'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 22 марта 2007, 19:08



О.БЫЧКОВА – Добрый вечер и добрый день! Это программа «Особое мнение». В студии прямого эфира радиостанции и телекомпании Ольга Бычкова. С особым мнением у нас сегодня журналист Леонид Радзиховский. Добрый тебе вечер.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Добрый.

О.БЫЧКОВА – Ну что, начну я вот с какой истории. Стало известно о новой акции, планирующейся, ну, вроде бы планирующейся, говорят об этом много, вот этого самого движения, так называемого, «Наших». Значит, в ближайшее воскресенье собирались они в количестве 10 тысяч человек устроить акцию в Москве: поставить палатки красного цвета. Акция будет называться: «Связной президента».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так.

О.БЫЧКОВА – Сесть в этих палатках с мобильными телефонами и начать нажимать на кнопки и посылать SMS-ки любимому президенту Путину В.В., а также ходить по городу в больших количествах. Там вот поставить разные пункты и убеждать случайных прохожих в том, что нужно обязательно немедленно отправить SMS-ку дорогому президенту. Традиционный вопрос тебе: SMS-ку какого содержания отправил бы ты Путину Владимиру Владимировичу?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Слушай, я еще с ума не сошел, чтобы в таком маразме участвовать. Не знаю. Если бы меня связали, заставили, притащили в эту палатку…

О.БЫЧКОВА – Скажи, что у тебя нету мобильного телефона, и ты не умеешь отправлять SMS-ки.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, кстати, у меня нет мобильного телефона…

О.БЫЧКОВА – Я только что об этом вспомнила.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

О.БЫЧКОВА – Боже, кому я задаю такие вопросы!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это правда.

О.БЫЧКОВА – Боже мой!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но если б заставили, привязали и т.д., я бы ему послал одну SMS-ку: «Владимир Владимирович, разгоните этих сумасшедших как можно скорее и избавьте меня от этого плена». Единственная SMS-ка, которую я мог бы ему отправить. А где же они палатки-то собираются ставить? Посреди Тверской что ли? Как это все?

О.БЫЧКОВА – Ну, они собираются ставить палатки, да, на одной из больших улиц в центре Москвы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Замечательно! То-то москвичи обрадуются.

О.БЫЧКОВА – Ну, это просто такие сведения, которые… не знаю, может быть, еще не вполне до конца известны и понятны.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Слушай, ну, я не верю. Я не знаю, кто у них там куратор и прочее…?

О.БЫЧКОВА – Ну, как кто, кто? Известно, кто.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, там много называют разных товарищей, но неважно. Кто бы он ни был, все-таки он же не совсем сумасшедший. Этих «Наших» не слишком любят, к ним относятся так, полуиронически. Но если они заблокируют движение в Москве ради того, чтобы отправить 100 тысяч SMS-ок: «Путин, я тебя лю», ну, москвичи их будут не лю, это точно.

О.БЫЧКОВА – Нет, так они таки заблокируют, потому что вот, например, Виктор Сурков из Москвы… Сурков из Москвы, но Виктор, студент как раз пишет, что ««нашисты» снова собираются на днях закупорить наш город…».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Что же такое за нашествие-то?

О.БЫЧКОВА – «…готовят сборище, цель – поздравить с семилетием правления». Вот Виктор спрашивает: «Не сошла ли случайно власть с ума?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – У меня тот же вопрос абсолютно.

О.БЫЧКОВА – Нет, подожди, ну, ты можешь найти же какое-то рациональное зерно в этой истории? Оно же должно быть.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Абсолютно не факт.

О.БЫЧКОВА – Ну, почему? Должен быть какой-то смысл?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, ну, давайте так, значит…

О.БЫЧКОВА – Что можно написать в SMS-ке?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я тебе говорю: «Путин, я тебя лю».

О.БЫЧКОВА – Даже если вы пошлете сообщение, ну, не знаю, 10 строк, если это позволит ваш мобильный телефон, то все равно многого там не напишешь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, ну, я… Ну, что можно написать Путину? Что «Наши» могут написать Путину? «Путин – мы твои», «Путин – я твоя», «Путин, я тебя лю». Ну, что еще? Больше ничего. Причем несчастный секретарь Путина или кто этот бред будет принимать, что он с этим делать будет?

О.БЫЧКОВА – Нет, нет, нет, они собираются все это собрать. Ну, неизвестно, на самом деле, как это будет доходить до адресата, потому что если у Путина вообще есть мобильный телефон…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, уж, наверное, есть.

О.БЫЧКОВА – А по-моему, на одной из пресс-конференций он говорил, что он не пользуется им.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, вот я верный путинец, кстати.

О.БЫЧКОВА – Потому что… ну, потому что понятно, собственно, ну, это понятно. Есть люди, которые…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Мы с Путиным не пользуемся, да.

О.БЫЧКОВА – Не только Леонид Радзиховский не пользуется мобильным телефоном, но также президент может себе позволить этого не делать.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я тебе говорю: я верный путинец.

О.БЫЧКОВА – Да. Это ясно. Но в общем, у них…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Подожди, а если Буш захочет срочно позвонить? Как же у Путина нет мобильного телефона?

О.БЫЧКОВА – Ну, у него есть телефоны, помощники, ящичек с кнопочкой…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Буш через помощника не будет.

О.БЫЧКОВА – И так далее. Ну, слушай, я не знаю. Но я допускаю, что президент страны может не иметь мобильного телефона.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, уж, по крайней мере, «Наши» его номер не знают точно.

О.БЫЧКОВА – Он может сам не ездить за рулем на работу, понимаешь? Он может не ездить на метро, нормально. Речь не об этом. Не надо завидовать, не надо думать, что только ты можешь себе позволить такую роскошь, жить без мобильного телефона.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А я так надеялся, честно говоря.

О.БЫЧКОВА – Конечно. В общем, они собираются на каких-то экранах транслировать эти сообщения.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Боже мой, ужас какой.

О.БЫЧКОВА – А кроме того, собрать их в специальную брошюру, издать, чтобы все читали.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Журнал «Невропатология и психиатрия имени Корсакова». Ну, я единственно, что могу сказать, что восторженный образ мыслей – это вообще клиника, так в принципе. Вот. Но зачем это делается, я как раз прекрасно понимаю: естественно, те, кто это делают, меньше всего думают, лю они Путина или не лю, лю они Россию-матушку или не лю. Средства надо осваивать. Надо. Как комсомол действовал? Ты – молодая, прекрасная в комсомоле не была, а я вот помню эти времена.

О.БЫЧКОВА – Так.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. А я помню эти времена. Мероприятие. Мероприятие. И вот мучили там, собирали какую-то макулатуру, чего-то там еще, привязывались к каким-то ветеранам аж революции 5-го года. Галку поставили, кое-кто кроме галок, но тогда только галки, а теперь деньги. Галки – деньги, деньги – галки. Поэтому провели мероприятие, освоили средства, отчитались. Тут никаких других мотивов по определению быть не может.

О.БЫЧКОВА – Не, которые мероприятия и средства, это мне понятно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Все. А больше ничего.

О.БЫЧКОВА – А те, которые вот честно ведь за ними пойдут, ведь они же пойдут, какое-то количество…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Кто пойдет?

О.БЫЧКОВА – А просто молодых людей со своими мобильными телефонами…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, погода прекрасная, красивые девчонки приехали толпой. Кому-то забашляют. Там у них есть какие-то комиссары, еще какие-то там командиры.

О.БЫЧКОВА – В пыльных шлемах?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да-да. Вот. Им забашляют на пыльные шлемы, чтоб не слишком пропылились. А остальные просто как Понургово стадо. Ну, а чего? Идут. Весело, девки, ребята, ха-ха-ха, хи-хи-хи. Не все одно: медвед, превед и прочее, прочее.

О.БЫЧКОВА – А! Ну, медвед, превед – это мило вполне…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, а чего? Ну, так они…

О.БЫЧКОВА – А как ты думаешь, нецензурных слов будет много? Как будут избегать?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, уж это точно, это факт. Если бы Владимир Владимирович читал все SMS-ки, он много интересного бы узнал. Не о себе, они же не в его адрес обращены. Просто: весна, любовь. А выразить любовь, обычно у нас ее выражают не только словом лю, но и другими словами.

О.БЫЧКОВА – Хорошо. Мы прервемся на пару минут. Это программа «Особое мнение». Вернемся сюда в ближайшее время с Леонидом Радзиховским.



РЕКЛАМА



О.БЫЧКОВА – И мы продолжаем программу «Особое мнение». Леонид Радзиховский в студии прямого эфира. У нас есть телефоны, между прочим, мы их будем включать, но немного позже. И у нас есть также эфирный пейджер…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Первые SMS-ки уже пошли.

О.БЫЧКОВА – SMS-ки пошли.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – От «Наших».

О.БЫЧКОВА – Да. Я тебе хотела задать еще один вопрос по поводу еще одной…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Еще одного марша?

О.БЫЧКОВА – …массовой акции, но вот вначале все-таки ответь Ивану из Москвы, который спрашивает, между прочим, резонно спрашивает Иван: «А «нашисты», они компрометируют Путина или как?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, в общем, да, потому что, конечно, после такого нашествия единственная SMS-ка, которую нормальный человек пошлет Путину: «Владимир Владимирович, что же это творится такое? Опомнитесь». Ну, конечно, они Путина позорят такими безумными акциями. Но я думаю, что все-таки…

О.БЫЧКОВА – Значит, они были придуманы для того, чтобы опозорить бедного несчастного Путина.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, это просто глупость каждого, чтоб всем была видна. Но люди не могут быть умнее, чем они есть. Поскольку там действительно во главе стоят настоящие комсомольские работники, которые как-то в нафталине сохранились с 70-х, может, с 60-х годов. Ну, что они могут? Ну, вот собрать толпу народа, чего-то посылать, чего-то скандировать. Ну, появился мобильный телефон. Известно, что компьютер в руках дикаря – это страшная сила. Давай, пошлем 100 тысяч SMS-ок Путину. Понятное дело. Конечно, они его… если они такую акцию проведут, они его мало, что опозорят, они просто остервенят всех москвичей.

О.БЫЧКОВА – Ну, вообще, не дай Бог, если они начнут посылать свои SMS-ки, у нас тут рухнет вообще мобильная связь. В воскресенье к тому же.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Остервенят всех москвичей, заблокируют дороги, заблокируют мобильную связь. И все для чего? Для того, что: весна, Москва, любовь, хорошая погода? Бред. Вот. Так что, но конечно, это делается не специально, чтобы опозорить Путина. Я вообще должен сказать Ивану, что большинство позорных вещей, которые делаются против Путина, против Ющенко, против Буша, против любого человека, делаются с самыми лучшими намерениями. Известно, что…

О.БЫЧКОВА – Т.е. они все хотят как лучше?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, естественно, а получается у всех как всегда. Это уж точно. Понимаете, лучше, чем вы умеете, вы не сделаете, а хотят, безусловно, как лучше, это вопросов нет.

О.БЫЧКОВА – Значит, в это же самое время, буквально послезавтра в Нижнем Новгороде должен пройти «Марш несогласных».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Тоже заблокируют улицы.

О.БЫЧКОВА – Нет, не заблокируют, потому что его, во-первых, уже не разрешили, потому что там какой-то собираются детский праздник проводить на площади. Но и кроме того, по Нижнему ходят люди, которые говорят, что не надо вам ходить на «Марш несогласных». И вот идут они, например, в нижегородские вузы, как сообщают оттуда, сотрудники МВД и говорят студентам: «Не надо ходить, а то, как бы чего с вами не вышло». А представители администрации города обязывают руководителей детских клубов расписываться в ведомости, что они явятся на площадь для участия в детском празднике. Ну, т.е. там никто не собирается ставить палатки, там никто не собирается блокировать мобильную связь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но блокировать улицы собираются.

О.БЫЧКОВА – И 10 тысяч или сколько-то там тысяч народу тоже как бы никто не обещает вывести на улицы, а просто люди хотят выйти с «Маршем несогласных», который был уже, например, в Питере разогнан и т.д. Ну, я не знаю, когда люди собираются блокировать мне, лично мне вот мобильную связь для того, чтобы послать три бессмысленных буквы президенту Путину.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Почему обязательно три? Вот странное у тебя какое-то…

О.БЫЧКОВА – Ну, хорошо, два раза по три. Ну, не важно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот тебе мобильную связь я бы заблокировал, потому что ничего государственно полезного наверняка ты по мобильной связи не говоришь.

О.БЫЧКОВА – Да, точно совершенно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но вот. Тебе и некоторым другим товарищам с «Эха Москвы» я бы действительно заблокировал мобильную связь. Плотно и всерьез.

О.БЫЧКОВА – Ну, вот, понимаешь?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Для того «Наши» и нужны, чтобы таких, как вы блокировать.

О.БЫЧКОВА – Вот, вот. Такие как вы блокируют нам мобильную связь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Правильно.

О.БЫЧКОВА – А другие люди в это время в Нижнем Новгороде не могут провести элементарную совершенно, человеческую, никому не мешающую демонстрацию. Я, конечно… я совершенно несправедлива по отношению к одним и пристрастна по отношению к другим…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это как раз нормально.

О.БЫЧКОВА – Да. Значит, вопрос в следующем. Если действительно в Нижнем Новгороде так активно вот пытаются противодействовать вполне, наверное, ну, я не знаю, наверное, не безумно многотысячной демонстрации, а мы видели, как некоторое время назад, в общем, разгоняли такую же историю в Санкт-Петербурге, скажи, пожалуйста, а чего боятся?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, во-первых, надо знать, разрешен этот самый марш в Нижнем или не разрешен. Они бумажку-то подавали в местную мэрию или нет?

О.БЫЧКОВА – Ну, пишут о том, что… организаторам отказано в проведении марша …

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А, уже отказано.

О.БЫЧКОВА – … потому что будет происходить вот этот детский праздник на центральной площади.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – «Там будет бал, там — детский праздник, куда поскачет наш проказник?» Действительно, куда? Значит, чего они боятся, я тебе скажу: они меньше всего боятся этих самых несогласных, естественно. А Валерий Павлинович Шанцев, который, как известно, губернатор Нижнего Новгорода, если кто забыл, вице-мэр Москвы — Валерий Павлиныч… Теперь Валерий Павлиныч…

О.БЫЧКОВА – Но только не Нижнего Новгорода, а субъекта федерации.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ошибаешься. Валерий Павлиныч избран губернатором Нижегородской области.

О.БЫЧКОВА – Вот я и говорю, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот. А не города, нет, не города.

О.БЫЧКОВА – А в Нижнем Новгороде, наверное, есть мэр, который этим…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну да, да, но все-таки как бы он за все отвечает. «Я отвечаю за все». Так вот, не думаю я, что Валерий Павлиныч так уж боится, значит, этих самых несогласных, они же не лично с ним в чем-то несогласны. А боится он и вполне резонно совсем другого. Что ему скажут или не скажут, а подумают или не подумают, а опять же галочку поставят. Слабину дал. Слабину давать в таком вопросе нельзя. Можно дать слабину в снабжении населения тем или этим, пятым или десятым, но в политическом вопросе слабину давать не рекомендуется. Соответственно, Валерий Павлинович, который не хочет, чтобы о нем плохо подумали, боится, — еще раз повторяю, — абсолютно не «Наших», не Каспарова с Касьяновым и не Лимонова с… я уж не знаю, с кем еще. Не имеет он ни малейших оснований бояться. Вот. А боится он за свою деловую репутацию. Он не хочет, чтобы ему сверху вчинили иск о недостаточно деловой и недостаточно твердой репутации. Главное, что требуется от любого чиновника, это политическая твердость. Беспощаден к врагам Отечества. За это прощается мягкость, допустим, в каких-то других вопросах. А если ты и этой твердости не проявляешь, друг ситный, то, собственно говоря, почему ж ты губернатор?

О.БЫЧКОВА – А кстати, лимоновцев, НБП запретили окончательно сегодня. Ты слышал?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так они всю дорогу запрещены. Кто это их разрешал?

О.БЫЧКОВА – Нет, их запретили в виде партии, а теперь их запретили…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – В виде Лимонова.

О.БЫЧКОВА – Да, в виде движения. Прокуратура Москвы потребовала приостановить…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Чего приостанавливать? Там уже ничего нет.

О.БЫЧКОВА – …что это экстремистская организация. Ну вот.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, не в обиду будь сказано, не испытываю я огромного сочувствия по этому поводу. Я с Лимоновым общался, при личном общении он на меня произвел довольно приятное впечатление. Не знаю, как я на него. Но лозунг: «Россия – все, остальное – ничто», у меня как-то сразу вместо слова Россия почему-то возникает слово «Русланд», потому что это почти подстрочный перевод с «Deutschland, Deutschland ueber alles». Вот. И такого рода лозунги как-то у меня не вызывают ассоциации ни с большим гуманизьмом, ни с большим либерализьмом, ни с большим демократизьмом. Вот. Поэтому отдавая должное харизме Эдуарда Вениаминовича, отдавая должное его энергетике, его талантам и прочее, прочее, прочее, понимая, что молодым людям хочется и походить, и проявить себя несогласными, и праздник непослушания устроить, тем не менее, больших симпатий к лозунгам «Россия – все, остальное – ничто» я как-то не испытываю, честно говоря.

О.БЫЧКОВА – Олег из Самары пишет: «Если 100 тысяч SMS стоимостью 1 доллар направить на один номер как платную услугу, то это очень хороший бизнес. Может быть, как раз это такая форма мошенничества», — пишет Олег из Самары. Олег, ну, уж ладно так уж словами-то не бросайтесь, но ход Ваших мыслей нам понятен.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. Ход мыслей понятен, но наивность меня изумляет. Если Вы думаете, что в такого рода организациях оперируют цифрами в 100 тысяч долларов, то Вы не на этой Земле живете.

О.БЫЧКОВА – А какими цифрами оперируют?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, полагаю, что значительно большими. Смею предположить, что значительно большими.

О.БЫЧКОВА – Понятно. Еще один слушатель пишет нам, что очень любит как раз «гулять с друзьями в выходные по улицам любимого города…»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – И посылать SMS-ки любимому президенту?

О.БЫЧКОВА – «…Если «нашисты» со своими митингами препятствуют моему конституционному праву на отдых, как вы думаете, куда можно на них пожаловаться?…»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Присоединиться и послать SMS-ку Путину.

О.БЫЧКОВА – «…Ваше мнение для меня очень авторитетно», — пишут нам в виде SMS-ки.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Авторитетно сообщаю: присоединяйтесь к ним и пошлите Путину SMS-ку: «Владимир Владимирович, Вы президент или нет? Разгоните это безобразие». Все.

О.БЫЧКОВА – Вот смотри, значит, в прошлый раз, — напоминает тебе Ольга Репина, преподаватель из Москвы, — ты высказал деструктивную, пассивную позицию, отвечая 17-летнему юноше…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так.

О.БЫЧКОВА – …что не надо ходить на выборы. Потому что ничего ни от кого не зависит. «А сами же говорили, что 97%, — пишет Ольга, — наплевать, как показывают выборы, что будет твориться в той же армии, будет ли она контрактная или там будут вытворять все, что они вытворяют, живодеры и садисты».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

О.БЫЧКОВА – Понимаешь? Вот Ольга видит здесь противоречие в твоей позиции. Это я продолжаю тему митингов, маршей и там вот как бы активного политического реагирования.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Оль, да я согласен, что в моей позиции и не только здесь, есть масса противоречий. Я же живой человек, а не логическая машина.

О.БЫЧКОВА – Но вот не надо прикрываться только такими аргументами.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, я правду говорю. Меня спрашивают, я отвечаю. Мое особое мнение заключается в том, что в моей позиции есть логическое противоречие, но нет эмоционального противоречия. К сожалению, я не знаю, какая партия сейчас выдвигает лозунг: «Крепостное право в армии отменить и немедленно сегодня», может быть, СПС, может быть, еще кто-то. Если такой лозунг ясно, внятно, громко как центральный и главный лозунг прозвучал бы, то я бы преодолел свое глубокое отвращение и осчастливил их своим голосом. Если же этот лозунг звучит где-то среди 25 других, то я бы свое отвращение не преодолел. Причина отвращения, я ее пояснял в прошлый раз.

О.БЫЧКОВА – Понятно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я слишком хорошо знаю политиков из разных партий. И должен вам сказать, что, кроме названного мной выше чувства, ни к кому из них и к их партиям ничего другого, увы, испытывать не могу, потому что эту механику видео изнутри.

О.БЫЧКОВА – Вот хорошо. Скажи мне тогда, значит, кроме лозунга: «Прекратить крепостное право в российской армии», да? кроме этого лозунга есть еще что-нибудь такое, что могло бы тоже тебя сподвигнуть пойти проголосовать? Т.е. какая еще на самом деле важная проблема формулируется так вот, чтобы вот она действительно была важная?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – О! Вот тут большая вещь. Значит, проблем важных до фига и больше.

О.БЫЧКОВА – Вот в том-то и дело.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Лопатой не разгребешь. Но сформулировать их так, чтобы можно было проверить, выполнено – не выполнено, вот это совсем другая штука. Понимаете, когда говорят, там, понизим чего-то…

О.БЫЧКОВА – Повысим.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …повысим…

О.БЫЧКОВА – Понятно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …углубим, расширим, — это невозможно проверить. Это утекает в какой-то песок, умирает в безнадежной болтовне. Даже, когда говорят: повысим пенсии и зарплаты, ну, повысили, а инфляция сожрала в два счета. Это штуки, почти не проверяемые или совсем не проверяемые, или очень сложно проверяемые. А вот когда говорят: «Прекратить крепостное право, отменить призыв», вот это вещь про-ве-ря-е-ма-я. В этом ее преимущество.

О.БЫЧКОВА – Все. Понято. Перерыв в программе «Особое мнение». Леонид Радзиховский будет через несколько минут. И мы, наверное, попытаемся включать телефоны прямого эфира, если повезет.



НОВОСТИ



О.БЫЧКОВА – Мы продолжаем программу «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским. Прежде чем мы начнем сейчас включать телефоны прямого эфира, а наши слушатели и зрители смогут задать свои вопросы или, может быть, какие-нибудь очень критические замечания высказать в твой адрес…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну что ж…

О.БЫЧКОВА – Я надеюсь, что это произойдет, вот тебе еще одна тема для комментариев. Сегодняшнее сообщение из Парижа: суд оправдал главного редактора сатирического еженедельника «Charlie-Hebdo», который опубликовал карикатуры на пророка Мухаммеда, две из тех самых карикатур, которые были первоначально в датской газете «Юландс постен». Ну, и вот, в конце концов, парижский суд сказал, что, ну, нет там никакого дела, и отсутствует состав преступления. Короче говоря, оправдали главного редактора сатирического еженедельника вместо того, чтобы посадить его на 6 месяцев и оштрафовать на 2,5 тысячи евро. Скажи, пожалуйста, как ты думаешь, вот на этом судебном решении закончится, ну, волна вот таких вот прецедентов, которых мы в кавычках называем «карикатурным скандалом», ну, по крайней мере, в Европе? Карикатуры, там, спектакли и что-то еще?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, что значит, закончится? А с чего ей, собственно говоря, заканчиваться? Мусульмане в Европе не закончатся, славная история пророка Мухаммеда не закончится и даже традиции европейского либерализма, как мы выяснили, тоже еще не совсем закончились.

О.БЫЧКОВА – А здравый смысл?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, здравый смысл закончился давно. Вот. Таким образом… Он и не начинался в этой истории, поэтому уж до здравого ли смысла?

О.БЫЧКОВА – Не, ну, почему? Вот это вот решение, оно, на самом деле, полностью, я не знаю, конечно, французских законов, разумеется, и понятия не имею об этом, но мне кажется, что вот это абсолютное решение в рамках здравого смысла. Ну, нету состава преступления в двух картинках в журнале.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Оно в рамках европейской свободной традиции, это точно. Вот. Есть такая традиция, есть мусульманская прямо противоположная традиция. Они и дальше будут сталкиваться в Европе, коль скоро там живут мусульмане, коль скоро там живут свободные журналисты. Соответственно, они будут сталкиваться. Тем более, насколько я понимаю, 22 апреля первый тур президентских выборов во Франции. И было бы очень странно, если бы в такой ситуации политические скандалы там не разгорались каждый день. Но вот, допустим, эта история. Ясно, что кто-то из кандидатов использует это для того, чтобы объяснить, как плохи мусульмане, а кто-то из кандидатов использует это для того, чтобы объяснить, что вот мы ущемляем чувства мусульман, а мусульмане – это, между прочим, 5 миллионов жителей Франции или сколько там. И почему ради какой-то газетенки… Разные кандидаты играют на разного избирателя, на разном электоральном поле, поэтому я думаю, что до 22 апреля там скандалы будут идти политические по нарастающей. Думаю, что какие-то будут скандалы и с мусульманами связаны. Странно было бы, если ни одного не было бы, во всяком случае.

О.БЫЧКОВА – Но это же не басманный суд, в Париже, я надеюсь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, суд-то не басманный, так ведь и карикатуры не на Путина, понимаешь.

О.БЫЧКОВА – Опять же и иск был подан уже какое-то время назад.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так новый можно скандал возбудить-то, дело-то нехитрое. Понимаешь? Ущемлят национальные… эти самые, не национальные, тьфу, религиозные чувства еще чем-то. Тут важно одно, чтоб до 22 апреля это дело не просыхало. Там мусульманских избирателей миллиона, по-моему, три…

О.БЫЧКОВА – Много, много.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

О.БЫЧКОВА – Если не больше.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – За кого-то же им голосовать надо. За Саркази они вряд ли будут голосовать, поскольку он наиболее жесткий сторонник отстаивания традиционных европейских ценностей: свободы слова…

О.БЫЧКОВА – Но Саркази наводил порядок в этих пригородах, когда жгли автомобили…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. С какой же радости они за него голосовать будут? Значит, Саркази пролетает. А остальные кандидаты готовы побороться за миллионы мусульманских голосов. А как побороться? Какую-то дать…

О.БЫЧКОВА – А ты, кстати, какой прогноз даешь, кто там победит?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, пока рано говорить. Я крепко надеюсь, что победит все-таки Николя Саркази, который мне кажется одним из немногих вызывающих действительно интерес и производящих сильное впечатление политиков в современной Европе, даже шире: в современном мире. Но посмотрим. В первом туре, наверно, Саркази наберет голосов больше, чем лидер социалистов. А вот как дело повернется во втором туре, это вот вопрос. То, что два тура будет, сомнений никаких нет. Вот. Я думаю, что во второй тур выйдет Саркази и вот эта дама — лидер социалистов, Руайаль. Вот. А кто там… «Кто победит в неравном споре, кичливый лях иль верный рос?». Но вот что интересно, нашим слушателям должно быть интересно. Смотрите, Франция весьма… кто был в Париже, знает: крайне националистическая страна, до сих пор культ Наполеона, культ империи и т.д. и т.д. Смотрите: два кандидата, один полувенгр. Это кандидат в президенты Франции, между прочим, Николя Саркази – сын венгерских аристократов. А вторая дама, значит, во-первых, женщина, такого еще не было.

О.БЫЧКОВА – Что уже возмутительно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Что уже возмутительно. Кандидат в президенты Франции. Кроме того, насколько мне известно, дама, которая живет со своим бой-френдом, а не замужем официально, имеет кучу детей. Т.е. как изменились нравы действительно в Европе. Причем я повторяю, что Франция – это вам не Дания какая-нибудь, где уже вообще все всем разрешено. Это достаточно националистическая, имперская и т.д. и т.д. страна. На полном серьезе наполовину венгр рассматривается как один важнейший кандидат в президенты Франции, кстати, от правого движения, более националистического движения. А с другой стороны, женщина да еще и женщина, которая по нашим понятиям, ведет не вполне… как сказать? обычный образ жизни. Скажем так.

О.БЫЧКОВА – Понятно. Ну, у нас есть слушатели и зрители с их вопросами, послушаем их. Алло! Алло! Алло! Добрый вечер. Нет, у нас не получается. Ну, бывают у нас иногда такие срывы с телефонами. Сейчас я сделаю еще одну попытку. Алло! Алло! Добрый вечер. Ну, гудок вот гудит.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не хотят.

О.БЫЧКОВА – Не хотят, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – SMS-ки шлют Путину.

О.БЫЧКОВА – Ну что, последнюю попытку. Вот когда я говорю: последний шанс, сразу все получается с телефонами. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Алло!

О.БЫЧКОВА – Алло! Здравствуйте, говорите громче, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Здравствуйте, дело в том, что я хотела бы спросить вашего гостя, вот разрешенная ли такая акция. Я примерно час тому назад проходила по бульвару Чистопрудному, и там стояли 5 щитов с портретами Касьянова, Хакамады, Белых, Ходорковского и кто-то еще, вот не Березовский ли. Там были их портреты и были их цитаты. И вот на каждом таком щите было написано красным: «Разве это не предательство?» Т.е. эти щиты простояли, я так думаю, полчаса…

О.БЫЧКОВА – Не, не, они простояли уже гораздо дольше. Я читала о том, что это уже несколько дней назад началось. Вы о чем хотите спросить?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Потом их убирали. Вот это как назвать? Это разрешенная акция? Вот с таким рефреном на каждом щите: «Разве это не предательство?».

О.БЫЧКОВА – А Вас что смущает в этой акции?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Меня смущает, ну, что это за такой рефрен: «Разве это не предательство?» Меня смущает то, что цитаты были выхвачены из контекста. Я, к сожалению, не могу их процитировать вот сейчас уже точно…

О.БЫЧКОВА – Понятно, да. Т.е. Вас смущает сам характер… Вас смущает то, как представлены реальные живые люди?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Ну, они были представлены как предатели.

О.БЫЧКОВА – Понятно, ну, а может быть, они политики, пускай уже отвечают за все, что говорят.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Нет, но эта акция допустима? Я с точки зрения этики нашей…

О.БЫЧКОВА – С точки зрения этики. Все, вопрос понятен, спасибо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, я не знаю. Во-первых, какой закон, который разрешает или не разрешает выставлять какие-то счета?

О.БЫЧКОВА – Щиты, а не счета.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Щиты, да. Ха, со щитом или на щите? Борис Абрамыч на щите. Значит, ну, осваивают товарищи средства. С точки зрения освоения средств, по-видимому, эта акция вполне разрешима и допустима. Никакого другого смысла в ней нет. Те, кто не любят Касьянова и Березовского, вряд ли будут не любить их сильнее, те, кому это глубоко безразлично, вряд ли станут менее безразличными. Это освоение средств. Не очень больших. Я думаю, что стоимость этой акции всего лишь в 100-200 раз превышает стоимость этих щитов. Так что заработали люди немного. Ну, повесили плакаты.

О.БЫЧКОВА – Слушательница спрашивает: должны ли быть какие-то этические границы в проведении подобного рода уличных мероприятий, понимаешь?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Должны ли быть? Ну, безусловно, они должны быть, но я еще раз вам объясняю, что к политике, к этике и к эстетике это отношения не имеет. Только бизнес, ничего личного.

О.БЫЧКОВА – Все, понятно. Хорошо. Спасибо большое. Это была программа «Особое мнение». Спасибо Леониду Радзиховскому.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире