'Вопросы к интервью
К. БАСИЛАШВИЛИ: Добрый день, добрый вечер или доброе даже утро, в зависимости от того, где вы нас слушаете или смотрите. У микрофона Ксения Басилашвили, начинается программа «Особое мнение», напротив меня главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов. Здравствуйте, Владимир.

В. МАМОНТОВ: Доброе утро, добрый вечер, в зависимости от того, где нас слушают и смотрят.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вы сегодня были в магазине?

В. МАМОНТОВ: Нет, сегодня не был.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Не были, а вчера? Наверняка же ходите.

В. МАМОНТОВ: Впрочем, я ехал, покупал кефир по дороге.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Цены как вы, фиксируете, повышаются?

В. МАМОНТОВ: По дороге выпил кефир. Нет, по сравнению со вчерашним днем, по-моему, не изменилось ничего.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вам уже, наверное, известна уже главная тема, которую сегодня обсуждают.

В. МАМОНТОВ: Да, конечно.

К. БАСИЛАШВИЛИ: О шокирующем подорожании цен, Росстат опубликовал январскую статистику, она поражает высокими показателями роста цен. Инфляция в январе составила 2.3%, превысив не только прогнозы аналитиков, но и уровень января 2007 года. В чем дело? Такое вообще возможно в нашей стабильной стране?

В. МАМОНТОВ: Почему, все возможно. Страна мы, может быть, и стабильная, наверное, сравнительно стабильная, особенно в последнее время, это правда. Но мы же не можем жить отдельно от всего мира, во-первых. Если происходят какие-то вещи важные, тектонические в мире, мы отгородиться не можем, даже если у нас есть хороший стабфонд, даже если мы можем принять какие-то решения такие специальные, под те или иные политические события, например, постараться удержать цены в преддверии выборов, рано или поздно мы столкнемся с тем, что, безусловно, наши цены и наши выплаты и наши деньги должны приходить в соответствие с реальным состоянием и экономики. Долго держать так на волевом усилии, на политическом приказе ничего нельзя. Я, кстати, хочу сказать, что в последнее время эта точка зрения как-то более спокойно воспринимается, тот факт, что мы обсуждаем…

К. БАСИЛАШВИЛИ: Точка зрения моратория на цены?

В. МАМОНТОВ: Да, о том, что, в общем, мораторий мораторием, но так нельзя зажать это, как в прежние времена сказать, что стоило 15 копеек мороженое, и точка. Уже не получится.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Т.е. будущему президенту, может быть, Медведеву, если его выберут, придется пуститься в стихию цен?

В. МАМОНТОВ: Нет, не то, чтобы пуститься.

К. БАСИЛАШВИЛИ: И утонуть в инфляцию.

В. МАМОНТОВ: Нет, я думаю, ничего не произойдет. Он как раз человек очень прагматичный, очень хорошо, по-моему, понимающий эту не популистскую игру, а подлинную ситуацию и экономики в мире, и экономики в стране. Здесь, конечно, не надо это отпустить до какой-то, я надеюсь, этого и не произойдет, до какой-то шокирующей планки, но и играть долго в политическую игру с ценами нельзя, потому что рано или поздно они прыгнут.

К. БАСИЛАШВИЛИ: В газете «Известия», я знаю, есть большой отдел писем, туда много присылают ваши читатели письма.

В. МАМОНТОВ: Да, и обратная связь.

К. БАСИЛАШВИЛИ: В том числе, есть обратная связь, в том числе, наверняка делятся тем, чувствуют они повышение цен на своей шкуре или нет.

В. МАМОНТОВ: Безусловно, они чувствуют, безусловно, они об этом говорят. Но, вы знаете, сказать, что происходит какая-то катастрофа сегодня, я бы не сказал. Мы не ощущаем этого по письмам. Люди, конечно, не рады этому, чему тут радоваться, действительно, в последнее время и на молочные продукты, особенно перед новым годом это резко было, и сейчас эти сообщения Росстата не радуют, но я бы не сказал, что мы по своей почте или по своим мы какую-то видим катастрофичность. Другое дело, мы в духе принятой у нас позиции быть все время со своими читателями, мы, конечно, отдельно и очень внимательно это отсматриваем, рассматриваем, у нас даже рубрика есть, «Личная инфляция». Мы, в общем, стараемся слушать, что говорит нам правительство, экономисты, эксперты, как вы совершенно правы, наши собкоры постоянно мониторят ситуацию в стране по ценам.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Я хотела бы обратиться тоже к нашим радиослушателям и телезрителям, напомнить телефон смс – смс, это код, пожалуйста, задавайте ваши вопросы главному редактору газеты «Известия» Владимиру Мамонтову, в том числе, делитесь своими соображениями по инфляции. У нас еще эта тема продолжается. Еще один вопрос в связи с этим, как вы думаете, почему наши сограждане ощущают даже некое чувство эйфории, социологи отмечают, что несмотря на то, что инфляция растет, чувства стабильности народ не утрачивает. Даже, наоборот, жить становится все веселее, судя по некоторым опросам. В чем здесь дело?

В. МАМОНТОВ: Потому что нет, не только не перейдены, но и даже не подошли мы еще к каким-то серьезным критическим отметкам, на мой взгляд.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Может быть, все врут календари?

В. МАМОНТОВ: Может, они врут.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Опросы я имею в виду.

В. МАМОНТОВ: Нет, вы знаете, опросы, дело в том, что в последнее время социологи очень активно взялись за то, чтобы отстоять свое честное имя. Обратите внимание, хотя они, в общем, что касается предвыборных опросов, то ведь опросы, даже если ту или иную компанию подозревали в каких-то, в тех или иных предпочтениях политических, то к какому бы политическому лагерю социологов ни относили, а опросы-то у них практически совпали. Сейчас, я думаю, сейчас речь идет сразу о многом. С одной стороны, люди, конечно, понимают, что идет повышение цен, что это не очень хорошо. Но, с другой стороны, посмотрите, что происходит. Вы говорите, был ли я сегодня в магазине, нет, я был в магазине в субботу вместе с женой, мы поехали и покупали там товары, как обычно, вернее, продукты на неделю, как обычно мы это делаем, в большой маркет. На неделю мы там покупали. Вы знаете, я проклял тот день и час, когда я туда поехал.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Огромная очередь?

В. МАМОНТОВ: Абсолютно верно. Огромная очередь, этот маркет, он продуктовый и вещевой, количество людей, которые охвачены не только желанием купить чего-то, хлеба насущного, но, безусловно, потребительской лихорадкой.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Парадокс.

В. МАМОНТОВ: Парадокс, а нет никакого парадокса, у людей есть деньги. А когда у людей более или менее есть деньги, особенно это видно в Москве, в стране все немножечко не так, мягко говоря, а в Москве у людей деньги есть, и эти проценты, о которых мы говорим, повышение цен, они катастрофой не воспринимаются.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Александр, информированный наш, пишет через Интернет – в Нью-Йорке молоко подорожало на 15%, в Праге – на 20%, мы впереди планеты всей, это тоже ничего?

В. МАМОНТОВ: Нет, это, конечно, чего, и мы против, безусловно, и каждый считает свою копейку. Но то, что молоко подорожало везде, это тоже факт. У нас как везде, у нас, кстати говоря, в Москве цены жизни сейчас, пожалуй, едва ли ни самая высокая в мире. Мы и тут впереди планеты всей, что тут хорошего? Качество жизни у нас гораздо хуже, это отмечают и наши гости, которые живут в гостиницах у нас за те же самые от 200 до 500 долларов за номер, а культурного обслуживания, извините, на 500 долларов часто не получают. А стоит это так. Это конъюнктура, это мы растущие, отчасти эйфорийные, как вы правильно сказали, вот отсюда еще и цены.

К. БАСИЛАШВИЛИ: В такой эйфории порой можно многое не замечать, но мы не сможем с вами не заметить одного факта, потому что именно сейчас в Симоновском суде Москвы проходит рассмотрение по существу бывшего вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна. Я напомню, что его обвиняют в хищении и отмывании денежных средств. Защита Алексаняна настаивала и настаивает на срочной госпитализации в гражданскую клинику. Но дело рассматривается по-прежнему по существу. Сегодня крайне больной человек вынужден присутствовать на этом деле. Это что, пытка или свершение правосудия? Ваше мнение.

В. МАМОНТОВ: Я думаю, это ни то и ни другое. Я думаю, что здесь есть, как всегда, у нас в жизни горькое с пресным очень сильно перемешано. У нас сегодня большой очень интересный комментарий, личная абсолютно точка зрения Максима Соколова на этот счет в «Известиях» есть. Он считает, что адвокаты неверно выбрали тактику с тем, что сделать отношение к этому человеку более гуманным. Я по-человечески, если сказать, если человек болен, если он болен столь серьезно, если это факт…

К. БАСИЛАШВИЛИ: Смертельно.

В. МАМОНТОВ: Смертельно, серьезно, даже страшно говорить.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Прокурор уже выступил.

В. МАМОНТОВ: Да, страшно говорить об этом, то, конечно, мы должны это учитывать, как хотите, по закону, по человеческим каким-то мотивам, как ни назовите, но это заслуживает того, чтобы быть внимательно рассмотрено и учтено. Если это так не делается, то это плохо, на мой взгляд.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вы тоже согласны с тем, что здесь тактика неправильная?

В. МАМОНТОВ: Я рассматриваю и такой вариант. Я не слишком глубоко знаю именно эту ситуацию, но мне кажется, что однозначного решения, как вы сказали, поставили вопрос, либо пытка, либо?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Я поставила вопрос категорично, это пытка или свершение правосудия?

В. МАМОНТОВ: Я думаю, я вам пока скажу, что я пока считаю, что это и ни то, и ни другое. В этом есть еще кое-какие элементы такой циничной, может быть, иногда, а, может быть, и правильной игры, если опять такое слово к смертельно больному человеку применимо. Здесь бы надо, конечно, непредвзятое мнение чье-то, наконец, узнать. Если человек, действительно, болен так, то применить к нему все законные и гуманные средства для того, чтобы его судьбу решить.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Так говорят, что болен, уже не первый месяц говорят.

В. МАМОНТОВ: Не знаю, что и сказать здесь. Пожелать ему выздоровления в этой ситуации трудно, если верить тому, что говорят. Гуманного отношения, безусловно.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А как вы думаете, журналисты, может быть, журналистское сообщество, я сейчас не беру все общество в целом, может быть, тоже могло как-то выступить здесь с точки зрения, с позиции милосердия?

В. МАМОНТОВ: Почему же нет? Конечно.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Помните, выходили номера «Общей газеты», когда как-то консолидированно журналисты высказывались? Это не та ситуация, на ваш взгляд?

В. МАМОНТОВ: Я затрудняюсь сказать, нужно ли нам сегодня выходить каким-то специальным номером по этому поводу, но что мы должны объективно и с состраданием, безусловно, оценивать эту ситуацию и писать о ней, это да. С этим я согласен.

К. БАСИЛАШВИЛИ: В вашей газете со всех позиций, да, расценивают?

В. МАМОНТОВ: Безусловно, мы даем об этом информацию, не скажу, что это главная тема в нашей газете. Но, тем не менее, мы стараемся и следить за этим, и мнения судейских, и мнения защитников, сегодня, я еще раз хочу сказать, нашего обозревателя мы сегодня опубликовали. Мы хотели бы быть объективными и гуманными, безусловно, по отношению к таким случаям.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Сегодня ведь еще российские общественные деятели выступили с обращением в защиту Алексаняна. Кроме того, голодовку в знак солидарности объявило еще несколько человек. Как вы думаете, вообще эта ситуация, она не послужит к расколу общества?

В. МАМОНТОВ: Нет, мне кажется. Почему она должна послужить к расколу? Если такая цель ставится, значит, закрутить эту ситуацию до такой степени, чтобы она привела к расколу общества, не знаю, вряд ли. Мне кажется, общество сейчас все-таки, если говорить о широких слоях общества, мне кажется, не этим озабочены сейчас. Вряд ли сейчас удастся здесь серьезно какую-то активность снискать. Я еще раз хочу сказать, просто надо к людям относиться по-человечески, гуманно, это да. А с демонстрациями ходить и голодовки объявлять, я не знаю, а продуктивно это или нет? Может быть, лучше бы адвокаты разобрались, как следует, в этой истории? Может быть, это более продуктивно, более точно?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Не могу не согласиться с вами в вопросе о гуманном отношении людей друг к другу, человеческом, а не зверином, в связи с этим заявляем сейчас новую тему, которую сегодня поднимает газета «Известия». Там шокирующая публикация, ознакомились с ней, российские чиновники не разрешают ввозить в страну новые лекарства для смертельно больных детей.

В. МАМОНТОВ: В газете «Газета».

К. БАСИЛАШВИЛИ: Газета «Газета», да, простите. И газета «Газета» рассказывает историю Павлика Митина, у него редкое заболевание, в России всего 38, вместе с ним 39 детей больны этим заболеванием. Осталось ему жить несколько месяцев, утверждает газета. Препарат называется «Элапраз». Он может спасти ребенка, причем до наступления определенного возраста, до 8 лет. В нашей стране этим заболеванием страдают еще 39 детей. «Элапраз» сейчас используется в 42 странах мира. А к нам в страну ввоз его запрещен. Так что же делать? Может быть, в данном случае, нарушить закон, если речь идет о жизни и смерти?

В. МАМОНТОВ: Безусловно, мне кажется, надо, опять-таки, тем людям, которые сейчас наблюдают этого мальчика, этих детей, конечно же, надо им пользоваться всеми возможными способами для того, чтобы привлечь к этому делу внимание. Я вам хочу сказать, что, поддерживая коллег из газеты «Газета», я хочу сказать, что у нас тоже есть такая тема, которую мы ведем довольно давно. Она касается трансплантации органов детям. Это тоже очень болезненная тема, очень непростая. В общественном смысле не однозначная и в оценках очень сложная и т.д., поэтому мы ее ведем чрезвычайно осторожно. Вы спросили, что там, как там общество, расколется или не расколется, мы бы не хотели на таких примерах чего-то там раскалывать. А помочь парню, мы за ним следим довольно давно, мы хотим. Нам удалось, коллективу газеты постепенно разными способами сделать так, что сейчас этого паренька будут лечить. Будут лечить в Италии. Для этого мы применили все возможные журналистские и иные средства. А дальше наша задача в том, чтобы таких детишек спасали, необязательно в Италии, а и здесь.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Смотрите, это опять частная инициатива. Вам не кажется, что как раз именно в этом случае инициативу на себя должно брать государство?

В. МАМОНТОВ: Насколько я знаю, так и есть. Я боюсь ошибиться, но, по-моему, для детей с такими редкими заболеваниями существует даже специальная программа. Надо посмотреть.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Выяснилось, что, оказывается, программа эта, если она и существует, я тоже здесь в деталях не знакома с ситуацией, то она категорически не работает. Не работает просто потому, что противоречия есть в законах российских, которые запрещают ввозить это не известное нам в нашей медицинской практике лекарство через границу. Просто физически его не перевезти. Человек маленький умирает из-за этого.

В. МАМОНТОВ: Я стою за то, чтобы если существуют такие преграды только бюрократического характера, чтобы они как можно быстрее были убраны, это ясно. Если там существует, если, как всегда, в такие вещи начинаешь вникать поглубже, возникает, что там не только два бюрократа уперлись лбами, там выясняются еще какие-то сложные обстоятельства, которые не отменишь так одним решением или каким-то таким красивым жестом. Поэтому я всегда своих коллег призываю в газете, думаю, так поступают и в других СМИ, повнимательнее вникать во всю эту историю, добиться своего, не насколько, не какими-то одномоментными криками «Спасите», а довести дело до конца. Мы в своей истории с Линаром, это тот самый мальчик, о котором я говорил, мы хотели бы спокойно, но в то же время уверенно, спокойно и настойчиво добиться своей цели. Я думаю, и мои коллеги в газете «Газета» думают также.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Пока мы как-то не видели программы, в том числе…

В. МАМОНТОВ: Это, может быть, наша вина. Может быть, надо просто посмотреть, может быть, мы с вами просто плохо знаем.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А смотреть, пока негде смотреть, есть в программе, предположим, конкретно это…

В. МАМОНТОВ: Нет, я думаю, что в Минздраве мы найдем что-то по этому поводу.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Пока что не опубликована программа, вот в чем дело.

В. МАМОНТОВ: Посмотрим.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Мы не знаем.

В. МАМОНТОВ: Вы этого ждете обязательно в предвыборной программе? Я думаю, это необязательно.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Я жду этого где-нибудь.

В. МАМОНТОВ: Я думаю, что таковая есть. Давайте я так, смотрите, это, конечно, коллеги, надеюсь, не обидятся, если мы эту тему тоже посмотрим, внимательно поизучаем. У нас сильный и хороший отдел, который занимается здравоохранением, я так думаю, что спасибо, что сказали, про это рассказали, напомнили. Мы тоже постараемся в это вникнуть.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Есть прекрасный фильм американский «Спасти рядового Райана», когда все спасают. Я думаю, что это как раз тот случай, знаете, случай с Алексаняном и случай с Павликом Митиным, когда, конечно, именно такой подход, спасти человека, он как раз адекватный.

В. МАМОНТОВ: Да, это правда. Я всегда только думаю, сколько рядовых еще при этом остаются не спасенными, когда такие громоподобные кампании проходят. Я за то, чтобы спасать много рядовых, а также не рядовых, меньше об этом шуметь, это красиво.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Я напомню наш телефон смс – + 7 985 970 4545. Слушатели наши подключились к обсуждению вопроса об инфляции. Артур из Тольятти, наш радиослушатель, пишет – я инвалид, пенсия 2 700 руб., 1 000 плачу за квартиру, а вы говорите – стабильность. Я не один такой.

В. МАМОНТОВ: Безусловно, одна из самых больших проблем сегодняшней России заключается в двух правдах. Правда Артура с 3 тыс. пенсии и правда какого-нибудь другого Артура, который не знает, куда деньги деть да и вообще живет не в Тольятти, а в Лондоне, и ему хорошо. А на страну ему вообще плевать.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Дмитрий, кстати, пишет…

В. МАМОНТОВ: Конечно, это, безусловно, колоссальная проблема.

К. БАСИЛАШВИЛИ: …об этом же – инвалид, работать не могу, вынужден жить впроголодь.

В. МАМОНТОВ: Конечно, вот это и есть, это мы, господи, это Россия сегодняшняя. Вы спросили, с чем придется работать, кто бы ни стал президентом, но с этим в том числе, с этим колоссальным социальным разрывом. Это же не новость. Между самым богатым человеком или самыми богатыми людьми в стране и самыми бедными пропасть, которой нет ни в одной, пожалуй, стране, которая бы могла сказать о себе – развитая, цивилизованная. Это, конечно, одна из самых колоссальных проблем. В то же самое время существует, как мы знаем, определенный большой пласт людей, которые нас с удовольствием поддержат, но на деле этого не замечают, потому что потребительский бум, еще раз хочу сказать, в стране колоссальный.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Может, только по Москве мы так наблюдаем?

В. МАМОНТОВ: Вы знаете, конечно, по Москве, в первую очередь. Но и я много езжу по России, по городам, я смотрю, потихонечку это дело проникает и туда.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вы видите, да?

В. МАМОНТОВ: Да, конечно, потихонечку, не так быстро, как в Москве, но проникает. И тем больнее тому Артуру, который это видит все, у него же как формируется это такое отношение, потому что он же еще ко всему прочему каждый день видит, как другие начинают жить лучше, начинают ходить гоголем.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Расправлять плечи.

В. МАМОНТОВ: Расправлять плечи, второй телевизор покупать, пятый холодильник и т.д., не говоря уже о прочих благах жизни. Это тоже очень важный момент и очень болезненный для страны.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Мы сегодня все время возвращаемся, так или иначе, к проблеме выборов. Сегодня РСПП на своем грандиозном собрании выступили за то, чтобы поддержать единым фронтом…

В. МАМОНТОВ: Медведева?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Медведева, да, поддержать единым фронтом Дмитрия…

В. МАМОНТОВ: Не Жириновского, правда?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Нет.

В. МАМОНТОВ: И не Зюганова?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Дмитрия Медведева. Так вот, у меня вопрос. У меня сомнения, что Дмитрию Медведеву это нужно. А, наверное, промышленникам и предпринимателям это нужно. Ваше мнение, это, скорее, желание проявить свою лояльность или, действительно, искренняя поддержка курса?

В. МАМОНТОВ: Не без того. Конечно, немножечко лояльность продемонстрировать, ну что же тут скажешь, конечно. Но вообще-то, я думаю, российские промышленники и предприниматели, люди уже многое видали на своем веку жизненном, всякое у них там бывало. Деньги любят тишину, предприниматели любят стабильность и преемственность. Они бы очень хотели, мне кажется, сохранить все то, как им представляется, все то лучшее, что есть сейчас во взаимоотношениях бизнеса и власти, не допустить никакого ухудшения, а, глядишь, может, еще и как-то улучшить свое положение. Поэтому они прагматики, в первую очередь. Они люди прагматичные, а где вы видели крупный союз промышленников, который без очень серьезных на то оснований взял бы да и стал в крутую оппозицию власти?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Посмотрим. Мы с вами люди тоже прагматичные.

В. МАМОНТОВ: Было, кстати говоря, тут было, но это надо такие обстоятельства, должны возникнуть очень серьезные революционные.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Мы с вами тоже, Владимир, люди прагматичные, поэтому сейчас…

В. МАМОНТОВ: За кого мы сейчас?

К. БАСИЛАШВИЛИ: …временно уйдем, мы сейчас за новости.

В. МАМОНТОВ: Хорошо.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Выпуск новостей, а после продолжим программу «Особое мнение».

НОВОСТИ

К. БАСИЛАШВИЛИ: В студии программы «Особое мнение» Ксения Басилашвили. Напротив меня наш гость, главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов, здравствуйте еще раз, Владимир.

В. МАМОНТОВ: Здравствуйте, еще раз.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Я еще раз напоминаю телефон смс, + 7 985, это код, 970 4545, пожалуйста, вы можете писать нам, задавать свои вопросы. Не забудьте также, что через Интернет можно это делать. Мне бы хотелось немножечко продолжить лекарственную тему, которую мы затронули в прошлой части нашего эфира. Еще одна новость, Минпромэнерго приступило к разработке стратегии развития отечественной фармацевтической промышленности. Эта стратегия призывает защитить потребителей от недобросовестных западных конкурентов. Речь идет о создании искусственных административных неких барьеров иностранным фармакологическим производствам. И тогда постепенно будут замещаться иностранные лекарства отечественными аналогами. Как вы к этому относитесь, считаете ли вы, что это будет повышать качество и цены будут понижаться на лекарства? Это же нас волнует всех.

В. МАМОНТОВ: Да, это нас волнует. Вы знаете, если эти лекарства будут лучше западных, помните, как у Жванецкого, как там, 3 часа на пору, но не берет, помните, у него был такой великолепный?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Было.

В. МАМОНТОВ: Великолепный был у него такой рассказ. Если эти лекарства будут такими же или лучше, слава богу. Если эти лекарства будут хуже, то не надо мне отечественного лекарства, которое хуже меня лечит.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А вы верите в том, что будут лучше?

В. МАМОНТОВ: Я так устроен, я вообще такой, вообще-то я оптимист.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Оптимист?

В. МАМОНТОВ: По натуре, да, и вообще оптимист с серьезными такими мотивами государственниками. Вообще мне кажется, что государство, ежели оно не совсем позабыло о своих гражданах, может позаботиться о них по-настоящему, могло бы решить проблемы. Ведь понимаете, мы говорим сейчас о лекарствах для того же Артура, которого мы вспоминали, того самого инвалида, трудно даже представить, сколько же ему требуется денег для покупки этих лекарств. Если государство позаботится об этом, если оно будет распределять правильно льготные лекарства или цены на лекарства упадут, я «за». Если это будет государственное унитарное предприятие, которое будет выпускать хорошие лекарства по недорогой цене и вылечат больных граждан, я «за». Если это будет контора Никанора, в которой все деньги украдены, а вместо этого выпустили белый порошок типа зубной, от которого не только не поправишься, а, мягко говоря, только, может, хуже тебе не станет, я против. Т.е. надо смотреть, мне кажется, по существу этого дела.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Мы с вами оба не аналитики лекарственного рынка.

В. МАМОНТОВ: Это к счастью, я вам скажу еще, к большому счастью.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Мы все-таки потребители.

В. МАМОНТОВ: Потребители, да.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Так и что же, вы можете сказать как потребитель, что западные лекарства, они так плохи, что необходимо…

В. МАМОНТОВ: Нет, я думаю…

К. БАСИЛАШВИЛИ: …заменять их отечественными аналогами? В чем дело тогда?

В. МАМОНТОВ: Я думаю, есть всякие, есть и очень хорошие, а и халтуры там немало, которая прибывает к нам, не исключено, что тоже не лечит. У нас и своей халтуры хватает, и тамошней. А еще у нас есть такая колоссальная проблема так называемых подделок лекарств, когда фактически лекарство под той или иной маркой таковым не является, и это есть. В общем, мне кажется, что для наших людей, которые сейчас возьмутся в новом правительстве и с новой администрацией за эти проблемы, там работы хватит.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Т.е. надо надеяться, что поставим барьер, иностранщины не станет и все станет лучше?

В. МАМОНТОВ: Я думаю, что нет, я думаю, что люди там разумные, они тоже понимают, как и мы с вами, что барьер иностранщине – это откуда-то все из каких-то 50-х гг. Там есть резоны в том, что вообще надо больше думать о продовольственной, лекарственной и иной безопасности страны, об этом прекрасно думают и в Америке, и в Англии, и в Европе. Нельзя допустить там определенных критических величин по важнейшим продуктам, лекарствам, по всему. Но в стилистике – поставим барьер, построим фабрику и наштампуем много плохого пирамидона, это я против, там я уже был, хватит.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Так много нам не надо.

В. МАМОНТОВ: Так много нам не надо.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Ну что, давайте о политической жизни поговорим.

В. МАМОНТОВ: Попробуйте, головной боли, по крайней мере, она нам доставляет ничуть не меньше, чем всякая остальная, поэтому про пирамидон я, по-моему, вспомнил своевременно.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Политическая жизнь у нас сейчас где происходит, я, например, вижу ее…

В. МАМОНТОВ: Где, скажите, где?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Где-то далеко, не знаю, как вы. Такая ситуация возможна у нас, нужна ли она, когда президенту Украины Виктору Ющенко не дают выступить с посланием в раде? Там буквально идет борьба за трибуны.

В. МАМОНТОВ: Они за что боролись, на то и напоролись, что же там такого, там все в порядке.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вам кажется, это политический кризис, парламентский кризис или это политическая борьба?

В. МАМОНТОВ: И того, и другого понемногу. Если бы там не было политической борьбы или экономической, политической, любой борьбы амбиций, там бы так, в общем, в жесткий стык бы люди не шли. Безусловно, там есть. Просто мне кажется, что у каждого развивающегося постсоветского государства есть своя история, в том числе, и в части такой борьбы или чего хотите, мы не знаем, как это правильно обозначить. Мы же тоже это пережили, когда одних пускали к трибуне, другим объявляли импичменты, третьи дрались, четвертым вцеплялись в волосы.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А вы устали от этого или вам сейчас не хватает?

В. МАМОНТОВ: Я очень тогда устал, нет, я устал, и мне хватит.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Сейчас такая стерильность, так все спокойно. Не устаете от этого?

В. МАМОНТОВ: Как-то нет, знаете, я всегда вспоминаю в связи с этим свой диалог с журналисткой, которая долгие годы работала в России, а вообще она из Швейцарии. Она мне говорила – боже, как жаль, что у вас нет того, что сейчас на Украине. Так нам просто не о чем писать, как я сожалею, боже, в какую скучную страну превратилась. Я ей всегда отвечал – я бываю у вас в Швейцарии, боже, как это скучно у вас в Швейцарии, но как мило. И лет сколько вы там живете так скучно примерно, когда у вас в последний раз воевали? Она и припомнить не может, даже на политическом фронте там спокойно, не говоря уже про остальные. Поэтому я бы еще пожил, мне украинских коллег, я с ними, кстати, очень часто встречаюсь, они мне всегда говорят – Володя, смотри, как у вас все живое, бурлит, им это нравится.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вы как журналист и человек не жалеете?

В. МАМОНТОВ: Нет, ради бога, у них сейчас такой период. Это их жизнь, им это, многим это нравится, они считают, что это и есть подлинная нормальная политическая жизнь. На здоровье, в конце концов, незалежна Украина. Мне, чтобы, главное, «Известия» выходили там.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Свои интересы.

В. МАМОНТОВ: Регулярно, да.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Хорошо.

В. МАМОНТОВ: И они выходят.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Теперь ваши интересы даже могут дальше простираться, тут Украина в ВТО.

В. МАМОНТОВ: Да, и слава богу, молодцы.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Идет и раньше России.

В. МАМОНТОВ: И раньше России.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Так что же она там будет нам теперь противоборствовать или помогать?

В. МАМОНТОВ: Бог их знает, поживем-увидим. Я бы так сказал, это же не гонки, это же не велосипедные гонки, кто быстрее в ВТО. У нас задача по ВТО, насколько я понимаю, следующая, вступить в ВТО, не вступить в ВТО, как угодно, но чтобы нам от этого было хорошо, чтобы экономика при этом, чтобы мы не пошли на какие-то такие заведомо неприемлемые шаги, но вступили в ВТО, вступить…

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вступим, мы вам обещаем.

В. МАМОНТОВ: Да, мы вам обещаем. У нас не так давно выходило очень большое, очень подробное интервью с господином Медведковым, который очень подробно, очень точно разложил те условия, при которых нам надо в ВТО. Это очень, по-моему, правильный подход. А украинцы, хорошо, молодцы.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Владимир, у нас уже времени совсем не остается, буквально 15 сек на ответ. Посольство России в Грузии начинает бесплатную запись для оформления виз, прорыв, может быть, и «Боржоми» разрешить?

В. МАМОНТОВ: Может быть, уже, может быть, уже и можно. Мне кажется, что эта вещь очень хорошая, мне не хватало всегда хороших, теплых отношений с Грузией. Мне кажется, это фатальная была такая ошибка. Надо ее исправлять с обеих сторон.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Благодарю. Сегодня в студии «Особого мнения» был главный редактор газеты «Известия» Владимир Мамонтов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире