'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 марта 2007, 17:08





М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели «Эха Москвы», здравствуйте, уважаемые телезрители RTVI, программа «Особое мнение», гость – известный журналист Станислав Кучер, добрый день, Станислав.

С. КУЧЕР: Приветствую, Матвей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Станислав Кучер побывал в одной из стран Балтии, где, как выяснилось, активно смотрят RTVI, более того, даже хотя мы там не вещаем официально, очень активно слушают «Эхо Москвы», уже непонятно, каким образом, может быть, по Интернету, может быть, опять же, в кабельных сетях. Это Латвия. И я бы хотел с этого начать, тем более что потом мы коснемся одной новости касательно Латвии, очень принципиальной для России, какое на тебя произвело впечатление, Латвия – это же такая, как принято говорить, в ней антироссийские настроения, весь этот набор штампов, он подтвердился?

С. КУЧЕР: Я был в Латвии первый раз в 1986 г., в 8 классе, вместе с экскурсией школьной, и тогда, действительно, антироссийские настроения были достаточно сильны, как мне, по крайней мере, казалось. Т.е. со мной в магазине, я помню, не стали говорить по-русски, и когда я ехал в Латвию сейчас, у меня были примерно такие же стереотипы, т.е. я был убежден, что сейчас антироссийские настроения очень сильны, поскольку эта тема активно муссируется нашими и, как мне казалось, латвийскими СМИ. И как я сейчас понимаю, конечно же, там нашими и латвийскими политиками тоже периодически подогревается. И я был просто поражен тем, что, на самом деле, по крайней мере, в Риге, в Юрмале, а также в паре других крупных городов, в которых я побывал, я не заметил не то, что антироссийских настроений, наоборот, увидел необыкновенное совершенно расположение к россиянам, к русским, особенно со стороны, что меня поразило, со стороны молодежи, ребят, которым сейчас по 20-25 лет, которые, по идее, русский язык в школах не учили уже, не должны были учить. Они говорят по-русски, да, они говорят с акцентом, но они с удовольствием с тобой заговаривают. Бывали ситуации, когда…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. ты хочешь сказать, что ты утверждаешь, что молодежь, которая не изучала русский язык, тем не менее, по-русски говорит, да?

С. КУЧЕР: Говорит, причем говорит очень хорошо. Они говорят хорошо, потому что рядом с ними живут русские, потому что почти половина населения больших городов Латвии – это по-прежнему русские. И весь вопрос в том, что, допустим, пара была буквально эпизодов, когда я уловил сначала на себе некое подозрительное такое, что ли, отношение, это было, когда я, я там ездил на машине с латвийскими номерами, когда я подъезжал к бензоколонке, и мне сказали по-латвийски «добрый день», по-латышски, я ответил по-русски.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Лабас деинас», да, по-моему?

С. КУЧЕР: Да-да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Видите, латыши?

С. КУЧЕР: Матвей все знает.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Лабас диенас.

С. КУЧЕР: Да, и когда я не смог прочитать одну надпись по-латышски, вторую, я сначала увидел такое некое недовольство в глазах молодого человека там на бензоколонке, и я ему объяснил, что я турист из России. Как только я ему объяснил, что я турист из России, вопросы были вообще сняты.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И бесплатно дали бензин?

С. КУЧЕР: Иными словами, если ты живешь в Латвии, отношение такое, если ты живешь в Латвии и родился там, не знаешь латвийского языка, хочешь, чтобы с тобой говорили по-русски, все-таки изволь выучить язык страны, в которой живешь. Это, на мой взгляд, правильно. А так к русским, к россиянам отношение очень хорошее, много раз дорогу показывали, в общем, еще раз говорю, я был к тому же очень рад увидеть, как этнические русские, живущие в Латвии, граждане и не граждане, совершенно нормально живут, сосуществуют, общаются с этническими латышами.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо.

С. КУЧЕР: Эта русофобия, о которой мы очень часто говорим, и я, в том числе, лично тоже часто говорил, не зная ситуации, ее, на самом деле, я там не увидел. В отдаленных, т.е. не то, что в отдаленных, чем дальше от Риги, чем дальше, скажем так, в провинцию, там да, государство пытается не то, что русофобскую политику, но националистическую политику, безусловно, вести. И на государственные посты, конечно же, они стараются сейчас брать людей, которые… не стараются, просто существуют ограничения, они берут исключительно латышей, исключительно владеющих языком, там экзамен необходимо сдавать и т.д. Но, как утверждают и русские, опять же, я говорю не про политиков сейчас, а про нормальных людей, и русские, и латыши, эта ситуация тоже неизменно меняется, будущее у Латвии, это будущее мультикультурной страны, где русские и латыши живут вместе, дружно и счастливо. Прошу прощения за этот оптимизм, но у меня создалось ощущение, что так оно и будет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, как ты можешь просить прощения за оптимизм? Ты просто рассказал, это страшно интересно.

С. КУЧЕР: Плюс, кстати, извините, Матвей, если говорить уже не о гражданах, то так уж получилось, что я там был буквально, так получилось, что я там женился, короче, не знаю, насколько уместно приводить подробности о своей личной жизни, но, тем не менее, такая новость у меня случилась именно там, на русской девушке, просто мы с ней были вместе там. И это все происходило в посольстве РФ, происходила эта церемония буквально за час до встречи посла РФ Виктора Ивановича Калюжного с президентом Латвии. И напомню, что президент Латвии приезжает скоро в Россию, это будет первый визит, собственно говоря, лидера прибалтийского государства в Москву. Это будет визит именно латвийского президента. При всем притом, что да, она из Канады, да, у нее изначально были очень жесткие антироссийские настроения. Но, как я понимаю, и в политическом плане отношения между Россией и Латвией будут складываться достаточно хорошо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы понимаете, дорогие друзья, что до того, как Кучер сказал, что он женился, я все это воспринимал за чистую монету, а теперь я просто понимаю, что он выполняет задание латышских спецслужб.

С. КУЧЕР: Нет, моя жена, моя жена – русская, она этническая русская, она живет в России.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это неважно, раз ты заключал свой брак там, значит, ты не веришь российскому ЗАГСу.

С. КУЧЕР: Это было на территории РФ.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ох, крутите вы.

С. КУЧЕР: В нашем посольстве, так что все в порядке.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, давай мы коснемся одного внешнеполитического, международного аспекта взаимоотношений между Россией и Латвией, наконец, подписан договор о государственной границе. Важная история, я не буду рассказывать подробности, но самое главное, что была односторонняя декларация, предложенная Латвией, в которой, по мнению Латвии, в состав Латвии входил Пыталовский район Псковской области. Естественно, Россия говорила о территориальной целостности, о том, что пересматривать границы как-то негоже, и вот неожиданность, неожиданность – Латвия отказалась от этих претензий, и договор подписан, все. Главы правительств двух стран, Михаил Фрадков и Айгар Калвитис, подписали. Ну что, еще одна положительная история, как мне кажется, причем очень важная.

С. КУЧЕР: Подтверждает, подтверждает, собственно, ту тенденцию, которая мне показалась совершенно очевидной там на месте. Т.е. и неслучайно, действительно, латвийский президент приезжает скоро в Москву. Да, что тут можно добавить? Хорошо, что это произошло. Значит, браво, аплодируем нашим дипломатам и латвийским тоже дипломатам, нашли компромисс, молодцы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Скажи, долго ли ты был в Латвии, просто какие события ты застал, какие нет?

С. КУЧЕР: Я не застал трагедии, произошедшие в России.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты о них знаешь.

С. КУЧЕР: Безусловно, я о них знаю, опять же, не могу просто на это не свернуть, в тот момент, когда, короче, это случилось в одном баре, где был телевизор, где в этот момент я пил чай, когда по телевизору стали об этом рассказывать, в частности, о пожаре в доме престарелых, просто очень много людей поставили чашки на место, был сделан звук погромче, телевизор вещал на русском языке при этом, рассказывал. Т.е. они там смотрят, кстати, наше телевидение, Первый, Второй канал, в общем, в курсе всех наших событий. Я просто к тому, что это было воспринято с сочувствием, я не заметил ни у одного из присутствующего людей какого-то злорадства.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так вот, Александр Шевелев, пенсионер, он задает вопрос. После многочисленных катастроф с человеческими жертвами не считаете ли вы, в частности, коснемся шахты, где произошла самая значительная трагедия за всю историю, насколько я понимаю, угольной отрасли, истории угольной отрасли России и Советского Союза. После многочисленных катастроф с человеческими жертвами не считаете ли вы, что возникла острейшая необходимость создавать профсоюзы рабочих для защиты их прав. Конечно, это я напоминаю и радиослушателям, и телезрителям, и моему коллеге Стасу Кучеру, безусловно, у нас есть профсоюзы, которыми руководит Шмаков, это федерация независимых профсоюзов и т.д. Но их голос, т.е. честно скажу, они многое делают, но понятно, что они встроены во власть. И это, наверное, не настоящие профсоюзы, что ты думаешь по поводу этого? Важная вещь.

С. КУЧЕР: По поводу того, что у нас профсоюзы под руководством Михаила Шмакова не настоящие? Это ты констатировал факт, я с этим абсолютно согласен. Профсоюзное движение, оно только сильно эффективно, когда инициатива идет снизу, у нас же создание профсоюзов в их нынешнем виде шло сверху, профсоюзы и их лидеры подкармливаются властью, это ни для кого не секрет. Что же касается данной катастрофы, да не только этой катастрофы, у нас же в свое время и самолеты одновременно падали по несколько, вспомним, буквально несколько лет назад, и катастрофы продолжаются, все это относится, на самом деле, как одной простой теме. У нас есть министерство чрезвычайных ситуаций, которое очень профессионально работает, реагируя на подобные происшествия, у нас не существует ни министерства, ни целенаправленной работы по предотвращению техногенных катастроф, по отслеживанию, элементарно в каком состоянии пребывают те или иные объекты.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это не совсем так. Не забывай, что у нас, например, существует государственная противопожарная служба, эта противопожарная служба регулярно, ты знаешь, пожарные, это слово, их больше всего боятся все предприниматели.

С. КУЧЕР: Значит, они хорошо, я сейчас не хочу никого обвинять, но я могу сказать, что предприниматели их боятся очень хорошо, потому что они, в свою очередь, занимаются часто своеобразным рэкетом, угрожая проверками теми или иными, находя нам тот или ином предприятии маленький кусочек дерева, потом шантажируя руководителя предприятия, что они отнимут у него лицензию. Они явно плохо занимаются своим делом точно так же, как плохо занимаются свои делом люди, которые охраняли, собственно говоря, которые должны были заниматься противопожарной безопасностью того самого дома престарелых. Т.е. что здесь можно еще добавить? Это происходит по всей стране, просто не везде происходят большие трагедии с гибелью такого количества человек. То, что разгильдяйство – это национальная черта народа или примета сегодняшнего времени, это абсолютный факт, у нас огромное количество запущенных объектов, за которыми никто не следит.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, теперь коснемся следующей темы, я не знаю, пропустил ли ты так называемый марш несогласных, я одинаков, и так называемое движение «Наши», и так называемый марш несогласных.

С. КУЧЕР: Их так называют.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Короче говоря, он был в Нижнем Новгороде, как я сегодня посмотрел прессу, и печатную прессу, и Интернет-издания, все они утверждают, что ОМОНа там было практически в двести раз больше, чем самих митингующих. По сути, это было оппозиционное выступление, и по этому поводу Владимир спрашивает – господин Кучер, в США прошли митинги и марши протеста против войны в Ираке, и вы, наверное, их видели, конечно, никто их не запрещал. Почему в России митинги и марши протеста оппозиции, как правило, запрещаются по надуманным причинам? Это признак суверенной демократии или власть чего-то боится?

С. КУЧЕР: Безусловно, это иллюстрация того, что власть боится, причем, на мой взгляд, она даже, по большому счету, она либо осознанно, неосознанно делает сама себе хуже тем, что запрещает подобные мероприятия, мы сейчас говорим про конкретно марш несогласных, про представителей совершенно понятного оппозиционного движения. То же самое было в Питере, на самом деле, я имею в виду с маршем несогласных, который прошел в Питере, сколько, три недели назад, я долго думал, почему, т.е. чего они боятся, пришел к выводу, что, на самом деле, власть придерживается такой политики, мы не будем об этом говорить, мы запретим СМИ об этом рассказывать, мы запретим марш, постараемся свести количество пришедших туда до минимума, поскольку если большинство народа, таким образом, об этом не узнает, то и хорошо. И народ это, на самом деле, не интересует. Т.е. позиция у них такая, как мне кажется, потому что в любом, понятно, что в любом демократическом государстве любое движение, если только оно не призывает к физическому устранению руководителей государства и насильственному свержению существующего строя, имеет право проводить любые публичные и общественные шествия, в том числе, кстати, и у нас, о чем написано в конституции.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Самый популярный, понимаешь, в чем дело, там есть вещи, абсолютно неприятные, на этих митингах, об этом я тоже хотел бы с тобой поговорить, о восприятии того, что пишется. Например…

С. КУЧЕР: Извини, а помнишь, как освещали питерский марш несогласных, да? Когда на одном из центральных каналов было сказано, до того, как пошел репортаж, не репортаж, вернее, а упоминание об этом марше в Питере, было сказано, что в Голландии вышли пенсионеры, но там-то понятно, там им есть, за что бороться. А здесь вышли хулиганы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Только не пенсионеры, это студенты, студенты или в Дании, где там.

С. КУЧЕР: Детали, да, понятно, о чем идет речь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я вот тебе хочу что сказать, я не знаю, видел ли ты, видел ли ты церемонию кинематографической премии НИКА, там было два выступления. Там Дима Быков выступил с таким стихотворным, знаешь, между награждениями, там есть такие спичи.

С. КУЧЕР: Номера такие.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, номера. И выступил Галкин. Один выступил с несколько таким пародийным номером и другой выступил с таким пародийным номером. Так вот, фрагменты, где, по сути, был конкретно упомянут Путин, а ты понимаешь, что не зло, а просто так добродушно.

С. КУЧЕР: В добродушном, ироничном ключе.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, телевидение это вырезало. Так вот, понимаешь, какая проблема, вот представь себе, идут эти митинги, вообще любой оппозиционный митинг, обязательно появляются люди, которые держат транспаранты «Долой клику Путина», «Долой Путина», там «Путин – кровавый режим» и т.д., т.е. фамилия Путина. Они не хотят, чтобы по телевизору попал такой плакат, они не хотят, чтобы такое было возможно в принципе. Как ты к этому относишься?

С. КУЧЕР: Если бы у меня была профессиональная журналистская возможность, я бы, наверное, задал бы этот вопрос непосредственно президенту, т.е. президент не имеет ничего против, чтобы, если он видит по телевизору, плакат, на котором написано – его, президента, в отставку. И я думаю, что если бы он сказал – да нет, пожалуйста, если это в разумных пределах, без оскорблений, то ради бога, а в случае оскорбления – преследование по суду, опять же, как полагается по конституции.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Там его никто не оскорбляет.

С. КУЧЕР: Секундочку, Матвей, я вам об этом говорю, просто я считаю, что если бы президент сказал, что я не против, то тут же все СМИ дружно бы это показывали. И руководители местных ОМОНов не слали бы туда омоновцев столько же, сколько участников марша. Я считаю, что, во многом, это перестраховка со стороны СМИ непосредственно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. царь, опять же, не знает, что творят бояре, да?

С. КУЧЕР: Со стороны тех господ, да нет, я не думаю, что он не знает, я думаю, что он знает. Если бы он… Знает, но молчит, как в той песне просто.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Знаешь, но молчишь, да? Хорошо.

С. КУЧЕР: Но то, что, извини, Матвей, то, что перестраховка – это просто, как всегда, опять же, в нашей стране подобно тому, что плохие бояре, хороший царь, только также в нашей стране всегда, это тоже правда, местные начальники перестраховывались. Т.е. там пресс-секретарь президента перестраховывается по-своему, руководители телевизионных каналов начинают, как бы чего ни вышло, на всякий случай перестраховываются по-своему, подчиняющиеся руководителям руководители дирекций, продюсеры и т.д., до корреспондентов вплоть, перестраховываются по-своему. В итоге, корреспондент начинает уже прежде, чем написать слово «президент», он, в принципе, задумается, а может, не стоит этого делать, потому что вдруг это будет неправильно воспринято.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, сегодня произошло важное событие, во всяком случае, об этом пишут те, кто пытается понять, как будут происходить парламентские и президентские выборы 2007-2008 гг., в ходе тайного голосования 13 членов ЦИКа, Центральной избирательной комиссии, из 15 поддержали кандидатуру Владимира Чурова. И он вместо знаменитого Вешнякова избран председателем Центризбиркома.

С. КУЧЕР: Это была вообще единственная кандидатура.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, во-первых, единственная кандидатура, два нюанса, которые необходимо сказать, Владимир Чуров не является юристом, а многие говорят, что это странная история, как можно быть председателем ЦИК и не быть юристом, но считается, что изменение закона, которое произошло чуть раньше и которое разрешает не юристу быть председателем ЦИК, считается, как-то сегодня я слышал некоторые мнения, что это сделано чуть ли ни специально под Чурова. Еще важно две вещи, естественно, он питерский, естественно, он работал с Владимиром Путиным в администрации Петербурга, он беспартийный, хотя в думу избирался по списку ЛДПР. Вот, собственно, я рассказал об этом человеке, который, как вы сами понимаете, будет, во многом, определять, как подсчитают. Что ты скажешь вообще по поводу этой ситуации?

С. КУЧЕР: Я совершенно не удивлен отсутствием юридического образования у нового председателя ЦИК, у нас, собственно, я бы даже не удивился, если бы у нас министр юстиции не имел юридического образования, но у нас министр обороны в армии не служил, ничего страшного, работает, реформу армии вроде бы должен проводить, т.е. он будет проводить реформу того, о чем знает, по большому счету, только исключительно со стороны. Что касается ситуации, то, что ты сказал, естественно, питерские, все на свете, я даже не хочу здесь, чтобы меня упрекнули в злословии по поводу опять питерских, не питерских, я сам в Питере родился. Там наверху считают, что им виднее, как должна развиваться страна, что страна должна развиваться, все реформы должны осуществляться только сверху, никакой инициативы снизу, для этого, естественно, нужна монолитная власть, которая будет проводить свою политику. Для этой монолитной власти на ключевых постах должны находиться верные, лояльные люди, все. Как этот процесс начался, энное время тому назад, так он и продолжается по сей день. Я думаю, что, собственно, и Вешняков был в этом смысле очень на своем месте, просто пришло время Вешнякову заняться другой работой, потому что невозможно было бы дальше по сроку просто находиться.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это ты иронизируешь или как тебя понять?

С. КУЧЕР: Нет, почему? Я совершенно серьезно говорю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. ты считаешь, что Вешняков, просто как говорят, вы устали, вам необходима смена деятельности, это с Вешняковым произошло?

С. КУЧЕР: Нет, дело в том, что он, насколько я понимаю…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Или ты не помнишь некоторые заявления Вешнякова прямо перед выборами местными региональными? Когда он сказал – придите, вы должны высказать свою точку зрения, если вы не нашли своего кандидата, просто испортите бюллетень. Как ты считаешь, председатель ЦИК, сказав такое предложение, может остаться на своем посту?

С. КУЧЕР: Я считаю, что может, на самом деле, я думаю, что история с Вешняковым, она глубже, чем те вещи, которые лежат на поверхности.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Открой глубину.

С. КУЧЕР: Я говорю, мне кажется, что она глубже, я не знаю глубинных течений, просто мне кажется, что если человек устраивал власть и в случае с думскими выборами, и в случае с президентскими выборами, и в случае с региональными выборами постоянно, от раза к разу, что произошло, вдруг человек проснулся и решил, что я сейчас все-таки буду…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, Илларионов тоже…

С. КУЧЕР: В чем вопрос, да?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Илларионов тоже не сразу вылетел с помощника президента, Илларионов одно сказал, второе сказал, третье сказал. Но когда он 25-е сказал, то, что противоречит мейнстриму, его попросили.

С. КУЧЕР: Значит, да, наверное. Да, наверное, соглашусь, да, наверное, значит, возможно, капля, которая переполнила чашу, соломинка, сломавшая спину верблюду.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас 40 секунд осталось, не будем долго сидеть на этой теме, как ты считаешь?

С. КУЧЕР: Скажу только одно, что его, кстати, убрали бы в любом случае, просто, еще раз говорю, с той точки зрения…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо.

С. КУЧЕР: Профессиональных законов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как тебе кажется, манипулировать будут на выборах в связи с верным человеком, председателем ЦИК?

С. КУЧЕР: Я так скажу, как и на выборах в любой, нет, все-таки, не в любой, короче, будут.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Будут. Станислав Кучер у нас в гостях, мы продолжим наш эфир через 5 минут, оставайтесь с нами.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Станислав Кучер – гость программы «Особое мнение», я задам тебе загадку.

С. КУЧЕР: Это после провокационного вопроса на тему, будут ли манипулировать предстоящими выборами?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, еще одна загадка, она попроще, т.е. если ты знаешь, то ты ответишь, а если не знаешь, то не ответишь, потому что это новость буквально последнего часа. Скажи, как правильно произнести, Эмомали Рахмонов или Эмомали Рахмон?

С. КУЧЕР: Судя по тому, что…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я задал подобный вопрос.

С. КУЧЕР: Наверное, теперь правильно произносить Эмомали Рахмон, уже час как.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, помнишь, есть такое выражение, один медийный олигарх, он говорит такую фразу – концепция изменилась.

С. КУЧЕР: Буквально час назад, да?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, президент Таджикистана Эмомали Рахмонов распорядился, слушай внимательно.

С. КУЧЕР: Это вообще весело, я уже чувствую.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Где-то мы с тобой это уже слышали, видели и много раз комментировали. Жаль, человек ушел из жизни. Президент Таджикистана Эмомали Рахмонов распорядился запретить празднование в школах последних звонков. Вот жаль, по радио, а телевидение это показывает. Телевидение, покажите глаза Кучера, а радиослушатели этого не видят. Я никогда не думал, это для девушек, у которых, правда, шанс потерян, потому что он женился, но если бы вы видели, какие у него огромные становятся глаза.

С. КУЧЕР: ОК.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Празднование в школах последних звонков и праздников букваря, а школьникам – носить мобильные телефоны и приезжать на автомобилях. Рахмонов также распорядился, чтобы впредь бюро и отделы ЗАГС регистрировали детей с использованием персидского написания их фамилий, т.е. без славянских окончаний –ЕВ и –ОВ. И было еще другое сообщение, что официально, кто официально по этому поводу должен что-то сказать, то ли МИД, например, по внешнему периметру, то ли внутри председатель правительства и т.д., трудно, что-то же должно быть, какой-то документ, они все молчат, но все СМИ Таджикистана по какой-то необъяснимой причине уже стали говорить – наше солнце Эмомали Рахмон.

С. КУЧЕР: Господи, в Таджикистане столько наркотиков неучтенных. Я думаю сейчас, как помягче прокомментировать, чтобы потом избежать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А ты не мягче.

С. КУЧЕР: Избежать каких-нибудь, нет, исков в адрес радиостанции.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А исков не будет.

С. КУЧЕР: В свой собственный адрес.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А какие иски, что тебе это нравится или не нравится?

С. КУЧЕР: Нет, речь идет о том, что в Таджикистане есть огромные экономические проблемы, в Таджикистане, Таджикистан живет просто, основная масса населения живет за чертой бедности по стандартам не только цивилизованного сообщества, но даже соседних азиатских государств. В Таджикистане гигантские проблемы с наркотраффиком, собственно, с наркоманией тоже. Нам много, короче, проблем. Конечно, Эмомали Рахмонов имеет право заниматься чем угодно, он может ввести подобные правила. Кстати, насчет мобильных телефонов в школах, я считаю, это очень правильно. С этой точки зрения я ему просто аплодирую. Автомобили, еще раз говорю, это его проблемы. Решил он лишний раз пропиариться таким образом среди собственного народа. Не получается на других нивах, значит, будем на этом. Это, как в тех же самых прибалтийских республиках.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не думаю, что это пиар, объясни мне.

С. КУЧЕР: Когда русские должны прибавлять в свои фамилии, допустим, букву С.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да-да, Швецовс.

С. КУЧЕР: То же самое и здесь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, Швецовс, да, Ганапольскийс, да, я был бы?

С. КУЧЕР: Кучерс.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кучерс, да. Ты мне другое объясни, дело в том, что телефоны, подъезды в машинах и т.д., да, это можно сказать, что это какие-то приметы расслоения общества, против которых он борется, я это понимаю. Но объясни мне, отмена праздника букваря и последнего звонка – это как понять?

С. КУЧЕР: Я в начале сказал, говорю, очень много в Таджикистане наркотиков. Я считаю, что бред полный, конечно же, наверное, он считает это советским наследием, российской традицией, вот так. Поэтому, соответственно, от этого избавляется. Может быть, я не знаю, может, у них на последних звонках, я же не знаю, что там происходит во время последних звонков.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Анашу не курят, это я тебе могу точно сказать.

С. КУЧЕР: Да? Не знаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Выходит девочка с колокольчиком.

С. КУЧЕР: Слово букварь – это слово русское же, по идее, по большому счету, я думаю, что по той же причине. По той же причине, что и отсутствие русских окончания у таджикских фамилий. Наверное, теперь будет какой-нибудь другой праздник, может быть, исконно персидский, не знаю, зато с мобильными телефонами запретят приходить, с коврами разрешат, например, молельными ковриками. И вторая смена в 5 часов будет в обязательном порядке молиться. Понятия не имею.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще одна тема, последняя, пока ты решал свои личные проблемы, тут чего-то происходило в России.

С. КУЧЕР: Это не проблемы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, это приятные вещи. Грузия сначала заявила, что подаст в Европейский суд по правам человека иск к России по поводу депортации, собственно, по причине депортации, как депортировали. И Грузия требует полностью компенсировать ущерб, нанесенный грузинским гражданам в процессе депортации из России. Я просто напомню радиослушателям и телезрителям, что Европейский суд по правам человека, насколько я понимаю, не рассматривает иск от государств и от организаций. Он рассматривает только частные иски. И в документе высказываются факты, что в процессе высылки грузинских мигрантов Россия нарушила 11 статей европейской конвенции, в том числе, право на свободу, жизнь и неприкосновенность собственности. Тут важно заметить, что Россия, в основном, высылала абсолютно законно, она высылала нелегалов, которые здесь находились, мы с тобой об этом знаем. Но, в том числе, были многочисленные нарушения, разрывы паспортов, видов на жительство и т.д., в общем, короче говоря, они же тоже не дураки, понимают, что отсылают. У нас было голосование на «Эхе». Мы спросили радиослушателей, поддерживаете ли вы эту идею иска. Где-то 75% ответили, что поддерживают. России придется, наверное, Россия может проиграть, как ты относишься к подобным искам? Наши заявили устами представителя МИДа, что это очередной недружественный шаг, что-то типа такого.

С. КУЧЕР: Наши могут и должны заявлять, наверное, все, что угодно, но мы не вправе и никто не вправе отказывать человеку в его, опять же, праве подавать любые иски на кого угодно. Я считаю, что огромное количество грузин пострадало при депортации из России, это очевидный факт, и семьи были разорваны, дружеские, товарищеские узы и т.д. Поэтому я просто как человек абсолютно не удивлюсь подобному иску. Как гражданину России, наверное, мне будет обидно, но мне будет обидно больше за не вполне адекватные действия нашей власти, нежели за вполне человеческие мотивы грузин.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. То, что Россия, по-моему, стоит на первом или на втором месте по проигрышу дел в Европейском суде, ты знаешь даже, что наш представитель в Европейском суде отозван, вместо него будет другой, как будто от него зависит, т.е. он, что ли, должен врываться в зал заседания, топать ногами и говорить – немедленно поменяйте ваш вердикт, это говорит о чем?

С. КУЧЕР: Происки Запада.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Минута у нас.

С. КУЧЕР: Происки Запада, исключительно происки Запада.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Закулиса, да?

С. КУЧЕР: Конечно, это мировая закулиса, ненавидят они Россию, но должен сказать, что Россия проигрывает иски в Европейском суде и в Страсбургском суде не только по искам, поданным гражданами зарубежных государств, но и по искам, поданным гражданами России же в отношении Российского государства, которое совершило те или иные неправомочные поступки.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но это тоже происки.

С. КУЧЕР: Нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это Бжезинский, есть такой человек, Бжезинский.

С. КУЧЕР: Короче, Россия, я считаю, что это не Россия как страна с ее народом проигрывает, а подчеркну еще раз, это проигрывает существующая государственная машина.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, но, к сожалению, по результатам…

С. КУЧЕР: Это две большие разницы, на самом деле.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, но дело в том, что эта разница незаметна, к сожалению, это государственная машина дискредитирует Россию как государство.

С. КУЧЕР: Тогда остается вспомнить слова Верлена, Вебера, вернее, о том, что каждый народ заслуживает тех, кто его обслуживает.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И на этой ноте показа своей собственной высокой культуры цитирования мы прощаемся со Станиславом Кучером. Стас, спасибо тебе большое, я тебя поздравляю со свадьбой.

С. КУЧЕР: Спасибо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все мы подкаблучники, и тебя, поверь мне, ждет та же судьба. До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире