'Вопросы к интервью
О. ПАШИНА: Добрый день. Приветствую всех слушателей радио «Эха Москвы» и зрителей телеканала RTVi. Меня зовут Оксана Пашина, в программе «Особое мнение» сегодня главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов.

В. МАМОНТОВ: Здравствуйте!

О. ПАШИНА: И телефон для ваших смс — +7-985-970-45-45. Начнем мы с последних новостей. Как сегодня сообщается, президент России своим указом наградил президента Ингушетии Мурата Зязикова орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени, за большой вклад в социально-экономическое развитие6 республики и многолетнюю плодотворную работу. Об этом сообщает ИТАР ТАСС. Не так давно общество «Мемориал» представило свой доклад по ситуации в Ингушетии и называет ситуацию в республике катастрофической. Как Вы полагаете, за что наградили президента Зязикова?

В. МАМОНТОВ: Я думаю, что нам надо разделить здесь некоторые вещи. С одной стороны, ситуация в Ингушетии не катастрофическая, но очень сложная.

О. ПАШИНА: Но близкая к катастрофе.

В. МАМОНТОВ: Не знаю, я там давно не был, сам не видел.

О. ПАШИНА: Там не так давно были наши журналисты, которые рассказывают о том, что там и в экономической сфере, и в политической сфере кризис.

В. МАМОНТОВ: Наш Юрий Снегирев, журналист, не так давно выступил с очень большим репортажем и сказал, что там подогревается большой котел, для того чтобы его остановить и не дать сорваться крышке, надо применять определенные политические и иные усилия. Я с ним согласен. Я считаю, что там есть две стороны проблемы. Наверное, Зязиков не идеальный руководитель, но представьте себе и это место, на которое он посажен или на то место, на котором он находится сейчас. Ему не просто. Я не буду оспаривать, заслужил ли он награду, но то, что держать сейчас этот край, этот узел кавказских противоречий в относительном спокойствии и не поддаваться на те крики, которые говорят о катастрофе. Катастрофа у нас там может, действительно, разразиться, если одновременно государство потеряет орган управления, а силы абсолютно ясные, получат там свободу рук. Это всё те же люди, которые нам устраивали в Дагестане катастрофы, в Чечне, громко кричали, что везде катастрофа, но никому так она не была выгодна, как им.

О. ПАШИНА: Многие сейчас сравнивают ситуацию в Ингушетии с ситуацией в Чечне в начале века.

В. МАМОНТОВ: Я не знаю, стоит ли награждать, это не мое дело, не хочу даже оценивать, когда надо давать награды, когда все успокоится, или по какому-то случаю. Но я одно знаю, что работать там сейчас очень тяжело и то, что г-н Зязиков там делает, в общем, не многие из его критиков реально смогли бы там сделать тоже. Вот в чем дело.

О. ПАШИНА: Вот такая еще есть версия у политиков. У нас обычно награждают человека перед тем, как отправить его в отставку. Не грозит ли г-ну Зязикову отставка?

В. МАМОНТОВ: Не буду гадать. Ведь смена руководителей иногда трагическая, иногда драматическая в тех местах происходит зачастую, если мы возьмем Чечню, потому, что если говорить прямо, тот или иной руководитель не вполне учел все сложности ситуации в своей республике. Поэтому уж что там с тамошними руководителями происходит, это шекспировские страсти порой. И то, что у нас сейчас в Чечне, какая трагическая история перехода от отца к сыну, это тоже, скажем прямо, не простая была история и она показывает весь накал противоречий.

О. ПАШИНА: Наш слушатель, видимо из Ингушетии, спрашивает, как Вы лично относитесь к Зязикову? Когда в Ингушетии был Аушев, ситуация была намного лучше. В Ингушетии Аушева любят. Как Вы думаете, почему его убрали?

В. МАМОНТОВ: Я думаю, что Аушев тоже очень награжденный всем, чем хотите человек. И награжденный, и заслуженный, и кто хотите! Однако, с точки зрения российской государственности, при нем этой самой российской государственности кое-что угрожало. И он решал эти вопросы не всегда, на мой взгляд, так, как должен делать это государственный муж российский. Никого не хочу ни упрекать, ни ставить оценки в этой, тяжелейшей, кровавой подчас политике, которая там разворачивается, в политической картине. Но и у Аушева были сильные стороны и были колоссальные минусы. Наверное, они есть и у Зязикова. Пусть, если там будет еще кто-то, дай бог ему, чтобы он там справился с этой политической ситуацией и всем своим критикам подставил поводы для критики, чтобы у них не было поводов для критики. Но есть ли такой человек, не знаю.

О. ПАШИНА: Вот Аслан пишет, видимо из Ингушетии: «80 процентов безработных, Зязиков является прокуратором Ингушетии». Что меня, честно говоря, напугало в Вашем высказывании, Вы сказали, что раздаются недовольные голоса деятелей Ингушетии и Вы считаете, что заслуга президента и основная задача президента – эти голоса каким-то образом приглушить, арестовать журналистов, выслать их, чтобы никто ничего не говорил и голоса просто не звучали.

В. МАМОНТОВ: Да Боже избавь! Зачем же мне прикажете арестовывать журналистов, что, мне своих собственных корреспондентов не жаль? Нет, дело в другом. Мне кажется, что голоса надо слушать разные. Надо отделить те голоса которые хотят стабильности, спокойствия и мира на Кавказе в целом и те, которые под этим разговором «убрать Зязикова, Зязиков негодяй, он не справился!» Вот под этими голосами, среди тех, кто искренне переживает за республику и считает так, конечно, там и безработица и проблемы на Кавказе колоссальные. Под этими голосами есть абсолютно ясная прослойка людей, которые греют эту ситуацию для того, чтобы туда просто придти, влезть и работать. И жить. Что греха таить, что, их нет, что ли?

О. ПАШИНА: А кто эти люди? Они правозащитники или кто?

В. МАМОНТОВ: Я думаю, это ваххабиты все те же, все те же ребята, которые разогревали ситуацию в Чечне и в Дагестане. А что, они куда-то делись, что ли? Они и за рубежом работают активно, и к нам продолжают проникать. Другое дело, что им сейчас гораздо сложнее в той ситуации, когда стало поспокойнее в Чечне и пожестче.

О. ПАШИНА: Что касается вражеских голосов, или не очень, но вот скандальная история, о которой рассказывает агентство РЕЙТЕР. Российские националисты выступают против кандидата в президенты Дмитрия Медведева, заявляя, что у него еврейские корни. Националистические организации говорят, что не может возглавлять страну, президент должен быть связан со своим народом по крови. Представьте себе, что Японией управлял бы китайский президент.

В. МАМОНТОВ: А кто эти националисты? Там, как говаривал пока еще действующий президент России, «адреса, пароли, явки». Там есть кто?

О. ПАШИНА: Известная организация ДПНИ, есть русская партия в Петербурге, которую возглавляет Николай Бондарик. Вот такая компания.

В. МАМОНТОВ: Интересная компания. Ничего у них не получится. Ничего у них не получится. Я родом из Владивостока сам, это город абсолютно интернациональный был. Я вообще не знал, до какого-то времени, что надо на это внимание обращать. И много таких городов есть в России. Вообще, Россия вовсе не так уж… Ничего у них не выйдет, короче говоря! И они на этом на сыграют. Не такая страна Россия, чтобы сейчас из-за этого каким-то образом опять говорить: «Подождите, не будем Медведева!»

О. ПАШИНА: Но разыгрываются на фоне кампании, в свое время Гари Каспарова.

В. МАМОНТОВ: Ну, конечно, будут разыгрывать. Насчет американского гражданства, я не знаю, к своему стыду, что у нас там полагается. Полагается быть кандидату в президенты с двойным гражданством?

О. ПАШИНА: Как раз нет гражданства, нор это вменялось в вину.

В. МАМОНТОВ: Если да, то, наверное, не стоит. А если это не так, то почему нет? Дело решительным образом не в этом, а в том, сколько бы сейчас про это не говорили, ничего серьезного в России на этой почве не произойдет. Я в этом глубоко уверен. Извините, не из политики пример пришел в голову, совершенно из другой сферы. Недавно прошел шикарный фильм «Ликвидация». Там Давид Гоцман, главный герой. И вся Россия смотрела и этот фильм прошел с бешеным успехом. И что теперь? Что, Давид Гоцман еврей, и что теперь делать с этим российской аудитории? Она забросала письмами с криками, что не хотят видеть этого человека? На этой ерунде сейчас, на этой межнациональной розни какие-то глупые люди играют. А, может быть, не глупые, может, чего-то хотят подрихтовать.

О. ПАШИНА: Но, если всем на это плевать, зачем это вытаскивать?

В. МАМОНТОВ: Откуда я знаю? Вы же это прочитали, не я. Откуда я знаю, зачем это вытаскивать?

О. ПАШИНА: Не оставляют наши слушатели ингушскую тему. «Почему у нас считается мужеством оставаться на посту, а в мире, если не справляются, уходят в отставку?» — спрашивает Александр.

В. МАМОНТОВ: Я против этих однозначных оценок. Я не такой специалист в кавказском вопросе, чтобы сейчас взять и по полкам разложить, что там у Зязикова в плюсе, что в минусе. Но мне кажется, что там будут и плюсы, и минусы. Поэтому еще раз хочу сказать. Если это награждение является прелюдией к отставке, как Вы говорите, бывало такое, то дай Бог тому, кто придет на это место, избежать всех ошибок Зязикова и не давать почвы всем критикам, что, на мой взгляд, совершенно невозможно, критики будут все равно, тем более в таком интересном месте.

О. ПАШИНА: Ну что ж, на предвыборную тему с другой стороны. Правозащитники в преддверии выборов в России опубликовали доклад и сделали вывод о том, что в России ограничены все основные свободы, в частности, выражение несогласия с официальной точкой зрения может стать причиной преследований и обернуться ущемлением прав. В деятельности правозащитных организаций государство усматривает угрозу своей власти, — подчеркивается в докладе. Действительно, наше государство так боится правозащитников?

В. МАМОНТОВ: Не знаю, боится ли оно правозащитников. Мне кажется, что иногда государство несколько преувеличенно реагирует на те случаи, когда люди высказывают свое мнение, это бывает. Но никакой боязни я тут не обнаружил.

О. ПАШИНА: Буквально новость сегодняшнего дня. По поводу правозащитника Льва Пономарева возбуждено уголовное дело. Он, в свое время, высказался по поводу главы Федеральной службы исполнения наказаний Калинина, заявив, что у нас в тюрьмах пыточная система. Калинин обиделся, подал в суд и его иск был удовлетворен, а Лев Пономарев арестован.

В. МАМОНТОВ: Я думаю, что эта ситуация, когда в суде будет этот спор, какая у нас система в колониях, во всех ли колониях, в каждой конкретно, в какой камере. Когда вот этот разбор будет произведен, то, может быть, тогда мы получим и ответ. Может быть тогда. Но у нас много претензий к судебной системе, правда? Потому, что мы можем и не достигнуть справедливого результата. Но, все равно, по итогам этой судебной разборки мы можем сделать один интересный вывод, многоуважаемый Лев Пономарев закон нарушил или нет? Если нарушил, тогда он, как обычный гражданин, хоть четырежды правозащитник, должен понести заслуженное наказание. Если не нарушил, будь он самый что ни на есть государственник, должен идти спокойно. У нас правозащитники с государственниками ругаются. Это неправильно.

О. ПАШИНА: Перед законом все равны, но некоторые равнее.

В. МАМОНТОВ: Все равны. Некоторые равнее, это наша жизнь, к сожалению. Вы правы.

О. ПАШИНА: Наш слушатель Александр припоминает одно из Ваших выступлений на «Эхе Москвы». «Вы сказали, что требования освободить Алексаняна на основании того, что он смертельно болен, это нечистоплотные игры Алексаняна и его защиты. Вскоре после этого диагноз был признан, его перевели в стационар, хоть и приковали цепью». Как Вы теперь? Слова были сказаны не в беседе со мной.

В. МАМОНТОВ: С Вашей коллегой. Я их не говорил, этих слов. Я ничего не говорил про нечистоплотную игру, я говорил о том, как сейчас помню, это есть, к счастью, на сайте «Эхо Москвы», я говорил о том, что нужно действовать по закону и с пониманием важности гуманного отношения к людям. Ничего сверх этого я не говорил. Я только говорил, что в газете «Известия» высказывались разные точки зрения, в том числе и то, что адвокаты, добиваясь смягчения положения Алексаняна, избрали неверную тактику. Вот это я говорил. Возможно, это и так, но у нас были напечатаны самые разные точки зрения по этому поводу и я всегда говорил, и мы всегда считали, и в «Известиях» мы так считаем, законность и гуманизм по отношению к Алексаняну, а главное, не только к Алексаняну, у нас еще правозащита иногда избирательная. Насчет того, сколько таких «алексанянов» у нас по тюрьмам, хороший вопрос, но этот вопрос, скорее, я сам себе задаю. Можно, кстати, и задаться.

О. ПАШИНА: На эту же тему вопрос, почему в обществе вообще такое безразличие к ситуации, что Алексанян, что другие люди, находящиеся в подобном положении, никого не интересует. Спрашивает Александр из Киева.

В. МАМОНТОВ: Во-первых, эта ситуация интересует и в значительной степени, перемена в участи Алексаняна связана с тем, что голос здравомыслящий, голос гуманный был услышан. Не знаю, как насчет цепи, что там трактуют законы, это утверждают адвокаты, подтверждает ли это реальная жизнь, я не знаю. Но я думаю, что охрана для такого случая вполне достаточно.

О. ПАШИНА: Вы считаете, что власть сама признает такое решение, она усовестилась.

В. МАМОНТОВ: Сподвигли.

О. ПАШИНА: Или это, все-таки, какой-то резонанс?

В. МАМОНТОВ: Безусловно это резонанс. Власть так устроена, что и нас с Вами, в случае чего, закроет и посадит. Как бы чего-нибудь не вышло. Если против этого вообще ничего не говорить, то это не правильно. Другое дело, что у нас обычно только по отдельным поводам внезапно, эта общественность вдруг взволнуется, добьется своего, допустим, вместе, а потом и забудет про это. И про тысячи других людей тоже забудет. Пока следующий Алексанян из дела Ходорковского не всплывёт по тому или иному поводу. Просто яркие, статусные дела привлекают. Мы ключи под фонарем ищем. Яркие дела привлекают гораздо больше общественного внимания. Может быть, они для этого и важны, для создания прецедентов.

О. ПАШИНА: Наши слушатели сравнивают ситуацию в России с ситуацией в Белоруссией. У нас Алексанян, у них Козулин, который был вынужден объявить голодовку для того, чтобы его выпустили на похороны жены. Вы считаете, что мы приближаемся к Белоруссии?

В. МАМОНТОВ: Я хочу посмотреть, мое несчастье в том, что я не посмотрел перед тем, как придти сюда, не заглянул в законы государства Белоруссия. Другое дело, можно оспаривать их гуманность или их правомочность с точки зрения правозащиты. Что там по закону республики Беларусь полагается человеку, который сидит в тюрьме? Полагается его отпускать на похороны жены или не полагается? Вот я бы посмотрел туда и сделал такой вывод. По закону не полагается. Первая часть. Часть вторая. Однако, руководствуясь соображениями революционного гуманизма, отпускаем на три дня, пусть жену хоронит и обратно, в камеру. Или как? Или его теперь совсем уже отпустить, потому, как жена умерла. Это опять оппозиционер Козулин. А сидит себе там, наверняка, куча людей еще, по разным делам осужденных. И праведных и не праведно попавших туда и у них тоже помирает родня. Хоть кто-нибудь про них где-нибудь, хоть мы в «Известиях», хоть вы на «эхе» сказали доброе, заступились за них? Нет! Ровно потому, что тот оппозиционер, известный человек, за него сейчас Хавьер Солана, кто хотите сейчас выступит. А за какого-нибудь терпеливого белоруса, который сидит по какому-нибудь делу, у которого детишки сиротами стали, никто не вступится. Вот здесь корень, на самом деле, беды. Что в Белоруссии, что у нас.

О. ПАШИНА: Ольга из Москвы, в продолжении нашей темы пишет, что у Алексаняна были члены общественной палаты и подтвердили наличие цепи, длиной в один метр, а еще один слушатель Денис цитирует Довлатова, которого как-то спросили, как вы считаете, кто должен править в России и Довлатов сказал: «Русские». А журналист сказал, что он не прав, что в России должен править нормальный человек. Три минуты у нас остается, не будем оставлять предвыборную тему. Алексей из Москвы: «Если в итоге выборов лидер коммунистов Зюганов будет третьим, это означает ли конец его карьеры?»

В. МАМОНТОВ: Не очень это будет для него хорошо. Только я не понял предыдущий вопрос, про русских. К чему это?

О. ПАШИНА: Это к истории агентства РЕЙТЕР о корнях кандидата Медведева.

В. МАМОНТОВ: Интересный вопрос. А зачем? Довлатов, может, большой авторитет, но смешная это история, но к делу не имеет отношения. Это к слову. А что касается, о чем там следующий вопрос?

О. ПАШИНА: О Зюганове.

В. МАМОНТОВ: А что касается Зюганова, ничего хорошего ему третье место не сулит, безусловно. Безусловно! Сейчас, вероятно, будет сделано всё, чтобы не допустить этого. Он активно работает, он печатается, он ездит, выступает. Но, вообще, конечно, на наших глазах просто очередной акт этой драмы разворачивается.

О. ПАШИНА: Просят нас дать телефон. 363-36-59 – телефон прямого эфира, который заработает через несколько минут. И прямо сейчас можете присылать смс-сообщения по телефону +7-985-970-45-45. Я напомню, что в студии программы «Особое мнение» главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов. Андрей иронизирует: «Скажите, а если будет принят закон об «испанском сапожке», мы его тоже будем применять?» Это к тому, что все должно быть строго по закону.

В. МАМОНТОВ: Мы с Андреем здесь будем едины, мы должны, как избиратели, как граждане, не допустить этого.

О. ПАШИНА: Каким образом мы можем этого не допустить? У нас остались какие-то рычаги влияния, чтобы этого не допустить?

В. МАМОНТОВ: Давайте выберем или Жириновского или Зюганова, или Медведева. Мне кажется, это неплохая будет прелюдия к тому, чтобы «испанского сапожка» не допустить. Люди они очень разные, но я не очень представляю, что кто-то из них, став президентом России, ввел бы «испанский сапожек». Глупый вопрос, на самом деле, Вы уж извините, уважаемый слушатель и читатель. Это не ирония, это что-то смешное.

О. ПАШИНА: «Россией должен править хороший человек. Поначалу и Ельцин был хороший, и Путин был хороший» — пишут наши слушатели. Как Вы считаете, Медведев будет либеральнее нашего нынешнего главы государства?

В. МАМОНТОВ: Я думаю, в какой-то степени да. Хотя основной курс, я думаю, останется прежним. Основы курса останутся прежними, а некоторые вещи будут скорректированы, в силу взглядов, убеждений и личности Дмитрия Анатольевича. Это неизбежно.

О. ПАШИНА: В студии программы главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов и мы продолжим после небольшого перерыва.

НОВОСТИ

О. ПАШИНА: Мы продолжаем. В студии программы Оксана Пашина и главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов. Как только что мы слышали в новостях в столице республики Сербии прошел митинг против провозглашения независимости Косово. Очень много вопросов на эту тему от наших слушателей. 363-36-59 – телефон прямого эфира, который заработает сразу после того, как мы обсудим эту тему. Спрашивает Вас Владимир: «Что Вы думаете по косовской проблеме? Не надо ли российским войскам применить силу, усмирить американцев и показать мускулы вновь возродившейся России?»

В. МАМОНТОВ: Знаете, торопиться не надо. Тут торопиться не надо. С другой стороны, я думаю, важно осознать, что произошло, для начала. И посмотреть, что на сегодня России выгодно, а что России не выгодно. Всячески демонстрировать солидарность с Косово и не просто демонстрировать, а это такая вещь, ее и демонстрировать-то не надо. Безусловно, мы солидарны с сербами, потому, что, по многим причинам. Потому, что славяне, братья, хотя были разные периоды в этот момент и разные сложности в наших взаимоотношениях. Потому, что мы испытываем схожее давление. Например, как нам поддерживать самоопределение Косово, когда у нас ещё несколько лет тому назад пыталась самоопределиться Чечня? И так далее.

О. ПАШИНА: Между тем, существует версия о том, что Россия договорилась с США и таким образом они подарили Косово мусульманскому миру.

В. МАМОНТОВ: Я не знаю, кто с кем договаривался, но то, что Косово – это уступка давлению мусульманского мира, я абсолютно уверен. Зачем это нужно американцам, есть много версий, зачем им вообще подогревать ситуацию на Балканах и в Европе и подогревать отношения между Россией и Европой – это тоже отдельная история. Тоже есть много версий. Но что они ведут себя здесь, как бы слово подобрать подипломатичнее….непорядочно, что ли, может быть так, это безусловно. В конце концов, мы знаем примеры, когда и не такие сложные политические проблемы, без постоянного разогрева и без требования немедленного их урегулирования, годами могли бы еще обсуждаться, решаться и, глядишь, постепенно политическая обстановка бы изменилась, что-то изменилось бы в мире, в настроениях и подыскали бы более здравый подход. То, что американцы в очередной раз продавили, надавили, продемонстрировали силу, я думаю, что политические и иные последствия этой истории будут еще нам видны, к сожалению великому. А что касается на наши реакции, знаете, есть очень здравомыслящие и очень демократически мыслящие, либерально мыслящие люди, которые сейчас говорят примерно следующее: «Ну как же нам не отвечать теперь по Абхазии, как же не отвечать по Осетии, ведь тогда мы будем буквально слабаки. Вы знаете, вот тут бы я опять не торопился. С одной стороны и хочется иногда, как предлагает читатель, я надеюсь, он шутит, я думаю, у него есть изрядная толика иронии здесь, в этом. Хотя, всякое бывает. Может быть и всерьёз. Я думаю, что главное, что нам здесь нужно делать – это как раз не действовать и не работать теми средствами, которыми работают американцы. Мы знаем, что у них силовые средства, даже если они не бомбят в данный момент Югославию, то все равно они ее в каком-то смысле бомбят, такая гуманитарная бомбардировка произошла, в результате которой Косово стало не независимым. Нам не надо уподобляться вот этим американским бомбардировщикам по многим причинам. Главным образом потому, что мы сейчас демонстрируем большую, подлинную, настоящую геополитическую ответственность за ситуацию в мире, в Европе.

О. ПАШИНА: Вы считаете, что мы в этих соглашениях с американцами не участвуем?

О. ПАШИНА: Я об этом ничего не знаю. Я думаю, что и на словах, и на деле, мы братья славяне. Там есть и экономическая подоплека, мы тянем сейчас туда трубы и правильно делаем. Но, мне кажется, что в основе лежит политика гораздо более продуманная и гораздо более надолго закладываемая, чем это делают сейчас американцы. И наша правда с сербами, и наша правда в трактовании подобных конфликтов, она еще впереди просто, надо просто спокойно проявить терпение и спокойно подождать, пока, извините за такое сравнение, знаете, есть такая история. Надо спокойно сидеть и ждать и труп твоего врага пронесут мимо твоих дверей. Не хочу никогда никаких трупов, по возможности.

О. ПАШИНА: И мы еще пока не знаем, чей это будет труп, Обама, Маккейна или г-жи Клинтон.

В. МАМОНТОВ: Да. Не знаю, право. Желаю им долгих лет жизни и долго править этой замечательной страной, Америкой, если только сами не пустят ее под откос.

О. ПАШИНА: 363-36-59 – телефон прямого эфира и прямо сейчас вы можете задать вопросы Владимиру Мамонтову. Здравствуйте! Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте. Можно вопрос Владимиру?

О. ПАШИНА: Пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬ: По поводу признания Косово. (Звук плохо слышен)

О. ПАШИНА: Извините, плохо слышно. Какие-то обрывки фраз. Попробуем другой звонок. Алло! Слушаем Вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте. Владимир Георгиевич меня зовут. Я хочу сказать, что я являюсь постоянным читателем газеты «Известия» и очень давно уже, давний читатель. Поэтому хочу выразить признательность главному редактору этой газеты.

О. ПАШИНА: И Ваш вопрос, пожалуйста, если есть. Не так много времени остается.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня есть два вопроса. Первый. По Косово. Не считаете ли Вы, что все это, относительно России, только из-за того, что у нее нет позиции и по Косово и по Абхазии и Северной Осетии. Если бы она была, нам бы было проще и легче. И второе. У меня есть одна маленькая просьба к главному редактору. Можно?

О. ПАШИНА: Нет. Это в другой программе. У нас программа «Особое мнение». Ваш ответ.

В. МАМОНТОВ: Я думаю так. Сейчас выработка ясной позиции по Косово, мне кажется, она сопряжена с определенными сложностями. Здесь ловушка, здесь волчья яма, здесь нельзя, сюда не ходи. Но это не значит, что этой позиции у нас сейчас нет. Она проста и понятна, на мой взгляд. Позиция у России такая – нельзя жертвовать международными соглашениями. Нельзя жертвовать кровью, кстати говоря, добытого согласия в ООН, ради сиюминутных политических интересов. Нельзя этим жертвовать. Нельзя создавать прецедент, а потом говорить: «Нет, нет, нет, это не прецедент!»

О. ПАШИНА: А почему нас никто не слушает?

В. МАМОНТОВ: Знаете, если в 10 секунд, то надо быстро испытание «Булавы» доводить до конца и четыре «И», о которых говорил Медведев, быстренько решать.

О. ПАШИНА: Все-таки, поиграть мускулами.

В. МАМОНТОВ: А с другой стороны – становиться умнее более развитыми, привлекательной страной и тогда, может, нас будут слушать больше.

О. ПАШИНА: Я напомню, что в студии программы «Особое мнение» был главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов. Я прощаюсь с вами. Всего доброго. До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире