'Вопросы к интервью
О. ЖУРАВЛЕВА – Программа «Особое мнение». У нас в гостях сегодня Олег Попцов.
О. ПОПЦОВ — Добрый вечер.
О. ЖУРАВЛЕВА – Мы начнем с последних новостей, которые стали занимать первые строчки в выпусках. Аналитический центр «Сова» обнародовал результаты своих исследований и сообщил, что в России с начала года зафиксировано рекордное число преступлений на национальной почве. Говорят, что по сравнению с прошлым годом за эти несколько месяцев рост заметен. После чего появилось заявление избранного президента Медведева, что правоохранительные органы и суды должны жестче относиться к преступлениям на почве национальной розни. На встрече с советом общественной палаты Медведев сказал, что правоохранительные органы должны занимать жесткую позицию, а не отмалчиваться и не уходить в кусты. Действовать, применяя законодательство. Как вы это прокомментируете?
О. ПОПЦОВ — Комментировать слова Медведева в принципе первое, когда происходит преступление, первая реакция – плохо судим, плохо наказываем. Вообще ксенофобия и националистические проявления это проявления совершенно особого характера. Мы сейчас говорим о следствии. А мы должны думать о причине. Почему в проклятые, как принято говорить, советские времена ничего подобного не было. Надо уметь не перечеркивать прошлое, а учиться у него, извлекая позитивный опыт. Когда вы понятие дружбы народов меняете на понятие толерантность, вы должны понимать, как дружба отличается от терпимости. И вы понимаете, что уже сброс уровня, теперь нет дружбы, нет…
О. ЖУРАВЛЕВА — Мы просто вас терпим.
О. ПОПЦОВ — Только терпимость. Вот стою, сжав зубы, убил бы, но терплю. И это породило совершенно другое. Второй момент. У нас появилось громадное количество гастарбайтеров. Гигантское. Фантастическое. Сейчас вводятся квоты и правильно, потому что не лимитированный заезд, особенно для Москвы просто катастрофичен. Я не хочу вам сказать, но давайте будем честны. Спуститесь в метро…
О. ЖУРАВЛЕВА — Ведь есть же экономические причины. Это самая дешевая послушная рабочая сила.
О. ПОПЦОВ — Правильно. Это одна сторона. Спуститесь в метро, и вы там почти не услышите русской речи.
О. ЖУРАВЛЕВА — Я спускалась сегодня, русскую речь слышала.
О. ПОПЦОВ — Уже хорошо. Но, говоря, мы все несколько преувеличиваем. Это нормально, но вопрос заключается в том, что может ли это не вызвать. Будет вызывать реакцию. А что вы хотите. Если гастарбайтер, если он приезжает, надо чтобы он владел русским языком. Надо приучать, это момент культуры.
О. ЖУРАВЛЕВА — У нас часто бывает ситуация, когда человек получает по голове тяжелым предметом, не потому что он плохо по-русски говорит, а просто, потому что он слишком смуглый. Потом выясняется, что он может быть был болгарин. Или сириец. На всякий случай получил как таджик.
О. ПОПЦОВ — Ты мы находимся в том положении, когда если американцы говорят об этом, — зато у вас негров вешают. Так вот, все это является суммарным состоянием. Мы должны не просто говорить, мы должны прекратить унижение, когда можно проплатить какие угодно (неразборчиво) деньги, можно отмахнуться, где люди живут.
О. ЖУРАВЛЕВА — То есть не держать этих людей на положении скотов. Чтобы к ним так не относились.
О. ПОПЦОВ — Конечно. Все говорят, вы, что не понимаете, я не буду сейчас говорить термины, потому что нас еще упрекнут с вами в ксенофобии. Это все суммация. Ведь отношение к человеку приезжему это есть уровень, во-первых, культуры, условно говоря, владельца дома, в соответствии с уровнем культуры приехавшего в этот дом. И если здесь где-то проявляется разрыв, то должны понять, что непременно начнет искрить. Значит, нужно это предвосхитить. Во-первых, преподаванием в школе, ибо у всех этих людей есть дети. И если представьте себе, что убили отца, какое состояние ребенка. Или убили мать. С какой психикой он будет жить. Вот о чем идет речь. Второй момент. Мы должны понять, что на момент ксенофобии накладывается отношение между странами. Если вы думаете, что рецидив отношений, который был у нас в Грузии, не сыграл, — нет, сыграл. Если вы думаете, что напряжение отношений с Украиной ничего не сыграет. Сыграют обязательно. Хотя это славянский…
О. ЖУРАВЛЕВА — Но украинца на улице не отличишь.
О. ПОПЦОВ — Я только хотел сказать. Но там есть одно: по лицу отличить нельзя. А представьте себе, если бы он был совершенно блондин как финн, тогда сразу. Вот о чем идет речь. Но мы должны прекрасно понять, что любое напряжение, кстати, обратите внимание, это очень характерно, нападений на казахов нет почти. Если вы возьмете сводку, это показатель, отношения со странами продуцируют либо позитив, либо негатив.
О. ЖУРАВЛЕВА — Вы более тонко представляете себе эту систему. Потому что на самом деле простой житель московской окраины в лицо не отличает узбека от таджика, а таджика от туркмена.
О. ПОПЦОВ — Дорогая моя…
О. ЖУРАВЛЕВА – И по речи тоже.
О. ПОПЦОВ — Если вы хотите делать операцию и делайте вскрытие, надо знать, как устроена нервная система. Иначе мы ничего не решим. Вы говорите уже, они все на одно лицо. Это не совсем так.
О. ЖУРАВЛЕВА – Я говорю о тех людях, которые выходят на улицу.
О. ПОПЦОВ — Это состояние бытовых культур. И человека, который преобладает в этом городе, правильно на окраине, потому что у него такое…, и потом второй момент, когда превалирование бедности, начинают говорить: они занимают наши рабочие места. Тогда ответ: а ты сам не хочешь работать. — А я не хочу, потому что вы идете на нищенские деньги. А они идут. То есть сама структура организации, сама власть, руководители предприятий, которые делают найм, очень часто провоцируют эту ситуацию. Поэтому одними жесткими наказаниями мы ничего не решим.
О. ЖУРАВЛЕВА – Но может быть жесткость не только в наказании должна быть? Не только вынос судебного решения по конкретному избиению и убийству, а может быть наказывать за какие-то выступления, лозунги.
О. ПОПЦОВ — Мы уже с вами дошли до положения, когда человек, который критикует власть, обвиняется в экстремизме. Мы уже дошли до такого абсурда, что дальше, если мы будем в этом направлении идти, то любое критические отношение к власти, что она допустила промах в том или ином, будет восприниматься как экстремизм.
О. ЖУРАВЛЕВА – То есть вы хотите сказать, что нельзя ограничивать нацистские или националистические высказывания, потому что и так уже слишком много ограничивают.
О. ПОПЦОВ — Нет, нацистские высказывания не просто нужно ограничивать, а страна, которая пережила то, что мы пережили и когда по улицам сегодня можно увидеть людей, двигающихся со свастикой, должно быть наказание не просто резкое, должно быть беспощадное. Но надо понимать, одно наказание ничего не решает. Если вы начинаете перестраивать учебники истории, и если вы не изучаете что-то, опыт интернационализма, ждите, что это обязательно даст негативный результат.
О. ЖУРАВЛЕВА – То есть нужно действовать все равно сверху. Власть должна.
О. ПОПЦОВ — Безусловно.
О. ЖУРАВЛЕВА – Должна быть какая-то пропаганда.
О. ПОПЦОВ — Во-первых, должна быть совершенно изменена концепция пропаганды, во-вторых, должны появиться телевизионные передачи, посвященные не в момент, когда убили, а развивающие отношения межнациональные. Людей, живущих в одном городе. Передачи, которые продуцируют и разговаривают о смешанных семьях. Смешанное потомство, как говорит практика и наука это самое талантливое. Нужно говорить не то, что нужно выходить замуж в возрасте 14 лет, а говорить совершенно другое. Почему это воспринимается драматически, я уже говорил, у нас 45% населения породнены с украинцами. Примерно такая же цифра с белорусами. Свыше 30% породнение с грузинами.
О. ЖУРАВЛЕВА – У нас вообще очень трудно определить чистоту крови.
О. ПОПЦОВ — О чем и речь. И поэтому это особенно болезненно воспринимается в России. Потому что, да, грузины. Братский народ, вы наши братья. Армяне — да, вы наше братья. Украинцы – да, вы наши братья. Белорусы – да, вы наши братья. И когда от этого мы отходим, что надо терпеть, мы должны понять, что это даст негативное, ага, значит, уже дружить не надо, надо терпеть, градус понижен. А потом скажут: терпите, но держите себя в руках. Поэтому я считаю, что, прежде всего, это момент воспитания и здесь должна включаться школа. Это, безусловно, работа СМИ. Продуманная. И в первую очередь работа телевидения. И самое главное – продуманная работа власти. Думать о том, что милиционеры будут хватать, не будут.
О. ЖУРАВЛЕВА – Милиционеры хватают как раз…
О. ПОПЦОВ — Они хватают, бьют по хвостам. Правильно.
О. ЖУРАВЛЕВА – …мигрантов скорее, чем здешних националистов. Мы заговорили о воспитании и детях…
О. ПОПЦОВ — Как сказал один милиционер в разговоре: понимаешь, как тут проверишь, а тут сразу видно – черный. Иду на него.
О. ЖУРАВЛЕВА – По поводу детей были совершенно блистательные заявления господина Якеменко, который вчера фонтанировал идеями. Что нужно фиксировать на электронные и микрочипы все успехи, неуспехи, свойства аж с трехлетнего возраста. И он же сделал еще замечательное заявление, что рождаемость выше, чем беднее семья, чем скромнее живут. И чем тупее отец, тем больше детей.
О. ПОПЦОВ — Он рассказал о том, как он вырос, и сколько собак было в доме. Все это прекрасно. Было такое время, говорили, чтобы повысить рождаемость, надо отключить свет.
О. ЖУРАВЛЕВА – Телевидение еще запретить.
О. ПОПЦОВ — Нет. И тогда все, ночные часы резко увеличатся. Но если идти таким методом, мы зайдем далеко. Во-первых, ранние браки это совершенно естественное желание человека. Я решусь на ребенка, когда у  меня будет жилье. И что я буду рожать, и мне негде будет жить. Я скажу, мальчику: Леша, ты иди, проси милостыню. Нет, ребята. Надо другое дело делать. Надо создавать условия для молодых семей. Надо прежде решать вопрос востребованности молодых родителей. Они должны зарабатывать, чтобы денег хватало. Мы говорим, что такое человек получает 60 тысяч рублей. Это не маленькая заработная плата. Это 2,5 тысячи долларов. А если у него двое детей и неработающая жена. Это на грани срыва. Потому что ему надо кормить и одеть, и нет средств на оплату квартиры. Потому что у него нет никаких льгот. Значит, мы должны об этом думать. А в том, что когда выходить замуж и когда рожать детей, каждый решает сам. И если мы сегодня начнем говорить, что надо в 14 лет уже об этом задумываться, я думаю, что в 14 лет надо задуматься, чтобы тебе состояться к 18. Чтобы у тебя появились интересы. И когда эти дети собирают конструкторы, прихожу, уже собрал 4 автомата. Тогда надо еще подумать, что такое…
О. ЖУРАВЛЕВА – Бог с ними с микрочипами, потому что это действительно какая-то сюрреалистическая идея, по-моему. Что над каждым ребенком должен стоять проверяющий или мама такая честная. Но в принципе мы должны, государство должно следить
О. ПОПЦОВ — Должно, мы опять возвращаемся на круги своя. И вдруг выясняется, что пионерская организация оказывается, это был очень продуманный ход. Оказывается…
О. ЖУРАВЛЕВА – А что она давала в этом смысле?
О. ПОПЦОВ — Она готовила людей. И все эти «Наши», «Молодая гвардия» это негодное копирование Коммунистического союза молодежи. Потому что нельзя воспринимать, когда молодые «Наши» говорят, мы хотим быть депутатом. Депутатом надо состояться.
О. ЖУРАВЛЕВА – Якеменко у нас прекрасно состоявшийся человек. Я прошу прощения, но несет откровенную ерунду. Потом спикер Миронов говорит, что да, действительно Якеменко явно перегнул палку.
О. ПОПЦОВ — Вы должны понять, что значит состоявшийся и поэтому выходцы от Якеменко говорят: даешь ГД. Чтобы было крыло чисто молодых. А что вы можете? Вдумайтесь в это. Вы должны пройти школу жизни.
О. ЖУРАВЛЕВА – Вы считаете, что пионерская и комсомольская организации давали эту школу жизни?
О. ПОПЦОВ — Безусловно, она делала навыки. Я вам говорил, что я был первым секретарем обкома.
О. ЖУРАВЛЕВА – Я закончила пионерской организацией, до комсомола дело не дошло. Но я помню.
О. ПОПЦОВ — Я просто рассказываю другое. Ночь, мы перешли на ночную работу. Потому что стояла очередь, записывались на целину. Потому что человек хотел: я хочу состояться. Не где-то под крылом здесь, не в своем городе, а поехать туда, в тайгу, в степь, на ударную стройку.
О. ЖУРАВЛЕВА – Сейчас вот эти же самые организации молодежные к чему весь энтузиазм безумный? К собственной выгоде.
О. ПОПЦОВ — Во-первых, вы правильно говорите. Почему случился кризис в коммунистической партии. Потому что количество вступающих из корыстных целей стало превышать вступающих по идее.
О. ЖУРАВЛЕВА – В Комсомол надо было вступить, чтобы поступить в институт.
О. ПОПЦОВ — Правильно. Как только перестает работать идея, появляется только корысть. А когда вы начинаете с корысти, то уже идеи не появится. И когда сейчас в том числе, вообще у нас есть такая любимая игра в национальную идею, это не игра. Без этого нет нации.
О. ЖУРАВЛЕВА – Какая может быть сейчас национальная идея у России?
О. ПОПЦОВ — Объединяющая. Сделать страну великой.
О. ЖУРАВЛЕВА – Все по-разному понимают величие.
О. ПОПЦОВ — А это уже надо разъяснять. И национальная идея не может быть идеей условно, президента, премьера. Она потому национальная, что она идея нации. Там есть место 18-летнему, 30-летнему, 60-летнему. Она должна иметь компонент эстафетности. Я вкладываю в эту национальную идею. Одной из главных идей сегодня – вернуть стране достоинство великой страны. Это точно объединять всех. Что я делаю, чтобы это достоинство вернуть. Значит, мы должны все, чтобы убрать нищенство, мы должны сделать технологический прорыв. Да, это. Мы должны сделать то-то и то-то. В том числе осуществить те самые национальные проекты. И если, кстати, борьба с ксенофобией станет федеральной программой, это будет прекрасно. Даст прекрасный результат.
О. ЖУРАВЛЕВА – Какая-то федеральная программа на ваших глазах она реализуется?
О. ПОПЦОВ — Сейчас федеральные программы были, одна из федеральных программ это создание госкорпораций. Я считаю, как всегда только начали, а уже стали говорить, что госкорпорации это черная дыра. Это те, кто против этого, а нам необходимо, что значит вернуть величие. Значит, вернуть право делать лучшие самолеты, когда мы были по пассажирским самолетам, по военным да, мы были впереди, но мы входили в первую пятерку. По кораблям мы входили в первую пятерку.
О. ЖУРАВЛЕВА – Так в чем достоинство страны? Вы сказали бороться с нищенством. Когда ее граждане не чувствуют себя достойными, уважаемыми. Сами себя и окружающих.
О. ПОПЦОВ — Русский человек устроен очень интересно. Он спокойно терпит унижения своего достоинства в собственной стране, но приходит в бешенство, когда его унижают за рубежом. Вот эта диспропорция очень характерная для нас. И, прежде всего, это должно быть достоинство, что значит достоинство. Я востребован страной, отсюда идет уважение. Я могу обеспечить благосостояние своей семьи…
О. ЖУРАВЛЕВА – Если человек не может найти жилья, не может родить ребенка, о каком достоинстве идет речь?
О. ПОПЦОВ — Это не делается сразу. Когда кто-то говорит, там национальные проекты, малые суммы. Я всегда говорю: ребята, хорошо, что они есть или плохо. Хорошо, но мало денег. Это второй вопрос.
О. ЖУРАВЛЕВА – Так денег вроде у страны полно.
О. ПОПЦОВ — На национальные проекты. Это второй вопрос. Сначала появляется национальный проект. Потом в него начинают вкладываться деньги. Хотим мы или не хотим. Как бы мы ни говорили о материнском капитале, как бы ни говорил господин Жириновский, что его надо заменить мужским капиталом, оставим для Жириновского. Тем более от рабочих и крестьян Якеменко решил выступить против Жириновского. Тот сказал, что рождаются Шариковы, тот сказал, что рождаются гении. Рождается и то и другое. И от интеллигентов рождаются Шариковы и от рабочих могут родиться Шариковы. Но рабоче-крестьянское государство создало великую интеллигенцию, великий театр, великую музыку и великую науку.
О. ЖУРАВЛЕВА – Точно также оно создало массу всяких других нехороших вещей.
О. ПОПЦОВ — Правильно. Дорогая моя.
О. ЖУРАВЛЕВА – И та же самая пионерская и комсомольская организация вырастили разных людей.
О. ПОПЦОВ — Правильно. Поэтому мы должны говорить, никогда не говорите, отберите лучшее, о плохом скажите достойно, что это плохо. А хорошее скажите, да, это хорошо. Мы будем это развивать. И вот я сказал, что нам нужны молодежные организации. И нужна всероссийская молодежная организация.
О. ЖУРАВЛЕВА – Именно для того чтобы отслеживать, развивать, направлять и так далее…
О. ПОПЦОВ — Помогать становиться на ноги, становиться востребованным. Если это не будут… Приезжать на озеро Селигер и получать майку, и выслушать несколько докладов умных людей, этого очень мало. Проблема, что у нас появились политики, которые вне жизненной школы. Это трагедия. Поймите, что если вы сидите у компьютера, это не жизненная школа. Ты должен пройти, знаете, очень часто говорят, Москва, Юрий Михайлович, который прошел, он жил в бараке. Вот у него поэтому такое отношение к беде человеческой и бедности. Вот через это когда ты пройдешь, это гигантская школа. Человека воспитывает не факт победы, а изнурительный путь к ней.
О. ЖУРАВЛЕВА – У нас масса вопросов по поводу того, хорошо ли было бы, вернуть ли пионерскую организацию. Например, Наташа пишет: интересно, как можно сделать страну великой в отсутствие честных СМИ и гражданского общества. Тут насчет гражданского общества есть тоже кое-что.
О. ПОПЦОВ — Наташе я скажу, она совершенно правильно говорит.
О. ЖУРАВЛЕВА – Она правильно мыслит.
О. ПОПЦОВ — Милая Наташа, для того чтобы сделать страну великой, надо создать гражданское общество. У нас его нет.
О. ЖУРАВЛЕВА – Вы сорвали с губ слова у Дмитрия Медведева, который предложил Общественной палате совместно работать над созданием в России гражданского общества. Он готов регулярно встречаться с представителями Общественной палаты. «Для меня этот разговор очень важен, тем более в новом качестве он первый. Надеюсь, что эти встречи станут регулярными». И вообще он считает, что Общественная палата неплохо исполняет сегодня свою функцию коммуникатора, связующего звена между властью и обществом. Через эту палату они будут получать информацию об обществе.
О. ПОПЦОВ — Вообще надо получать информацию о народе через народ.
О. ЖУРАВЛЕВА – Выйти в народ? В метро проехаться?
О. ПОПЦОВ — Подождите. Дайте я закончу. Не надо думать, что Общественная палата, что такое Общественная палата. Это придуманный компонент общественного мнения. К власти пришло понимание, что, пережав СМИ, СМИ перестали быть выразителями общественного мнения за редким исключением. И власти, я уже говорил об этом, это стало удобно. Потому что, передав СМИ в частные руки, всегда можно сказать, что они не могут быть общественным мнением, потому что они отстаивают интерес владельца. И в этом будет определенная правда. Но тогда создается Общественная палата, потому что понимание, что нельзя декларировать гражданское общество и не иметь никаких компонентов, Общественную палату можно назвать компонентом гражданского общества. Но она его не может заменить. Гражданское общество формирует концепт открытой политики. Что такое открытая политика. Когда власть все знает о своем народе, а народ все знает о своей власти.
О. ЖУРАВЛЕВА – Ну так значит СМИ.
О. ПОПЦОВ — Совершенно правильно. Вот видите, правильно. И в 90-х годах так все начиналось. И Ельцин очень хорошо к этому относился.
О. ЖУРАВЛЕВА – Он обижался, когда его ругали, но он все-таки не закрывал.
О. ПОПЦОВ — Подождите секунду. Прекрасно, но как только прошел период свадебного путешествия, начинается семейная жизнь. И власть говорит: господи, а зачем, чтобы…, а мы о народе должны знать все. Даже и не надо все знать. А народу-то зачем о нас все знать. Не надо, ребята. Ну-ка затонируйте окна. Открытая политика это большое испытание для власти. Но власть, которая придерживается норм гражданского общества, должна с этим не только свыкаться, она должна это принимать как должное. Что такое гражданское общество? Это значит, возможность гражданских институтов контролировать власть. И да, были, мы сейчас все время говорим между прошлым и будущим, да, был народный контроль. Кто-то скажет, это была имитация. Но это был призыв народа контролировать. А что такое Общественная палата.
О. ЖУРАВЛЕВА – Это было действительно так?
О. ПОПЦОВ — Да, да. Это было так. Органы народного контроля. И Общественная палата что это такое? – это призыв общества, казалось бы, как она создалась, почему моментально взъерошились депутаты. Что, они будут контролировать нас? Они будут давать оценку нашим законам? Этого не может быть. Почему? – потому что Общественная палата назначена властью. По принципу: столько-то от этой, столько-то от этой. Так не делается. Вы дайте выбрать народу Общественную палату.
О. ЖУРАВЛЕВА – Так народу уже давно…, губернаторов уже никто не выбирает.
О. ПОПЦОВ — Я думаю, что Дмитрий Анатольевич Медведев вернется к выборам губернаторов. Если он хочет вернуть компоненты гражданского общества. Нет демократии, концептом демократии является выборность трех позиций. Первого лица президента, второй позиции – региональных губернаторов и муниципальных. Вот три составляющих выборных начала дают полноценное демократическое наполнение. Отсутствие одного из них говорит, что демократия не полноценная. Я думаю, что мы к этому вернемся.
О. ЖУРАВЛЕВА – А что до этого мы не понимали этого, когда отменили?
О. ПОПЦОВ — Владимир Владимирович считал, что этим он подавит коррупцию. Коррупция, конечно, была и в той страшной беслановской ситуации она сыграла роль. Но она никакого отношения все-таки к этому не имела.
О. ЖУРАВЛЕВА – Вы считаете, что Медведев пойдет дальше и лучше и все-таки вернется в рамки…
О. ПОПЦОВ — Я хочу верить в то, что Дмитрий Медведев как президент…, я считал всегда, что назначение губернаторов и говорил об этом в свое время, временная мера. Потому что для того чтобы бороться с коррупцией, на это надо поднимать общество. Потому что главной основой коррупции является власть. Власть сама с собой бороться не будет. Значит нужно подключать другие силы. Этой силой должен стать народ в той или иной форме волеизъявления, потому что больше всего страдает от коррупции народ, который содержит власть. Вот и все. И второй момент. Если Владимир Владимирович сказал, что нужно разделить политику и бизнес, ее нужно разделить. Я не думаю, что в Общественной палате должны присутствовать миллиардеры. Не думаю. Они присутствуют. Это не совсем правильно. Миллиардеры пускай занимаются бизнесом.
О. ЖУРАВЛЕВА – Но если они уже позанимались, теперь ушли в политику.
О. ПОПЦОВ — Правильно. Поэтому политика станет бизнесом. Вы правильно ответили на вопрос. Теперь политика станет бизнесом. Купил, продал.
О. ЖУРАВЛЕВА – Во всем мире есть такие истории, когда бизнесмен вдруг решает стать губернатором или просто богатый человек. В той же Америке.
О. ПОПЦОВ — Там это отслеживается очень четко. И там бизнес старается держаться от власти в стороне. У нас как говорится: я вышел из бизнеса,  — говорит депутат. Правда, всем занимается его брат, его жена и так далее. А я из бизнеса вышел. Но каждый вечер он приезжает на фирму и говорит: ну-ка покажите результаты. Так что не надо мне это говорить, как это происходит. Поэтому я считаю, что не есть хорошо, когда в ГД, условно говоря, 200 миллионеров. Это не есть хорошо.
О. ЖУРАВЛЕВА – Тогда не нужны взятки.
О. ПОПЦОВ — Почему?
О. ЖУРАВЛЕВА – Богатые люди. Чего им платить.
О. ПОПЦОВ — Дорогая моя, как говорил Березовский прекрасную фразу: все и всех можно купить, надо только точно предложить цену.
О. ЖУРАВЛЕВА – То есть денег много не бывает, вы хотите сказать. В общем, вы все равно рисуете какую-то печальную картину.
О. ПОПЦОВ — Я рисую, что друзья мои, надо не призывать к борьбе, а бороться. А для этого власть должна в союзники взять общество. А для этого нужно создать гражданское общество.
О. ЖУРАВЛЕВА – А для этого нужны свободные СМИ и мы вернулись к тому, с чего начали.
О. ПОПЦОВ — Правильно. Я думаю, что раз Дмитрий Медведев это провозгласил, он должен понять, что без этого ничего не будет. Ничего.
О. ЖУРАВЛЕВА – Неужели до этого никто ничего не понимал?
О. ПОПЦОВ — Так нет, нужно наступить на грабли несколько раз. Чтобы сказать: хорошо, давайте вот это и вот эти уберем. Кто-то сказал: зато положим дальше. Правильно, я понимаю.
О. ЖУРАВЛЕВА – Хорошо. Спасибо большое. Это был Олег Попцов в программе «Особое мнение». Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире