'Вопросы к интервью


О. ПАШИНА: Это программа «Особое мнение», я приветствую всех зрителей телеканала RTVI и слушателей «Эха Москвы», в студии Оксана Пашина и Матвей Ганапольский. Здравствуйте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, Оксана, только вы объясните, почему я здесь.

О. ПАШИНА: Сюрприз, сюрприз, что называется, мы ожидаем Олега Попцова, Олег Максимович стоит в пробке, Москва, вечер.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Олег Максимович, я вам передаю по эфиру «Эха Москвы» огромный привет и признание в любви. Замечательно, что вы скоро приедете, и я побегу домой готовиться к вечернему эфиру. Сегодня «Клинч» очень интересный будет.

О. ПАШИНА: А пока все-таки, Матвей Юрьевич, уделите нам пару минут.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: С удовольствием.

О. ПАШИНА: Давайте поговорим буквально о новости последнего часа, Южная Осетия и Северная Осетия хотят объединиться, об этом заявили и президент Кокойты, и Таймураз Мансуров, только я не очень поняла из этого сообщения, они как хотят, в составе России, в составе Грузии, или это объединение выйдет вообще на вольные просторы?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас как раз в «Дневном Развороте» я разговаривал с представителем Южной Осетии в РФ, с Дмитрием Медоевым, он был чуть уклончив, он говорил о первом этапе. Ведь у всех этих независимых, так сказать, непризнанных…

О. ПАШИНА: Пока в Россию, на первом этапе пока в Россию?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, у них всех постановка вопроса простая, сначала они должны стать субъектом международного права, это значит, что в начале они должны получить некий статус. Их должен кто-то признать, после того, как их кто-то признал, и у них понятна эта первая часть, этот первый статус, после этого может идти разговор о их присоединении к чему-то. Т.е., Оксана, другими словами, это что-то, называемое…

О. ПАШИНА: Вы тоже как-то так уклончивы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет-нет, наоборот.

О. ПАШИНА: Кто-то должен признать, к чему-то присоединиться.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Секундочку, Осетия или Абхазия, я говорю формально, Осетия или Абхазия, которые получили в силу разных обстоятельств…

О. ПАШИНА: Сначала отделиться ото всех.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Они получают, наконец, статус для того, чтобы они легитимно могли к кому-то присоединиться. Так вот, до этой истории есть еще одна история. Когда мы говорили сейчас с господином Медоевым, то его выступление в эфире «Эха» состояло из двух частей. Первая часть, широкая, яркая, публицистическая, это о том, что два братских народа, по сути мы знаем, что осетинский народ в силу исторических обстоятельств был разделен.

О. ПАШИНА: Был искусственно разделен, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что два народа, которые, должно все соединиться, наконец-то, должен быть один народ, это все очень красиво говорилось, по сути, это будет удивительная история. Судя по всему, как говорят информационные агентства, это должно выглядеть так, что стоят представители Северной Осетии и Южной Осетии, в МИДе идет презентация Осетии, они как бы хотят обратить внимание на эту проблему. Замечательно, нет никаких возражений, я говорю, обращайте внимание, народ должен воссоединиться. А дальше я господину Медоеву задал следующий вопрос. А какие вы видите механизмы для этого соединения, и здесь началось, а ведь главный механизм, который должен сработать, это не признание России, а это цивилизованный развод, я понимаю, что наши грузинские зрители нас смотрят в Грузии, RTVI, они сейчас скажут, как, Ганапольский…

О. ПАШИНА: Сепаратист.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я просто говорю, если Северная Осетия, прошу прощения, если Южная Осетия хочет двигаться как-то дальше, то не просто легитимно на собственном референдуме, пусть даже 99, пусть 100% объявят, что они самостоятельное и независимое государство. Есть процедура, здесь что важно отметить, если ты помнишь, Оксана, когда-то, еще тогда будучи президентом Путиным, Путин Владимир Владимирович, он сказал в ответ на претензии президента Саакашвили, он тогда уже был президентом, на некоторые жесткие реплики, обидчивые реплики со стороны руководства Абхазии, что типа мы готовы, а вы нас не берете, он сказал замечательную фразу, я не помню ее дословно, но смысл такой, что вы все хотите решить за счет нас, вы хотите, чтобы мы вас взяли, но вы разговаривайте друг с другом, тут-то наш разговор с господином Медоевым и застопорился. Потому что я начал задавать ему вопросы, а как вы, если вы входите, так случилось, в состав некой другой страны – ой, это не имеет значения, ой, мы уже 18 лет абсолютно свободны и т.д. Так вот, не свободные. И пока это не будет решено, точно так же, как, ты знаешь, сейчас сепаратно это решается по поводу Абхазии, никакого движения и никакого правильного логичного соединения Северной Осетии и Южной Осетии, потому что все признают, это один народ, не будет. Поэтому надо не загибать пальцы, а надо вести переговоры, надо брать любых посредников для того, чтобы это было легитимно не только внутри самой территории, внутри самой не признанной республики, но и легитимно на внешнем контуре. А это очень важно.

О. ПАШИНА: Т.е. я так понимаю, что Южная Осетия должна развестись с Грузия, Северная Осетия – выйти из состава России?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, конечно, второй этап, они все не возражают, вот у меня другое сообщение, президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, главная цель Южной Осетии – это объединение с Северной Осетией в составе России, мы не делаем из этого секрета для международного сообщества.

О. ПАШИНА: Кирилл спрашивает, Матвей Юрьевич, а есть ли в мире государства, которые признать независимость Южной Осетии, кроме России, наверное?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как понять, кроме России, т.е. Россия готова?

О. ПАШИНА: Видимо, не возражает.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Никогда в жизни Россия не признает ни Южную Осетию, ни Абхазию. На чем стояла Россия, при всем критическом отношении, при всех наших криках о том, что у нашего МИДа, ты знаешь, что у России нет внешнеполитической стратегии, потом крики Латыниной, абсолютно справедливые, что у нас нет понимания Кавказа и стратегии на Кавказе. Более того, даже тактики нет, а тактика выражается в том, что хватай, что дают. У нас всегда было, я надеюсь, не может быть столько лет мистификация, мы не нарушаем, вообще это для Путина, для Путина это нарушение буквы, как с третьим сроком, эти все дела, для него это кое-что значит. Я надеюсь, что и здесь в отношении этих территорий будет такая история.

О. ПАШИНА: Так каковы же шансы? Шансы есть?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пришел основной, Олег Максимович. Сейчас, Олег Максимович, мы с вами, что?

О. ПОПЦОВ: Все нормально.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас мы цивилизованно с вами, как Северная и Южная Осетия, поменяемся местами. Еще раз.

О. ПАШИНА: Так каковы же шансы, есть шансы все-таки у них объединиться, как они этого и хотят? Учитывая все эти обстоятельства, о которых мы говорили 15 минут?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я думаю, что мировое сообщество, знаешь, есть такое стереотипное заявление, мировое сообщество никогда не возражало, никогда не будет возражать, чтобы два несправедливо…

О. ПАШИНА: Разделенных народа, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: С точки зрения бога, разделенных народа соединились. Только все мировое сообщество будет железно, камнем стоять, чтобы это было по процедуре. Для того, чтобы исключить будущие попытки денонсации этих переговоров, потому что любой другой, пришедший со стороны США, как история с Крымом, вот одна буква была не там, условная буква, понимаешь, это позволило господину Лужкову выйти и сказать, вот мы вам не передавали, хотя я видел перед глазами документ, я сейчас был в Киеве. Там написано, там нет слова «территориального», понимаешь, в чем дело? Ну ладно, это другая история.

О. ПАШИНА: Я хочу сказать, что об этом я тоже была бы готова поспорить, но думаю, что, наверное, уже в рамках другой передачи. У нас все цивилизованно происходит. Матвей Юрьевич цивилизованно уступит место Олегу Максимовичу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я требую, почему пришел Олег Попцов, знаменитый журналист? Я должен, я так разошелся.

О. ПАШИНА: Потому что все должно быть по закону, в расписании Олег Попцов, значит, будет Олег Попцов. Спасибо, Матвей Юрьевич.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я прошу режиссера, показывайте Оксану, а в этот момент мы с Олегом Максимовичем поменяемся местами. Спасибо.

О. ПАШИНА: Тем временем, напомню, что ваши смс-сообщения, ваши вопросы и комментарии по ходу нашей беседы с Олегом Попцовым можете присылать по телефону 970 4545, если смс-ку шлете не из Москвы, 985 970 4545. Телефон наш в студии заработает совсем уже через короткое время, 363 36 59 его номер, сможете напрямую задать ваш вопрос Олегу Попцову. Здравствуйте, Олег Максимович.

О. ПОПЦОВ: Ради бога, извините меня, но перевернулись машины в месте, где никогда не было пробке, вдруг она появилась.

О. ПАШИНА: Но вообще в Москве около шести часов, пять-шесть часов вечера, это, скорее, правило, чем исключение.

О. ПОПЦОВ: Я не где-то в центре, я на Волгоградке застрял.

О. ПАШИНА: Это тоже такое место пробочное. Ну что же, Олег Максимович, у меня к вам вопрос из вашей области. Это касается акции протеста против повышения цен на подписку, которая планировалась на завтра, но, как выяснилось буквально в последние часы, акция эта не состоится, потому что в ситуацию вмешался Кремль, администрация президента, министерство связи, министерство печати. Я напомню…

О. ПОПЦОВ: Я в курсе дела.

О. ПАШИНА: Да, я просто зрителям, что собирались повысить тарифы на доставку газет и журналов, а газеты считают, что это была попытка удушить свободу СМИ. Вы как считаете, это вообще объективный экономический процесс или это попытка?

О. ПОПЦОВ: Вы понимаете, любой экономический процесс может задумываться как экономический процесс. А последствиями может быть все, что угодно, крах какого-то предприятия и сокращение демократической свободы, а сначала будут говорить, что экономическая необходимость. Я думаю, что это не самое лучшее начало нового начальника Роспочты господина Кузьмина, с которого он начал. Безусловно, и не надо думать, что кто-то, что Гусев пиарит Медведева, Медведеву это выгодно, все чушь. Это стечение обстоятельств, естественно, это наносит урон по потребителю.

О. ПАШИНА: Как-то получилось такое совпадение, у нас случайные совпадения, они, как правило, редки. Скандал громкий разразился, многие газеты объявили об участии в этой акции. Тут же оперативно реагирует Кремль, решает этот вопрос. Как-то странно.

О. ПОПЦОВ: А как было со 122-м законом? Там даже дума, а потом начали отъезжать назад с такой скоростью.

О. ПАШИНА: Там сменился президент, там было такое важное обстоятельство, может быть, президенту Путину этот закон нравился, а президенту Медведеву он не понравился. И дума, он же так чутко ловит все веяния, она откатилась назад.

О. ПОПЦОВ: Мне не хочется думать, что это сейчас зашло так далеко, тем более что российский бюджет имеет профицит. Это первое.

О. ПАШИНА: Т.е. никакой объективной экономической необходимости?

О. ПОПЦОВ: Нет, экономическая…

О. ПАШИНА: Дать почте дополнительные средства.

О. ПОПЦОВ: …необходимость, безусловно, есть. Но надо искать другие методы, не надо обкладывать оброком нищих, потому что, в основном, подпиской пользуются, и Гусев здесь прав, малообеспеченные. Хорошо обеспеченный зашел, взял, сколько там, сказали – 250 руб., что так дорого, ну ладно, давайте, дайте мне три штуки, все, и нет вопросов. Но для малообеспеченного и для пожилого населения это колоссальная проблема, это совершенно правильно. Да, это не говорится, что это упразднение, сокращение поля свободы слова, объективно это получается так. Вчера я имел возможности, теперь я их не имею, потому что я не могу ходить, у меня нет большой оплаты.

О. ПАШИНА: Смотрите телевизор, слушайте радиоточку на кухне, вам все расскажут.

О. ПОПЦОВ: Все прекрасно, но после этого он говорит, а мне не нравится одинаковое телевидение, мне не нравится, что ни в одной информационной программе я не могу понять, что происходит, потому что все они копии. А газета может дать мне совершенно другую информацию, к сожалению и к счастью, это сегодня правда. Объем информации газет, я не включаю сейчас сюда «Эхо Москвы», оно, конечно, в формате (НЕРАЗБОРЧИВО) объема, но информационный объем, различность точек зрения в газетах кратно, кратно больше, чем на телевидении, особенно…

О. ПАШИНА: Так что же все-таки произошло, власть испугалась этой акции протеста и решила быстренько исправить ситуацию?

О. ПОПЦОВ: Бесспорно, да. Это, понимаете, только-только сменились, только-только начали, и тут тебе, пожалуйста, такой сюрприз. Он не нужен. Как политики они поступили совершенно правильно, они так и должны были поступить. Здесь, безусловно, факт, здесь еще, есть еще одна неудобность. Вроде бы как общественная палата, созданная по инициативе власти как выразитель общественного мнения, и вдруг она себя заявила именно так, как совершенно не предполагалось. Предполагалось, что она будет продолжением власти, она вдруг оказалась продолжением общества, непорядок.

О. ПАШИНА: Почтового чиновника теперь нужно выпороть за то, что он так подставил вновь избранного президента?

О. ПОПЦОВ: Я не знаю.

О. ПАШИНА: Или как-то пожурить?

О. ПОПЦОВ: Пожурить, да, я не думаю, что сейчас Путин приступит к публичной порке. По-моему, ему нужно, как он вчера заявил, поднимать сельское хозяйство, и слава богу.

О. ПАШИНА: Раз уж мы заговорили о СМИ, вспомнили об этом законе, который ГД не захотела во втором чтении принимать, что там произошло, почему они передумали, в первом чтении понравился им закон, они почти единогласно его поддержали.

О. ПОПЦОВ: Вообще, знаете, я вам хочу сказать…

О. ПАШИНА: А тут вчитались и решили – нет, не пойдет.

О. ПОПЦОВ: Всю свою жизнь у меня так получалось, я очень тоже, очень молодым человеком, так сложились обстоятельства, стал достаточно большой властью, я был самым молодым секретарем обкома комсомола в Советском Союзе, но к чему я это говорю. По-моему, господин Шлегель, который внес этот проект, немножко, Маркс в свое время сказал, что даже запах власти пьянит, у него закружилась голова. Дело не в том, какую он инициативу внес, дело в том, как он цинично ее откомментировал, что я решил перехитрить всех, так сказать, умыть эту прессу. Абсолютно поправка никому не нужна, все эти попытки трепанировать, простите меня, закон о СМИ, будем честны, тот закон, который мы выработали и приняли, я принимал прямое абсолютное участие в его разработке, это был главный закон, который работал все эти 18 лет, когда другие законы не работали. А этот работал. Почему, потому что он имел гонцов в виде СМИ, они несли эту весть, они шли впереди этого, они очень много сделали, что он был, да, нуждается ли он в совершенстве, возможно, но ни в коем случае какой-то принципиальной коррекции, как говорится, дальше будет по Черномырдину. Хотели как лучше, получилось, как всегда.

О. ПАШИНА: Сегодня Борис Грызлов сказал, комментируя эту ситуацию, необходим был знак всему сообществу, всем уровням власти и четвертой власти, этот знак был подан. Вы поняли, какой знак они хотели нам подать? Как-то будьте скромнее, иначе будет хуже или что они имеют в виду?

О. ПОПЦОВ: Они хотели сказать, что знак подан, закон о СМИ должен быть скорректирован, нам он неудобен, но этого не сказал Борис Грызлов, но это надо читать, он нам мешает, сначала они приняли, как вы знаете, экстремизм, воспринимать критику власти, работы, скверной работы чиновника, мздоимство как проявления экстремизма, это безумие, которое было сделано. И Дума, и «ЕР» должна одуматься, остановить эту глупость. В Саратовской области уже вторая попытка, второе судебное дело по журналистам, это позор для страны. Понимаете, это позор для страны, сначала по поводу якобы оскорбления господина Володина, потом еще что-то.

О. ПАШИНА: Да, там местный депутат…

О. ПОПЦОВ: При разгуле, который имеет место на местах, когда губернатор позволяет себе то, что он не должен позволять, когда сегодня начинается, зависает, мы ожидаем процесса, который будет по господину Дарькину, надо задуматься, что надо делать с прессой, она нам нужна, чтобы вскрывать то, что сейчас скрывается. Сегодня думать, что можно побороть коррупцию без свободы слова, это ничего не будет тогда, все останется, об этом мы можем еще поговорить более серьезно.

О. ПАШИНА: О мерах по борьбе с коррупцией мы поговорим. Но вот что касается саратовских дел, там, где были осуждены двое журналистов за клевету на чиновников, там же суд принимал решение.

О. ПОПЦОВ: Конечно.

О. ПАШИНА: Значит, что-то у нас и с судами не все в порядке, как сегодня, кстати, сказал Медведев.

О. ПОПЦОВ: Я не хочу повторять известную фразу из известного фильма, советский суд — самый справедливый суд в мире. Как вы понимаете, нам до справедливого суда еще очень далеко. И когда вы начинаете что-то говорить, мы только в самом начале, английский суд складывался столетиями, а у нас что вы хотите, у нас катастрофическое положение с судом.

О. ПАШИНА: Сегодня Дмитрий Медведев озаботился ситуацией в судах, сказал, что не должно быть решений за деньги, не должно быть решений по звонку, но какие конкретные меры, т.е. чиновник, если он хочет позвонить судье, он должен сам себя бить по руке, это должно быть прописано в законе? Так это должно быть?

О. ПОПЦОВ: Я могу вам сказать, что, во-первых, если мы перешли так плавно на другую тему, я очень приветствую, что Дмитрий Медведев заговорил о борьбе с коррупцией, что он вернулся к своим заявлениям накануне выборов. Это говорит, кстати сказать, очень хорошо о Медведеве, это надо приветствовать.

О. ПАШИНА: Но самое главное, Олег Максимович, шансы-то какие есть или это утопический проект, хороший, но утопический?

О. ПОПЦОВ: Вы знаете мою позицию, я ее высказал в своем фильме «Ваше высокоодиночество», я ее высказывал в своих статьях, коррупцию можно победить, можно. Не сразу, но осадить ее на полном ходу можно. Я уже сказал, не надо ни сажать в тюрьму, не надо отрубать рук, ничего не надо, надо только делать полный конфискат имущества у себя, у своих родственников, без права твоей работы на госслужбе, без права заниматься бизнесом. Бери метлу и иди работать дворником. К сожалению, никакие демократические презентации, никакие лозунги, неморально, безнравственно, ни к чему не приведут. Да, в этом случае работает энергетика страха. Если она будет так, будет закон, а с закона надо начинать.

О. ПАШИНА: Вы считаете, Олег Максимович, что наши депутаты и чиновники, от которых зависит принятие таких законов, они сами так захотят себя высечь?

О. ПОПЦОВ: Они будут сопротивляться, мы не можем 15 лет принять этот закон, он 15 лет лежит, он не принят, потому что именно власть, которая является, чиновники, которые вносят законы, продолжение, чиновники, которые приходят в ГД, являются оплотом коррупции, оплотом, понимаете?

О. ПАШИНА: Так система, она не будет и не может бороться сама с собой, как быть в этой ситуации?

О. ПОПЦОВ: Очень просто, должна быть политическая воля президента. Я вам могу сказать, по-моему, 92-й год, я на приеме у Бориса Николаевича Ельцина. Говорю ему следующую фразу, первичное накопление капитала, по Марксу, связано с криминализацией общества. Борис Николаевич, надо немедленно создавать комиссию при президенте по борьбе с криминалом, по борьбе с коррупцией. Ельцин меня очень внимательно выслушал, все записал. Месяц проходит, два, три, полгода, 9 месяцев, создается комиссия. Она собирается один раз, это уже тогда. А тогда ничего подобного, что есть сейчас, не было.

О. ПАШИНА: Да, т.е. система еще не сложилась.

О. ПОПЦОВ: Вы вспомните, 7 миллиардеров, 101 миллиардер, 9 миллионеров или 11 в ГД, а сегодня, может быть, они уже спорят даже с конституционным большинством, я не знаю, сколько. Найдите мне хотя бы одного сенатора, который получает 60 или 80 тыс. руб. в месяц, найдите. Этого нет.

О. ПАШИНА: Получается, что безвыходная ситуация. Дмитрий Медведев, отважный такой, чистый душой человек, стоит один на один перед лицом этой системы.

О. ПОПЦОВ: Если президент внесен закон, именно президент внесет закон, парламент вынужден будет.

О. ПАШИНА: Хорошо, они его примут, но они не будут его исполнять, они будут спускать на тормоза.

О. ПОПЦОВ: А тогда возникает вопрос. Правильно вы говорите, ничего работать не будет. Тогда включается второй двигатель, он называется гражданским обществом. Он называется контролем народа, он называется свободой слова. И когда вы этот второй двигатель включаете, те, кто сопротивляется, начинает пятиться, президент объединяется с этими силами.

О. ПАШИНА: Мы продолжим буквально через несколько минут, я напомню, что в студии программы «Особое мнение» журналист Олег Попцов.

НОВОСТИ

О. ПАШИНА: Мы продолжаем, в студии программы «Особое мнение» Оксана Пашина и журналист Олег Попцов. До перерыва мы говорили о мерах по борьбе с коррупцией, наш слушатель Кирилл из Москвы считает, что такая борьба, она опасна для президента Медведева, пишет Кирилл. Настоящая борьба с коррупцией потянет за собой смену политического истеблишмента, что приведет к неизбежной демократизации и либерализации страны. Это категорически не устроит выстроенную Путиным вертикаль власти. Президента Медведева могут физически ликвидировать, оно ему надо?

О. ПОПЦОВ: Я хочу сказать, в тех словах слушателя, в его беспокойстве есть достаточная доля справедливости, потому что начать бороться с коррупцией, значит, вообще это значит нести свой крест высшей власти, а это всегда сопряжено, я всегда говорю, знаете, когда мне говорят, что, вы видите, убивают журналистов – да, шахтер спускается в шахту, он должен знать, что может состояться взрыв метана. Это, к сожалению, это обязанность. Но вопрос заключается, чем больше будет союзников у президента в этой борьбе, тем она будет успешнее и безопаснее, понимаете? Вот о чем идет речь.

О. ПАШИНА: Как же быть, если союзники, они там где-то все далеко и внизу? А рядом непосредственно вокруг, в основном, противники.

О. ПОПЦОВ: Я вам хочу сказать, не надо думать, что каждый находящийся в кабинетах власти, негодяй.

О. ПАШИНА: Коррупционер.

О. ПОПЦОВ: Это не так. Я могу сказать, это неправильно, там достаточно умных людей, достаточно честных людей. Очень важно, чтобы они были в большинстве. Почему эти умные молчат? Потому что они знают расстановку сил. Скажешь, и лишишься депутатского мандата.

О. ПАШИНА: Они умные, но осторожные.

О. ПОПЦОВ: Да, совершенно правильно, его возмущает, но он, скрепя зубы, сидит и молчит. Есть это, да, это есть. Я хочу вам сказать, что не надо, да, почему мы говорим, значит, произойдет конфликт между Медведевым и Путиным, нет, вы ведь понимаете, провал демократии, того, к чему она привела, дало карт-бланш, потому что человек, который говорит – вы хотите порядок или бардак? Все говорят – порядок. Но тогда дайте укрепить вертикаль власти. Это порядок, да, за счет усечения, да, но вы же видели, когда была свободная (НЕРАЗБОРЧИВО), к чему привело.

О. ПАШИНА: Что творилось.

О. ПОПЦОВ: Да, это, конечно, дало карт-бланш Владимиру Владимировичу тогда, он мог, ничего не объясняя, говорить, что вы хотите, и все говорили – только порядок, мы хотим стабильности. Помните, когда эти 8 месяцев стабильности, которые подарил Примаков? За полтора месяца его премьерства его рейтинг стал в три раза выше рейтинга Лесина, простите, Лесина тоже, Ельцина. Вот о чем идет речь, т.е. как народ на это реагирует. Мы живем в той стране, вы знаете, почему мы терпим, почему не возмущаемся, потому, потому что если вы вспомните ваших родителей, дедушек и бабушек, когда в 46-м или в 47-м вы приходили и говорили, как дела – ничего, живем помаленьку. Так все-таки бедно, но это ничего, главное, чтобы войны не было. Это вечное – главное, чтобы войны не было, главное, чтобы была стабильность. Ради этого, когда у тебя разрывалось сердце, когда импичмент президенту, когда ни один закон не принимается, потому что парламент борется с президентом, когда это вдруг прекратилось, люди сказали – господи, наконец-то.

О. ПАШИНА: Какое счастье, да.

О. ПОПЦОВ: Наконец-то.

О. ПАШИНА: И пусть даже при этом будет немножко коррупции или даже не немножко.

О. ПОПЦОВ: Но потом, спустя какое-то время, начинается отрезвление – нет, мы так не договаривались. Мы говорили – за стабильность, а не за торжество коррупции.

О. ПАШИНА: А если без этого нельзя?

О. ПОПЦОВ: А?

О. ПАШИНА: А без этого если нельзя?

О. ПОПЦОВ: Нет.

О. ПАШИНА: Можно?

О. ПОПЦОВ: Нет, можно, и тогда начнется этот разлом, когда люди скажут – мы так не договаривались, и потом, вы понимаете, мы с вами, народ избирает власть, но в чем заключается демократия, что народ оставляет за собой право контролировать власть. Эта власть должна понять, народ требует одно, оставьте за нами право, это общественная палата, это хорошо или плохо, хорошо, но это, знаете, как шампунь и ополаскиватель в одном флаконе. Это нечто вроде. А нам нужно это самое, да, мы придем к общественному контролю, да, был народный контроль, проклятые большевики это прекрасно понимали. Народный контроль был очень эффективен.

О. ПАШИНА: Но он был условно-декларативный.

О. ПОПЦОВ: Нет, совсем не декоративный. Я могу сказать, будучи столько лет главным редактором одного из самых популярных журналов и публикуя, идя на какой-то риск, а позволю себе сказать, вы знаете, мы были на грани риска, я каждый месяц два с половиной часа проводил в центральной цензуру, понимаете, отстаивая что-то, к чему я это говорю. Да, мы печатали, начинался скандал, меня вызывали в ЦК партии, мне говорили, что снимут с работы, правильно, все это я проходил. Но потом принималось решение, и освобождали от работы второго секретаря обкома партии, секретаря райкома партии, директора завода, после публикации, председателя колхоза, директора совхоза. Да, это было. Но вы понимаете, эти вещи надо понимать, никогда не надо, надо взять лучшее из прошлого, взять лучшее. И когда мы сегодня, была ли та власть, были более близко к народу, конечно, слушайте, о чем вы говорите, 18 млн. коммунистическая партия, она у вас даже в постели была.

О. ПАШИНА: Пишет наш слушатель, что вы предлагаете, чтобы пресса была вседозволенная, что нет закона о клевете, чтобы журналисты могли клеветать?

О. ПОПЦОВ: Нет, я предлагаю соблюдать закон о СМИ, где все это, за клевету надо наказывать. Знаете, как говорится, есть заповеди, не убий, не укради, не обмани, условно добавим, не оболги, да. Должна быть хартия журналистов, вы понимаете, мы говорим сейчас, создание, секундочку…

О. ПАШИНА: Вы знаете, это тоже так звучит, предложили создать кодекс чиновника, где у него будет написано – не бери взятки, судье – суди по закону и т.д., замечательно, но, тем не менее, все равно…

О. ПОПЦОВ: Нет, я вам хочу сказать, мы сейчас говорим о саморегулируемых организациях, сейчас это очень активно. И мы к этому придем, вы понимаете, это и называется компоненты гражданского общества, когда есть ответственность гражданина, который не позволяет лгать. Что такое, почему мы называли прессу четвертой властью, правильно, это была четвертая власть. А когда сегодня, когда господин Грызлов, вы знаете, что авторитет СМИ упал до 14%, да, он на 2% меньше, чем авторитет думы, правильно. Господину Грызлову нужно задуматься, какой авторитет депутатов, авторитет прессы потому, что по отношению к ней, ведь что сегодня главное, сегодня выступает пресса, и чиновнику наплевать, у нас же свобода, вы свободны…

О. ПАШИНА: Абсолютно.

О. ПОПЦОВ: …о нас говорить, что угодно.

О. ПАШИНА: Журналист говорит чиновнику – ты коррупционер, он говорит – нет, я не такой.

О. ПОПЦОВ: А мы свободны плевать на вас. И закон, если вы хотите скорректировать закон о СМИ, скорректируйте его в ту сторону, что плевать на выступление нельзя. Главная проблема не то, что пишет пресса, а как реагирует на это власть, делает она из этого, она делает только выводы, если кто-то сказал – вы знаете, он, мне кажется, украл. Как он мог и т.д. Ведь у нас борются с воровством, понимаете, и с коррупцией не по принципу, потому что он возмущен. Он возмущен не тем, что крадут – паразит, я должен был взять, а он меня опередил. Держите вора. Вот что получилось.

О. ПАШИНА: Я напомню, что в студии программы «Особое мнение» был журналист Олег Попцов. Я Оксана Пашина, прощаюсь с вами до завтра. Всего доброго, до свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире