'Вопросы к интервью
О. БЫЧКОВА: Добрый вечер и добрый день, это программа «Особое мнение», в студии прямого эфира Ольга Бычкова и Марина Старостина. Наш гость сегодня – Владимир Жириновский, добрый вечер, Владимир Вольфович.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый вечер.

М. СТАРОСТИНА: Здравствуйте.

О. БЫЧКОВА: Ну что, я напомню нашим слушателям номер для отправки СМС-сообщений, которые можно прямо в нашем прямом эфире посылать, а также свои вопросы, свои реплики, свои возражения гостю. Итак, + 7 985 970 45 45, эта машина работает в ближайшие 40 минут. Но начать я хотела бы сразу с сегодняшней замечательной цитаты спикера ГД Бориса Грызлова, который сказал, что он отрицательно относится к массовым мероприятиям, которые пройдут послезавтра, 14 апреля, т.е. марш несогласных имеется в виду, и к любым другим маршам и шествиям, участники которых пытаются выразить свою точку зрения на происходящие в России события. Он сказал буквально, цитирую по РИА «Новостям», я отношусь к уличным мероприятиям так — считаю, что они должны быть праздничными, когда народ выходит на улицы и площади праздновать какие-то события, это нормально. Те же мероприятия, что касаются создания политической нестабильности и заявлений своих интересов, это опасно. То есть раньше, Владимир Вольфович, самым остроумным человеком в ГД были вы. Теперь спикер Грызлов.

М. СТАРОСТИНА: Ситуация меняется.

О. БЫЧКОВА: Вас переплюнул, совершенно верно.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Видите, в каком направлении переплюнул. Я как раз всегда и ЛДПР выступали за все свободы, так нельзя говорить. Что значит – люди, если выходят на улицы, только для праздников? Это чушь, это абсурд. Это естественное право, это во всех конституциях мира написано, свобода шествий, митингов, собраний. Он не только это сказал. Он однажды сказал, что и ГД – не место для дискуссий.

О. БЫЧКОВА: Для политических дискуссий.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вообще где люди должны обсуждать что-то? Теперь в университетах они запретят тоже какие-то обсуждения политических вопросов. Он не понимает, что он говорит, это, конечно, абсурд. Просто он человек, который никогда политикой не занимался. Ведь он же работал в каком-то НИИ в Петербурге, закрытое НИИ, начальник какого-то подотдела. Ему тяжело. Он знает, что Кремль отрицательно относится, но Кремль – это верховная власть, она всегда боится, что что-то может случиться на улице. Это милиция недовольна, потому что для них нужно работать, «Скорая помощь» недовольна. Все, кто будет ехать по городу Москве, недовольны. Так это же разные недовольства. Но он как лидер партии такие вещи не должен был говорить.

М. СТАРОСТИНА: Я, знаете, о чем подумала, представила себе такую картину, что идет Владимир Вольфович с воздушными шариками и пританцовывает. Такой сплошной, сплошной праздник.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Если они нам создадут хорошую жизнь и раз в месяц мы будем по субботам выходить, мы согласны. Давайте гармошки, оркестры, какие-то барабанщицы юные, но люди выходят, потому что им тошно жить, они с чем-то не согласны.

О. БЫЧКОВА: Но вы пойдете 14-го с несогласными?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Мы не проводим свое, мы проведем свое 1 мая и все, это же проводят какие-то политические партии, там у них есть организаторы, я уже пришел однажды на съезд Демократического союза, выступил, они меня избрали в руководство их партии, мне же неудобно, чужой съезд, чужая партия.

О. БЫЧКОВА: Но тем не менее.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Приду на марш несогласных, они этого Касьянова, Каспарова погонят и меня изберут руководителем.

О. БЫЧКОВА: Так я как раз об этом и хочу вас спросить. Сообщают, что собираются большие силы правоохранительные в Москве, чуть ли ни ОМОН из разных городов ни стягивается, были такие сообщения сегодня в течение дня. Почему бы вам тогда не выйти на улицу и не защитить сограждан от омоновских дубинок, если что?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Здесь же какая проблема, может быть, какие-то хулиганские действия быть. Я же не могу бегать где-то по всей большой территории, смотреть, чтобы кто-то где-то кого-то не обидел. Я сам лидер партии, мы сами проводим свои шествия и митинги. Я же тоже всегда предлагал, давайте собираться, действительно, в зданиях, почему не пригласить всех, кто хотят в ГД, в малый зал? И там проводить.

О. БЫЧКОВА: А, в малый зал всех, кто хотят, т.е. вы заведомо полагаете, что их будет очень немного.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Там на 200 мест, пожалуйста, давайте в большой зал, там у нас 450 мест, а если их заявлено, участников, 5 тыс., так им этого зала не хватит. У нас есть «Россия», киноконцертный зал, 2 000 мест, кто нам мешает в «России» собираться? Центральное место, рядом метро, там раз в месяц пускай все, кто хотят, приходят и выступают, говорят, это нормально все. Я бы это приветствовал.

О. БЫЧКОВА: Т.е. Гайд-парк в закрытом помещении.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: В том плане, чтобы было удобно, ни дождь не мешает, милиция не будет глаза мозолить, микрофоны будут хорошо работать, уставать люди не будут, сидеть спокойненько, и кто выступил, могут уйти, другие будут выступать. В 12 начали, до 6 вечера все выговорятся. И пускай идут, пожалуйста.

М. СТАРОСТИНА: Владимир Вольфович, а как же тогда ваши любимые антиамериканские акции у посольства?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Так если мы их проводили, это было связано, допустим, с агрессией на Югославию, март 99 года, или агрессия против Ирака, в принципе, я не очень сторонник проведения акций у посольств или сжигать флаги этих стран. Это неприятно, это страна.

О. БЫЧКОВА: Вы уже этим занимаетесь, тем не менее.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, я стараюсь ограничить, в последнее время мы нигде никаких акций у посольств не проводили. И последний наш митинг 23 февраля на Пушкинской площади, то же самое, 1 мая там будем в два часа дня, Пушкинская площадь, просто проведем солидарность граждан, политических партий, мужчин и женщин, бедных и богатых, посмотреть, что мы можем делать. И это, действительно, праздничный день.

О. БЫЧКОВА: А вам скажут – нет, нарушаете общественный порядок и создаете в городе пробки.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Так на площади, мы не будем устраивать шествие, в этом смысле.

О. БЫЧКОВА: А вам скажут – на площади столпотворение создаете, не мешайте людям ходить.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: В этом смысле можно понять городские власти, у нас невозможно ехать, по г. Москве нужно сегодня ехать час-полтора. Поэтому если мы будем стоять на площадях и говорить все, что мы считаем нужным, площадей у нас много, никакой проблемы не будет. Но если все будут идти, коммунисты без разрешения шли по Тверской, все движение перекрыли. Я даже сам оказался в пробке, потому что они шли, и все пришлось перекрывать, в этом смысле, конечно.

О. БЫЧКОВА: Мы регулярно все оказываемся в пробках, когда вы все едете в своих больших черных машинах, не хочу вас огорчать.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Здесь разные пробки, это, конечно, еще нужно и улучшать движение.

О. БЫЧКОВА: Да какая разница, все пробки одинаковые.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен я, если кто-то хочет шествие, пусть идут. Мы не должны ограничивать никаких свобод. Пускай все идут, говорят, выступают, шествия, акции.

О. БЫЧКОВА: Но вы скажете Грызлову об этом, вы подойдете к нему в ГД и скажете – Борис, ты не прав?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вчера я уже сказал, вчера я предложил в конце дня устроить свободную дискуссию. Так вот, сейчас у вас выступал Куликов по какому-то событию, по шествию, так они, коммунисты, не поддержали мое предложение провести свободную дискуссию в Думе. В Думе не можем провести дискуссию, 45 человек всего, 10% депутатов согласны для проведения дискуссии. Представляете, люди, облеченные властью, не хотят дискуссий, вот в чем проблема, что мы упрекаем тех, кто выходит на улицы, когда только 10% депутатов согласны провести, но оно не прошло, потому что…

О. БЫЧКОВА: В таких условиях нужно выходить на улицу?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Так поэтому и выходят. Вот он, Грызлов, этого не понимает. Этого не понимают в некоторых органах власти нашей.

О. БЫЧКОВА: Организаторы должны?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Чем больше мы запрещаем, в ГД сегодня вообще никакой дискуссии нет.

О. БЫЧКОВА: Организаторы должны идти напролом, на рожон, им говорят – нет, а они говорят – мы все равно пойдем маршем от Пушкинской, или что они, или они должны покориться?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: В этом смысле, конечно, нам запретили, например, мы не пошли, мы ограничились проведением митинга на Пушкинской площади. В принципе, если заявить протест, вы встаньте где-то и заявляйте его, необязательно идти, ведь почему опасность шествия, милиция не может обеспечить от террористов. Когда митинг, они огораживают решетками.

О. БЫЧКОВА: Не надо про террористов еще.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, любая провокация может быть, любой смертник войдет в эту колонну и рванет, милиция ничего не может сделать. Она митинг охраняет, там рамки, никто не пройдет. А когда шествие, невозможно это охранять. Т.е. в этом смысле для безопасности.

О. БЫЧКОВА: Слушайте, почему в европейских городах люди выходят тысячами, тысячами огромными?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен, давайте выходить, я согласен.

О. БЫЧКОВА: И там те же самые террористы существуют.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я говорю, что я не против этого, я противник любого ограничения. Нужно со всеми разговаривать, со всеми договариваться, с Каспаровым был на каком-то, позвали на какой-то канал, мы там с ним разговаривали, нет проблем. Здесь у вас с Лимоновым мы сидели. Т.е. чем больше будет разговоров и меньше ограничений, любые ограничения порождают насилие.

М. СТАРОСТИНА: Чем все-таки все закончится 14 апреля, как вы считаете?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Спокойно все будет, если только кто-то не запланировал специально с той или с другой стороны какие-то стычки, я думаю, все пройдет спокойно. Был же в последнее воскресенье, еще какой-то марш был, и русский марш, и имперский.

М. СТАРОСТИНА: Имперский марш был.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Евроазиатский марш, марш согласных, несогласных, наши, ваши, местные, сейчас огромное количество новых организаций. Часто они фальшивые, просто так их сгоняют, временный такой формат.

М. СТАРОСТИНА: Но страсти-то нагнетаются.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Страсти нагнетаются, весна, всегда это весеннее наступление трудящихся.

М. СТАРОСТИНА: Просто обострение.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: А?

М. СТАРОСТИНА: Простое обострение.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это не как обострение, действительно, люди, пробуждение идет всех чувств, и люди хотят высказаться, надо дать возможность.

О. БЫЧКОВА: Вы сидели с Лимоновым, это вы хорошо сказали, не накаркайте.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Здесь, нет, в этой студии. Кстати, он сидел, я его освободил. Он об этом не говорит. Мой адвокат работал, под мое ходатайство его перевели на досрочно-условное освобождение. Т.е. он бы еще два года сидел в саратовской тюрьме.

О. БЫЧКОВА: Я не знаю.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: И он молчит об этом. И вы не знаете.

О. БЫЧКОВА: Мы не знаем.

М. СТАРОСТИНА: Теперь знают все.

О. БЫЧКОВА: Мы проверим, мы проверим этот факт.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Все эти, генерал Варенников, не знаю, Макашов, Ачалов, я их выпустил из тюрьмы, только мы, это наш был проект амнистии.

О. БЫЧКОВА: Вы всех выпустили.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Всех выпустили. И Ельцин выгнал тогда с работы генерального прокурора, мы всех выпустили. Т.е. ЛДПР всегда за свободу…

М. СТАРОСТИНА: Защитник вы наш, Владимир Вольфович.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: А?

М. СТАРОСТИНА: Защитник вы наш.

О. БЫЧКОВА: Ладно, идем дальше, идем дальше.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Давайте дальше, какие там острые вопросы?

М. СТАРОСТИНА: Острых много.

О. БЫЧКОВА: Давай, у тебя есть замечательный совершенно, острый украинский сайт.

М. СТАРОСТИНА: Да, острый украинский сайт.

О. БЫЧКОВА: Который написал, что вам терять вообще нечего, на самом деле.

М. СТАРОСТИНА: Цитирую, украинский информационный портал пишет – лидера ЛДПР Владимира Жириновского последние месяцы терзают смутные сомнения насчет перспектив собственной партии. В таких условиях господин Жириновский может и вовсе покинуть страну, появившись вновь, скажем, в Турции или Белоруссии, например, в качестве посла.

О. БЫЧКОВА: Вам что предлагали, Турцию, Белоруссию или что?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Никаких вопросов этих близко нет, нет никакой смуты в отношении ЛДПР. У нее поддержка 20%.

М. СТАРОСТИНА: Нет, покидают же вашу партию видные члены.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Какие видные, называйте фамилии.

М. СТАРОСТИНА: Малышкин.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну что, это видный член партии?

М. СТАРОСТИНА: Керимов.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Когда он был у меня кандидат в президенты…

О. БЫЧКОВА: Керимов не видный член вашей партии?

М. СТАРОСТИНА: Чурова и того отдали в Центризбирком.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вы поймите, за Керимова нас всегда критиковали – вот, у вас олигарх, вы с олигархами, а сами вы за бедных. Вышел, и нам выгодно теперь. Пусть он будет в «Единой России». Пусть теперь «Единая Россия» за него отчитывается, почему в этой партии находятся олигархи. Поэтому здесь мне только выгодно. Малышкин – там чисто личные дела, он уезжает.

О. БЫЧКОВА: Больше олигархов не осталось?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Никого.

О. БЫЧКОВА: И все бедные, сирые?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Все обычные, средние у нас, обычные люди.

О. БЫЧКОВА: Очень средние.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: С регионов, и всех можно проверить, у них нет ничего, ни коттеджей, ни «Мерседесом», ни счетов за границей, ни здесь.

О. БЫЧКОВА: Мы поверим.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Поэтому если…

М. СТАРОСТИНА: Бедная партия Владимира Жириновского.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Керимов вышел, то нам только плюс это, только плюс.

М. СТАРОСТИНА: Да.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вы должны понять, у него огромные деньги, ему легче, конечно, их сберечь, если он будет иметь отношение к проправительственной партии, а не к оппозиционной. Поэтому он сделал разумный шаг.

М. СТАРОСТИНА: Слушатели, кстати, спрашивают, что, может быть, как-то переименовать пришло время вашу партию?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: А зачем?

О. БЫЧКОВА: Либерально-демократическая.

М. СТАРОСТИНА: Вы как-то…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Так мы всегда за свободы.

О. БЫЧКОВА: Такие немодные названия.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Почему? Так это испоганить можно все, что угодно, у нас и патриоты уже испоганили, и коммунисты, демократы, реформаторы.

М. СТАРОСТИНА: Вот поэтому и поменять.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: А не надо ничего менять.

М. СТАРОСТИНА: Поэтому и поменять.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не надо, это конъюнктурное, это под какое-то событие, под какое-то время. Либерализм – это свобода. И вся эта национальная идея, сегодня я выступал перед аудиторией, я сказал, национальная идея в любой стране одна, свобода, чем больше свобод, тем лучше, пожалуйста.

О. БЫЧКОВА: А на Украине дойдет до мордобоя дело?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, ничего не будет там, ни одной капли крови, ни одного выстрела. Конституционный суд вынесет решение, что указ президента соответствует конституции, договорятся о другой дате выборов, допустим, на июль или на сентябрь, и все дальше пойдет спокойно, пройдут выборы, приблизительно такой же расклад сил будет в новом составе Верховной Рады.

О. БЫЧКОВА: Спрашивает наш слушатель, приславший свой вопрос на сайт «Эха Москвы» в Интернете, извините, я потеряла просто подпись, много у меня этих листков, простите меня.

М. СТАРОСТИНА: Очень много, да.

О. БЫЧКОВА: Да, не кажется ли вам, что по сравнению с Украиной в России живая политика просто умерла? Сколько можно видеть позорные кадры из ГД, где на пленарных заседаниях пустой зал, и только дежурные с кипами карточек снуют между рядами, зачем нужен стране такой парламент?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен и борюсь в нем 14 лет, не хотят дать возможности ничего обсуждать. Есть сейчас заявление в пятницу, завтра, если полшестого начнется, пустой зал, журналистов нет, пять человек выступает по 5 минут, никто не знает. Я в ту пятницу выступал шесть раз, 20 минут, по 3-4 минуты.

М. СТАРОСТИНА: Больше некому было?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, вообще в течение дня по всей повестке дня. Кто об этом знает? По всем законам я выступал. Никто ничего не знает. СФ уже дает зал в Интернет, наши боятся. «Парламентский час» — это тоже не наш час, каждое воскресенье Второй канал дает, тоже делает особая группа журналистов. И там нас очень мало. Согласен абсолютно, депутатам неинтересно, потому что никакой дискуссии, вообще иногда сворачивают обсуждения. Можно обсуждать закон, закон – не политический вопрос, закон – сворачивают, все, это плохо. Вчера, в среду, так было.

О. БЫЧКОВА: Потому что от вас ничего не зависит.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не потому, что не зависит, вот так они ведут себя, руководители ГД, я не являюсь руководителем палаты, не являюсь лидером партии большинства. У нас всего 30 кнопок.

М. СТАРОСТИНА: Владимир Вольфович, о дискуссии, которую вы поддержали. Эрнест спрашивает, за что вы добиваете ветеранов войны, их детей тем же флагом, за который они добровольно шли на смерть, и которых не смогли убить фашисты, что вы полагаете, те ветераны сейчас сказали бы вам, антикоммунизм не должен означать фашизм. И другой слушатель, Кириллов Андрей, добавляет – опять вместе с единоросами врете людям, не стыдно смотреть в глаза ветеранам?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Опять ничего не знают.

О. БЫЧКОВА: Я только напомню нашим слушателям, что речь идет…

М. СТАРОСТИНА: О знамени Победы.

О. БЫЧКОВА: О знамени Победы, с которого сняли тот символ, который был на нем в 45-м году, серп и молот. Фракция ЛДПР…

М. СТАРОСТИНА: Осталась белая звезда.

О. БЫЧКОВА: Да, фракция ЛДПР проголосовала в полном составе, правильно, включая нашего гостя, как раз за то, чтобы изменить вид исторического флага, с которым Советский Союз победил фашистскую Германию.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот заблуждение, это не наш закон, мы к нему не имеем отношения.

О. БЫЧКОВА: Но вы же голосовали.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Слушайте, кто автор, кто внес, нас это совершенно не волнует. Претензии, претензии предъявляйте к тем, кто это сделал. Если кто-то Москву завоюет, кто-то сюда придет, а мы жители Москвы, к завоевателю вопросы, что он пришел сюда к нам, чужой. А мы москвичи, мы остаемся, какие претензии к нам?

О. БЫЧКОВА: «ЕР» — это завоеватели Москвы?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Они авторы этого закона, к ним все вопросы, это раз.

О. БЫЧКОВА: Но вы же с ними согласились.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это раз. Второе, вы не поняли суть закона, у них нет нормальных людей, чтобы объяснить, никто никаких символов со знамени Победы не снимал. Как он был флаг, так он и есть. И любую копию направят в любую воинскую часть, в любой регион России. Этот закон касается символа этого знамени, т.е. если у нас какой-то государственный праздник, 12 июня, кто-то захочет вывесить это знамя, вот он вывесит это знамя в этом новом оформлении. Все, почему, объясняю.

О. БЫЧКОВА: 9 мая какой флаг можно будет вывесить на своем балконе?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Этот символ.

О. БЫЧКОВА: Кроме триколора?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Этот символ.

О. БЫЧКОВА: Почему?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю, почему, потому что коммунисты хитрые, они взяли точную копию знамени Победы, как флаг своей партии. Вся страна будет во флагах КПРФ висеть, вот в чем проблема, это они виноваты. Если бы они не взяли, как знамя своей партии, и нацболы бы не взяли, и АКМ, т.е. получается, что страна сама будет пропагандировать самую оголтелую оппозицию, вывешивая флаги этой партии, вот и все. А по Красной площади 9 мая, если будет военный парад, будут снова это знамя Победы.

О. БЫЧКОВА: АКМ-ы, нацболы, КПРФ приходят и уходят, понимаете?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Правильно.

О. БЫЧКОВА: А флаг, с которым брали рейхстаг, он остается и останется еще на, не знаю, десятилетия, века.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Так вы поймите, этот флаг никто не трогает. Это они, коммунисты, сегодня шумят, не понимая смысла. Флаг остался таким, каким он был, копия этого флага.

О. БЫЧКОВА: Я не коммунист, я тоже не понимаю.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я вам объясняю, что это приняли дополнительный закон, в борьбе с КПРФ, чтобы ее флаг не висел на всех зданиях по всей стране, ибо это символ Победы можно вывешивать в любой государственный праздник.

О. БЫЧКОВА: Т.е. вам победа…

М. СТАРОСТИНА: Это опять борьба с оппозицией?

О. БЫЧКОВА: Вам победа над Зюгановым дороже, чем победа над гитлеровской Германией в 45-м году?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Зюганов – враг России, и коммунисты, они враг, не путайте 45-й год. Это разные вещи.

О. БЫЧКОВА: Это вы путаете 45-й год, а не я.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я вам говорю еще раз, я поддерживаю борьбу с коммунистами. Они вредят везде и всегда, везде коммунисты, везде война, разорение, насилие, тюрьмы, как сегодня в Киеве, там опять коммунисты больше бузят, они все пугают, какой-то переворот, танки идут. Никакие танки к Киеву не идут. Они в 93 году здесь устроили нам кровавую бойню, они и вас бы уничтожили, если бы победили бы в 93 году, поэтому никто знамя Победы не трогает, а речь идет только о том, чтобы не вывешивали флаги КПРФ под видом флага, как знамя Победы.

О. БЫЧКОВА: Вы понимаете, что для людей флаг и символ флага – это одно и то же, а какой флаг у коммунистов, знают далеко не все?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Так вы разве не видите на их акциях, именно этот флаг они везде и используют. Мало того…

О. БЫЧКОВА: Для меня это флаг…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Он уже перешел за границу, и там коммунисты, греческие коммунисты такой же флаг используют.

О. БЫЧКОВА: Какой ужас.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Поэтому флаг Победы, он святой, он находится на хранении, по Красной площади его несет почетный караул. И во всех воинских частях его дают как копию подлинную, тот, который водружали над рейхстагом. А кто хочет на своем сарае повесить, на своей подводной лодке какой-нибудь, не знаю, на даче, возьмите этот символ и вешайте. Но там не будет серпа и молота, вот и все, чисто техническая деталь.

М. СТАРОСТИНА: Владимир Вольфович, все, бросайте…

О. БЫЧКОВА: Чисто техническая деталь.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Техническая деталь.

О. БЫЧКОВА: Борьбы.

М. СТАРОСТИНА: Бросайте борьбу с коммунистами, у вас уже другие должны быть враги.

О. БЫЧКОВА: Ой, а можно я про Украину спрошу?

М. СТАРОСТИНА: Например, «Справедливая Россия», мне все хочется.

О. БЫЧКОВА: А, давай, хорошо, а потом я про Украину.

М. СТАРОСТИНА: Нашу внутреннюю.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста.

М. СТАРОСТИНА: На вашем поле играют товарищи.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен, все время…

М. СТАРОСТИНА: Вот ваши враги.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Все время на поле ЛДПР запускают, то Лебедь, генерал, то блок «Родина», теперь «Справедливая Россия».

О. БЫЧКОВА: Это что значит «на их поле»?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: В том плане, что за ЛДПР голосуют те, кто не голосует за партию власти, т.е. «ЕР», и не хотят коммунистов.

М. СТАРОСТИНА: Голоса отбирают.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Им остается ЛДПР посередине. Теперь здесь «Справедливая Россия».

О. БЫЧКОВА: А если за ЛДПР тоже не хотят, тогда что делать?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Тогда против всех.

О. БЫЧКОВА: А нет против всех.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не ходят на выборы, 30% на выборы не ходит, могут и 50 не ходить.

М. СТАРОСТИНА: Я все хочу услышать, что Владимир Вольфович сделает с Мироновым.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Мы боремся с ними, с «ЕР» и со «Справедливой». Вы зря шутите, КПРФ сегодня, «Единая» и «Справедливая», это восстановление КПСС, вы не поняли. КПСС восстановилась в нашей стране.

М. СТАРОСТИНА: Да ну?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: С тремя головами, Грызлов, Миронов и Зюганов. Они для видимости друг друга порицают в чем-то, сейчас Куликов порицал Грызлова, Миронов с Грызловым, на самом деле, все себе друг другу помогают, все делают, это одна КПСС, которая не ушла с политической арены России.

О. БЫЧКОВА: А на гербе «ЕР», пишет Диана из Саратова, на гербе «ЕР» флаг РФ, может, его тоже изменить? Логично.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Тоже убрать, согласен. Никто не имеет права использовать государственный флаг как партийную символику.

О. БЫЧКОВА: А у вас птичка изображена.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: У нас сокол, и вообще у нас, мы везде просто обозначения, темно-синий цвет, желтым ЛДПР, на флаге вообще ничего нет, флаг чистый.

О. БЫЧКОВА: А вам скажут, что…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Чистый флаг, ничего нет.

О. БЫЧКОВА: На гербе РФ тоже птичка изображена, поэтому вы свою птичку давайте…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: У нас нет на флаге партии ничего. Чисто темно-синий фон, и желтым написано – ЛДПР.

О. БЫЧКОВА: А завтра прикопаются к вашему синему фону, скажут, что есть такой цвет.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не прикопаются.

О. БЫЧКОВА: На трехцветном флаге РФ.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не прикопаются, речь идет только о серпе и молоте. Ведь наш памятник в Таллинне из-за этого сносят эстонцы, они не сносят памятник солдату, они сносят символ Советского Союза, потому что они недовольны были, когда 50 лет, с 40-го по 90-й год находились в составе Советского Союза.

О. БЫЧКОВА: Имели для этого основания, для недовольства.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Естественно, их выселяли, их расстреливали, их раскулачивали, их мучили, поэтому они не хотят, чтобы у них в центре города был какой-то советский символ. В Венгрии убирают наш памятник, в Грузии даже нашего поэта Грибоедова уберут.

О. БЫЧКОВА: Уже нет, уже нет. Уже по-другому все.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: По-другому, в конце концов, я предложил уже бартер, Сталина пускай заберут в Тбилиси, мы Грибоедова в Москву. Проблемы нет. Но вы должны понять, что во многих странах мира запрещена советская символика. И мы должны понимать это. Иначе наш человек приедет за границу с таким символом, его арестуют. Вы знаете, меня за что арестовали в Турции 40 лет назад?

О. БЫЧКОВА: Да, я помню эту историю душераздирающую.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Именно за это. Сказали, что символ Советского Союза, значок, город Москва.

О. БЫЧКОВА: Все, понятно, теперь понятно.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: И 17 дней сидел в тюрьме, мне же не сказали наши дипломаты, что сними значок.

О. БЫЧКОВА: Да, это мы помним.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Так сегодня вы хотите, чтобы наши люди приехали куда-нибудь с флажком, где будет серп и молот…

О. БЫЧКОВА: Все, теперь мы все поняли.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: И люди будут в тюрьме сидеть.

М. СТАРОСТИНА: Все понятно.

О. БЫЧКОВА: Теперь понятно, это забота, конечно, это забота о наших гражданах, чтобы они…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Заботы.

О. БЫЧКОВА: Случайно не попались на какой-нибудь контрабанде.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, забота.

О. БЫЧКОВА: Ну что, у нас небольшой перерыв в программе «Особое мнение», Владимир Жириновский вернется в эту студию через несколько минут.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу «Особое мнение», в студии прямого эфира Ольга Бычкова и Марина Старостина. Наш гость – Владимир Жириновский. Прежде, чем мы перейдем к другой теме, у нас есть еще несколько тем и несколько вопросов в оставшиеся минуты, давайте будем как-то более кратко.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Коротко, да.

О. БЫЧКОВА: Их обсуждать, только одна реплика, не могу не прочитать, с нашего пейджера от Ирины из Москвы, которая просто такой риторический вопрос задает, означает ли ликвидация серпа и молота, что в России отныне не будет ни промышленности, ни сельского хозяйства? Резонно.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Серп и молот – это вообще совершенно не нужен никакой символ, никому, это все связано с 19 веком, когда наши крестьяне серпом траву косили, а кузнецы молотом махали в кузницах. Это символ советского режима, от которого мы все отказались в 91 году. И когда некоторые здесь возражают насчет того, что флаг, мы же сами спустили флаг с Кремля красный, на котором был серп и молот.

О. БЫЧКОВА: А за новый старый гимн не голосовали?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот, пожалуйста.

О. БЫЧКОВА: За новый старый советский гимн.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Естественно, да.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, за музыку советского гимна.

О. БЫЧКОВА: А что же вы его не упразднили тоже?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Никто не может написать новый гимн, мы голосовали за ту музыку, которая есть, слова исправили там.

О. БЫЧКОВА: А была музыка Глинки.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: От нее отказались.

М. СТАРОСТИНА: Это все отговорки.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: От нее отказались.

О. БЫЧКОВА: Нелогично, нелогично.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Почему нелогично, я говорю о том, что кто это делал, это делали коммунисты, они спустили флаг, не мы.

О. БЫЧКОВА: Так, опять коммунисты.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Они виноваты. Теперь они же требуют, чтобы где-то там серп и молот остался. Нужно было в августе 91 года защищать этот флаг, они его проморгали, а теперь начинают вспоминать.

М. СТАРОСТИНА: Хорошо, Владимир Вольфович, давайте обратимся к заявлению Михаила Горбачева, сегодня он назвал большой проблемой в России телевидение. И сказал, что нужно создавать телевидение общественное, причем на базе одного из центральных телеканалов.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Абсолютно прав.

О. БЫЧКОВА: Т.е. телевидение тоже не место для политических дискуссий стало.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Абсолютно прав, нет ни одного свободного канала. Сейчас три месяца уже, Первый, Второй канал ничего про меня, про ЛДПР не говорят.

М. СТАРОСТИНА: Какой кошмар.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Полная стерилизация.

О. БЫЧКОВА: Что вы говорите.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Единственное, «Ren-TV» могут иногда, НТВ, ТВ-Центр, а оба правительственных полностью стерильны, только «ЕР», «Справедливая Россия», «Единая», Грызлов, Миронов. Нам нужно наше свободное телевидение.

О. БЫЧКОВА: Всех закрыть.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Он прав, но он 20 лет эту начал перестройку, хотя бы это нам сделали, чтобы было одно большое свободное телевидение, там были бы свободные дискуссии. Сейчас нет у нас, это проблема.

О. БЫЧКОВА: Горбачев – экс-президент, да?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

О. БЫЧКОВА: Он не является действующим политиком в профессиональном понимании этого слова, да?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, пенсионер.

О. БЫЧКОВА: Вы являетесь действующим политиком, и вы возмущаетесь, понимаете, а претензии к вам должны быть.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Неоднократно ставили вопрос, неоднократно ставили вопрос, даже наблюдательный совет, уже добились, чтобы был. Собрали его уже, и я в него входил, одно заседание провели, больше нас не собирают, не хотят никакого контроля со стороны общественности, полностью в руках государства два канала, ничего нельзя сделать. Сам звоню руководителям каналов – да-да, ничего не делают. Т.е. телевидения свободного не хватает, я согласен абсолютно и готов поддержать где угодно, сто раз за это проголосуем, 100% «за».

О. БЫЧКОВА: Россия ужесточает требования к иностранцам, которые хотят усыновить российских детей, прежде всего, к американцам.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Правильно.

О. БЫЧКОВА: Галина в связи с этим из Москвы задает такой вопрос, а не более ли еще вредно выбрасывать этих детей мамашам-алкоголичкам в помойки, гнобить в наших детских домах? Вы знаете, что нигде в мире нет такого количества брошенных детей? Вопрос Жириновскому – отчего в России так много детей, от которых отказались?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Серп и молот, говорили, казалось бы, какая связь, на знамени…

О. БЫЧКОВА: Т.е. теперь все будет отлично?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Все от 17-го года, 90 лет мучаем страну, у нас же продолжается гражданская война. Завтрашний марш несогласных – это гражданская война, это опять красные и белые.

О. БЫЧКОВА: Т.е. убрали серп и молот, теперь все будет хорошо?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не будет хорошо, конечно, в том-то и дело, нам легче всего повесить другой флаг, это не проблема. Но мы храмы ломали, мы семьи поломали, я до сих пор не могу найти документов по моей родословной, все же сгорело, все архивы. Конечно, мы все разрушили, это страшная была революция. Такой не было никогда, она продолжается. Ведь Германия освободилась от фашизма в 45-м году благодаря нашей поддержке. А у нас-то коммунизм остался в самом худшем варианте. Это все влияние, поэтому надо провести полную декоммунизацию страны, десоветизацию. И тогда, конечно, больше внимания уделять детям, чтобы были хорошие детские дома.

О. БЫЧКОВА: Как же вы проведете декоммунизацию, когда вы сами сказали, что это гидра из трех голов? Значит, вам нужно тогда запретить три партии и начать все с чистого листа.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Идеальный вариант, вообще всех, кто состоял в КПСС…

О. БЫЧКОВА: Оставить одну ЛДПР.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Кто состоял в КПСС, не имеют права заниматься политической деятельностью, и все. Все, кто состоял в КПСС. Тогда только беспартийные будут этим заниматься, и Явлинский не может заниматься, он был в КПСС.

М. СТАРОСТИНА: А кого оставить, кроме ЛДПР?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: ЛДПР есть, другие партии есть, полно беспартийных было. Нет проблем. Но мы иначе не освободимся от них. Они уже взяли под свой контроль 90% всей власти. Новая КПСС.

О. БЫЧКОВА: А президента Путина куда денем?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Он заканчивает свой срок, 2 марта будет другой президент, избрать нужно только из бывших беспартийных. Если опять бывшего члена КПСС изберем, значит, мы никогда не добьемся успеха.

О. БЫЧКОВА: А где же взять, человеку должно быть достаточное количество лет.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

О. БЫЧКОВА: Ему не может быть 20 лет, чтобы стать президентом.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: 35 минимум по конституции.

О. БЫЧКОВА: Но, на самом деле, президент бывает обычно в более зрелом возрасте.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: 50 лет.

О. БЫЧКОВА: Так получается, в 50 лет, где вы найдете беспартийного?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Полно их, извините, уже 20 лет у нас нет советского режима, этим ребятам было 30 лет тогда, они окончили вузы, работали, не надо так обеднять страну, у нас полно талантливых людей, достойных, которые могут быть выдвинуты и избраны 2 марта новым президентом России.

М. СТАРОСТИНА: Давайте о возрасте. Александра спрашивает, как вы относитесь к идее равного пенсионного возраста для мужчин и женщин с 55 лет?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Имеется в виду понизить для мужчин возраст?

М. СТАРОСТИНА: Да.

О. БЫЧКОВА: Чтобы одинаково.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: У правительства другой план, повысить и для женщин, и для мужчин, и сделать 65.

О. БЫЧКОВА: И сделать одинаково.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Во Франции 67, т.е. задумки у правительства, наоборот, повысить пенсионный возраст, не понизить для мужчин, 55, а повысить для мужчин, 65, и женщинам, сделать одинаково.

О. БЫЧКОВА: Здесь речь идет о том, чтобы сделать одинаково, потому что была такая традиция, что женщины выходили, и продолжается, конечно, на пенсию раньше.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Сейчас она есть, 55.

О. БЫЧКОВА: Это справедливо?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: А некоторые профессии – 50.

О. БЫЧКОВА: Это справедливо?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это делается с учетом материнства, конечно. Но есть женщины, которые недовольны, они хотели бы работать. Главное, чтобы пенсия была, и пенсию можно начинать платить и раньше, это не проблема. Проблема материального обеспечения, очень многие мужчины не хотят выходить на пенсию, но их выдавливают, таким образом, он оказывается дома и быстро сходит на нет.

О. БЫЧКОВА: С той же самой женой.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Идеальный вариант, конечно, ниже.

О. БЫЧКОВА: Да, которая уже давно сидит дома, ей все надоело.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Бежит на работу, а теперь еще на работу его убрали, со старухой женой будет сидеть. Конечно, это приводит к печальным последствиям.

О. БЫЧКОВА: Т.е. вся проблема в женах и коммунистах, в конечном счете.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, плюс национальный вопрос. Коммунисты решили все три вопроса очень плохо. И поэтому мы страдаем. Женщины у нас не работали никогда в России, они их погнали, объявили индустриализацию, национальный вопрос был решен хорошо, на окраинах жили наши национальные меньшие братья, никакого шума не было, никаких мигрантов. И не было коммунистов, и Российская империя была лучшим государством в Европе, никакого евро и доллара не было, был русский рубль.

О. БЫЧКОВА: Понятно, да, понятно, потом пришли коммунисты и все испортили.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Октябрьская революция все испортила.

О. БЫЧКОВА: Ясно.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: И последствия до сегодняшнего дня.

О. БЫЧКОВА: Зюганов уже давно не у власти, вы знаете?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: А какая разница, Миронов или Грызлов, они все вместе, это одна партия, и они везде, все губернаторы – бывшие коммунисты, все министры – бывшие коммунисты. «ЕР» — это 90% бывшие члены КПСС.

О. БЫЧКОВА: Антон спрашивает – Владимир, а когда вы собираетесь на пенсию, если не секрет?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я, как только будет возможность, с удовольствием буду отдыхать, когда это будет, через 5 лет, через 10, как получится, я с удовольствием уйду. Чем раньше мы уходим, отдыхаем, люди должны больше отдыхать. Я за то, чтобы среду сделать выходным днем, чтобы был 7-часовой рабочий день, чтобы был нормальный зимний отпуск 2 недели, 30 дней – летний отпуск, т.е. больше отдыхать. А нас советская власть гнала на работу, на работу. Сегодня у нас все больные и умирают раньше на 20 лет, чем в любой стране мира.

О. БЫЧКОВА: Сегодня у нас четверг, поэтому мы вынуждены были сегодня работать так же, как и наш гость.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я имею в виду в целом страна.

О. БЫЧКОВА: Да, Владимир Жириновский в программе «Особое мнение», спасибо вам большое.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я всех приглашаю на наш митинг 1 мая в 2 часа дня на Пушкинскую площадь, без всякого экстремизма, обо всем поговорим, со всеми москвичами и гостями столицы. А «Яблоко» не ходите завтра.

О. БЫЧКОВА: Принимайте сами решение, уважаемые слушатели.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: И марш несогласных.

О. БЫЧКОВА: До свидания.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Что это за марш несогласных?

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире