'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 29 марта 2007, 19:08

О.БЫЧКОВА – Добрый вечер и добрый день! Это программа «Особое мнение». В студии прямого эфира радио «Эхо Москвы» и телекомпании RTVI Ольга Бычкова. С особым мнением журналист Леонид Радзиховский. Добрый тебе вечер.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Добрый.

О.БЫЧКОВА – Ну, начнем мы прямо с экстремизма, займемся мы этим делом.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это в добрый-то вечер?

О.БЫЧКОВА – Да, да, конечно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Хорошие у тебя представления о добром вечере.

О.БЫЧКОВА – Администрация президента, — как сообщают информационные ленты, — склоняет партии к подписанию обязательства не сотрудничать с политиками-экстремистами и не участвовать в акциях типа «Марша несогласных». Об этом пишет сегодня, в частности, газета «Ведомости». Значит, предложено десятку партий подписать некую такую хартию, где написано, чего они не будут делать. Вот главное перечисленное: не общаться с нехорошими, там, разными деятелями и вообще не ходить по улице без необходимости. Ну, правда, уже партия «Яблоко» опровергла эту историю, сказала, что вот в этом она участвовать не будет, хотя первоначально вроде бы говорилось, что это чуть ли не по ее инициативе, но это оказалось, устами ее официальных представителей, не так. Ну, вот опять вопрос: ну, как-то вот даже неловко, честно говоря, обсуждать эту тему, но надо, потому что непонятно. А неловко, потому что ну глупо, скажи? Или есть в этом чего-то такое, чего я не понимаю?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Традиции, традиции. 800… нет, 900 лет назад в Англии была подписана великая Хартия вольностей. У нас сейчас составляется не великая, но Хартия не вольностей. У каждого свои традиции. Я думаю, что эта Сухаревская конвенция, она, в общем, очень в наших традициях, действительно. Да, Сухаревская конвенция. Это, конечно, в традициях наших…

О.БЫЧКОВА – А почему Сухаревская конвенция?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, потому что, как известно, когда как-то пытались упорядочить жизнь детей лейтенанта Шмидта, то была подписана небезызвестная Сухаревская конвенция. Наши политические партии – это классические дети лейтенанта Шмидта. Вот пытаются упорядочить.

О.БЫЧКОВА – Не, ну, подожди…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я бы на самом деле…

О.БЫЧКОВА – Те, кто не выходил на улицы, они туда не пойдут. Те, кто не общались с нехорошими экстремистами, они не будут с ними общаться.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, это правда.

О.БЫЧКОВА – Те, кто общались, будут продолжать это делать с еще большим энтузиазмом. А «Наши» как ходили, там… распиливать SMS-ки на улицы, так и будут продолжать этим заниматься. Что изменится-то?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Кстати, SMS-ки у них такие, что мало не покажется. Я вообще прошлый раз, когда мы говорили, как-то добродушно говорили, а у них такие SMS-ки… Я почитал их вопросы, которые они задавали прохожим, это… обычно в Интернете это комментируют так: где такую траву достаешь? Действительно, такой травы не легко достать. Ну, ладно, это прошедшие события, бог с ними. Значит, я думаю, что надо просто перед домами политиков турникеты ставить. Если ты подносишь карточку, что ты эту конвенцию подписал, ты проходишь турникет, если нет у тебя такой карточки, ты остаешься дома.

О.БЫЧКОВА – Подписываешь конвенцию, получаешь карточку.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Получаешь карточку, совершенно верно. Значит, это давно все описано, Салтыков-Щедрин «О благонадежном пирогов печении», «О благонадежном по улицам хождении» и т.д. Вот эта тенденция этих Хартий не вольностей, это желание незаконных политических мигрантов выкинуть, разделить политиков на коренных и не коренных, на мигрантов плохих и хороших, и чтоб все, главное, направлялось сверху, эта традиция, она неискоренима. Но самое смешное заключается в том, с моей точки зрения, что на самом деле, если бы вот не было этих… Ну, вот я бы, допустим, я был бы политиком, представим себе такую глупость. Мне бы в жизни не пришло в голову, идти на марш под лозунгами: «Россия – все, остальное – ничто» рядом с Лимоновым. Но когда меня…

О.БЫЧКОВА – Банду кого-нибудь под что-нибудь, например, с таким лозунгом.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. Но если бы меня заставляли при этом… Я бы не пошел ни на какой такой митинг. Но если бы меня при этом заставляли, явно насилуя, явно ограничивая, явно навязывая мне свою волю, подписывать что-то явно глупое, явно диктующее мне то, с чем я, может быть, и так согласен, — я не хочу идти на этот митинг. Но когда при этом ко мне пристают, меня насилуют, мне навязывают и т.д., и т.д., то это вызывает естественное раздражение, озлобление, ответную реакцию…

О.БЫЧКОВА – И желание поступить именно таким образом.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, конечно. Наоборот. Ну, естественно. Это просто провоцирование встречной реакции. Ну, а политики у нас не дети, их не так-то легко спровоцировать. Они прекрасно знают, что как только они выйдут за флажки… Вот им поставили флажки, и они прекрасно понимают, что как только они за эти флажки выйдут, их просто отстреляют на фиг и шкуры развесят в зоопарке. Поэтому, конечно, все они всё подпишут, потому что поцелуешь плечико, авось куда-то и допустят. Ну, конечно, это лишнее унижение, лишний раз показать, сколько вы стоите на этом белом свете, почем фунт лиха и кто здесь хозяин. Оно диктуется вполне определенным рефлексом: я — начальник, ты — дурак, ты — начальник, я — дурак. Ну, и плюс к этому, естественно, вот эта общая такая… абсолютно иррациональный страх перед этими…

О.БЫЧКОВА – Нет, ну, существуют же законы, да? Существует вот заявительный характер проведения этих самых мероприятий. И что теперь? Значит, если кто-то не подписал, он же все равно в своем праве, проводить какую-нибудь акцию?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы имеете право? Имеете. Вы можете? Никогда. Значит, все знают, что главная наша проблема – это гигантская щель между так называемой конституцией, о которой мой уважаемый коллега господин Третьяков сказал, что это бумажка. Да, бумажка и есть, совершенно правильно. Вот. Между бумажкой, именуемой конституцией, и реальной жизнью. Это во всех странах есть зазор между законом и реальной жизнью. Просто размеры зазоров разные. Иногда это маленькие щели, а иногда это просто дыра такая, в которую хорошо, если просто ветер, а то, глядишь, и морда какая-нибудь просунется не очень симпатичная. Вот у нас эта дыра гигантская и она все больше и больше расширяется. Естественно, по конституции не надо запрещать экстремистов, поскольку есть вещи, конституцией прямо перечисленные, которые запрещены этой самой конституцией, не надо еще отдельно добавлять. Вот. Разрешены…

О.БЫЧКОВА – Т.е. это проверка на благонадежность?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, разумеется, это проверка на благонадежность, это проверка на покорность, это, как говорится, проверка на вшивость. И я уверен, что все наши разумные благонадежные партии эту проверку…

О.БЫЧКОВА – Успешно ее пройдут.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …успешно пройдут. Хотя еще раз…

О.БЫЧКОВА – «Яблоко» уже отказалось, знаешь? Все-таки.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Червячок у них завелся.

О.БЫЧКОВА – Ладно… Червячок. Подожди…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но стыдно публично, публично-то стыдно.

О.БЫЧКОВА – Ну, про червячков через пару минут продолжим с Леонидом Радзиховским.



РЕКЛАМА



О.БЫЧКОВА – И мы продолжаем программу «Особое мнение». Вот прежде чем мы продолжим наш разговор с Леонидом Радзиховским, я не могу просто удержаться и не прочитать послание Антона Моторыгина, инженера ВПК из Москвы на сайт «Эхо Москвы» в Интернете. Он пишет: «Путин вдыхает углекислый газ, а выдыхает кислород. Так поддерживается жизнь на всей планете. Людей, которые видели Путина лично, живыми забирают на небо. Британские ученые выяснили: ежедневное произнесение слова «Путин» в количестве 5 раз вдвое снижает риск сердечно-сосудистых, а в количестве 8 раз – онкологических заболеваний. А австралийские ученые предупреждают: ежедневное произношение слова «Путин» в количестве 5 тысяч раз во столько же раз увеличивает риск необратимого наступления маразма». Ну, вот. А Роман из Санкт-Петербурга пишет… уже вопрос, уже всерьез: «Не кажется ли вам…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Почему? А первое, мне кажется, просто содержанием SMS-ки, которую «Наши» раздавали. Вот она дошла до инженера Мамалыгина…

О.БЫЧКОВА – Моторыгина. Не путай фамилию достойного человека.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Извиняюсь. Вот SMS-ка «Наших» до него дошла, правильно, рассылали же они SMS-ки.

О.БЫЧКОВА – Да, да. Наверное, там так все и написано было. Роман из Санкт-Петербурга спрашивает…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Точнее, они 5 тысяч раз произносят это и вот… А потом такие SMS-ки присылают.

О.БЫЧКОВА – А потом их забирают живыми на небо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, естественно.

О.БЫЧКОВА – Да, уже за 5 тысяч раз. «Не кажется ли вам странным, что в обществе царствуют только максималистические настроения: за Путина или против Путина? Не ошибаются ли и те, и другие?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, вообще, я не поклонник максималистических, как Вы говорите, настроений. По-моему, это величайшая глупость и одна из главных традиционных проблем нашей страны: за, против. Кто не с Путиным, тот против Путина, кто не против Путина, тот обязан быть за Путина. И не только по поводу Путина, вот этот классический раскол, идеология раскола. Это действительно есть. Надо сказать, что эту идеологию активно созидают сами власти. Ну, вот я повторяю то, с чего я начал. Ну, вот нормальный обыватель, тихий, мирный. Ну, не пойдет он ни на какие акции протеста, плевал он на всех этих «ненаших» и, значит, «Другую Россию», в жизни не пойдет. Вот я, да? Но естественно, что когда к тебе подходят и начинают то, что ты и так в принципе… то, к чему ты и так равнодушен, спокоен, скептически относишься, но из тебя это начинают буквально вытряхивать, яростный протест против этого…

О.БЫЧКОВА – Но это ты уже говорил, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот. Это вот и есть формирование психологии…

О.БЫЧКОВА – Ты вступаешь на зыбкий путь оппозиции.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, я не вступаю ни на какой путь. Меня уже трудно раскачать, не тот уже возраст. На подначку: «Слабо? Слабо выйти? Слабо не выйти? Ты трус или не трус?» На такие подначки я уже, к сожалению, не покупаюсь. Но многие покупаются, их действительно подначивают и подбивают. Кстати, я забыл сказать в первой части. Я тут много раз проповедовал насчет того, что призыв – это, с моей точки зрения, действительно форма крепостного права и некое абсолютное зло. Вот ко мне обратилась какая-то организация, которая завтра… а, вру, не завтра, в субботу проводит митинг против призыва. Я не знаю, разрешенный он или не разрешенный, есть ли там какая-то еще политическая составляющая или нет, тем не менее…

О.БЫЧКОВА – Митинги и акции проводят заявительно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Заявительно. Ну, значит, замечательно, значит, заявили они, но они марши проводить, как я понимаю, не будут. Вот они проведут, значит, митинг против призыва…

О.БЫЧКОВА – В субботу в Москве?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – В субботу в Москве, на Тургеневской площади. Я никого не зову туда идти, таких полномочий у меня нету, агитацией не занимаюсь, но информацию такую сообщить желающим считаю своим долгом.

О.БЫЧКОВА – Ну, т.е. ты считаешь, что вот года речь идет о призыве, это святое, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, просто когда людей явно ломают, явно мучают, явно бессмысленно насилуют, попытка противостоять этому очевидно бессмысленному садизму, я считаю, действительно, обязанность любого нормального человека. Отмотался он сам, не отмотался он сам, но все-таки есть какие-то вещи, когда… ну, явно вот без всякой цели и смысла людей… над людьми издеваются. Ну, конечно, с этим надо бороться.

О.БЫЧКОВА – Ну, сам же ты туда не пойдешь?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, мало ли, куда я сам не пойду. Это, знаешь… Если перечислять все, куда я не пойду, это никакой передачи не хватит.

О.БЫЧКОВА – Скажи, пожалуйста, что имела в виду Парламентская Ассамблея Совета Европы, которая сегодня вновь напомнила России о необходимости соблюдения обязательств, взятых на себя при вступлении в этот Союз, ну, там упоминался, конечно, ратификация 14-го Протокола по Страсбургскому суду, который Россия заблокировала. Смертная казнь, которая до сих пор…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А почему по Страсбургскому суду? Мы же подчиняемся решениям Страсбургского суда. Чего они еще хотят?

О.БЫЧКОВА – Не, мы подчиняемся. Но там сейчас речь идет о реорганизации суда, потому что суд завален заявлениями и в том числе из России, которая чемпион, как известно, по этому делу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, и чего они хотят?

О.БЫЧКОВА – Ну, и вот там придумали, что можно сделать как-то вот так, чтобы судьи могли более эффективно работать. Не буду вдаваться сейчас в подробности. Ну, все ратифицировали, мы не ратифицировали этот 14-й Протокол Конвенции по правам человека. Ну, и смертная казнь, да? понятно, тоже до конца не отмененная. Ну, и также деятельность политических партий, которые, как сказала Парламентская Ассамблея Совета Европы, вот не имеет здесь достаточных… их возможности не соответствуют правовым нормам вот ПАСЕ, Совета Европы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так.

О.БЫЧКОВА – Ну вот. Но при этом они сказали, что до выборов, которые нам предстоят в следующем и через следующем году, они ничего предпринимать не будут, чтобы не влиять на процесс. Ну, наблюдают за ситуацией очень внимательно и надеются, что Россия сделает правильные выводы, что выборы не придется, например, признавать там какими-нибудь недействительными, не соответствующими и т.д. Я не поняла.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я тоже. Во-первых, я не понял, что значит: делать они ничего не будут? А что они могут сделать? Вот что ПАСЕ при всем своем желании…

О.БЫЧКОВА – Конкретные заявления.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А! Очередное заявление они напишут? Ну, они…

О.БЫЧКОВА – Ну, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Они заявили, что мы не будем заявлять. Они сказали, что мы не будем делать. ПАСЕ единственное, что может, — это заниматься пиаром. Чем оно успешно и занимается в этом заявлении. Так что…

О.БЫЧКОВА – Ну, т.е. они могут, например, подготовить доклад.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Могут.

О.БЫЧКОВА – Как они обычно делают с перечислением фактов, с выводами и с какими-то такими вот указаниями на вид. Вот они решили, что они не будут сейчас этим заниматься.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Училка не будет вызывать к доске до контрольной.

О.БЫЧКОВА – Ну, типа того.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот посмотрим по результатам контрольной, мы вам выставим общую отметку за год. Значит, я должен сказать по этому поводу следующее. Я считаю, что при всех бюрократических закидонах деятельность ПАСЕ крайне и исключительно полезно, особенно, конечно, для нашей страны. Она не имеет никакого реального эффекта, но она все-таки форточку держит чуть-чуть приоткрытой, чтоб дышать можно было. При этом совершенно понятно, что именно из-за таких лавочек как ПАСЕ российское руководство не переваривает Запад. Почему у нас так обожают всякие там восточные страны, включая даже Иран, и уж вообще расстилаются перед Китаем и готовы перед этим Китаем плясать в любой форме на столе, и ненавидят очевидно, вот просто не переваривают западные страны? По одной единственной причине, на самом деле, внутриполитической. Потому что ни одна восточная страна с их восточным тактом не лезет. Хотите со своими подданными так обращаться, – обращайтесь, сяк – обращайтесь. Хотите их кушать, кушайте. Вареными – вареными, жареными – жареными. Не хотите кушать, – не ешьте, дорогие, ваши полные права. Когда была Ходынка, вот когда Николая II короновали, то сюда приехали западные разные деятели. Они были очень недовольны Ходынкой. И западные газеты по этому поводу стебались. А китайский министр… после Ходынки был бал, на который пришел Николай, был страшно расстроен. Китайский министр подошел к русскому министру, между прочим, это был Витте, и спросил: «Почему ваш император так расстроен?» Витте сказал: «Как? Вот у нас была Ходынка, раздавили несколько сот человек, понимаете». «И что?», — сказал китайский министр. Витте говорит: «Ну, вот, несколько сот человек раздавили». «Об этом сказали императору?», — сказал китайский министр. «Ну, разумеется», — сказал Витте. «Боже мой, — сказал китайский министр, — если бы мы докладывали своему императору о каждых нескольких тысячах раздавленных, мы бы просто испортили ему настроение на всю жизнь». Вот такая психология на Востоке. Они признают наше суверенное право над нашими подданными. В то время как западные чистюли…

О.БЫЧКОВА – Ну, Китай не является членом Совета Европы, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А? Я и говорю, поэтому Россия очень любит страны восточные и любит иметь с ними дело и терпеть не может страны западные, терпеть не может иметь с ними дело. Никто не любит, когда людям делают замечания, тем более, взрослым дядям, тем более, большим начальникам, тем более, публичные выволочки. Этого не любит никто, этого не любят российские начальники…

О.БЫЧКОВА – Но тем не менее, мы остаемся во всех этих западных гнилых, неприятных, отвратительных институциях.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Помилуй, а куда ж мы денемся?

О.БЫЧКОВА – Вот именно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Куда ж мы денемся? Мы остаемся, но именно потому что мы остаемся, раздражение против противной училки, эдакой нудной немецкой училки в чепчике, которая со своей поганой указкой лезет, куда ее никто не просит, нарастает у российского начальства. И что характерно, нарастает у российских подданных, у простого российского народа, которому тоже не нравится, что российских начальников шпыняют и говорят: «Что же вы с народом так плохо обращаетесь?». А народ говорит: «Да как же они смеют такие хамские вопросы…

О.БЫЧКОВА – Российский народ обращается…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …нашим начальникам зада…» А сам бежит, между прочим, в Страсбургский суд.

О.БЫЧКОВА – Вот именно что. И бежит причем впереди всех.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Широк человек, не опишешь одной формулой. Как говорил Достоевский: «Широк человек, даже слишком широк, я бы сузил». Ну вот…

О.БЫЧКОВА – Ну, т.е. мы возьмем у них все лучшее, а все худшее оставим у себя. И никому не отдадим.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А все худшее оставим им, да, это правильно.

О.БЫЧКОВА – Не, ну, при себе оставим все худшее.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – При себе точно.

О.БЫЧКОВА – Ладно. Можешь в оставшиеся буквально полторы минуты ответить Марине Финкель их Израиля, которая с упертостью, достойной лучшего применения, — она сама так пишет, — спрашивает у всех гостей об иранской угрозе. Две минуты или полторы оставляю тебе на это, потому что просто… ну, потому что знаю, что уже отвечали на этот вопрос, но Марина просит. «Проблемка мелкая, — говорит Марина, — ну, в который раз имею наглость спросить, чего будет-то?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Марина, ну, ничего не будет, поскольку, значит, весь мир мечтает, чтобы Соединенные Штаты нанесли бомбовый удар по Ирану. Об этом мечтают братья-арабы, которые не любят братьев-персов вообще и господина Ахмадинежада с его наполеоновскими амбициями в частности. Об этом мечтают в вашей маленькой симпатичной стране, Марина. Об этом мечтают в нашей большой холодной стране, потому что эти бомбовые удары вскинут цены на нефть на высоту взрыва. Об этом все мечтают, но Буш уже доказал, что он человек крайне неприятный, и он на просьбы всего… Да, об этом же, самое интересное, мечтает сам господин Ахмадинежад, потому что он прекрасно…

О.БЫЧКОВА – Ну, поскольку он об этом мечтает, то ему никто, дорогая Марина…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Этого удовольствия не доставит.

О.БЫЧКОВА – Это вот такая логика Радзиховского, — я сжимаю все промежуточные аргументы, потому что время у нас поджимает.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Этого удовольствия никто господину Ахмадинежаду не доставит.

О.БЫЧКОВА – Просто, ну, назло господину Ахмадинежаду никто не будет ударять по Ирану.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Точно. Как в известном анекдоте, когда мазохист говорит садисту: «Ну, помучай меня, ну, помучай!». А садист грубо отвечает: «Не буду! Не буду!» Вот Буш так с Ахмадинежадом.

О.БЫЧКОВА – В этом заключается его садизм.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Садизм, естественно.

О.БЫЧКОВА – Прерываемся на несколько минут в программе «Особое мнение». Так надо. Потом Леонид Радзиховский вернется в студию прямого эфира.



НОВОСТИ



О.БЫЧКОВА – И мы продолжаем программу «Особое мнение». Леонид Радзиховский с нами в прямом эфире телекомпании и радиостанции. Поскольку это прямой эфир, то у нас есть телефоны прямого эфира, и уже я готова их включать, но прежде еще одна тема. Это Косово. Стало известно, что Европейский Союз готовит крупнейшую в истории антикризисную операцию в Косове, рассчитанную на два года. После того как будет уже принята резолюция Совета Безопасности ООН по поводу будущего статуса Косово, и Европа не сомневается, что это будет, так или иначе, та или иная форма независимости от Сербии. Ну, и там предполагается контроль над косовской юстицией, полицией, таможней, может быть, даже парламентскими решениями. До полутора миллиардов евро участие Соединенных Штатов и других государств, не входящих в Европейский Союз. Ну, что-то такое грандиозное задумано еврокомиссарами, комиссаром Совета Европы и Хавьером Соланой, министром иностранных дел фактически. Ну вот, это сегодняшнее сообщение. В связи с ним вопрос от Всеволода из Москвы, который не понимает, зачем Запад с таким маниакальным упорством пытается создать в центре Европы мусульманский анклав. «Зачем им это?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, Всеволод, я тоже этого не понимаю. Более того, я должен сказать, что если Европа прожмет в ООН решение о том, что вопреки мнению Сербии, Косово признается независимым, то это а) крайне несправедливое решение, б) решение, перечеркивающее основы международного права, потому что до сих пор все случаи предоставления независимости совершались, в конечном счете, на основе взаимного согласия. Согласие есть продукт непротивления сторон. А вот если будет создан прецедент, когда пусть даже по решению ООН, пусть даже по решению Совета Европы и бог знает, кого, но против воли страны от нее отрезают кусок и говорят: «Плевали мы на ваше мнение, а вот этот кусок независим», это, извините, в другой, конечно же, в другой форме напоминает Мюнхенский сговор. Когда от Чехии отчекрыжили кусок и сказали: «А кого интересует мнение этих чехов? Да пошли они к черту, хотим и делаем». Мне это решение представляется крайне опасным и в моральном, и в юридическом, и по политическим последствиям делом.

О.БЫЧКОВА – Но а сохранять это так, как вот оно сохраняется тоже в таком несправедливом и непонятном состоянии по отношению к другой стороне, это не опасно? Это правильно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Why not? Это де-факто давным-давно независимая страна. Как Абхазия, как Приднестровье, как эта самая Северная Осетия. Это из того, что мы знаем. Это де-факто независимая страна, сербы туда уже давно не лезут, обломали рога. Оставьте вы их в покое. Де-факто независимая страна, как-то устаканилось. Но не создавайте опаснейшего прецедента, когда можно резать страну на куски де-юре против желания этой страны. Когда федерация Югославия развалилась, отъединилась Черногория, Хорватия, это было нормально. Это было по обоюдному желанию.

О.БЫЧКОВА – Надо сказать, что в проекте Европейского Союза не предлагается вот прямо взять и отрезать ножницами или пилой отпилить Косово от Сербии.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так.

О.БЫЧКОВА – Там предлагается такой промежуточный некий вариант, что как бы… ну, что-то вроде очень широкой автономии, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Видите ли, я не юрист.

О.БЫЧКОВА – Т.е. избегаются, по крайне мере, такой был вариант, такой вариант обсуждался: избегались всеми способами вот даже намеки на государственную независимость Косово.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, тогда нет проблем, тогда это просто узаконение того, что существует. Прекрасно, хотите помочь Косово, молодцы ребята. Зачем вам нужен мусульманский анклав в центре Европы? — спрашивает слушатель. Да по одной простой причине: они там есть. А что с ними делать? В газовые камеры отправить? Ну, есть они там. Вот и поддерживают их там. Кстати, они абсолютно не рвутся, чтобы эти ребята разлетелись по всей Европе, пусть у себя сидят.

О.БЫЧКОВА – Ну что? Это программа «Особое мнение». Леонид Радзиховский готов… Готов?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Готов.

О.БЫЧКОВА – Ответить на вопросы наших слушателей и зрителей. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Да, здравствуйте.

О.БЫЧКОВА – Здрасьте. Как Вас зовут Вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Это Петербург. Владимир меня зовут.

О.БЫЧКОВА – Слушаем Вас внимательно.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Да, в Петербурге творятся безобразия такие, ограничивается свобода информации. Дневная передача «Особое мнение» заменяется какой-то чепухой на «Эхо Москвы». Вот Петербург стонет. Вот Ваше мнение? Там передаются всякие, знаете, реклама от медицины, там жулики…

О.БЫЧКОВА – Все, Владимир, понятно. Это точно не к Леониду Радзиховскому. Ваше мнение, во-первых, уже известно радиостанции «Эхо Москвы», во-вторых, будет донесено еще раз. Спасибо Вам большое. Ну что, передадим. Передадим по инстанциям, можно сказать. Ты же не будешь отвечать за «Эхо Москвы»? Не будешь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, я не могу, меня пока не заменили рекламой или Вы считаете, что что я говорю – реклама?

О.БЫЧКОВА – Алло! Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ – Здравствуйте, это вот Олег из Санкт-Петербурга. Я хочу предыдущего поддержать, и вашу игру с Бадри Гобечия тоже в Петербурге не передавали.

О.БЫЧКОВА – Но игра уже закончилась почти.

СЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ – Да, так вот и не узнали, как закончилась и кто автомобиль выиграл.

О.БЫЧКОВА – Как это, кто? Там выиграл автомобиль человек из Санкт-Петербурга, Вы что?

СЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ – А мы не слышали об этом, что он выиграл. Это все перекрыто было.

О.БЫЧКОВА – А все на сайте написано. Олег, ну, давайте, наверное, все-таки в тему…

СЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ – Да, вопрос Леониду Александровичу.

О.БЫЧКОВА – …к Леониду Радзиховскому по программе «Особое мнение».

СЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ – Да, у меня такой вопрос. Он сказал, что он против призыва на военную службу. Так вот тогда, как узнать, чего Леонид Радзиховский хочет, чтобы у нас американские негры что ли в армии служили и чтобы нас гоняли по улицам вместо наших солдат?

О.БЫЧКОВА – Подождите, откуда у нас возьмутся американские негры?

СЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ – Да, потому что или арабы, например. Но если некому в армии будет служить, так кто будет у нас служить-то в армии?

О.БЫЧКОВА – А, а Вы думаете, контрактная армия и наемная армия – это одно и то же? Ладно, хорошо. Отвечай.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но я просто возмущен русофобской выходкой данного товарища. Вы что же считаете, что нет в России людей, которые хотят служить в армии? Вы что же считаете, что весь наш народ мечтает сачкануть от армии? Знаете, я человек толерантный, но такие приступы русофобии я просто не понимаю. В России много людей, которые хотят служить в армии. Вот пусть они добровольно, да еще и за деньги в ней и служат.

О.БЫЧКОВА – Еще один звонок. Алло! Добрый день. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИННА – Это «Особое мнение»?

О.БЫЧКОВА – Это «Особое мнение», Вы в прямом эфире. Говорите, время идет.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИННА – У меня вопрос к Леониду. Уважаемый Леонид, это литературный вопрос. Я – Инна из Израиля. Скажите, пожалуйста, верите ли Вы, что Михаил Шолохов написал «Тихий Дон»? Есть большие сомнения и обоснованные к тому же, что он писал и другие вещи…

О.БЫЧКОВА – Все понятно, Инна, вопрос понятен.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вопрос не ко мне, я не специалист.

О.БЫЧКОВА – Отличный вопрос. Нет, пожалуйста, у тебя должно быть особое мнение по поводу всего.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Никакого, по сему поводу никакого особого мнения у меня нет.

О.БЫЧКОВА – А тебя спрашивают, веришь ты или не веришь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я не могу верить или не верить в то, о чем я ничего не знаю. А верю или не верю? Нет, не верю и считаю, что эту книгу написал Шолохов Михаил Александрович.

О.БЫЧКОВА – Вот, об этом тебя и спрашивала Инна.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Точно. Не верю.

О.БЫЧКОВА – Спасибо большое за ответ. Еще один вопрос. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОЛЬГА – Алло!

О.БЫЧКОВА – Алло, здрасьте. Вы откуда и как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОЛЬГА – Ольга из Самары.

О.БЫЧКОВА – Очень приятно, Ольга, мы Вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОЛЬГА – Ну, во-первых, я хотела бы ответить слушателю, что найдены истинные рукописи и на 100% эту книгу написал Шолохов.

О.БЫЧКОВА – Хорошо, хорошо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОЛЬГА – А теперь вопрос к Михаилу Радзиховскому.

О.БЫЧКОВА – Ну, Леониду, не важно. Да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОЛЬГА – Меня беспокоит вот, что американцы у наших границ размещают ПРО. Это не против иранских ракет, потому что их нет в природе.

О.БЫЧКОВА – Все, понятно, Вы о чем хотите спросить? Что нам делать или как? Так, не получилось у Ольги. Короче говоря, Ольгу беспокоят вот эти вот радары и там еще какие-то ракетные установки, которые собираются установить в Чехии и в Польше. Что будет делать с Ольгой?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ольга, как же я Вам завидую, какой же Вы счастливый человек, если больше в этой жизни Вас ничего не беспокоит. Я могу еще добавить Вам немножко счастья. Не беспокойтесь, Оля, не беспокойтесь, пусть это будет самая последняя забота в Вашей жизни. Никакого нападения, никакой угрозы и никаких военных акций против России со стороны Соединенных Штатов не будет, как не было последние 60 с лишним лет. Спите спокойно.

О.БЫЧКОВА – Все, понятно. Это была программа «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским. Спасибо тебе большое.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Пожалуйста.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире