».

К. БАСИЛАШВИЛИ: С удовольствием. Сейчас я зачитаю вопрос от Александра из Перми, который спрашивает, должна ли Россия перед кем-то извиняться, как Конгресс США перед бывшими рабами? Имеется в виду сегодняшняя резолюция, принятая Конгрессом относительно сегрегации и унижение афроамериканцев.

О. ПОПЦОВ: Тогда нам надо начать с извинений за крепостное право, понимаете, я считаю, что нет, это нужно давать оценку, политическую оценку. Это нормально. А превращать это в некий ритуал, ведь вы понимаете, для чего это делается именно сейчас, началось и т.д., это предвыборный компонент, потому что в качестве кандидата идет человек, который имеет другой цвет кожи. Этим показывается, кстати сказать, я не думаю, что это крайне необходимо, потому что слова Линкольна, что в Америке даже сапожник может стать президентом, в общем, были недалеки от правды. Конечно, здесь надо делать определенные, правда, Березовский сказал несколько по-другому, что у нас даже обезьяну можно избрать президентом, это Березовский так считает, это его философия, я не думаю, что нам надо сейчас делать, очень важно другое. Получается так, когда вы покаянны перед прошлым, вы как бы освобождаете себя от покаяния в настоящем. Это очень опасная вещь. Легко сказать, давайте покаемся за те грехи, давайте сделаем расследование безобразия, которое было 70 лет назад, и вы будете чувствовать себя почти героем. А если вы расследуете сегодняшние, вас могут убить. И вы говорите – как же, как же.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Есть такие преступления, которые накладывают свой отпечаток и на сегодняшний день, как раз с чернокожим населением так происходит.

О. ПОПЦОВ: Вы понимаете, это все равно, что если говорить, по-моему, в предыдущей передаче, тогда мы должны потребовать от поляков вернуться в 1612 год и т.д. Нет, я не думаю, что это нужно делать, я не вижу в этом. Я считаю, что это определенный пиар-ход США.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А какая разница? Даже если, предположим, это пиар-ход.

О. ПОПЦОВ: Ксения, хотя ради бога, но я же знаю, к чему вы ведете. Так я могу вам сказать.

К. БАСИЛАШВИЛИ: К чему я веду, я сама еще не знаю.

О. ПОПЦОВ: Я хочу сказать, что надо уметь правильно относиться к своей истории. Это наша история, а не чья-то.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А как мы можем правильно к ней относиться, если она все время переписывается?

О. ПОПЦОВ: Подождите, дайте закончить.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Да, пожалуйста.

О. ПОПЦОВ: Понимаете, и вы часть этой истории. Сегодня мы с вами разговариваем, через час это становится прошлым. Это уже история. В этом прошлом было много скверного, но было много прекрасного. Сумейте дать оценку скверному и не бойтесь сказать, что это скверно, что мы никогда этого не повторим, понимаете, когда мы повинились, то, что мы сделали с поляками, когда, вы помните, Катынь, да, правильно, Катынь, это было правильно. Когда мы признали, что это было недопустимо, это правильно. Но не давайте в общий котел смешать блестящее, талантливое, яркое, героическое и сказать – мы этот совок должны раздавить, что было в 90-м. Я могу это говорить, потому что я это говорил Егору, я это говорил Анатолию Борисовичу, что вы делаете, что вы делаете – с вами сотворят то же самое через 10-15 лет, что и происходит. Поэтому никогда не позволяйте этого делать, сумейте отсоединить, дав оценку скверному, но умейте покаяться за свои ошибки. Это правда. Не надо ошибки, которые совершались 600 лет тому назад, вы покайтесь за это, за то, что происходит сейчас.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Так вот, вы же сами только что говорили.

О. ПОПЦОВ: Правильно, сейчас, я считаю, что это правильно. Это правильно, вы скажите, что мы делали ошибки, что приватизацию мы сделали кошмарную, и мы признаем эти ошибки, она породила очень многое и т.д. и т.п. Но мы сумели дать свободу, и мы этим гордимся. Отсоедините это, гордитесь тем, что надо, понимаете? Мы выиграли войну. И когда мне говорят, что вот, да, Сталин, поймите, почему, давайте снесем памятник Жукову.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Хорошо, я поняла тогда из ваших слов, что нам не перед кем извиняться, предположим, в России.

О. ПОПЦОВ: Нам надо извиняться научиться перед своим народом, вот так, это самое главное. И если нас Литва предлагает, Латвия предлагает за что-то извиниться, я тогда (НЕРАЗБОРЧИВО), которая была премьером, сказал – вы не помните, кто такие были латышские стрелки?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Активные участники революции.

О. ПОПЦОВ: И не просто, жесточайшие участники революции, почему вы об этом не говорите? Почему вы критикуете, забываете это? Почему? Так не делается. Как мы можем с вами, обратившись к нынешнему президенту Грузии, сказать – я что-то не помню, кто же руководил нашей страной, по-моему, это был Иосиф Джугашвили, что-то я не помню, правильны такие вещи? Так вот, я хочу вам сказать, что Сталин был страшным человеком, к большому сожалению, он был великим человеком, понимаете, вот так вот, страшным человеком. Это соединилось. Когда…

К. БАСИЛАШВИЛИ: Может быть, если бы был Гаагский суд, понимаете, было бы вынесено решение.

О. ПОПЦОВ: Когда, вы помните, трогательно на вашем эфире, было великолепно, когда вы пытались поставить Владимира Ильича Ленина на место и сказать, что это был немецкий шпион, чем кончилось. Оказалось, что нет, что все был пиар Германии, только поезд, поезд был.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Мы опять возвращаемся к Гаагскому суду. Был бы Гаагский суд или широкий Нюрнбергский суд, чтобы было несколько сторон, предположим, не только над гитлеровской стороной, но и над советской, тогда, может быть, было бы вынесено решение.

О. ПОПЦОВ: Сейчас я вам скажу, нет, это неправда. Начавший войну, да будет покаран в первую очередь, и ты должен понять, что ты начал, это уже ответ. Тот, кто отвечает, он не подсуден, извини меня, ты убил его семью, ты вырезал всю деревню, ты сжег это, ты должен понимать, что это кара. И никаких разговоров, это разные вещи. Когда в вашем эфире один уважаемый человек сказал, что он считал, что и Черчилля надо судить на Нюрнбергском процессе, он бы не возражал, потому что бомбили Дрезден, я скажу – извините, извините, вы что-то не понимаете, что происходит. Винить за то, что белорусские партизаны, когда была уничтожена треть республики, убивали немцев, их надо сажать на ту же скамью, извините, вы что-то путаете, это не так. Начал творить зло, будь добр принять ответ на это, на зло, кто к нам с мечом, от меча и погибнет.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Зло было и с нашей стороны, все правильно. Но Гитлер для нас однозначное зло, в то же время, как, наверное, кто-то в Германии его считает героем, есть такие, они выходят со свастиками в определенный день. Но также Сталина считают многие героем, но не считают его злом.

О. ПОПЦОВ: Многие считают.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Может быть, лучше все-таки считать, Караджич – зло, кто-то с косовской стороны – зло, Сталин – зло, Гитлер – зло? У нас есть такая система ценностей?

О. ПОПЦОВ: Я могу сказать, что…

К. БАСИЛАШВИЛИ: И мы не можем сделать его героем, потому что это неприлично, потому что есть заявление Конгресса, Гаагского суда, Нюрнбергского процесса.

О. ПОПЦОВ: Я еще раз вам хочу сказать, что вы получили то, что хотели, когда Сталин занял первое место, милые мои, это потребность вернуть справедливость того времени, которое было. Она заключалась в бесплатном обучении, в бесплатном медицинском обслуживании, в бесплатном жилье, люди считали это, и вы ничего, вся трагедия этого, мы никак не можем выиграть соревнование у прошлого.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Олег Максимович, я сейчас буду крайне несправедливой, я прерву вашу речь, потому что мы обязаны сейчас завершить эфир «Особого мнения». Спасибо. Его провела Ксения Басилашвили, в эфире был Олег Попцов.

О. ПОПЦОВ: Спасибо тебе.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире