'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 17 мая 2007, 19:08

Л.ГУЛЬКО – Добрый вечер! Меня зовут Лев Гулько. Это передача «Особое мнение». И как всегда по четвергам после семи по Москве Леонид Радзиховский. Добрый вечер, Леонид.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Здрасьте.

Л.ГУЛЬКО – Будет отвечать на ваши вопросы и на мои вопросы, и на вопросы, присланные вами на наш Интернет-сайт и на наш эфирный пейджер через ваши SMS-сообщения. Сразу телефон: +7-985-970-45-45 – это телефон для ваших SMS-сообщений, пожалуйста, присылайте. Ну, а эфирные телефоны мы подключим чуть попозже. 783-90-25 – для москвичей, а для всех жителей других на планете – 783-90-26. Давайте начнем по сегодняшним новостям. Ну, саммит, конечно, мимо него не пройдешь. Саммит «Россия – ЕС» открывается в Самаре. Собственно, у меня два вопроса: зачем он нужен нам, это я так объединил вопросы, которые прислали на сайт, и зачем он нужен им? Что мы ждем-то от него?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, не зачем он не нужен, ритуал. Куда мы денемся? Это…

Л.ГУЛЬКО – А что такая шумиха вокруг?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …дипломатический ритуал.

Л.ГУЛЬКО – Получится, не получится, Польша заблокировала, мясо тут еще, что-то еще.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, видите ли, шумиха это по летнему времени, еще надо иметь в виду, что абсолютно вот ничего не происходит, полный вакуум политический, вообще полный – alles kaput. Ну, естественно.

Л.ГУЛЬКО – Ну как, Саркози вот пришел.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так нет, в России.

Л.ГУЛЬКО – Ах, в России.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – В России. Вот. Поэтому, значит, отсюда вот такой шурум-бурум тарарам. Но насчет получится, не получится, уже известно, что соглашение с ЕС не будет, поскольку, значит, Польша его заблокировала. Что, между прочим, доказывает известную вещь, но которую очень трудно воспринимается, что маленькие страны, но Польша – страна, территориально не маленькая, экономически, в общем, не из великих стран. Вот. И ядерного оружия у нее нет и т.д. Короче говоря, что страны не великие имеют точно такой же голос, и это не формальный голос, это фактический такой же голос, как страны великие. И Польша, Литва, даже смешно сказать – Эстония запросто могла бы заблокировать соглашение России с ЕС. Это штука, которая трудно переваривается, трудно понимается, в том числе, она трудно понимается в России, потому что мы невольно или вольно исходим из того, что все страны равны, но некоторые равнее других. Мы большие, у нас есть водородная бомба, у нас есть место в Совете безопасности, постоянного члена и т.д., и т.п. Но вот в Европе это не так. И какой-нибудь маленький Люксембург имеет такое же право вето как Франция, Англия и т.д. Так что соглашения не будет, но, а вежливые улыбки и разговоры, естественно, будут. Кроме того, вот разрешат пройти этим самым «Другим» в Самаре по такому случаю.

Л.ГУЛЬКО – Ну, пока что задерживают, там, по дороге лидеров тех, «Других».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, тем не менее, уже сказали, что разрешат.

Л.ГУЛЬКО – Ну, разрешат-то разрешат, но по дороге задерживают.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Без Каспарова.

Л.ГУЛЬКО – Ну, да, разрешат, но задерживают. Еще один вопрос по этому поводу. Зачем мы деньги-то тогда тратили? Кучу людей, специалистов из ФСБ, ФСО, погранвойск туда пригнали, отвлекли от работы, деньги потратили. Зачем нам это, если это все такие какие-то формальности?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Помилуйте, нам что, денег жалко? Уж чего-чего, а денег на представительские расходы в России сроду не жалели, со времен Ивана Грозного. А на что их тратить? На пенсионеров каких-нибудь, от которых толку как от козла молока?

Л.ГУЛЬКО – Ну хотя бы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, ладно!

Л.ГУЛЬКО – А тут какой толк?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Представительские. Ну, это президент встречается с премьером, с канцлером Германии.

Л.ГУЛЬКО – Ну, Вы же говорите, что это так все, чисто номинально.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, конечно, номинально. А что мы можем от них получить? Еще раз говорю: соглашения не будет.

Л.ГУЛЬКО – Нет, Ястржембский говорит, что нет никакого кризиса. У нас там все пойдет как надо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, я согласен с Ястржембским. Нету ни любви, ни ненависти, никакого кризиса. Такие вот вялотекущие, пинг-понг, туда-сюда. Понимаете, есть такая штука, на самом деле, что люди склонны предавать исключительное значение вот всему этому дипломатическому ля-ля-ля. На самом же деле, кроме исключительных обстоятельств: война, разрыв дипотношений, прочее, прочее, божьи жернова мелют медленно, но верно. Открытые границы, открытая или полуоткрытая экономика, открытое или полуоткрытое информационное пространство. Эти постоянно действующие факторы в тысячу раз сильнее, чем любая трепотня политиков. А эти факторы есть. И поэтому наше неизбежное в условиях этих факторов продолжающееся сближение с ЕС никуда не денется. Чтобы его прекратить, недостаточно стукнуть кулаком по столу и недостаточно, чтоб «Наши», там, написали около эстонского посольства. Надо закрыть границу, перерезать Интернет, не очень понятно, как это сделать, запретить свободную конвертацию рубля, разорвать экономические отношения. Это невозможно.

Л.ГУЛЬКО – В общем, вернуться назад.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, машина времени не изобретена, сие невозможно. Поэтому чтоб там кто ни болтал, кто б кому ни улыбался или наоборот, ни кусался – это, собственно говоря, великого значения не имеет. Уже есть фон, на этом фоне все будет нормально.

Л.ГУЛЬКО – «Особое мнение», Леонид Радзиховский. Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А кстати, интересно, что вот визит Райс в Москву…

Л.ГУЛЬКО – Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Если действительно достигнута договоренность, чтобы мы не поливали друг друга грязью.

Л.ГУЛЬКО – Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я не очень понимаю, как ее выполнят Соединенные Штаты, где все-таки независимые СМИ и независимое общественное мнение, а вот если в Кремле повернут рубильник и перестанут рассказывать по телевизору, что Америка – параша, победа будет наша и что во всех наших бедах и несчастьях виновата Америка, то в течение месяца вот такого радиомолчания в эфире могли бы произойти немалые изменения в сознании наших людей. Правда, чем будут занимать себя мои уважаемые коллеги на каналах, я не знаю. Они уже приучились, цели пристреляны, языки уже сложились определенной формой. И если не проклинать Америку, чем себя занять, но это их проблемы. Если они получат приказ заткнуться, они заткнутся.

Л.ГУЛЬКО – Ну, или снизить градус.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Снизить градус.

Л.ГУЛЬКО – Снизить градус, заткнуться – это сложно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Впрочем, может быть, они не снизят и не заткнутся, а Путин объяснит: у вас независимые СМИ, и у нас независимые СМИ.

Л.ГУЛЬКО – А может быть, они договорились с Райс. Мы не будем затыкаться, ну так, покажем всем, что мы не затыкаемся, а на самом деле…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Конечно. У нас независимые СМИ, у нас есть каналы – общественное российское телевидение. Общество нэнавидит и продолжает нэнавидеть. И ничего мы с этим поделать не можем.

Л.ГУЛЬКО – Я просто, так сказать, проиллюстрирую Владимиром из Чикаго, который задает Вам вопрос, но Вы на него уже ответили. «Господин Радзиховский, Райс и Путин договорились снизить накал публичной полемики, а что теперь будут говорить и писать государственные и общественные деятели?» Вот прямо…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Государственные деятели по свистку наши будут помалкивать. Но журналисты, ведь никого не интересует…

Л.ГУЛЬКО – «Да и начальники, — он дальше продолжает, — известные журналисты…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – О! Это да…

Л.ГУЛЬКО – …ведь многие из них, кроме антиамериканской, антизападной риторики ничего не умеют и не могут произносить».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Умеют, но просто надо переучиваться по быстрому, курсы переквалификации открывать в темпе, а кто это будет делать?

Л.ГУЛЬКО – Вот на этом мы делаем перерыв, пока курсы переквалификации не открылись, уходим на перерыв на несколько минут. Потом вернемся и продолжим нашу беседу.



РЕКЛАМА



Л.ГУЛЬКО – Напоминаю, что это передача «Особое мнение», где журналист Леонид Радзиховский сегодня отвечает на ваши вопросы. Давайте продолжим с Польшей, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Давайте.

Л.ГУЛЬКО – Поскольку в Москве выразили удивление по поводу отказа главы МИД Польши госпожи Фотыги посетить Россию с визитом. Министры иностранных дел как раз существуют для того, чтобы встречаться, улаживать трудности.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это точно.

Л.ГУЛЬКО – …возникающие в отношениях между странами, — сказал Интерфаксу в четверг дипломатический источник в Москве. Вот по его словам, мы удивлены таким решением. Ранее официальный представитель польского МИД Роберт Шанявский заявил Интерфаксу, что Польша отказывается поддерживать с Россией двусторонние отношения на высоком уровне, пока Москва не отменит запрет на импорт польского мяса.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Достали со своим мясом.

Л.ГУЛЬКО – Да, конечно, теперь – раз, и прямо хоть дипломатические отношения какие-то рвутся.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

Л.ГУЛЬКО – С Польшей. Ну, смешно же.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, не человечина, чего они так переживают? Нет, но дело все в том, что…

Л.ГУЛЬКО – Такой демарш просто такой.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, еще Польска не сгинела, это точно. Но известно, что восточные страны, которые наслаждались всеми прелестями дружбы и особо тесных отношений с нами, они испытывают особенно сильное чувство к России. Поэтому от них нам пощады ждать не приходится, как впрочем и им от нас, повернись, так сказать, колесо по-другому. Вот. Но я думаю, что и это, понимаете, значит, в Польше действительно крайне сильны антироссийские настроения. Там националистическое весьма правительство, вот эти братья…

Л.ГУЛЬКО – Кочиньские.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Кочиньские, да. Моя знакомая, когда была в Польше, говорила, что она была просто в ужасе, когда выбрали президентом… и она, и все ее польские знакомые были в ужасе, потому что это действительно такой круто сваренный националист, вот, эдакий польский Жириновский. Поэтому, в общем, ничего хорошего России от них ждать не приходится. С другой стороны, действительно, чего мы так забурились с этим мясом, тоже непонятно.

Л.ГУЛЬКО – Вот я только хотел сказать, чего мы за мясо-то вцепились?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, не очень понятно, почему такая очередь за мясом.

Л.ГУЛЬКО – Ну, разрешили бы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. Непонятно. Я думаю, что здесь могла быть, я не знаю, естественно, но могла быть такая ошибка, действительно, российских политиков, связанная с тем, что мы как-то искренне убеждены, что… Как Маяковский-то писал? «И не повернув головы качан и чувств никаких не изведав, на польский выпячивают глаза, на польский глядят как в афишу коза»…

Л.ГУЛЬКО – Да, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – «…в тупой полицейской слоновости. Откуда, мол, и что это за географические новости». Вот мы смотрим на них, действительно, что это за географические новости, что это за страна такая? Но ясно же, что они не самостоятельны, ясно же, что им прикажут, они выполнят. Не ясно. Вот в том-то и дело, что не ясно. Что так устроен этот чертов Евросоюз, что там любая средних размеров по территории и совсем не больших по экономике и военной силе страна, как кость в горле встанет, и ничего ты с ней не поделаешь. И это действительно так. Потому что я думаю, что даже давление больших стран Евросоюза, не факт, что они сегодня давят, допустим, Германия, там, Франция, но они могли бы Польшу спокойно не сломать, потому что, действительно, у них, смешно сказать, но соблюдается этот принцип юридического равенства. Но, а если говорить о влиянии, то Польша всегда может прикрыться Соединенными Штатами, потому что известно, что американцы поддерживают страны новой Европы, т.е. Польша, Болгария – бывшие страны соцлагеря.

Л.ГУЛЬКО – Ну, Кондолиза Райс, собственно, этого и не скрывала, когда сюда приехала.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, да. Поддерживают страны новой Европы против стран старой Европы. В этом смысле у поляков крыша есть. Но даже без крыши степень свободы отдельных стран – членов ЕС очень большая.

Л.ГУЛЬКО – Когда это мясо закончится? Вот до каких пор они будут по одну сторону стоять, мы по другую? У кого нервы сдадут…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Трудно сказать.

Л.ГУЛЬКО – …первыми?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Трудно сказать. Но я думаю, что наши, во всяком случае, так впрямую в этой ситуации уступать не будут, и поляки… В общем, тут нужен какой-то контрход…

Л.ГУЛЬКО – Пока мы с американцами не договоримся, как я понимаю, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы понимаете, вот Вы в этом тоже свято уверены, что стоит Райс снять трубку, и Кочиньский вытянется по стойке смирно.

Л.ГУЛЬКО – А я Вас спрашиваю просто.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А я в этом не уверен. Безусловно, еще раз говорю, влияние оказывают. Естественно, Америка сильнее влияет на Польшу, чем Польша на Америку, это ежу понятно, так? Но.

Л.ГУЛЬКО – Тогда Райс должна позвонить Владимиру Владимировичу и сказать, ну, что ей Богу?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я звоню, что я могу сделать? Не могу дозвониться до Кочиньского.

Л.ГУЛЬКО – Да, ну, давай, ну, ей Богу, ну, давай уступи уже.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но понимаете, Райс и на Владимира Владимировича влияет, но тоже отнюдь не абсолютно. Вот эта святая уверенность российских политиков и публики, что на всех все влияют…

Л.ГУЛЬКО – Я сейчас от публики выступаю.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …и что по звонку Райс все бегут, значит, как крысы Павлова, по звоночку, это неправда, это совершеннейшая неправда. И Россия не подчиняется Райс вопреки некоторым красивым слухам, и Польша не подчиняется Райс. Они могут влиять в определенной степени, но отнюдь не в доминирующей. Это вот действительно так. Ну, может быть, придумают какой-то компромисс, может быть.

Л.ГУЛЬКО – Вот.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ведь наши претензии какие предъявляют? Что мясо-то не ваше, не польское, а что через вашу страну идут потоки какого-то плохого мяса.

Л.ГУЛЬКО – Это не качественное мясо, не подходит.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. Может быть, здесь удастся что-то такое разрешить, на этом месте. Что польское мясо, чисто польское, вырезанное из благородных польских коров, из шляхетских коров, из коров графа Потоцкого – это благородное польское мясо есть готовы, а плохое мясо, которое идет откуда-то… Может быть, такая найдется формула…

Л.ГУЛЬКО – Но объяснение какое-то должно быть.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …которая устроит и тех, и этих. Но надо всем сохранить филейные части в более-менее неприкосновенном виде. А филейные части очень нежные и у поляков, и у нас, поэтому здесь компромисс нужен, но найти его не так-то просто.

Л.ГУЛЬКО – «Особое мнение», Леонид Радзиховский. Тогда возвращаемся в Россию. Не могу не спросить про Виктора Геращенко, который, так сказать, вот выдвинул себя.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

Л.ГУЛЬКО – Ну и что? Ваше мнение особое?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, во-первых, я не знаю, сам-то он публично это подтвердил или нет, или это только разговоры?

Л.ГУЛЬКО – Сказал, сказал.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Сказал?

Л.ГУЛЬКО – Вот все там пишут, да, что сказал. Теперь придется выбирать, как говорит Гарри Каспаров…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Между ним и Касьяновым?

Л.ГУЛЬКО – Да, это один из людей, который поддерживает, между ним и Касьяновым. Л.РАДЗИХОВСКИЙ – России придется выбирать между ним и Касьяновым.

Л.ГУЛЬКО – Ну, не всей, наверное.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Несчастная Россия. Значит, ну, молодец Геращенко, ну, что сказать? Геращенко – живой человек. Это он доказал в эфире «Эхо Москвы», более чем выразительно доказал, так? Ну, конечно, это фигура, которая многих может устроить. Вот вам и советский член ЦК КПСС и вместе с тем, человек либеральный, и вместе с тем, имеющий огромный опыт уже рыночной экономики. На все руки мастер: и обаятельный, и харизматичный, и такой, и сякой, и пятый, и десятый.

Л.ГУЛЬКО – А шансы-то?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, естественно, никаких.

Л.ГУЛЬКО – Устроит-то она устроит, а шансы-то какие?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не, ну, разумеется, никаких. Шансы у него должны быть такие. Его вообще-то до избирательной кампании допустят или не допустят. Вот какие у него шансы. Я думаю, что власть может допустить их целям пакетом: Геращенко, Касьянов, Явлинский, там, кто-то от СПС. Все-таки лучше, чем шофер Жириновского. В этом смысле они работают на власть. Хотят они этого или не хотят, но в этом смысле они все работают на власть. А у нас выборы, какие проблемы?

Л.ГУЛЬКО – Т.е. Ваша точка зрения, что власть в принципе не будет препятствовать Виктору Геращенко?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Власть может не препятствовать им всем в пакете, не одному Геращенко. Один Геращенко власти не нужен, а вот Геращенко плюс Касьянов, плюс Явлинский, плюс еще кто-то – это нормально, это оркестр, это хор. Главное, чтоб дирижером этого хора был тот, кого назначит Кремль преемником. Но хор нужен, на фоне этого хора веселей пойдет.

Л.ГУЛЬКО – Т.е. насколько я понимаю, в таком случае получается, что оппозиция подыгрывает власти?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Она не сознательно подыгрывает, но объективно – несомненно. Она создает фон, на котором эти выборы выглядят как выборы с выбором. В этом смысле оппозиция несомненно объективно работает на власть. Но сама она думает не о власти, а о себе: о своем пиаре, о своей раскрутке.

Л.ГУЛЬКО – Нет, но это нормально, когда…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нормально.

Л.ГУЛЬКО – …идет борьба за власть, это абсолютно…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Борьбы за власть нет. Борьба за власть у нас невозможна, поскольку у нас есть преемник и все остальные. Ни о какой борьбе за власть речь не идет. А о борьбе за пиар речь идет. И они действительно помогают друг другу. Власть помогает, может помочь оппозиции. Ребята, вы хотите светиться? Вот вам экран. Оппозиция помогает власти. Ребята, вам нужен фон, пожалуйста, вот вам фон. Как в фильме «Берегись автомобиля», где Смоктуновский говорит следователю или не следователю, менту, которого Жженов играл: «Ты по-своему, я по-своему, а вместе делаем общее дело». Вместе делаем спектакль под названием «Выборы». Одни играют роль героя-любовника. Это преемник. Но есть и другие: благородный отец, инженю, второй герой, злодей, наконец, «кушать подано». Геращенку «кушать подано». Нормально. И всем хорошо.

Л.ГУЛЬКО – «Особое мнение», Леонид Радзиховский. У нас еще минуты 3 до перерыва. Я успею тогда, так сказать, еще одно мнение озвучить, а именно, Владимира Рыжкова, человека от оппозиции.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот Рыжков – прекрасный кандидат…

Л.ГУЛЬКО – «Россияне отдали свои свободы в обмен на экономический рост», — считает Владимир Рыжков, независимый депутат Госдумы на страницах издания «The Christian Science Monitor». Он описывает яды, которыми при президенте путине была отравлена демократия в России. Ее променяли на экономический рост. Вот такие слова Владимира Рыжкова. Т.е. народ променял свою свободу на экономический рост.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но народ бы всегда, и любой народ, я думаю, променял бы свою свободу на экономический рост. Россияне здесь отнюдь не исключение. Но я удивляюсь, я думаю, это неточный перевод.

Л.ГУЛЬКО – Ну, не знаю.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – При чем тут отсутствие свободы и экономический рост? Цена на нефть, которая есть наш экономический рост, другого у нас нет, никаким образом не связана с отсутствием свободы.

Л.ГУЛЬКО – «По мнению Рыжкова, Россия утратила свободу в ходе беспрецедентной, — я цитирую, — сделки. Ее в некотором роде заложили в ломбард в обмен на экономический рост, рост личных доходов. За последние 7 лет ВВП России вырос почти на 60%, а доходы граждан удвоились». Это цитируют они Рыжкова. «Именно поэтому россияне так спокойно смотрят на утрату гражданских и социальных прав».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, на сытое брюхо без прав жить веселее, вопроса нет. Но сытое брюхо не оттого, что права жрут. Права несъедобны, политические свободы съесть нельзя. Сытое брюхо – это нефтедоллары, это запредельная цена на нефть, которая никаким образом не связана с тем, что происходит в России. Свободные у нас выборы или несвободные, свободные СМИ или несвободные, «Другие» ходят или Путин ходит, цена на нефть от этого не зависит. А цена на нефть – это и есть наше брюхо и наш экономический рост. Поэтому это два независимых процесса.

Л.ГУЛЬКО – Т.е. вот та свобода, о которой говорит Владимир Александрович, она возможна только, когда цены на нефть начнут немножко, да? она начнет набирать, т.е. такой обратный процесс.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, на пустое брюхо…

Л.ГУЛЬКО – Обратно пропорциональная зависимость?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Естественно, коль брюхо пустое, то начальство ругать веселее. Если бы в 89-м году прилавки были полны, советская власть бы стояла по сей день. Но в 89-м году прилавки были пусты, и советская власть ёкнулась. Если бы в 17-м году хлебушко подвезли в Петроград на недельку раньше, был бы у нас сейчас, ну, правил бы внук Алексея Николаевича Романова. Была бы конституционная монархия и все прочие удовольствия.

Л.ГУЛЬКО – А, да, ну, может быть, исключительно конституционная, потому что…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Конституционная.

Л.ГУЛЬКО – …конечно, монархия доживала…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, ну, это без вопросов.

Л.ГУЛЬКО – Тут есть вопросы от наших радиослушателей. Ну, у нас осталось буквально 15 секунд, поэтому я скажу, что это — «Особое мнение», Леонид Радзиховский, отвечающий на ваши вопросы. Мы уходим на небольшой перерыв. Вернемся, я тогда немножко про монархию с Вами поговорю…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Давайте.

Л.ГУЛЬКО – А потом вопросы от наших радио… и телезрителей по телефону.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет проблем.



НОВОСТИ



Л.ГУЛЬКО – Я напоминаю, что это «Особое мнение», третья его часть, заключительная, будем принимать ваши звонки. Но перед этим закончим разговор про монархию, раз уж мы начали его, да? Воробьев Константин из менеджеров: «Джордж Сорос в одной из своих работ, — спрашивает нас таким, вот так вот спрашивает он, — довольно хорошо, на его взгляд, — но в смысле, на мой, Воробьева Константина, — доказал, что финансовый рынки принципиально неустойчивы сами по себе и не могут управлять обществом. По мнению «демократической общественности», вертикаль власти тоже не может управлять обществом, демократические институты при капитализме управляются сами теми же финансовыми рынками. Не кажется ли вам, — спрашивает он у Вас, — что монархия – не самый плохой выход из создавшегося противоречия». Я так про монархию, но хитро так вот.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Больно сложно.

Л.ГУЛЬКО – Да, хитро. Тут главное слово… главное слово – монархия, понимаете?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, я понял.

Л.ГУЛЬКО – А так все красиво же.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я понял. Но, Константин, но и монархия управляется теми самыми рынками, чего Вы так волнуетесь?

Л.ГУЛЬКО – Да. Вот тут про выборы Павел тоже говорит, что выборы себя не оправдали в Соединенных Штатах в 2000-м году, в Германии в 2005-м, в Италии – 2006. Может, монархия? Вернуться к ней?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вернемся в Соединенных Штатах к монархии. Значит, у принца Чарльза два сына, один будет править в Англии, а другой будет править в Соединенных Штатах. Прекрасный вариант. Но надо Вам сказать, что внутри самих монархий… вот в Англии монархия, а правит все равно премьер-министр. Вообще говоря, человеческая история, дорогой Константин, себя тоже не оправдала. 10 тысяч лет глупостей, 10 тысяч лет движения «восьмеркой», крутежа на месте – ну не оправдала. Но пока марсиане не прилетели и не научили нас уму-разуму…

Л.ГУЛЬКО – Ну, или Апокалипсис – тут два варианта.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну да… Крутимся, как умеем. Но вот пока что последние несколько сот лет чикаемся с этой самой демократией. Может быть, она действительно накроется медным тазом, но пока непохоже что-то. Пока страны, где не оправдавшая себя демократия, живут лучше, чем страны, где не оправдавшая себя монархия или где не оправдавшая себя религиозная форма правления. Поэтому все себя не оправдывает – люди вообще вид поганый, чего говорить? Дикие обезьяны. Но вот пока эти обезьяны так крутятся – вот так.

Л.ГУЛЬКО – Вот Дарвин мерзавец. 783-90-25 – это Москва, 783-90-26 – это жители нашей планеты, но не Москвы. Вот эти два телефона, начнем с жителей планеты. Вопросы Леониду Радзиховскому. Добрый вечер! Слушаем Вас внимательно!

СЛУШАТЕЛЬ – Пошел на… козел!

Л.ГУЛЬКО – Это я не понял, он что-то про зоопарк, что ли?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Он о себе.

Л.ГУЛЬКО – Что он сказал? А, это он о себе?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Его взволновало, он посмотрел на себя в зеркало…

Л.ГУЛЬКО – А, он представился!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Потом прилив чувств… и выразился.

Л.ГУЛЬКО – Говорит: «Ну, ты, говорит, ну ты на себя… козел»… Ну хорошо, ну пусть…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Самокритику слушателей я всегда приветствую.

Л.ГУЛЬКО – Мы «за».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это так редко бывает.

Л.ГУЛЬКО – За. За.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но всегда хорошо.

Л.ГУЛЬКО – Ладно, тогда Москва, раз самокритика.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Давайте.

Л.ГУЛЬКО – Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Добрый вечер, Александр, Москва.

Л.ГУЛЬКО – Здравствуйте! Да.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – А скажите, вот такой вопрос к Вам: а сам Евросоюз теперь не жалеет, так сказать, не кусает локти, что позволил вступить членам, ну вот, пригласил, точнее, новых членов, которые диктуют теперь свои условия? Вы знаете, аналогия с польским сеймом, где в свое время было у депутатов право вето, которое в конце концов привело к тому, что ни одно решение, собственно, невозможно было провести. Нет ли теперь… Может быть, был какой-нибудь нужен переходный период для маленьких, так сказать, новых членов?

Л.ГУЛЬКО – Понятно. Спасибо!

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Спасибо!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, это вопрос к господам из Евросоюза, к Солане. Известно, что в Европе многие крайне – мягко говоря, крайне – недовольны вступлением новых членов, в особенности, естественно, недовольны старые члены. Не очень прилично, значит, тут возникают какие-то новые члены, старые члены, но пусть будет стыдно тому, кто об этом плохо подумал.

Л.ГУЛЬКО – Старик Фрейд давно уже.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

Л.ГУЛЬКО – Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Он, кстати, из старых членов.

Л.ГУЛЬКО – Между прочим, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так вот, значит, старые члены недовольны новыми членами, но уже деваться некуда, понимаете? Евросоюз с самого начала все-таки задумывался не как союз пяти-шести государств, а как нечто, что должно подтянуть к себе всю Европу. Конечно, большие у них по сему поводу проблемы. Но обратной дороги нет – это движение в одну сторону. А действительно, неуправляемость – чем больше входит в организацию стран, тем, очевидно, она менее управляема. Тем более, если эти страны действительно имеют хотя бы в каком-то узком регистре одинаковые права.

Л.ГУЛЬКО – 783-90-26 – планета, ау! Добрый вечер! Слушаем Вас внимательно!

СЛУШАТЕЛЬ ВАДИМ – Добрый вечер!

Л.ГУЛЬКО – Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ ВАДИМ – Ну… это…

Л.ГУЛЬКО – RTVI, «Эхо Москвы». Леонид Радзиховский Вас слушает внимательно.

СЛУШАТЕЛЬ ВАДИМ – Ну, простите, хотелось задать вопрос…

Л.ГУЛЬКО – Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ ВАДИМ – Да, меня зовут Вадим, я из Израиля звоню.

Л.ГУЛЬКО – Да, пожалуйста. Говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ ВАДИМ – Слава Богу, первый раз… первый раз дозвонился к Вам…

Л.ГУЛЬКО – Говорите-говорите, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ ВАДИМ – Да, да, первый раз дозвонился к Вам. Вот, знаете, не так давно президент Путин съездил в Азию, подписал договоры с президентами Туркменистана и Казахстана.

Л.ГУЛЬКО – Да.

СЛУШАТЕЛЬ ВАДИМ – Как Вы расцениваете это? Лично я расцениваю – ну, в общем-то, не я один – мы расцениваем это как победу дипломатическую России.

Л.ГУЛЬКО – Угу, понятно, спасибо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – И я расцениваю точно так же, о чем я говорил в прошлой передаче.

Л.ГУЛЬКО – Вот… Люди болеют за страну.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, расцениваю это как дипломатическую и экономическую победу Путина, вне всякого сомнения.

Л.ГУЛЬКО – «Особое мнение», Леонид Радзиховский. 783-90-25 – теперь Москва. Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ — …урод.

Л.ГУЛЬКО – Вот… как он к себе! Понимаете, сам себя!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Он… человек занимается самокритикой.

Л.ГУЛЬКО – Что ж ты в зеркало… дядька, отойди от зеркала, дядька!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Мазохист.

Л.ГУЛЬКО – От зеркала отойди, дядька! Ну ты…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да ладно, ну горит душа у человека.

Л.ГУЛЬКО – Ну горит, но сгорит же так к чертовой матери – это ж ну невозможно же.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну так одним… Так одним чудиком станет меньше. Сгорит душа.

Л.ГУЛЬКО – А, да, это да. 783-90-25 – ну как-то Москва, как… поприличнее, я вам скажу, чем планета. Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Алло?

Л.ГУЛЬКО – Да, слушаем Вас!

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Добрый вечер!

Л.ГУЛЬКО – Добрый!

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Это из Москвы, Игорь. Леонид!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ау?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Скажи, пожалуйста, я вот…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Прям на «ты»…

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – …ко многим обращаюсь…

Л.ГУЛЬКО – А Вы чего на «ты»-то, простите, Игорь?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Ну, Вы – пожалуйста. Я так, попроще.

Л.ГУЛЬКО – Нет, если б водки налили – то пожалуйста, а так чего на «ты»?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Да нет, ну значит… Прокомментируйте, пожалуйста: вот я обращаюсь к… к лидерам СПС, «Яблока», ну, и там, сами понимаете – еврейская национальность возглавляет… к Жириновскому. Говорю: «Ну, чем вы принципиально отличаетесь, ваши партии? Идете вы на выборы, морочите голову людям…»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вопрос-то какой?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Чем вы принципиально отличаетесь друг от друга – вот эти партии?

Л.ГУЛЬКО – Только Леонид здесь при чем, я не очень понял.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, понимаете, в чем дело, я не совсем…

Л.ГУЛЬКО – И еврейская национальность тоже – не очень понятно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …если Вы ко всем обращаетесь на «ты» — к лидерам СПС, «Яблоко», к Жириновскому – «чем ты отличаешься от других», то я боюсь, что ответ Вы услышите не скоро.

Л.ГУЛЬКО – От Владимира Вольфовича особенно – если к нему на «ты» сразу…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, от Владимира Вольфовича услышите. Абсолютно быстро, ясно, четко…

Л.ГУЛЬКО – Легко, через две секунды.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вопросов нет. А остальные могут не понять Вашу простоту. «Чем ты отличаешься конкретно?» Могут не понять.

Л.ГУЛЬКО – Давайте мы еще один вопрос обсудим, поскольку я чувствую, что телефон – как-то он несколько…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну почему?...

Л.ГУЛЬКО – …накален немножко…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет!

Л.ГУЛЬКО – Нет?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это vox populi.

Л.ГУЛЬКО – А, это вот это попули Ваши?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Конечно, попули.

Л.ГУЛЬКО – Пожалуйста – 783-90-26.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Какой Бог дал, такой и будет.

Л.ГУЛЬКО – Пожалуйста, это планета. Здравствуйте, слушаем Вас!

СЛУШАТЕЛЬ – А можно вопрос…

Л.ГУЛЬКО – Алло! Еще раз: 783-90-26 – телефон. Слушаем Вас внимательно!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Здравствуйте!

Л.ГУЛЬКО – Мы слушаем Вас, слушаем Вас, говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Можно вопрос задать?

Л.ГУЛЬКО – Да, пожалуйста, говорите.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Вопрос у меня такой: Ваше отношение к Трепашкину. Я считаю, что люди, которых он помог разобраться, что там была заложена взрывчатка, должны встать возле тюрьмы и молить о его спасении. Вот Ваше отношение к Трепашкину.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – У меня нет отношения к Трепашкину, поскольку я, вот, только в самых общих чертах знаю подробности его уголовного дела. Ничего тут сказать не могу.

Л.ГУЛЬКО – К сожалению. Ну, вот, дорогие друзья, те звонки, которые были, они были. Как говорит Леонид Радзиховский, это vox populi. Мы говорили…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Всякое радио достойно своих слушателей.

Л.ГУЛЬКО – Мы говорили… Не надо вот сейчас вот наезжать так сразу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я не наезжаю.

Л.ГУЛЬКО – Всякое радио, всякое правительство достойно народа, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Народ достоин правителей, радио достойно слушателей, а партии достойны своих избирателей. Все нормально.

Л.ГУЛЬКО – Вы, между прочим, перед ними выступаете, перед этими слушателями.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А выступающий достоин, опять же, своих слушателей.

Л.ГУЛЬКО – Да. Да. Не все, к сожалению, прорвались. Между прочим.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Кто прорвался…

Л.ГУЛЬКО – Мы о Польше говорили, мы говорили о саммите. Ну вот, видимо, как-то, так сказать, немножко… те, кто дозвонился, немножко о другом думают, насколько я понимаю.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, каждый в меру своей испорченности.

Л.ГУЛЬКО – Да. Спасибо! До следующих встреч с Леонидом Радзиховским в следующий четверг после 7 по Москве. Спасибо!



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире